25 февраля 2020 года состоялось очередное заседание президиума Российской академии наук

25.02.2020



25 февраля 2020 года

состоялось очередное заседание президиума Российской академии наук


(jpg, 96 Kб)

Председательствует на заседании президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.

х х х

 

(jpg, 92 Kб)

Члены Президиума заслушали сообщение «О внесении в Конституцию Российской Федерации положения о роли науки».

Информация академика РАН Талии Ярулловны Хабриевой, директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, сопредседателя Рабочей группы по подготовке поправок в Конституцию РФ.

Благодаря одобренным поправкам к Конституции РФ поддержка науки на федеральном и правительственном уровне будет намного полнее. Если сравним с тем, что было в Конституции 1993 года, то регулирование на уровне Конституции будет намного шире — теперь 4 статьи будут регулировать вопросы, связанные с развитием науки и технологий. Это статья 44-я, где говорится о свободе научного творчества, новые нормы в 71-й статье Конституции, сохраняется норма в 72-й статье, и еще две нормы в 114-й статье, в которых говорится о полномочиях Правительства. Одобрение в Рабочей группе и в Госдуме получили две поправки — в статье 71 третьей главы будет определено, что «основы федеральной политики, федеральных программ в области научно-технологического развития относятся к ведению Российской Федерации». Для Академии наук и научного сообщества это означает, что впредь это будет регулироваться федеральными законами, и мы рассчитываем на финансирование из федерального бюджета. Сейчас в Конституции эти вопросы регулируются только в статье 72-й, где говорится о предметах совместного ведения РФ и субъектов Федерации. Эта норма тоже сохраняется, но впервые в новейшей истории России регулирование в области науки поднимается на уровень 71-й статьи.

Еще одним фактором поддержки науки на самом высоком уровне, на уровне основного закона страны, станет предложенная и одобренная поправка в шестую главу. Скорректирована норма о том, что правительство проводит единую политику в области научно-технологического развития. Появляется самостоятельная норма, где Правительство получает полномочия на государственную поддержку научно-технологического развития и потенциала науки — это то, что давно было востребовано в научном сообществе, теперь эта норма появится.

Не все поправки ученых могут быть внесены в Конституцию — в частности, где речь идет об особой поддержке фундаментальной науки, как предлагали в Сибирском отделении РАН. Тем не менее, такие предложения могут дать импульс для развития законодательства. Президент РФ на встрече с Рабочей группой упомянул, что предложения, которые поступают в рабочие группы, но не могут войти в основной закон, должны быть внимательно изучены, дифференцированы и предложены для включения в федеральное законодательство.

Поправки в Конституцию РФ повлекут, по всей вероятности, за собой и коррективы в закон о науке, поправки к которому обсуждаются. Должно быть концептуальное изменение этого закона — это же закон 90-х годов, и он многократно латался. Тут первично будет, в каком виде будут приняты конституционные поправки, и второе — какая концепция этого закона будет принята. Обнадеживает то, что по всем этим поправкам есть полное единодушие с новым Министром науки и образования, который является юристом по профессии, так что шансы на успех законодательных инициатив ученых, безусловно, есть.

х х х

Члены Президиума заслушали научное сообщение «Безопасность атомной энергетики».

(jpg, 94 Kб)

Докладчик академик РАН Леонид Александрович Большов.

Постараюсь затронуть важнейшие аспекты безопасности атомной энергетики с акцентом на современные возможности цифровых инструментов. В своё время я был поражён, насколько велика теплотворная способность ядерного топлива — в миллион раз выше органического. Огромный бензовоз и маленькая рюмка ядерного топлива содержат одинаковую энергию. Эшелоны с топливом ежедневно на тепловую станцию и один поезд в год с тремя вагонами на атомную. Горение топлива на АЭС проходит при низких температурах 300-400С и все отходы (продукты деления 235 урана) остаются внутри топлива. Безопасность состоит в том, чтобы ни при горении, ни при дальнейшем обращении с отработавшем топливом не дать им выйти наружу.

Доля атомной генерации в мире невелика — около 10%. После каждой аварии ряд стран отказывался от этой энергетики. Сейчас в 31 стране есть действующие АЭС и ещё 5 стран строят свои первые АЭС. Ещё два десятка планируют начать строительство. В ряде развитых стран доля атомной генерации в 3-4-7 раз выше среднего уровня. В Китае доля мала, но планы огромны. Сегодня там работает 48 блоков (у нас 38 с ПАТЭС) и к 2035 году они планируют иметь 200 блоков.

В мире было три тяжелых аварии с плавлением активной зоны на коммерческих реакторах. Первая из них случилась в США на реакторе фирмы Вестингауз. Операторы после ремонта не убрали табличку, которая загораживала показания приборов. Они думали, что клапан открыт, а клапан был закрыт и вода в реактор не поступала. Они увеличивали подачу воды, а реактор продолжал разогреваться. Так они проплавили больше половины зоны, продукты деления вышли из топлива, но практически остались внутри блока. Дозы для населения были в пределах разрешённых уровней, но с испуга часть населения эвакуировали без какой-либо нужды. Для Запада эта авария была серьезным предупреждением, были начаты масштабные исследования по безопасности, тяжелым авариям с большими установками, международным сотрудничеством и солидным финансированием. К сожалению, в СССР было решено, что нам такое не грозит, наши операторы все с высшим образованием, они такого не допустят.

