Академик Геннадий Месяц: «Думаю, версия, которая будет представлена Общему собранию, по максимуму использует возможности, предоставленные законом».

26.03.2014

-

ПРИБЛИЖАЕТСЯ КЛЮЧЕВОЙ ДЕНЬ В ЖИЗНИ И СУДЬБЕ АКАДЕМИИ НАУК
 Академик Геннадий Месяц: «Думаю, версия, которая будет представлена Общему собранию, по максимуму использует возможности, предоставленные законом». Фото ИТАР-ТАСС
Накануне завтрашнего Общего собрания Российской академии наук разговоров и мнений относительно судьбы академической (или, что почти то же самое – фундаментальной) науки в России более чем достаточно. О своем видении сложившейся ситуации в беседе с журналистом Василием БЕЛЮСТИНЫМ рассказывает директор Физического института имени П.Н. Лебедева РАН, академик Геннадий МЕСЯЦ. С 1987 по 2013 год академик Месяц был вице-президентом РАН, сейчас он – член президиума РАН. Поэтому его оценки – это оценки одного из самых осведомленных экспертов.
Геннадий Андреевич, как бы вы кратко сформулировали главную задачу предстоящего Общего собрания Российской академии наук?
– Девять месяцев продолжается реформа РАН, и сейчас мы подошли к важному промежуточному финишу – Общему собранию трех объединяемых академий наук (Российской академии наук, Российской академии медицинских наук, Российской академии сельскохозяйственных наук). Главная задача собрания – принять Устав Академии. Устав утверждается правительством РФ, и поэтому он оказывается наиважнейшим документом, определяющим жизнь Академии и ее связи с научными институтами.
Главная задача собрания – Устав. А главная функция Устава?
– Создать максимальное количество «мостов» между Академией и академическими институтами, теперь оказавшимися в Федеральном агентстве научных организаций (ФАНО). Понятно, что мы не могли конструировать эти «мосты» в противоречии с законом. Более десяти вариантов проекта Устава, последовательно появлявшихся после учета поступающих поправок и замечаний, прошли через Уставную комиссию. Думаю, версия, которая будет представлена Общему собранию, по максимуму использует возможности, предоставленные законом.
Давайте конкретизируем…
– Пожалуйста. Перечисляю.
Первое. Научно-методическое руководство институтами предполагает, что РАН определяет научную политику страны.
Второе. Схема принятия научных планов остается прежней: предложения ученых советов институтов рассматриваются отделениями РАН; наиболее интересные выносятся на президиум РАН, утверждаются и передаются через ФАНО в правительство.
Третье. Научные отчеты институтов также докладываются и утверждаются Российской академией наук.
Четвертое. Сохраняется исключительная роль отделений – и тематических, и региональных, – потому что за отделениями остается инициатива рекомендаций директоров институтов, и они проводят проверки научной деятельности институтов.
Пятое. Обсуждать разделы планов по направлениям будут Советы РАН, поскольку именно они понимают в них более других.
Шестое. В функции президиума РАН входит обсуждение кадровых вопросов, связанных с директорами институтов. Предполагается, что назначение директоров институтов в регионах, а также научные планы институтов будут проходить через президиумы региональных отделений.
Прежде в работе Общего собрания РАН принимали участие представители научных институтов. Сейчас им такой возможности не предоставили. Получается, основной «мост» разрушен?
– Действительно, раньше было представительство научных сотрудников Академии, и для связки это было хорошо. Но закон о реформе РАН (№ 253-ФЗ) в состав Общего собрания научных сотрудников, к сожалению, не включил. В этой части было много критики проекта Устава, но мы не могли выходить за рамки, установленные законом. Насколько мне известно, представители институтов будут работать в составе отделений с правом совещательного голоса.
Насколько известно, РАН хотела бы кое-что изменить в складывающейся схеме управления наукой. Какие действия будет предпринимать Академия?
– Мы ощущаем, что требуются поправки в закон. Руководство страны в ответ на нашу просьбу такие обещания давало. Но это уже потом. Сначала – Устав. В Академии есть люди, которые в принципе закон о реформе РАН не принимают. Но я считаю, что в сложившейся ситуации у нас нет иных вариантов, кроме как принять этот закон и работать дружно, без разногласий. Решение наших проблем, проведение широких выборов – это уже следующий шаг.
Я уверен, что принятие Устава – абсолютно ключевой момент в жизни Академии. Именно он сегодня определяет ее будущее. 
А.Ваганов, НГ

©РАН 2020