10 сентября 2007 года состоялось первое после летних каникул заседание Президиума Российской академии наук

11.09.2007

Научное сообщение «Возможна ли новая «холодная война» между Россией и США?». Докладчик - член-корреспондент РАН Рогов Сергей Михайлович (Институт США и Канады РАН).

10 сентября 2007 года 

состоялось первое после летних каникул заседание Президиума Российской академии наук

 Члены Президиума заслушали научное сообщение «Возможна ли новая «холодная война» между Россией и США?».

 Докладчик - член-корреспондент РАН Рогов Сергей Михайлович (Институт США и Канады РАН).

В нынешнем году отмечается 200-летие установления российско-американских дипломатических отношений. На протяжении большей части истории этих отношений наши две страны не конфликтовали. Более того, в рамках многополярной системы международных отношений России и США становились союзниками, когда у них появлялся общий противник – сначала Великобритания (во время американской войны за независимость и гражданской войны в США), а затем Германия (во время Первой и Второй мировых войн). В середине ХХ века ситуация кардинально изменилась, сформировалась конфронтационная модель взаимоотношений Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. Как известно, термин «холодная война» используется для характеристики советско-американского противостояния с конца 1940-х до начала 1990-х годов. Период «холодной войны», продолжавшейся несколько десятилетий, отличался уникальными чертами. США и СССР являлись двумя сверхдержавами, значительно превосходившими по своей мощи все другие страны мира. Глобальное соперничество двух полюсов силы привело к формированию двухполярной системы международных отношений, в которой Соединенные Штаты и Советский Союз возглавили два противостоявших друг другу лагеря.

Главная особенность модели «холодной войны» заключалась в том, что СССР и США вели противоборство во всех сферах отношений. В экономической области советско-американские отношения выражали конфликт двух систем собственности. Торгово-экономические связи были сведены к минимуму. Вместо этого развернулось жесткое соревнование, имевшее целью экономически измотать соперника, добиться истощения его сил. В политической сфере СССР и США вели глобальное соперничество, охватывавшее практически все регионы мира. Любой международный конфликт обязательно превращался в один из сегментов этого противоборства. В военной области развернулась беспрецедентная гонка вооружений, которая впервые в истории человечества охватила не только сферу обычных, но и ядерных вооружений. Возник военно-стратегический паритет, сформировалась система «взаимного ядерного сдерживания». В идеологической сфере развернулась непримиримая конфронтация, отрицание легитимности противоположной политической и социально-экономической системы. Идеологический конфликт оказывал доминирующее воздействие на все другие области советско-американских отношений.

Завершение «холодной войны» и распад СССР были истолкованы в Вашингтоне как «победа», которая позволяла консолидировать однополярную систему международных отношений, где США должны были играть роль единственной сверхдержавы. В новых условиях руководители двух стран неоднократно провозглашали российско-американское стратегическое партнерство. Однако эти декларации не были подкреплены созданием практического механизма партнерского взаимодействия. Помимо прочего, этому помешала колоссальная асимметрия сил, нежелание США считаться с российскими интересами.

Однако модель однополярного мира оказалась нежизнеспособной. В последние годы усилилась тенденция к формированию многополярного мира. Этому способствовали провал военной авантюры США в Ираке, быстрый экономический рост Китая и Индии, а также выход России из кризиса 1990-х гг. Вместе с тем появились признаки серьезного обострения отношений между Россией и США по широкому кругу вопросов. Особенно остро расхождения позиций двух стран проявляются в связи с планами размещения ПРО США в Восточной Европе.

В этой связи возникает вопрос: возможно ли возникновение новой «холодной войны» между Вашингтоном и Москвой?

Новая «холодная война» невозможна, если под этим понимается воссоздание в XXI веке двухполярной системы международных отношений, в которой произойдет раскол на противоборствующих лагеря во главе с Россией и США. В отличие от СССР, Россия не является сверхдержавой и не имеет ни мессианской идеологии, ни жизненно важных интересов, требующих мобилизации всех сил для противодействия США в любом районе мира. Потенциальным претендентом на роль новой сверхдержавы является Китай, но вряд и такая биполярность отвечает интересам России. Более вероятным представляется развитие полицентричности, где в число ведущих центров, помимо США, Китая, Индии и некоторых других великих держав, будет входить и Россия.