За такой подход нам пришлось заплатить Чернобылем. Операторы хотели провести запланированный эксперимент любой ценой, хотя реактор совершенно не был к этому готов. Чтобы привести реактор в начальное состояние, им пришлось вытащить из активной зоны почти все стержни управления и безопасности реактора. В этом абсолютно не допустимом состоянии проявились недоработки научного обоснования и конструкции реактора. Поэтому, когда операторы решили наконец заглушить реактор, сбросив все стержни безопасности в зону, цепная реакция не прекратилась, а, наоборот разогналась. Произошёл взрыв, верхнюю двухметровую железобетонную плиту подбросило, как фанерку. При этом все трубопроводы, проходящие через неё, оборвались, охлаждение стало невозможным, топливо плавилось, продукты деления выходили в атмосферу. Так были загрязнены три Республики СССР и далее Европа. Вместе с тем, количество смертей — 31. 28 от острой лучевой болезни и трое по разным не радиационным причинам во время аварии. По данным НК ДАР ООН радиационные последствия для населения отсутствуют. После Чернобыля многое в стране изменилось, очень серьезные и разноплановые работы по повышению безопасности были выполнены. В то же время японцы прошли мимо нашей аварии.

Решили, что тут дикие люди в дикой стране и что, мол, не то могут сделать. А у них замечательные американские реакторы GE, прекрасная электроника, хорошо обученные и очень дисциплинированные операторы. У нас, думали японцы, тяжелых аварий быть не может. Это мы с академиком Н.Н. Пономаревым-Степным и профессором Е.О. Адамовым слышали лично в 1992 году в Японии в компании ТЕПКО, владельца Фукусимы. Между собой мы переглянулись и подумали: жизнь научит. В результате — серии организационных и технических ошибок, станция оказалась не готова к работе в экстремальных условиях после землетрясения и цунами большой величины.

Даже при этом можно было спасти станцию, если быть внутренне готовым к нестандартным действиям. В Японии это оказалось не возможным. На трёх блоках расплавились зоны, радиоактивность вместе с водородом вышла из оболочек реакторов, случились водородные взрывы, которые разрушили здания. В атмосферу было выброшено больше радиоактивности, чем в Чернобыле. На счастье ветер в нужный момент дул в сторону океана и облака улетели вглубь морей, растворившись там бесследно. На сушу попало меньше, чем от Чернобыля. Отселения можно было бы и не проводить, эвакуировав временно на порядок меньше людей. Ни одной жертвы от радиации не зафиксировано (при том, что от землятресения и цунами погибло почти 20 тыс. человек). Про жертвы стихии быстро забыли, а Япония осталась без трети своей энергетики и с огромными потерями для экономики и людей, которым долго ничего не могли объяснить, и жизнь которых нарушили очень сильно.

Обращаю ваше внимание на сравнение числа жертв от крупных аварий в разных видах энергетики, как в странах ОЭСР, так и вне этого клуба. Мы видим, что 31 смерть в атомной энергетике отличается на три порядка от других видов. Хорошо, атомная доля только 10%, но два порядка остаётся. Мне трудно представить, чтобы был организован доклад на Президиуме РАН, посвящённый безопасности угольной энергетики, а вот атомная безопасность у всех вызывает интерес и озабоченность.

Безопасность ядерных установок сегодня складывается из большого числа организационных и технических факторов. Первый из них — культура безопасности, которая означает, что на всех этажах управления при конкуренции безопасности и экономики или ещё чего-нибудь, безопасность на первом месте. Независимый регулятор РОСТЕХНАДЗОР напрямую подчиняется Правительству, нравится или не нравится, но его слово решающее при выдаче лицензии на эксплуатацию установки или аттестации программного средства для обоснования безопасности. Новая техника, снижающая вероятность аварии, и принципиально новые подходы, исключающие тяжелые аварии, определяют технический фундамент безопасности.

Регулирование безопасности проходит на нескольких уровнях. Высший — ратифицированные Россией конвенции о ядерной безопасности и безопасности обращения с ОЯТ и РАО. Далее федеральные законы, постановления Правительства и федеральные нормы и правила. Надзорный орган контролирует соблюдение законов и правил в своей области. Для атомщиков главный — РОСТЕХНАДЗОР.

Радиационный контроль и аварийное реагирование сегодня — это высокоорганизованная межведомственная система, которая включает ведомственные и территориальные системы радиационного мониторинга, системы связи. Важная особенность — система центров научно-технической поддержки с программно-аппаратными средствами для оперативной оценки прогноза ЧС.

Один из центров научно-технической поддержки работает в ИБРАЭ в режиме «7/24». Наша зона ответственности — защита населения и окружающей среды. Мы входим в государственную систему сил и средств, утверждаемую Правительством. Кроме кризисного центра концерна Росэнергоатом, мы поддерживаем все кризисные центры страны в части радиационных событий. Не случайно на слайде оказались региональные блоки.

