Гигантские инвестиции в водород чрезвычайно рискованны – академик Порфирьев

19.11.2021



Инвестиции в различные отрасли «зеленой» экономики должны соотноситься с тем вкладом, который они способны внести в сокращение выбросов парниковых газов. Об этом говорил научный руководитель Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН, академик РАН Борис Порфирьев в своем докладе на XIX международной конференции «Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса», которая прошла 15–19 ноября 2021 г. в Институте космических исследований (ИКИ) РАН.

 (jpg, 44 Kб)

Академик Порфирьев отметил, что есть два основных фактора сокращения выбросов парниковых газов. Во-первых, это структурно-технологический фактор, то есть модернизация экономики, улучшение технологий, повышение их экологичности. Во-вторых – это фактор ЗИЗЛХ – землепользование, изменения в землепользовании и лесное хозяйство.

«На самом деле это практически равновесные вещи, – подчеркнул Борис Порфирьев. – Если в первом случае речь идет о мощной инвестиционной составляющей, мощных технологических преобразованиях, при этом значительная часть технологического задела существует, то, когда мы говорим о ЗИЗЛХ, здесь, конечно, в первую очередь должна идти речь о роли науки».

По мнению академика Порфирьева, надо говорить не только о системе мониторинга и дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) из космоса, но и о понимании того, что именно мы с помощью этой системы наблюдаем и контролируем.

«Если мы будем подходить к проблеме с точки зрения Минфина, с точки зрения бухгалтерии, то мы точно все просадим – и экологию, и экономику, – считает ученый. – Нельзя к лесам относиться исключительно как к источнику поглощения углерода. Это, конечно, хорошо, что вся эта история с углеродной нейтральностью показала, что леса могут быть не только источником древесины, но способны и поглощать углерод, поэтому надо их как-то оценивать и в них вкладываться. Я проводил некоторые оценки экосистемных услуг лесов, изучал мировую литературу. Обеспечивающая функция лесов, как источника древесины, соотносится ко всем остальным их функциям, как 1 к 16. А поглотительная функция – как 1 к 50. Надо просто правильно считать, что такое леса. Что это еще и гидрологический баланс, что это биоразнообразие, что это вопрос формирования регионального климата – и все это очень хорошо оценивается в деньгах, поэтому, когда мы оцениваем инвестиции, все это надо учесть, но мы не сможем это учесть, если не будет точного измерения и глубоко научного понимания того, что происходит. И без соответствующих инвестиций в ДЗЗ мы просто этого не получим».

(jpg, 32 Kб)

Далее академик Порфирьев вернулся к анализу первого, чисто технологического фактора сокращения выбросов парниковых газов. Согласно принятой в России Стратегии низкоуглеродного развития, необходимо сократить выбросы с 2,5 млрд тонн CO2-эквивалента, которые экономика России будет вырабатывать в 2050 году при инерционном сценарии развития, до 1,8 млрд. Это можно сделать либо за счет сокращения роста ВВП и, соответственно, ухудшения социально-экономической ситуации в стране, что недопустимо, либо за счет инвестиций в соответствующие технологии. Но при этом надо понимать, куда и сколько надо вкладывать.

По данным Бориса Порфирьева (см. слайд выше), главный технологический ресурс сокращения выбросов парниковых газов – повышение эффективности производства и потребления энергии. На втором месте – фугитивные выбросы (утечки), прежде всего при хранении и транспортировке природного газа. И наконец, отходы – третий по величине источник эмиссии парниковых газов. Инвестиции в эти три области обеспечат основной вклад.

«Сейчас очень много ведется разговоров про водород, – продолжил анализ академик Порфирьев. – Я не говорю о том, что на самом деле на водород сейчас нет мирового рынка. Он возникает в некоей отдаленной перспективе, и надо развивать эту технологию. Но я сейчас говорю про вклад водорода в сокращение выбросов. Его ниша – дорожный транспорт и промышленность. Сюда попадает и металлургия, и переход транспорта на топливные элементы. Это даст где-то около 100 млн тонн <сокращения выбросов>, примерно 16%. Это только ниша. На самом деле доля водорода еще меньше. Поэтому говорить о водороде, как о панацее, не надо. То, что он может внести положительный вклад, – это точно, и развивать эти технологии нужно, но наш анализ показывает, что вкладывать сюда гигантские инвестиции было бы чрезвычайно рискованно».

Редакция сайта РАН

Подразделы

Объявления

©РАН 2021