26 октября 2021 года состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

27.10.2021

Портал "Научная Россия" вел прямую трансляцию заседания

26 октября 2021 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

(проводится в режиме видеоконференции)

 

Председательствует президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.

х х х

Члены Президиума заслушали сообщение «Достоевский в национальном сознании».

В осуждении участвовали:

Владимир Ильич Толстой — советник Президента РФ по вопросам культуры,

Ольга Сергеевна Ярилова — заместитель Министра культуры РФ,

Сергей Геннадьевич Новиков — начальник Управления Президента РФ по общественным проектам.

==

Докладчик — доктор филологических наук Игорь Леонидович Волгин, вице-президент Международного общества Ф.М. Достоевского;

«Достоевский в отражении Запада». Докладчик — член-корреспондент РАН Вадим Владимирович Полонский, директор Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН;

«К 200-летию со дня рождения писателя». Докладчики — член-корреспондент РАН Всеволод Евгеньевич Багно, научный руководитель Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН; доктор филологических наук Наталья Александровна Тарасова, Институт русской литературы (Пушкинский дом) Российской академии наук.

==

Публикуем доклады:

«Достоевский в национальном сознании». Заслуженный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова И.Л. Волгин, президент Фонда Достоевского, вице-президент Международного Общества Достоевского (International Dostoevsky Society), член Оргкомитета по подготовке и проведению празднования 200-летия со дня рождения Ф.М. Достоевского (председатель — А.Э. Вайно).

  1. «Человек есть тайна…»

Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком. Прощай. Твой друг и брат

Ф. Достоевский

16 августа 1839. Петербург

Достоевскому 17 лет.

Тайна и сам Достоевский. Теперь мы разгадываем. Почему именно в России? Почему мировое (сверхлитературное) явление? Россия как область духовного излучения.

  1. Гадалка француженка г-жа Фильд. Её предсказание (1877).

  2. Проблема не столько литературоведческая, сколько ментальная. Речь идёт о конечных вопросах (о вопросах Достоевского) человеческого существования: о том, что есть человек, о будущем человеческого рода.

    Достоевский столь же разнолик и неисчерпаем, сколь разнолик и неисчерпаем русский национальный дух. Его природа столь же многообразна, сколь многообразна природа страны, его породившей.

    Достоевский в России больше, чем Достоевский.

  3. Человек ДО и ПОСЛЕ Достоевского. До каторги и после. Суицидный синдром?

    Ср.: Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрёт, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода (Евангелие от Иоанна. 12:24).

    Эпиграф.

    Он и есть то зерно.

  4. Гений — это мы. Крайние возможности человеческой природы. Пределы, которые может достичь человек. Акт самопознания.

  5. Пересечение научного и художественного мышления. Эйнштейн: «Достоевский дает мне больше, чем любой мыслитель, чем Гаусс».

  6. Христос и истина. «Мало того, если б кто мне доказал, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели с истиной».

    Если истина античеловечна (арифметика — ср. Раскольников) — остаётся с человеком.

  7. Нравственный императив. Единство морали.

«Что правда для человека как лица, то пусть остается правдой и для всей нации. Да, конечно, можно проиграть временно, обеднеть на время, лишиться рынков, уменьшить производство, возвысить дороговизну. Но пусть зато останется нравственно здоров организм нации — и нация несомненно более выиграет, даже и материально».

«Нет, надо, чтоб и в политических организмах была признаваема та же правда, та самая Христова правда, как и для каждого верующего. Хоть где-нибудь да должна же сохраняться эта правда, хоть какая-нибудь из наций да должна же светить. Иначе что же будет: всё затемнится, замешается и потонет в цинизме».

Внесение христианства в историческую практику, в политику государства. Горнило сомнений.

  1. Русская литература как национальная идея. «Без высшей цели не может существовать ни человек, ни нация».

    «В нашем национальном сознании никогда не было мира». Нет инстинкта самосохранения в народе. Он, народ, легко истребляет себя, сжигает себя, распыляет себя в пространстве.

