Европе пора мудреть

15.06.2018

-

Алексей Громыко - о стратегии Союзного государства, будущем Европы и уроках деда

Интервью с Алексеем Громыко у меня состоялось в одной из аудиторий Белорусского государственного университета. Получилось символично. Ведь "свои университеты" основоположник дипломатической "школы Андрея Громыко" начинал постигать на родной белорусской земле. Логична и встреча с его внуком, директором Института Европы РАН, в близкой ему академической среде белорусских коллег.

Навстречу мне шагнул человек с не характерной для "бренда Громыко" открытой обаятельной улыбкой - в отличие от знаменитого деда, который, как говорят, был абсолютно закрыт и непроницаем в общении. "А вот это абсолютно неправда и один из многих мифов", - отверг слова о закрытости Громыко-младший. По его словам, главный урок, который он получил от деда, - это манера держаться, разговаривать и чувствовать себя в своей тарелке в разной обстановке. Кстати, Алексей Анатольевич рассказывает, что бывал и в деревушке под Гомелем, где родился Андрей Андреевич, да и корни его супруги здесь же, в Минской области.

Если главным достижением Андрея Громыко был Хельсинкский акт, то Алексей Громыко известен как сторонник и разработчик концепции "Большой Европы" от Лиссабона до Владивостока. И так уж случилось, что две эти великие идеи живы и активно обсуждаются на минской площадке в виде Хельсинки-2. Это и стало темой нашей беседы.

Поводом для вашего приезда в Минск стала конференция о стратегической безопасности Союзного государства. Ее невозможно рассматривать в отрыве от глобальных системных перемен. В чем суть сегодняшних переломов?

Алексей Громыко: Я бы обратил внимание на то, что сейчас происходит глобальное перераспределение сил. Может быть, даже не потому, что некоторые наиболее развитые страны с постиндустриальной экономикой в чем-то оказываются неэффективными и слабыми. Главная причина заключается в том, что появляется много других центров силы, экономик роста, возвышающихся стран, которые начинают чувствовать свою силу в экономическом плане и, соответственно, растет их политический вес. Любые самые крупные силы, которые в истории привыкли возвышаться и создавать свои правила, сталкиваются с регионами и странами по всему миру.

Эти регионы и страны имеют свои конкурентные преимущества и хотят, чтобы их мнения учитывались. Поэтому идет развитие, формирование полицентризма, который охватывает весь мир, и на этом фоне постепенно вес традиционных центров силы снижается.

Среди этих новых игроков, появившихся на глобальной сцене, - и Союзное государство, а также союзы, в которые входят Беларусь и Россия с партнерами. Общеизвестна инициатива Александра Лукашенко о том, что эти интеграционные процессы должны стать частью более широкой стратегии сопряжения ЕС и ЕАЭС. Почему, на ваш взгляд, идея "Большой Европы" от Лиссабона до Владивостока так востребована?

Алексей Громыко: Действительно, речь идет о стратегиях, рассчитанных на годы вперед. И теперь, когда казалось, что наступает эпоха чуть ли не новой "холодной войны", структурного противостояния, сама идея Большой Европы, с моей точки зрения, никуда не уходит и не устаревает. Она рассчитана на всю глубину XXI века. Именно исходя из набирающего силу полицентризма, различные центры силы будут строить свои отношения в XXI веке на других основаниях, чем это было прежде. Тот же Евросоюз будет все больше и больше вращаться автономно в качестве глобального субъекта. Все это будет подталкивать европейские страны, не в географическом, а в цивилизационном представлении, к тому, чтобы Европа становилась более консолидированной, более спаянной.

Вы в этом уверены?

Алексей Громыко: Что для меня является непреложной истиной, так это то, что стратегически для всех нас, европейцев, нет шанса сохранить свои ведущие позиции в мире, если восток и запад Европы не вернутся к нормальным отношениям. Даже больше - отношениям стратегического партнерства. И в этом заключается сегодня идея об установлении партнерских отношений Евросоюза и Евразийского союза. О том, чтобы сопрягать интеграционные процессы на западе и востоке Европы c масштабными инфраструктурными проектами, которые продвигает новый великан XXI века - Китай. Вот эта идея не просто жива, она развивается, это видно по стратегии выстраивания большого евразийского пространства, сотрудничества по сопряжению Евразийского экономического союза и инициативы "Один пояс - и один путь".

Я всегда помню знаменитый совет моего деда: "лучше десять лет переговоров, чем один день войны"

Не менее важна идея об общей европейской безопасности. Сегодня европейские политики высказывают заинтересованность в новом переговорном процессе по типу Хельсинки-2. Как вам видятся его перспективы?

Алексей Громыко: Многие европейские государства опасаются, что задавать тон будут стратегические интересы и мышление крупных стран. В этом плане Хельсинки-2 - это, во-первых, идея о том, чтобы, по сравнению с 1975 годом, в этот процесс было вовлечено максимальное число стран больших, средних и малых. Одновременно ясно, что если наиболее крупные страны не придут к компромиссу, то эти инициативы ни к чему не приведут. Роль небольших стран возрастает многократно в том случае, если крупные государства по каким-то причинам не могут напрямую договориться. Как раз функция по стабилизации, которую могли бы выполнять малые и средние страны, чтобы помогать крупным игрокам найти точки соприкосновения и примирения, - крайне важна. Стремление Минска придать новое дыхание Хельсинки-2 очень важно, потому что это укладывается в русло общего стремления стран СНГ и Евразийского экономического союза, ОДКБ и Союзного государства к нормализации отношений в Европе.

Что бы сказал сегодня ваш великий дед, наблюдая за тем, как в Минске инициируют переговорный процесс в духе Хельсинкских соглашений - главного детища Андрея Андреевича Громыко?

Алексей Громыко: Думаю, дал бы свой знаменитый совет: "лучше 10 лет переговоров, чем один день войны". Европа, если она не сможет перегруппироваться, выйти на идеи новой консолидации и сопряжения различных интеграционных моделей, которые на этих огромных пространствах сейчас развиваются, будет представлять собой блеклое создание. Но даже если Евросоюз сумеет превратиться не только в экономического, но и политического игрока, этого будет мало. Он должен искать для себя некие геополитические рычаги, которые могли бы поддерживать его среди ведущих центров силы в мире, в числе которых Россия, Турция и Соединенные Штаты. Здесь уже много развилок...

...в которой Союзу Беларуси и России очень важно предложить свою повестку?

Алексей Громыко: Стратегия России и Беларуси, Союзного государства - сделать все, чтобы сохранить себя как ядро интеграционных процессов на евразийском пространстве. Потому что существуют разные геополитические поля притяжения. И если Россия и Беларусь сделать этого не смогут, то они будут разорваны этими полями. Так что нашим государствам надо создавать собственное ядро вместе с партнерами, и чем оно больше, тем гравитация будет сильнее.

Союз РГ

Подразделы

Объявления

©РАН 2018