3а счёт разных федеральных и ведомственных программ за последние годы удалось создать территориальные системы радиационного мониторинга и аварийного реагирования в 29 регионах. Когда был последний инцидент в Архангельской области, мы заметили повышение фона, оценили дозы в Северодвинске и официальные справки разослали службам в Архангельске. Они потом разговаривали с жителями и СМИ, опираясь на наши данные.

В работе с реальными инцидентами очень важно опираться на детальные и верифицированные программные средства. В России основным средством анализа тяжелых аварий является код СОКРАТ, который мы разработали в широкой кооперации и совершенствуем более 20 лет. Сегодня это один из лучших в мире инструментов анализа от процессов внутри таблетки топлива и до выброса радионуклидов за пределы оболочки.

Когда 11 марта 2011 года произошла авария на АЭС Фукусима 1 П, НТП ИБРАЭ РАН включился в работу в соответствии с регламентом и в первые часы провёл анализ и расчеты по каждому блоку в предположении, что японцы ничего не будут делать, чтобы спасти станцию. Оказалось, что предсказания были в хорошем согласии с временами взрывов водорода на каждом блоке. Петер Лайонс позже спросил нас: как вы догадались, что они не откроют вентиляцию? Я рассказал ему о наших беседах с ТЕПКО в 1992 году.

Для нас самым важным вопросом был вопрос о загрязнении Приморья. Были проделаны расчеты в самых невероятных предположениях: все блоки взрываются одновременно, ветер дует точно на Владивосток, когда облако доходит до города — проливается сильный дождь и вся радиоактивность осаждается здесь. Даже в таких дурацких условиях дозы для детей минимальны, на здоровье не влияют. Никаких контрмер не нужно, нужна открытая информационная работа с населением.

Рассчитали мы и выпадения в Японии с учётом реальной метеообстановки. Потом, когда японцы открыли данные наземных измерений, а американцы передали данные измерений с вертолета, мы увидели, что и здесь не промахнулись. Всю эту информацию мы с С.В. Кириенко доложили Владимиру Владимировичу Путину. Приказы были отданы, население в Приморье получило достоверную и подробную информацию, паника утихла. Отношение населения России к атомной энергетике после Фукусимы просело на несколько процентов, но довольно быстро вернулось к своему значению.

Фукусима показала, что вопрос о водородной безопасности на атомных станциях не потерял своей актуальности. В мире продолжаются соответствующие исследования. Мы участвуем в ряде крупномасштабных экспериментов, отрабатывая свои инструменты анализа. Справа две крупных европейских установки, в Швейцарии на 200 куб. м и во Франции на 100 куб. м. Задача распространения легкого газа в сосуде с тяжелым газом проста только на первый взгляд. Множество физических и технических процессов осложняют ее описание.

В России самая крупная установка для исследований по горению и взрыву водорода в ОИВТ РАН. В этой сфере можно взрывать до тонны ТНТ, что примерно эквивалентно 30 кГ водорода. Большая экспериментальная программ ведётся в Снежинске. Мы обеспечиваем ее теоретически.

Для расчетов по водородной безопасности интегральных величин по производству водорода недостаточно. Нужно знать достаточно точно, где водород образуется, как он течёт, где собирается, поскольку от концентрации его в данном месте зависит — взорвется он или нет. Взрыв заметных количеств водорода может разрушить оболочку блока. Последние 20 лет мы в ИБРАЭ разрабатывали методы беспараметрического описания турбулентных течений. Методика КАБАРЕ описывает самые крупные вихри, а более мелкие учитывает на подсеточном уровне. В результате модель не содержит подгоночных параметров. При сгущении сетки зависимости сходятся к экспериментальным, если, конечно, учтены все физические процессы. При расчетах экспериментов по спутной струе гелия в потоке воздуха видно, что на грубых сетках отличия от эксперимента заметные, а при сгущении сетки результаты хорошо совпадают с экспериментом. Результаты хорошо совпадают с экспериментом. То есть у этих кодов имеется предсказательная сила.

Показываю на слайде новую разработку «Виртуально-цифровая АЭС». В этом программно-техническом комплексе мы объединили опыт ИБРАЭ по разработке кодов с опытом ВНИИАЭС по созданию тренажеров, диагностики и систем управления реальными блоками АЭС. В результате получился цифровой двойник, который не просто отображает геометрию здания и оборудования, но и описывает протекающие на блоке процессы при пуско-наладке, нормальной эксплуатации, тяжелых авариях. Наш заказчик концерн Росэнергоатом выразил желание распространить эту разработку на все блоки и использовать ее для проверки новых проектов, в кризисном центре. РТН предложил аттестовать все коды в этом комплексе, поставить его в РТН и использовать для лицензирования.

Новое направление в мировой атомной энергетике — проектное направление Прорыв предусматривает создание ядерно-энергетических комплексов с АЭС, заводом по фабрикации топлива и заводом по его переработки после облучения для широкомасштабной ядерной энергетики. С точки зрения безопасности основная задача — исключение аварий, требующих эвакуации или отселения населения.

В рамках данного направления ИБРАЭ отвечает за создание всего комплекса кодов нового поколения, необходимых для оптимизации конструкции и обоснования безопасности проектов. В этой разработке участвует ряд отраслевых, учебных и академических институтов, в частности, ИПМ.