Новая «холодная война» возможна, если под этим понимается создание такой модели двусторонних российско-американских отношений, в которой преобладают конфронтационные тенденции, а не общие интересы. В экономической области США стремятся жестко контролировать условия интеграции России в глобальный рынок. Это выражается в затягивании вопроса о членстве в ВТО, сохранении поправки Джексона-Веника, попытках ограничить российскую роль в энергетической сфере. Двусторонние торгово-экономические связи развиваются медленно и остаются уязвимыми для политического давления. В политической сфере прекратилось глобальное соперничество, но разворачивается острая конкуренция в СНГ. Существенно расходятся подходы и к решению ряда международных ситуаций (расширение НАТО, Косово, Иран, израильско-палестинский конфликт, Ирак). В военной области под угрозой оказался весь режим соглашений о контроле над ядерными вооружениями (ПРО, СНВ, СНП, РСМД). Новым фактором стал российский мораторий на ДОВСЕ. При сохранении нынешних тенденций через несколько лет может вновь развернуться неограниченная гонка ядерных и обычных вооружений. В идеологической сфере, несмотря на прекращение на государственном уровне конфронтации «коммунизм – антикоммунизм», раскручивается пропагандистская кампания о несовместимости идеологических ценностей России и Запада. Накал риторики начинает напоминать эпоху «холодной войны».

Вместе с тем нынешние конфронтационные тенденции по своему размаху и глубине не только количественно, но и качественно отличаются от эры советско-американского противоборства. Пока они не стали доминирующими. Во всяком случае, Вашингтон официально не объявил о переходе к стратегии «сдерживания» Москвы. Однако партнерские связи России и США не институциализированы. Более того, размываются выработанные еще Советским Союзом и США эффективные механизмы согласования интересов в сфере безопасности. Это делает российско-американские отношения весьма уязвимыми для негативных поворотов, которые могут приобрести лавинообразный характер. В течение ближайших нескольких лет в отношениях между Россией и США возможен серьезный кризис. При этом внутриполитические факторы скорее будут усугублять ситуацию, а не способствовать преодолению разногласий.

Тем не менее, новая «холодная война» не является неизбежной. У России и США сохраняется значительные области совместных и параллельных интересов. Если здесь произойдут прорывы (например, договоренности по сотрудничеству по ПРО, контролю над вооружениями, ядерной энергетике, урегулированию иранской проблемы), то российско-американские отношения удастся не только стабилизировать, но и создать реальные механизмы партнерства. Это, конечно, не исключает и соперничества в ряде областей, но в партнерской модели оно будут происходить как конкуренция, а не как конфронтация. Не стоит забывать, что исторически в многополярном мире Россия и США никогда не были врагами. Следовательно, конфронтационная модель двухсторонних взаимоотношений не будет соответствовать их интересам и в условиях полицентризма в XXI веке.

В обсуждении научного сообщения приняли участие:

Лукин Владимир Петрович, бывший посол РФ в США, уполномоченный по правам человека отметил, что выступление своеобразное и интересное. Мы стоим на перепутье с самой мощной страной мира и прощупываем варианты нашего поведения. Политика пока носит реактивный характер, отсюда – колебания между дружбой и «холодной войной». Необходимо разработать более дружественную линию поведения. Наши отношения связаны с внутренней политикой. Я сторонник более жесткой политики, но она должна вписываться в общие отношения. Нужно более сдержанно и реалистично маневрировать. Серьезная проблема связана с тем, что мы хотим, чтобы фактор участия России во внешней политике был максимален в связи с нашими возможностями. США, безусловно, проиграли тот отрезок, который прошел после распада СССР, из-за множества ошибок во внешней политике. Но эта политика может исправиться, и тогда выяснится, что США – сильная, мощная страна. Поэтому необходимо определить, где наши главные опасности и трудности. Здесь есть очень тонкая грань – войдя в конгломерат сильнейших стран, мы можем достигнуть больших успехов в отношениях с США.