  2. Биография как исследовательская проблема. Кризис научного биографизма. Мотивы художественных предпочтений? Михайловский замок: Павел I и убийство отца. Мужик Марей и убийство отца — две стороны народной души. Национальный архетип?

  3. Знакомство в день казни (А.Г. Достоевская, Ишутин).

  4. Из: Белоруссия (Великое княжество литовское) — Украина (Войтовцы, не знали отчество деда (Андрей Григорьевич), униат) — Москва. Символ славянского единства.

  5. МОСКОВСКИЙ ПИСАТЕЛЬ. До 15 лет. Почвенничество — московские истоки. «И царицей Авдотьей заклятой, достоевский и бесноватый…» Ср. Мышлаевский:

— А, черт их душу знает. Я думаю, что это местные мужички-богоносцы достоевские!.. у-у… вашу мать!

  1. Больница для бедных (социальных болезней имени Достоевского). Остался в ней навсегда. «Бедные люди» — вздох мировой скорби, божественная печаль по роду человеческому.

  2. Московский университет: двоюродный дедушка В.М. Котельницкий (медицинский факультет).

  3. Весь диапазон, весь спектр русских духовных исканий — от петрашевцев до Пушкинской речи. «Идеи меняются, сердце остаётся одно…». Биография — работающая модель России: личная духовная драма выступает как «вариант» русской трагедии, русской судьбы.

  4. Неизвестные аспекты биографии. (Мой исследовательский опыт): загадки происхождения, смерть отца, причины отставки, истоки эпилепсии, подробности дебюта, степень вовлечённости в «пропавший заговор», типографический сюжет, тактика на следствии, «ставрогинский грех», диалог с Толстым, взаимоотношения с императорским домом, Пушкинская речь, обстоятельства кончины и похорон.

  5. 7 ТОМОВ!!

Современное состояние науки. МОЙ СЕМИТОМНИК. 30 монографийнаучный прорыв. Владимир Николаевич Захаров. Участие студентов МГУ. Открытия. Моя работа: Достоевский как интурист. Открытие Европы. Встреча с Герценом. Типографический сюжет. Обыск на границе.

  1. Достоевский и русская революция. «От благодарных бесов». Версия продолжения «Братьев Карамазовых»: Алёша — цареубийца. Секрет русской революции. В неё пошли «чистые сердцем» идеалисты.

    Квартира Баранникова, обыск, кровотечение, арест Колодкевича. Царь и цареубийца. Символическая развязка.

  2. Феномен Пушкинской речи. 8 июня 1880 г. Овации, обмороки. Резонансный эффект: чувство исторического ожидания.

  3. Последний «Дневник писателя»: «Позовите серые зипуны». Национальные похороны — первая в России политическая демонстрация. Все партии (ср. похороны Толстого) и — 1 марта. Шанс упущен.

  4. Гоголь, Достоевский и Толстой — прорыв сквозь литературу. Этический максимализм. К новому мироустроению. «Выбранные места» à 2-й том «Мёртвых душ» (неудача). «Дневник писателя» à «Братья Карамазовы» (удача). Гоголь: отказ от литературы. Достоевский. Использование средств литературы. «Хороший писатель» — «плохой мыслитель». Минаев: «Вот ваш «Дневник», чего в нём нет? Гениальность и юродство…». Между тем высшей, можно даже сказать, навязчивой целью иных русских писателей было решение задач, строго говоря, лежащих за пределами искусства.

  5. «Дневник писателя». С.С. Дмитриев: моножурнал. История издания. Письма читателей. 1982: «Достоевский-журналист. «Дневник писателя» и русское общество». Ни один роман не вызывал такого резонанса. Создал прецедент обратной связи. В школе Достоевского не проходили. (Ср. Толстой). Ср. Интернет: ЖЖ, блоггеры и др.

  6. Диалог с Л. Толстым. Два полюса русской духовности. НЕВСТРЕЧА. Новый Завет — перевод Толстого: отказ от поэзии, евангельская «публицистика», только учение, свод моральных правил. Христос — скорее, коллега. Из подтекста — в текст. У Достоевского — напротив, в подтекст. Система повествовательных намёков. Последнее чтение. Достоевский: «не то, не то». Толстой — о Нагорной проповеди: «много лишнего, написано хуже Достоевского». Первый критик толстовства (Левин и убиваемый ребёнок).