Приведу несколько примеров кодов нового поколения. Теплогидравлический код HYDRA/LM моделирует нестационарные процессы в натриевых, свинцовых, свинцово-висмутовых, водяных, воздушных контурах ядерно-энергетических установок и стендов. Например, хорошо описывает сложные процессы при впрыске паро-водяной смеси в свинцовый теплоноситель. Эксперимент проведён в ИТ СО РАН.

Топливный код БЕРКУТ моделирует поведение разных видов топлива в реальных условиях нагрева и напряжений в реакторе. В настоящее время полным ходом идёт программа испытаний нового смешанного нитридного топлива в коммерческом реакторе БН-600 на Белоярской АЭС. РТН даёт разрешение на продолжение испытаний, используя, в частности, результаты расчетов по данному коду.

Интегральный код ЕВКЛИД моделирует все важные процессы в быстрых свинцовых и натриевых быстрых реакторах от нормальной эксплуатации до тяжелой аварии. Используется при лицензировании АЭС с реактором БРЕСТ.

Ещё три кода нового поколения. Расскажу о коде прямого численного моделирования турбулентности CONV3D. На слайде моделирование эксперимента ОКБМ с нагревом снизу теплоизолированной трубы с натрием. Возникает конвекция, зависящая от положения трубы в пространстве — вертикальное, наклонное или горизонтальное. Код CONV3D одинаково хорошо описывает конвекцию в трёх положениях. Замечу, что все упомянутые коды аттестованы в РТН.

Для того, чтобы новые коды пошли в дело, надо обучать пользователей, мы подготовили красочные учебные пособия и уже провели три школы-семинара для пользователей кодов нового поколения. Замечу, что все коды поставляются в коробочной версии, как Микрософт. Вытащил диск из коробочки, вставил в компьютер и поехало. Сегодня коды используются в двух десятках организаций.

Первый опыт стратегического планирования — разработка стратегического мастер-плана комплексной утилизации АПЛ на Северо-Западе РФ. Временной горизонт — от сегодняшнего состояния до окончания всех работ с разбивкой на конкретные взаимоувязанные работы. СМП был утверждён гендиректором Росатома и до сих пор работы идут по нему. Опыт стратегического планирования был использован при разработке стратегического плана повышения радиационной безопасности объектов РАН. Мы ведём эти работы в рамках ФЦП по ядерной и радиационной безопасности. Созданы и другие СМП.

Огромная проблема для безопасности — объекты ядерного наследия, созданные 60-70 лет назад. Чертежи не всегда сохранились, соответствие их натуре проблематично. Надо вести радиационные обследования, лазерное сканирование здания и оборудования, гидрогеологические изыскания для создания цифровой модели объекта с гидрогеологической моделью. Код нового поколения Гера помогает создавать такие гидрогеологические модели на современном уровне. Провели совместную проверку нашего и французского кода Мелоди на массиве французских данных. Согласие хорошее. Использовалась Гера и для обоснования безопасности полигона закачки жидких РАО, пунктов приповерхностного и глубинного захоронения РАО.

Последний слайд посвящён стратегии создания пункта глубинного захоронения РАО. Эта стратегия утверждена в прошлом году гендиректором Росатома и начинается с подземной исследовательской лаборатории, в работах которой принимает участие ряд академических институтов. Только после реализации стратегического плана исследований и при получении положительных результатов будет приниматься решение о создании самого пункта захоронения. С Красноярской общественностью идут горячие обсуждения, мы в них участвуем.

(jpg, 83 Kб)

Проф. Е.О. Адамов — научный руководитель НИКИЭТ имени Н. А. Доллежаля.

Специалисты академических институтов и лучших университетов страны составили в 40-е годы прошлого столетия костяк руководителей Атомного проекта, а достижения в нём стали обоснованием для избрания в АН Курчатова, Харитона, Александрова, Зельдовича, Ландау и многих других.

На том этапе энергетические возможности атома были побочным продуктом первого Атомного проекта: обилие органики, отсутствие обострённого внимания к экологическим проблемам не выводили ЯЭ в приоритетные виды генерации. Это уже в 70-е годы международные энергетические Агентства спрогнозируют на границу прошлого/настоящего веков уровень мощности АЭС в мире около 1500 ГВт. Не случилось, ЯЭ балансирует все эти годы нового тысячелетия на уровне около 400 ГВт и мы хорошо знаем почему: с одной стороны ТриМайл, Чернобыль и Фукусима, с другой сланцевые источники и ВИЭ.

Именно в этих условиях по инициативе С.В. Кириенко была в 2010 г. открыта ФЦП НТП ЯЭ, а в её составе ПН «Прорыв», которому тот же С.В. Кириенко даст позднее название Атомного проекта 2.

За непривычные для нынешних лет короткие сроки были теоретически и практически экспериментально обоснованы все ключевые положения проекта: естественная безопасность, детерминистически исключающая возможность тяжёлых аварий, радиационно-эквивалентное обращение с РАО, при котором через несколько сотен лет в Землю возвращаются отходы, радиоактивность которых не превышает радиоактивности уранового сырья.

