Комментарий В.П. Калинушкина к докладу академика И.А. Соколова на заседании Научно-координационного совета ФАНО 23.09.2015 г. «О разработке Плана проведения фундаментальных и поисковых исследований подведомственными ФАНО научными организациями в рамках выполнения Программы фундаментальных научных исследований в РФ на долгосрочный период».

30.11.2015




Комментарий к докладу академика И.А. Соколова на заседании НКС ФАНО 23.09.2015 г. «О разработке Плана проведения фундаментальных и поисковых исследований подведомственными ФАНО научными организациями в рамках выполнения Программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период».

 
Предложения, изложенные в этом докладе, направлены на изменение принципов распределения так называемого базового финансирования учреждений ФАНО. Поэтому они являются неким аналогом предложениям МОН (проект приказа «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим работы в сфере научной (научно-исследовательской) и научно-технической деятельности»).

Отмечу, что основные положения доклада академика Соколова кардинально отличаются от предлагаемых в документе МОН позиций. Так, например, предложения И.А. Соколова нацелены на решение актуальных задач, стоящих перед Россией (в частности, проблемы импортзамещения). Какова цель рекомендаций МОН, до конца не ясно. Можно только предполагать, что это создание нормальных условий для относительно небольшой группы ученых за счет увольнения остальных.

В силу того, что указанный выше доклад нацелен на качественное изменение принципов распределения базового финансирования, а значит, затрагивает интересы всех сотрудников подведомственных ФАНО организаций, представляется необходимым провести анализ его основных положений и возможных последствий их реализации. Отмечу, что мои комментарии носят предварительный характер. Во многом это связано с тем, предложения И.А. Соколова существуют только в общем виде и, видимо, будут дорабатываться.  Предлагаемый мною анализ базируется на презентации доклада на заседании НКС, интервью Н.В. Волчковой (Стратегия на практике. Какие перемены нужны нашей науке? «Поиск», №42, 2015, http://www.poisknews.ru/theme/science-politic/16120/) и моих личных контактах с автором доклада.

Данных не так много. Тем не менее, учитывая очевидную важность темы, считаю целесообразным выразить по ней свою позицию.

Сразу отмечу, что необходимость реформирования нынешней системы распределения средств базового финансирования и, соответственно, формирования Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук (далее Программа) для меня очевидна. В настоящий момент система распределения средств базового финансирования среди бывших институтов РАН основывается на модели начала 2000-х годов. Эта схема связывает размеры финансирования института с нормативной численностью институтов и  числом научных сотрудников, кандидатов и докторов наук в них. 

Программа формируется на базе предложений научных коллективов и лабораторий. В принципе Ученые советы институтов должны отсекать слабые и повторяющиеся из года в год работы. Отделения РАН должны осуществлять функции координатора исследований и дополнительного фильтра – то есть, корректировать распределение средств в соответствии с полученными институтами результатами. Комплексные проверки институтов должны быть дополнительным методом контроля. И, конечно, должно сказать свое слово проверяющая инстанция – Правительство РФ, куда направляется доклад.

На практике многие Ученые советы институтов не выполняли своей роли первого фильтра, отделения мало что корректировали, а из результатов комплексных проверок обычно  не делалось оргвыводов. Правительство думаю, даже не пытались анализировать Программу и отчеты о ее выполнении. Такая ситуация сложилась из-за абсолютно недостаточного финансирования науки в 90-е годы и в начале 2000-х, когда требовать каких-то серьезных результатов было невозможно.

Потом ситуация с финансированием несколько улучшилась (хотя оно и не достигло необходимого уровня). Однако ситуация с формированием Программы и системой финансирования в ее рамках институтов существенно не изменилась. Возможно, это было связано как с недостаточностью  и нестабильностью финансирования (секвестр 2008 г.), затянувшимся переходом со сметного финансирования на субсидии (2012 г.), планируемой сменой руководства РАН (выборы Президента РАН в 2013 г.). По моему мнению, недостаточно активно в этом направлении действовало тогдашнее руководство РАН. Ну а после реорганизации РАН летом 2013 года вообще стало неясно, кто должен решать эти задачи. В результате ситуация  законсервировалась.

Нынешняя система в принципе обеспечивает не очень активный, но широкий фронт исследований. В случае получения серьезного внебюджетного финансирования интенсивность и результативность работ в учреждениях ФАНО обычно существенно возрастает.

