Виталий Гинзбург: Лучше бы на меня пасквиль сочинили

05.10.2016



 

Исполняется 100 лет со дня рождения Виталия Гинзбурга

Мало кто знает, что В.Л. в одной из статей в пух и прах раскритиковал работу, получившую Сталинскую премию.

Виталий Лазаревич Гинзбург, или В.Л. (как его называли многие коллеги), был необычной яркой личностью. А более молодые сотрудники называли его последним динозавром. Не только потому, что в отличие от них, работавших строго на своей научной делянке, он был универсалом. По его собственным словам, он "порхал по физике", выполняя работы в самых разных областях: сверхпроводимости и в астрофизике, физике космических лучей и исследованиях плазмы и т.д.

По его признанию, он стал теоретиком случайно. "Я был слаб в математике и считал, что теоретик из меня никакой, - вспоминал Гинзбург. - И вообще страдал комплексом неполноценности. Но однажды с одной идеей пришел к уже известному ученому Игорю Тамму (позже Нобелевскому лауреату, от ред.) Он проявил ко мне неподдельный интерес, заразил своим энтузиазмом, просил заходить и рассказывать о моих работах. Я был окрылен и фактически начал новую жизнь".

Эту атмосферу доброжелательности Гинзбург стремился сохранять, когда после Тамма возглавил теоретический отдел Физического института. За все годы в коллективе не было случая мнимого соавторства. Кстати, выбирая будущего сотрудника в свой отдел, В.Л. прежде всего отдавал предпочтение нравственным, моральным качествам человека. Говорил, что "одна сволочь заразит и развалит весь коллектив". С сожалением отмечал, что занятие наукой не делает человеком нравственным.

Может быть, такой вывод сделал, когда в начале 50-х годов стал объектом травли со стороны ряда ученых. Его имя трепали газеты, называли космополитом, обвиняли в преклонении перед западом. На многочисленных собраниях даже звучали выкрики "расстрелять". "Думаю, не сносить мне головы, но спасла водородная бомба", - вспоминал он. - Это казалось невероятным, что космополита вдруг привлекли к сверхсекретной работе. Впрочем, тогда специалистов привозили даже из лагерей. Сталину бомба была очень нужна". За участие в ее создании он награжден Государственной премией.

В 50-х годах он стал объектом травли, его имя трепали газеты, называли космополитом, обвиняли в преклонении перед западом, но спасла водородная бомба

Наряду с А.Д. Сахаровым он является автором одной из двух идей, так называемой "лидочки", которые положены в основу конструкции бомбы. Сам В.Л. без всякой рисовки утверждал, что его идея "для людей, которые понимают, что такое настоящая физика - это плевый пустяк".

Сахаров был сотрудником теоротдела, когда вел правозащитную деятельность и был выслан в Горький. В.Л не подписал ни одного осуждающего письма. Более того, он сделал все, чтобы Сахаров остался в отделе, хотя власти настаивали на увольнении выдающего физика. Раздавались голоса, что именно отдел является базой для антисоветской деятельности Сахарова. Чем это грозило и отделу, и лично Гинзбургу, не надо объяснять. А ведь к правозащитной деятельности Сахарова он относился довольно скептически.

В "РГ" Виталий Гинзбург опубликовал большинство своих статей последних лет. В них, как в капле воды, проявляются черты его яркой личности. Прежде всего, его внутренняя свобода и смелость. Он всегда говорил, что думал. Много раз уже описано, что он не испугался и женился на ссыльной женщине, которую обвиняли в покушении на Сталина. Но мало кто знает, что В.Л. в одной из статей в пух и прах раскритиковал работу, получившую Сталинскую премию.

Особенно нетерпим был, если дело касалось науки. Ее реноме должно быть безупречным, как у английской королевы. Кстати, на общих собраниях академии В.Л. всегда был одним из "гвоздей" программы. Он резко говорил об академических нравах, невзирая на звания и должности. На недоумение коллег - зачем это донкихотство, ведь все равно ничего не меняется, В.Л. отвечал: "Кто-то должен им это говорить".