Крупнейшим достижением прошлого года стали теоретические результаты члена-корреспондента РАН В.К.Иванова, доказавшего, что онкологическое равновесие достигается ещё быстрее, в пределах столетия.

В то время как вся ЯЭ мира использует окисное топливо, а оптимальным для РБН является плотное, например СНУП, мы уже имеем экспериментальные результаты по работоспособности этого топлива в ЯР до выгорания 8,2% и повреждающей дозы около 100 с.н.а.

В академическом институте ИБРАЭ созданы коды нового поколения, о которых уже говорил Л.А. Большов, собравший штучно в своём институте цвет российской школы программистов по тематике. В содружестве с академическими специалистами разработаны Нормы и правила, стандарты, без которых надзор не мог принимать решение по сооружению ЭБ.

К руководству РАН в прошлом году обратилось руководство ГК за экспертизой проекта «Прорыв». Представленная ведущими специалистами страны, не аффилированными с проектом, экспертиза подтвердила уровень проекта, как опережающего современные достижения науки и атомной техники и констатировала, что его реализация может обеспечить долгосрочное мировое лидерство РФ.

В связи с опережающим выполнением НИРовских и НИОКРовских задач ФЦП в 2019 г. была прекращена, а задачи практической коммерциализации проекта консолидированы в проекте Программы АНТТ по развитию двухкомпонентной ЯЭ при ЗЯТЦ и промышленном внедрении конкурентоспособных РБН.

Проект решает основные накопившиеся проблемы ЯЭ: безопасность, ОЯТ, РАО, технологически укрепляет режим нераспространения ЯО и ДМ. ЯЭ получает практически неограниченные сырьевые ресурс, используя весь энергетически потенциал уранового сырья, а не 0,7% от него, как в современных АЭС.

Крупномасштабная неуглеродная ЯЭ кардинально решает проблемы накопления СО2, независимо от того признаём мы антропогенное происхождение современных климатических изменений или нет.

Нельзя не отметить, что, как и в первом Атомном проекте, работа идёт в тесной кооперации отраслевых НИИ и КБ с НИЦ КИ и академическими институтами: ИБРАЭ, ИВТ АН, СО РАН, Нижегородским университетом, Институтом высокотемпературной электрохимии УрО РАН, Томским академическим и университетским кустом, МГУ, МИФИ, РХТИ.

Первый этап второго Атомного проекта реализуется в текущем десятилетии: производство плотного топлива начнёт работу уже через два года, опытно-демонстрационный реактор на быстрых нейтронах БРЕСТ в 2026 г., а промышленная АЭС с РБН на рубеже текущего и следующего десятилетия.

Мы рассчитываем и впредь на тесное взаимодействие с РАН, университетами, НИЦ КИ в оптимальном решении задач энергетической безопасности не только нашей страны но и мира: не следует забывать, что РОСАТОМ является крупнейшим экспортёром высокотехнологичной продукции страны, более, чем в 2 раза превышающем экспорт вооружения.

(jpg, 106 Kб)

Академик Г.Н. Рыкованов, научный руководитель Российского федерального ядерного центра — Всероссийского НИИ технической физики им. академика Е. И. Забабахина. Приходилось обсуждать вопросы атомной энергетики в академической среде — отношение различное. В этом плане бесценно наличие института РАН с задачей независимой экспертизы безопасности атомной энергетики на основе инструментов собственной разработки. Пример: ИБРАЭ провел исследования, согласно которым влияние городской среды (системы теплоснабжения, промышленные предприятия, автомобили и др.) на 5-6 порядков больше, чем от любого объекта атомной энергетики, функционирующего в штатном режиме. Представьте себе, если бы такую информацию распространял РОСАТОМ. Одна из основных задач при масштабном развитии атомной энергетики — решение проблемы отходов ядерного топлива. Есть разные точки зрения, отголоски дискуссии вы слышали: а). захоронение с переработкой и б). трансмутация минорных долгоживущих актинидов. РОСАТОМ ведет работы в обоих направлениях. Здесь любопытно отметить, что у института РАН более консервативная и прагматичная позиция, совпадающая с мировым трендом. Переработка отходов ядерного топлива и последующее захоронение уже достаточно для решения проблемы. Канский массив. Президиум РОСАТОМа по вопросам стратегии развития атомной энергетики.

(jpg, 104 Kб)

Член-корреспондент РАН В.К. Иванов, председатель Российской научной комиссии по радиологической защите при ОМедН РАН.

Радиационная безопасность включает три основных направления:

- физическая защита (охрана объектов);

- технологическая защита (нормальные условия и аварийная ситуация);

- радиологическая защита (население, персонал).

В 1956 году после испытаний водородной бомбы был создан Научный комитет ООН по действию атомной радиации, где я работаю более 25 лет в делегации РФ. На международном уровне проблема радиологической защиты рассматривается тремя авторитетными организациями: НКДАР ООН (принятие заключений), МКРЗ (принятие рекомендации), МАГАТЭ (принятие стандартов). В конце 50-х годов в ведущих странах мира были созданы Национальные комиссии по радиологической защите. Около 50 лет Российскую научную комиссию по радиологической защите возглавляли наши выдающиеся ученые — академики Л.А. Ильин и А.Ф. Цыб.

