Одно государство — две реальности

30.05.2017



Одно государство — две реальности

Общение во время совместного заседания президиумов РАН и Национальной академии наук Беларуси показало принципиальную разницу во взаимоотношениях науки и власти в двух странах одного союзного государства.

На днях опубликовано интервью академика Александра Михайловича Сергеева, https://m.gazeta.ru/science/2017/05/27_a_10695161.shtml одного из кандидатов на пост президента Российской Академии наук. Не могу не разделить его тревогу: на самом деле, очень высока вероятность повторного срыва выборов на сентябрьском Общем собрании РАН и принудительный перевод Академии на принцип назначаемости руководства в ситуации правового коллапса.

Но дело не в процедуре, РАН должна справиться с процедурными проблемами — суть вопроса в отношении руководства России к её национальной академии. Недавно я вернулся из Минска, где участвовал в совместном заседании президиумов РАН и НАНБ. Я рассказал о ходе реализации совместных проектов и предложил объединить усилия для создания новых высокотехнологичных производств в рамках программ Союзного государства России и Беларуси: по аддитивным технологиям, нано-, опто- и биоэлектронике, фабрикам биополимеров, инновациям в медицине, АПК и так далее. Эти тематики не только хорошо проработаны в сибирских институтах, но и очень близки белорусской академии. НАНБ сегодня превращается — быстро, можно сказать, на глазах — в научно-производственную структуру, которая берется за любые дела, приносящие ей дополнительные доходы. В настоящий момент доля государственных дотаций составляет в общем бюджете академии наук Беларуси около 30 % — для сегодняшней РАН это пока недостижимо.

НАНБ включена в национальную систему развития науки и инноваций, выполняет функции государственного заказчика по программам Союзного государства. Именно академия, а не «институты развития», играет ключевую роль в не очень заметной извне, но реальной технологической революции, которая происходит в Беларуси. По словам президента НАНБ академика Владимира Григорьевича Гусакова, она скоро должна получить правовой статус госкорпорации, что еще более укрепит ее лидерские позиции.

Участие же РАН в программах Союзного государства явно несоразмерно ее потенциалу. Наше сотрудничество по-прежнему развивается в скромных рамках межакадемических и межинститутских проектов (часть которых получает столь же скромные премии им. В.А. Коптюга). После «реформирования» РАН перестала выступать госзаказчиком и во внутренних, чисто российских взаимоотношениях. Нашу академию, ее членов и руководителей, только третируют — начиная с главы государства (хотелось бы знать, кто спровоцировал его на нотацию академику В. Е. Фортову по поводу избрания в РАН госслужащих) до топорных «разоблачений» на РЕН ТВ. Не удивительно, что сокращается и финансирование: оно становится всё более сообразным не работающей, а декоративной организации.

Некоторая доля ответственности за это лежит, не спорю, и на президиуме РАН с его пассивной, зачастую выжидательной позицией. Так, предложение сибирских ученых о повышении правового статуса нашей Академии с госучреждения до государственной корпорации не вызывает особого энтузиазма. Но президиум — это еще не вся Российская Академия наук: сильная, живая, способная служить стране с гораздо большей отдачей, чем это допускается сегодня. Президент России и его администрация, правительство, законодатели, региональные власти могут и должны использовать потенциал РАН на полную мощность. Тем более что Беларусь подает хороший пример заинтересованного вовлечения академии в модернизацию экономики.

В заключение напоминаю слова академика Александра Сергеева, завершившим свое интервью так: «Академия наук должна стать главной консолидирующей силой в стране для разворота вектора в сторону возрастания суммарного интеллекта нации. Это основная стратегическая задача». Могу добавить — задача выполнимая при должной перестройке отношения общества и, прежде всего, власти, к Академии наук. А наша общая тактическая задача — невзирая на почти неисполнимые положения нового Устава РАН не дать сорвать сентябрьское Общее собрание и не сделать его, возможно последним за почти 300-летнюю историю Академии.

Вопрос даже не в том, выберем мы нового президента РАН или не сможем, и его конституируют извне тем или иным образом. В Беларуси глава НАНБ назначается президентом республики, что нисколько не препятствует эффективной работе. Принципиально, повторюсь, говорить не о процедуре, а о существе отношения сегодняшнего руководства страны к Российской Академии наук.

Академик Александр Асеев,

Вице-президент РАН, председатель Сибирского отделения РАН

 

 

 

©РАН 2017