Научный семинар В.Л. был настолько популярен, что физики шутили: "Не скажете, где находится универмаг "Москва"? - Напротив здания, где проходят семинары Гинзбурга". Его работоспособность поражала: в год он писал по 10-12 научных статей, раз в 2-3 года - книгу, а еще еженедельные семинары, лекции в Физтехе.

А в "ненаучной" жизни В.Л. любил веселые умные компании под водочку, других напитков не признавал. Всегда был душой компании. На банкете в Доме ученых в честь получения Нобелевки, слушая поток поздравлений и приветствий, он вдруг сказал сидящему рядом соседу: "По-моему, скучновато. Лучше бы устроили капустник или пасквиль на меня сочинили. Хотя бы завистники были довольны..."

Цитаты от Гинзбурга

Важнейший для нашей науки вопрос - выборы в члены академии. Я работаю в ней с 1940 года, много раз участвовал в выборах и не помню, чтобы они не оставляли неприятного осадка, так как часто по итогам голосования академиками и членами-корреспондентами становились далеко не самые лучшие.

Академик - это почетное признание научных заслуг, а не ордер на занятие административной должности. Надо заметить, что в иностранной литературе, как правило, вы не найдете ссылок на то, что автор является академиком.

Глубоко убежден, что ни в коем случае нельзя раздувать роль членов академий. Кстати, именно это уже привело к неоправданному разбуханию РАН. Скажем, в 1984 году в академии насчитывалось 249 академиков, а сейчас их около 500. А ведь население России примерно вдвое меньше, чем было в Советском Союзе. То есть число академиков, так сказать, на душу населения возросло примерно в четыре раза, а значит, настолько же должно увеличиться число ученых, "обогативших науку трудами первостепенного научного значения". Согласно статье 10 действующего Устава РАН, именно такие люди должны избираться академиками. Конечно, это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Сейчас мы наблюдаем новые попытки кардинально разобраться с РАН. Чиновники утверждают, что нынешнее управление наукой недостаточно эффективно. Поэтому его надо передать менеджерам, а ученые пусть занимаются сугубо своим делом - ведут исследования. Их надо освободить от всего лишнего.

Чем обернется такая "инициатива"? Менеджеры начнут определять политику в науке, а академия будет у них на побегушках. Вообще тот, кто считает, что в фундаментальную науку можно автоматически перенести принципы рыночной экономки, глубоко заблуждается. Ведь наука - это постоянный поиск, и никто не знает, чем он закончится. Только тот, кто сам хотя бы раз в жизни вел серьезные научные исследования, способен стать менеджером в науке. И история знает яркие примеры таких организаторов - это выдающиеся ученые, академики Курчатов, Келдыш, Вавилов, Королев. Я глубоко убежден, что Российская академия наук должна быть частью гражданского общества, что ей как воздух необходима демократия, что менеджерами должны быть сами ученые.

Уверен, что будущее нашей страны только в демократии, у нас не должно быть авторитаризма. Огромная роль должна принадлежать просвещению и науке. Увы, уровень знаний в стране катастрофически падает. Почему-то считается, что человек не образован, если он не знает, например, автора "Капитанской дочки" или "Казаков". Но я не понимаю, как в XXI веке можно считать себя образованным и не знать, как устроен атом или что такое хромосома. Если наука и просвещение будут в стране на первом месте, если им будет отдан приоритет, то многие проблемы России отпадут.

Справка "РГ"

Академик Гинзбург - член многих научных обществ: Лондонского Королевского общества, Национальной академии наук США, Академии искусств и наук США, Европейской академии, Международной академии астронавтики, академий наук Дании, Индии и ряда других. Среди его иностранных наград - премия им. Дж. Бардина, Золотая медаль Лондонского Королевского астрономического общества, Международная премия им. Вольфа, золотая медаль "ЮНЕСКО - Нильс Бор", медаль Никольсона (Американского физического общества). Апофеозом мирового признания Виталия Гинзбурга стала Нобелевская премия, присужденная ему в 2003 году за фундаментальную работу по теории сверхпроводимости.

Юрий Медведев, Российская газета

©РАН 2020