Сформулируем главное требование современной радиологической защиты, включенное в Новые стандарты радиационной безопасности МАГАТЭ: «правительство или регулирующий орган устанавливают или утверждают граничные значения дозы и риска…». МКРЗ ввела понятие LAR (lifetime attributable risk) — пожизненный обусловленный риск потенциальной индукции онкологических заболеваний при радиационном воздействии.

 Чтобы обеспечить радиологическую защиту с позиций рискового подхода в мире были проведены фундаментальные научные исследования в области радиационной эпидемиологии. Остановлюсь только на двух.

Регистр «хибакусей», лиц переживших атомную бомбардировку в 1945 г. в Хиросиме и Нагасаки. Регистр ведется более 60 лет, наблюдается 92 тыс. человек с позиций частоты онкозаболеваемости. По всем членам когорты установлены дозы облучения. Общие затраты по ведению регистра в Японии превысили 3,5 млрд. долларов.

Национальный радиационно-эпидемиологический чернобыльский регистр в России (НМИЦ радиологии Минздрава России, МРНЦ им. А.Ф. Цыба, Генеральный директор академик А.Д. Каприн, г. Обнинск) функционирует на основе Федерального закона от 19 декабря 2012 г. № 329-ФЗ. В этом законе подчеркивается: «Ведение Национального радиационно-эпидемиологического регистра осуществляется в целях использования результатов специальных медицинских наблюдений за состоянием здоровья лиц…, подвергшихся радиационному воздействию…, для оказания им адресной медицинской помощи, а также анализа текущих и отдаленных медицинских радиологических последствий».

В 2018 г. НКДАР ООН выпустил отдельную «белую книгу» с итогами эпидемиологических исследований по частоте заболеваемости раком щитовидной железы после аварии на Чернобыльской АЭС. В книге широко использованы данные Национального радиационно-эпидемиологического регистра России, где показано, что к группе риска по этой патологии относится на момент 1986 года только детское население юго-западных районов Брянской области. Важно отметить, что по просьбе МАГАТЭ прогноз радиологических последствий Фукусимы был выполнен НРЭР и опубликован в Вене.

В базовом документе МАГАТЭ по радиационной безопасности рассмотрены три категории облучения: население, персонал, пациенты медицинского облучения. При этом численное значение радиологического канцерогенного риска по рекомендациям МКРЗ должно вычисляться с учетом ряда основных индивидуальных характеристик: пол, возраст, доза внешнего и внутреннего облучения, генетическая предиспозиция и др. Для решения указанных задач РНКРЗ при ОМедН РАН активно работает с Госкорпорацией «Росатом».

Остановлюсь только на двух главных результатах, опубликованных в двух монографиях.

Автоматизированное рабочее место по оценке индивидуальных рисков (АРМИР). Данные системы АРМИР ежегодно публикуются в годовых отчетах Госкорпорации «Росатом». Последние опубликованные данные в кратком виде выглядят так. Оценка индивидуальных радиационных рисков проведена для 64643 человек. Из персонала группы А отрасли к группе повышенного риска (канцерогенный риск выше 10-3 и составляет около 20 % от спонтанного уровня) отнесено только 696 человек, т.е. 1,08% персонала.

Вторая важная работа РНКРЗ и Госкорпорации «Росатом» выполняется в рамках ПН «Прорыв», имеющего первостепенное международное значение, научным руководителем которого является профессор Е.О. Адамов. Установлено, что эффект радиологической эквивалентности, когда выравнивается токсичность РАО и природного урана, достигается через 90 лет выдержки при ЗЯТЦ на базе РБН. При этом показано, что для достижения аналогичного эффекта для ТР требуется не менее 25 тыс. лет выдержки РАО. Это означает, что ЗЯТЦ на базе РБН окончательно решает одну из главных проблем современной атомной энергетики, связанной с обращением с РАО.

Важно отметить, что в этом году МАГАТЭ планирует опубликовать специальный технический документ с описанием современной технологии оценки радиологических рисков. Половину состава авторского коллектива составляют члены РНКРЗ. Предыдущий документ МАГАТЭ по этой проблеме был опубликован 25 лет назад.

По докладу академика Л.А. Большова. ИБРАЭ в 2018 г. отметил 30-летний юбилей. Это сравнительно небольшой срок. Вместе с тем под руководством
Л.А. Большова был решен целый спектр важнейших вопросов радиационной безопасности (последствия Чернобыля, авария в Фукусиме, проблема оптимизации захоронения РАО, компьютерные коды нового поколения и др.). Одно пожелание: необходимо усилить публикационную активность на международном уровне.
 

В обсуждении доклада выступили:

проф. Е.О. Адамов — научный руководитель НИКИЭТ имени Н. А. Доллежаля, ак. Г.Н. Рыкованов, проф. В.И. Ильгисонис — директор направления «РОСАТОМ», ак. Н.Н. Пономарев-Степной, чл.-корр. В.К. Иванов, ак. А.Н. Лагарьков, ак. В.А. Тутельян, ак. Л.М. Зеленый, ак. Е.Л. Чойнзонов, чл.-корр. В.В. Иванов, ак. Б.Н. Четверушкин, ак. Р.И. Нигматулин, ак. В.Е. Фортов.