Академик Алферов Жорес Иванович: Главная задача – быть всегда на пике технологического развития. Один американский экономист сказал, что между СССР и США во время «холодной войны» было соревнование, и жаль, что оно закончилось. Наука – та область, в которой мы можем соревноваться. Многие наши сотрудники уехали в США. В области НТС со странами СНГ мы абсолютный лидер. НТС – один из главных приоритетов, в котором мы можем соревноваться с США.

Академик Лаверов Николай Павлович сообщил, что совсем недавно в МГИМО состоялась конференция, на которой рассматривался этот вопрос. У России и США есть общие интересы. 1. В области использования атомной энергии. В 1985-89 г.г., когда я был вице-председателем совместной комиссии по атомной энергии, было заключено много соглашений, но сейчас действует только несколько (с Министерством энергетики, по космосу, изучению океана и НАСА). Сотрудничество с МАГАТЭ вылилось в проведение очень крупных конференций с участием российских и американских ученых. На создание подлодок было выделено не менее 100 млн. долларов, на унификацию ядерных отходов истрачено свыше 400 млн. долларов. У американцев большие проблемы с отходами. У нас достижений в этой области гораздо больше. Июльская конференция в Люксембурге подтвердила, что в деле предотвращения ядерной катастрофы наши интересы совпадают. Мы ведем совместную работу по совершенствованию атомной энергетики. 2. По шести направлениям проведены выдающиеся исследования с НАСА по озоновому слою (очень дорогой проект по исследованию влияния вулканических извержений). 3. В области исследования океана мы решаем крупнейшие задачи – по исследованию рыбных запасов в океане с помощью наших кораблей и американских космических приборов, изучаем влияние СО2 и других газов на состояние природной среды. Эти исследования очень объединяют нас и США. Я сторонник того, что нужно очень взвешенно, архиаккуратно соблюдать «красную линию» наших интересов и участвовать в совместной защите всей планеты.

Академик Добрецов Николай Леонтьевич: Я был в мае в Вашингтоне и посетил Академию наук и несколько министерств. Речь шла об изучении Арктики и защите окружающей среды. Эти темы должны быть в центре нашего сотрудничества.

Титарян Михаил Леонтьевич: Есть мнение, что Китай скоро станет второй стороной в биполярной политике, но сами китайцы считают, что мир должен быть многополярным. Китай держит в руках 1 трлн. долл. американских облигаций, 57 должностей в администрации Буша занимают этнические китайцы. 150 тыс. китайских студентов и аспирантов занимаются в американских университетах. Вооруженные силы Китая сокращены до 2,5 млн. чел. Армия является стержнем партии и гарантом стабильности в стране. Нам нужно по примеру Китая стоять на двух ногах и не уступать своих позиций в сотрудничестве с другими странами.

Академик Осипов Юрий Сергеевич в заключении обсуждения подчеркнул чрезвычайную сложность и остроту обсуждаемого вопроса. РАН имеет богатый опыт обсуждения таких вопросов. В самые горячие времена мы здесь обсуждали проблемы разоружения вместе с американскими коллегами. Нужно продолжать такое сотрудничество. Еще до 11 сентября мы совместно с американскими коллегами организовали конференцию, на которой обсуждали проблемы этнических и религиозных корней терроризма. В начале 90-х сложилось мнение, что можно решить все вопросы в сотрудничестве, но мы не успели воспользоваться этой ситуацией. Сейчас нужно использовать все возможности для того, чтобы наше сотрудничество было максимально плодотворным для обеих стран.

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.

 

Информация предоставлена Пресс-службой РАН

Пресс-служба РАН:

 Руководитель - Преснякова Ирина Васильевна  тел./факс: 954 11 45;  E-mail - irina@presidium.ras.ru

 Главный специалист - Бадо Анна Ефимовна тел: 237 90 02; E-mail – novo@presidium.ras.ru

 Главный специалист – Каменева Валентина Сергеевна. тел. 237-81-15;  E-mail – vskameneva@presidium.ras.ru

 Главный специалист Колесникова Марина Валерьевна т/ф.: 718 17 55;  E-mail - mvel@mail.ru; marina@presidium.ras.ru

Подразделы

Объявления

©РАН 2020