Первый пошел

11.09.2014



Россия — страна с непредсказуемым настоящим. Вот рабочая группа ФАНО в спорах подготовила регламент и критерии оценки результативности научных организаций [1], и приличный документ получился, а в это время Бонапарт переходил границу — то есть А.А. Фурсенко писал письмо В.В. Путину о том, как на самом деле надо реформировать науку. После публикации в «Троицком варианте» [2] эти предложения не критиковал только ленивый [3, 4], но начальство сказало: «Надо!», другое начальство взяло под козырек, и появились предложения ФАНО по укрупнению академических институтов [5]. Ну, а дальше начались соревнования по национальному виду спорта — кто первый добежит со своими предложениями до правильного уха.

Первым был главный ученый секретарь президиума РАН Игорь Анатольевич Соколов, предложивший создать Федеральный научный центр информационных и коммуникационных технологий путем слияния трех институтов РАН — руководимого самим академиком Соколовым Института проблем информатики, а также Института системного анализа и Института проблем управления. Удивлены? Я нет. В прошлом году, участвуя вместе с Игорем Анатольевичем в одной телепередаче [6], я обратил внимание, какими аргументами он защищает РАН. Он говорил, что в академии всё хорошо, она сама проводит необходимые изменения, РАН как система организации науки идеальна. «Не мы должны реформироваться, а под нас должны реформироваться», — сказал он. Почему-то было очевидно, что судьба и РАН, и институтов и лабораторий, и вообще российской науки его как-то не очень волнует, коль скоро будет сделано «под него». Так и оказалось.

План академика Соколова прост и элегантен. Три института сливаются в новый центр. Здание одного из них, ИСА, передается Сбербанку — точнее, не само здание, а земля под ним. Дело в том, что центральному офису Сбербанка уже давно тесно в своем здании на улице Вавилова, а ИСА как раз рядом. Конечно, Сбербанк не будет сидеть в здании постройки 70-х, но ведь на его месте можно построить что-то современное. Сотрудники же ИСА будут переведены в здание ИПУ, предварительно очищенное от арендаторов; сколько поместится, остальные в расход. Ну и что, что директор ИПУ академик С.Н. Васильев узнал про эту перспективу из третьих рук, — его никто особо и не спрашивает. А цель выбрана хорошо не только географически, но и политически — за ИСА в его современном состоянии и заступаться-то как-то странно, разве что за отдельные приличные группы, ну так их (надеюсь) сохранят.

Еще раз, по слогам: это операцию задумал и провел главный ученый секретарь ПРАН. Это ли не пример для подражания? Теперь ясно, как на самом деле будет проходить реформа. Внимательно смотрите по сторонам: никто никуда не бежит? Никто не хочет присоединить вас к себе? А кому вы тогда нужны?

Полезно понимать, что такие слияния — это не просто изменение вывески или переезд. Институты полностью теряют независимость, потому что юридическое лицо будет одно — у головного центра. Пропадает бренд РАН, у вновь создаваемых центров его уже не будет.

Наконец, что самое важное, речь уже не идет о содержательной оценке научного уровня институтов и подразделений, а только лишь об административном ресурсе, которым располагает тот или иной директор.

Не то чтобы проект академика Соколова был заведомо плох; возможно, он разумен. Но, казалось бы, должность в руководстве РАН предполагает нечто большее, чем возможность оперативно урвать жирный кусок. Принято, что капитан последним покидает тонущий корабль. Первыми бегут крысы.

Троицкий вариант, М.Гельфанд

Подразделы

Объявления

©РАН 2020