х х х
 

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени Л.В. Канторовича 2020 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения общественных наук) академику РАН Валерию Леонидовичу Макарову, члену-корреспонденту РАН Альберту Рауфовичу Бахтизину и кандидату экономических наук Елене Давидовне Сушко (Центральный экономико-математический институт Российской академии наук) за цикл научных работ «Суперкомпьютерные технологии в общественных науках». Выдвинуты Ученым советом ЦЭМИ РАН.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 7 членов Комиссии из 8. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени Л.В. Канторовича 2020 года рекомендованы кандидатуры В.Л. Макарова, А.Р. Бахтизина, Е.Д. Сушко.

На заседании бюро Отделения общественных наук РАН присутствовали 14 членов Бюро из 23. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени Л.В. Канторовича 2020 года В.Л. Макарову, А.Р. Бахтизину, Е.Д. Сушко.

Представленный цикл научных работ «Суперкомпьютерные технологии в общественных науках» отражает вклад, сделанный ими именно в последние годы, в развитие применения суперкомпьютерных технологий в сфере общественных наук. Цикл представляет теорию и практику применения мультиагентных систем — компьютерных моделей, создаваемых для имитации самых разнообразных процессов, происходящих в реальной действительности. В течение последних лет авторы являются в нашей стране активными участниками нового направления в экономико-математическом моделировании — агент-ориентированное компьютерное моделирование искусственных обществ. Актуальность представленного цикла научных работ не вызывает сомнений. Научная новизна, прежде всего, связана с разработанной авторами оригинальной методологии применения суперкомпьютерных технологий в сфере общественных наук. В цикле работ получен ряд фундаментальных экономико-математических результатов, развивающих идеи и конструкции классиков отечественного и мирового экономико-математического моделирования, в первую очередь, Л.В. Канторовича.

Представленный на соискание премии имени Л.В. Канторовича 2020 года цикл научных работ В.Л. Макарова, А.Р. Бахтизина, Е.Д. Сушко «Суперкомпьютерные технологии в общественных науках» удовлетворяет всем высоким требованиям, предъявляемым к работам на соискание данной премии, и заслуживает ее присуждения.

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени В.С. Немчинова 2020 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения общественных наук) доктору экономических наук Александру Евгеньевичу Варшавскому (Центральный экономико-математический институт Российской академии наук) за цикл научных работ «Социально-экономические проблемы и факторы ускорения научно-технологического и инновационного развития». Выдвинут Ученым советом ЦЭМИ РАН.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 8 членов Комиссии из 10. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени B.C. Немчинова 2020 года рекомендована кандидатура А.Е. Варшавского.

На заседании бюро Отделения общественных наук РАН присутствовали 15 членов Бюро из 23. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени B.C. Немчинова 2020 года А.Е. Варшавскому.

Цикл научных работ А.Е. Варшавского содержит оригинальные теоретические и методологические результаты, экономико-математические методы и модели, способствующие формированию полноценной стратегии научно-технологического и инновационного развития. В нем показана многоплановость задачи ускорения научно-технологического и инновационного развития страны и рассмотрены проблемы развития сферы НИОКР, образования, производственно-технологической базы, осуществления четвертой промышленной революции и цифровизации. Особое внимание уделено исследованию проблем развития прогрессивных технологий, в частности, нанотехнологии и робототехники.

Своими исследованиями А.Е. Варшавский внес большой вклад в развитие методологии экономико-математического моделирования процессов научно-технологического и инновационного развития. В научных работах его цикла показывается, что ускорение научно-технологического и инновационного развития России в настоящее время зависит во многом от влияния внешней среды на сферу науки, технологий и инноваций. Разработанные им теоретические подходы и экономико-математические модели позволяют исследовать воздействие на эту сферу таких факторов как макроэкономическая политика, система социально-экономических целей и приоритетов, управление, микроэкономическая политика, чрезмерное неравенство, глобализация и либерализация рынков, стремление к расширению потребления.

Полученные А.Е. Варшавским теоретические результаты включают также специальные методы и макроэкономические модели для исследования экономики знаний, подходы к оценке результативности науки, выявлению и анализу факторов спроса и предложения инноваций в России, а также инновационных рисков.

Следует подчеркнуть, что итоги исследований А.Е. Варшавского, получившие отражение в представленном цикле научных работ, характеризуются междисциплинарным подходом, способствуют формированию полноценной стратегии научно-технологического и инновационного развития, нацеленной на устойчивое долгосрочное развитие страны. Они нашли применение при анализе и прогнозировании научно-технологического развития, разработке предложений по стратегии реализации четвертой промышленной революции в России, а также в учебнике для вузов, выдержавшем пять изданий, где были его авторские главы по проблемам развития науки и инновационного потенциала России, в многочисленных материалах, подготовленных по заданию правительственных органов и Отделения общественных наук РАН.