Предложения И.А. Соколова пытаются ориентировать ученых на решение прикладных задач. Он считает нужным выделить несколько направлений по научному сопровождению стратегических приоритетов. Работа по этим направлениям будет вестись специальными организационными структурами под руководством координаторов. В эту работу могут включаться институты, лаборатории, группы ученых. Направления, координаторы, объемы средств определяются в результате конкурсов. Условия проведения таких конкурсов и правила жизни новых организационных структур пока не разработаны. Не очень ясна и судьба тех, кто не попадет ни в одно из выбранных направлений. До 2020 года (срок окончания Программы) их вроде бы трогать не будут. Затем, если эти организации не найдут себе место среди победивших на конкурсах направлений, то предлагается проанализировать их деятельность и принять по ним организационное решение (скорее всего, не очень хорошее).

Рассмотрим плюсы и минусы предложений И.А. Соколова.

Плюсы.

1. Будет усилен отсев слабых предложений, будет вестись реальный  контроль за выполнением планов.

2. Сосредоточение ресурсов на наиболее важных для страны направлениях и создание для их решения специальных структур позволит привлечь в науку дополнительные средства, в том числе из частного сектора.

4. Предлагаемая система не угрожает напрямую (в отличие от предложений МОН) массовыми сокращениями ученых. Даже у тех, кто не попадет в финансируемые направления в составе института, есть возможность включиться в их работу в индивидуальном порядке.

Минусы.

1. Ряд научных направлений наверняка будет потерян.

2. Система отбора не ясна, есть большие сомнения, что он будет проведен справедливо. В ситуации дефицита ресурсов может возникнуть тенденция у координаторов «перетянуть одеяло на себя» и близкие научные коллективы. Вызывает большие сомнения возможность создать такую систему управления в организуемых структурах, которая сможет эффективно противостоять этой тенденции.

4. Вызывает сомнения возможность привлечения дополнительных средств, в первую очередь от частного сектора, в нынешней сложной экономической ситуации. Скорее всего, этого не удастся сделать без создания Правительством РФ системы налоговых льгот для бизнеса, вкладывающего средства в науку. Однако мы не видим, что это планируется делать.

5. Отдельный и очень важный вопрос – грамотное юридическое оформление слияния бюджетных и внебюджетных средств. Напомню, что сейчас работы, оплачиваемые внебюджетными источниками, в большинстве случаев должны выполняться в нерабочее время. В ситуации, когда внебюджетные источники превысят бюджетные в разы, это может привести к серьезным юридическим проблемам.

 
Таким образом, вопросов, причем серьезных, к предлагаемой схеме очень много. Ясно, что необходима детальная проработка всех основных позиций – механизма отбора приоритетных направлений, координаторов, системы управления в создаваемых структурах. Без этого серьезно обсуждать предложения академика Соколова невозможно.

Может быть, стоит попробовать организовать несколько пилотных проектов (на действительно добровольной, а не добровольно-принудительной основе) и на них отработать принципы конкурсного отбора направлений и координаторов, правила управления новыми системами, возможности привлечения дополнительных средств, сочетание бюджетных и внебюджетных механизмов финансирования и т.д.

Кроме того, необходимо поставить вопрос перед руководством страны о налоговых льготах бизнесу, финансирующему научные исследования.

К сожалению, результаты пилотных проектов, скорее всего, будут неоднозначными. Участвовать в них наверняка будут организации с неплохой внебюджеткой. Кроме того, для первопроходцев создадут  комфортные условия. Системы конкурсного отбора вряд ли получат общее одобрение. Есть сомнения и в том, что Правительство предложит реальную систему налоговых льгот.

Поэтому представляется разумным проанализировать эффективность работы «старой» системы в новых условиях. Возможно, они заставят институты быть активней. Директорский корпус омолаживается. Работать ему придется в существенно более жестких условиях, чем раньше. Чего стоит один «дамоклов меч» межведомственной оценки аттестаций институтов с разделением их на разные группы. Он может стимулировать институты и их ученые советы вести эффективный контроль за выполнением планов. Правда, есть вопросы по поводу того, в чьих руках будет «меч», и насколько умело с ним будут управляться.

Проблем много. Но начинать реформирование нынешней системы госзаданий, видимо, необходимо, иначе это сделают без участия научного сообщества, и с большой вероятностью непрофессионально. Между тем, проведение грамотных изменений в этой области отвечает интересам науки и страны. Работать над этими проблемами должны, в первую очередь, Президиум и отделения РАН, НКС ФАНО, Совет директоров ФАНО, ведущие ученые и руководители институтов. Общественные организации (в том числе Профсоюз РАН) готовы  оказывать поддержку всем разумным начинаниям (включая конструктивную критику) и блокировать неприемлемые решения.

Обращаюсь к коллегам из перечисленных организаций с просьбой  включить данное направление в число своих первостепенных дел!


Источник: Профсоюз работников РАН

Подразделы

Объявления

©РАН 2020