В целом цикл научных работ доктора экономических наук, профессора А.Е. Варшавского «Социально-экономические проблемы и факторы ускорения научно-технологического и инновационного развития» является важным вкладом в экономико-математическую теорию и обладает высокой ценностью для рационализации процессов российских социально-экономических реформ, а автор данного цикла заслуживает присуждения премии имени B.C. Немчинова.

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении золотой медали имени Я.Б. Зельдовича 2020 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения физических наук) доктору физико-математических наук Юрию Петровичу Райзеру (Институт проблем механики им. А.Ю. Ишлинского Российской академии наук) по совокупности работ в области физики ударных волн, взрывов, газовых разрядов, взаимодействия лазерного излучения с плазмой. Выдвинут академиком РАН О.Н. Крохиным.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 9 членов Комиссии из 13. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению золотой медали имени Я.Б. Зельдовича 2020 года рекомендована кандидатура Ю.П. Райзера.

На заседании бюро Отделения физических наук РАН присутствовали 25 членов Бюро из 39. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении золотой медали имени Я.Б. Зельдовича 2020 года Ю.П. Райзеру.

Юрий Петрович Райзер — всемирно известный физик, которому принадлежат приоритетные работы по структуре сильных ударных волн, где определяющую роль играет лучистый теплообмен; первые работы по физико-химической кинетике в газовом облаке, расширяющемся в пустоту, в частности, по эффекту «закалки»; разработка теории лавинного пробоя газов под действием лазерного излучения, а также детальная теория «световой детонации»; теория лазерного пробоя и горения; исследования проблем газовых разрядов и многое другое. Все эти направления входили в сферу интересов Якова Борисовича Зельдовича в период его работы над тематикой взрывов и ударных волн. Многие из перечисленных исследований были выполнены совместно Юрием Петровичем Райзером и Яковом Борисовичем Зельдовичем.

Поистине, всемирную известность получила фундаментальная монография «Физика ударных волн и высокотемпературных гидродинамических явлений», написанная Ю.П. Райзером в соавторстве с Я.Б. Зельдовичем. Эта книга уже более полувека служит настольным руководством для специалистов и учебником для студентов во всем мире, она выдержала несколько изданий на русском и английском языках. На сегодняшний день, в сфере интересов Юрия Петровича Райзера находится широкий круг задач — от физики молний до самоорганизации разрядов и аэродинамики сверхзвуковых течений.

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении ученой степени доктора honoris causa иностранному ученому профессору Йенсу Петтеру Нильсену (представление Отделения историко-филологических наук). Выдвинут на присуждение ученой степени доктора honoris causa Ученым советом Института всеобщей истории Российской академии наук.

Нильсен Й.П. (род. 21.04.1949 г.) с 1990 г. является профессором Института археологии, истории, религиоведения и теологии Университета Тромсе — Арктического университета Норвегии. Научные интересы и исследовательская деятельность Нильсена Й.П. (с середины 1970-х гг.) сосредоточена на трех основных направлениях: 1) история России/СССР, российская и советская историография; 2) история Северной Норвегии; 3) отношения России и Норвегии в новое и новейшее время.

Нильсен Й.П. более четверти века плодотворно сотрудничает с российскими историками в рамках многочисленных двусторонних и многосторонних проектов в области изучения российско-норвежских отношений. Является автором более 300 публикаций, многие из которых переведены и опубликованы на русском языке.

С 2008 по 2017 гг. он был руководителем норвежско-российского мегапроекта в области истории «Ассиметричное соседство: Россия-Норвегия 1814-2014» («NeighbourlyAsymmetry: NorwayandRussia 1814-2014»). В рамках проекта силами большого коллектива российских и норвежских историков из более чем 20 научно-образовательных учреждений двух стран было подготовлено и опубликовано двухтомное фундаментальное издание, посвященное истории российско-норвежских отношений за последние 200 лет. Первый том упомянутого издания под редакцией Нильсена Й.П. был опубликован на норвежском языке в 2014 году под названием «Россия становится ближе: Норвегия и Россия. 1814-1917» (Russland kommer nærmere: Norge og Russland 1814-1917. Eds Jens Petter Nielsen). В 2017 году данный том был опубликован на русском языке под названием «Сближение: Россия и Норвегия в 1814-1917 гг.». Следует отметить, что вышеупомянутая монография «Сближение…» стала победителем конкурса Ассоциации книгоиздателей России «Лучшие книги 2017 года» в номинации «Лучшее издание, вносящее вклад в диалог культур».

В рамках российско-норвежского исторического проекта «NeighbourlyAsymmetry: NorwayandRussia 1814-2014» при участии профессора Нильсена Й.П. было подготовлено и опубликовано еще дополнительно 12 новых книг по разным аспектам истории российско-норвежских отношений. Книги изданы как в Норвегии, так и в России на норвежском, английском и русском языках. В них рассматриваются вопросы значимости многовековых добрососедских связей между Россией и Норвегией, в том числе, региональные связи Северной Норвегии с Российским Заполярьем.

Присуждение профессору Нильсену Й.П. ученой степени доктора honoris causa продемонстрирует признание его больших заслуг в изучении исторических связей России и Норвегии и вклада в развитие и укрепление сотрудничества историков двух стран.

х х х

(jpg, 112 Kб)

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.

 

 

 

 


©РАН 2020