  7. «Братья Карамазовы» как завершающий роман.

14 февраля 1881 г. И.Н. Крамской, две недели назад запечатлевший автора «Братьев Карамазовых» на смертном одре, писал П. М. Третьякову: «Я не знал, какую роль Достоевский играл в Вашем духовном мире, хотя покойный играл роль огромную в жизни каждого (я думаю), для кого жизнь есть глубокая трагедия, а не праздник» (эти слова уже приводились выше).

Надо сказать, что в момент смерти Достоевского подобное мнение отнюдь не является господствующим. Над свежей могилой Достоевского читателей призывают видеть в нём «лишь автора “Бедных людей” и “Записок из Мёртвого дома”, предав забвению деяния его на поприще реакции». По мнению анонимного автора этого газетного некролога, «Братья Карамазовы» есть лучшее доказательство того, что талант романиста «явно клонился к упадку».

И лишь спустя десять лет, уже в 1891 г., о «Карамазовых» будет замечено, что это произведение, «внутренняя поэзия которого почти сглаживает в нём колорит моды и клеймо времени». Поэтому, продолжает автор этих слов С. Андреевский, «мы даже не в состоянии представить себе эпохи, когда бы “Братья Карамазовы” утратили свой психологический и художественный интерес».

«После “Карамазовых” (и во время чтения), — пишет Крамской в уже приводившемся выше письме, — несколько раз я с ужасом оглядывался кругом и удивлялся, что всё идет по-старому, а что мир не перевернулся на своей оси».

  1. Взрыв интереса: Серебряный век. Д. Мережковский, Н. Бердяев, В. Розанов (ср. «Уединённое»), Л, Шестов, Вяч. Иванов. До этого: Вл. Соловьёв. Ощущение кануна? Предчувствие грядущей катастрофы? Кризис религиозного сознания?

  2. Ленин: архискверное подражание архискверному Достоевскому (О. Винниченко). «Явная реакционная гадость» (традиционное либеральное отношение к «Бесам» и «Братьям Карамазовым»). Воспоминания Валентинова?

    «Содержание сих обоих пахучих произведений, — заявил он, — мне известно, для меня этого предостаточно. «Братьев Карамазовых» начал было читать и бросил: от сцен в монастыре стошнило. Что же касается «Бесов» — это явно реакционная гадость, подобная «Панургову стаду» Крестовского, терять на нее время у меня абсолютно никакой охоты нет. Перелистал книгу и швырнул в сторону. Такая литература мне не нужна, — что она мне может дать?».

    Тем не менее — памятник Достоевскому. «От благодарных бесов». «Бесы» в Academia. Лев Каменев. Второй том не вышел. 1935.

    26. А.М. Горький (1934) — «злой гений наш».

    В. Шкловский на 1-м съезде писателей: «Что если бы сюда пришёл Фёдор Михайлович, то мы могли бы его судить как наследники человечества, как люди, которые судят изменника».

    27. Советский период: Аркадий Семёнович Долинин, Леонид Петрович Гроссман, Михаил Михайлович Бахтин, Виктор Владимирович Виноградов, Александр Павлович Скафтымов и — Георгий Михайлович Фридлендер.

    Доклад Бориса Леонтьевича Сучкова (ИМЛИ) 11 ноября 1971 г., Большой театр.

«Роман «Бесы» являет собой анатомию и критику ультралевацкого экстремизма».

  1. «Я не известен народу нынешнему, но буду известен народу будущему». Ныне, спустя более чем столетие после смерти Достоевского, мы не без горечи вынуждены констатировать, что мир не только не «перевернулся на своей оси», но, пожалуй, в некоторых отношениях стал безыдеальнее, жесточе, циничнее. Великие художественные открытия XIX и отчасти XX в., в том числе так называемые «романы-предупреждения», став неотъемлемой частью мирового культурного сознания, практически никак не повлияли ни на ход всемирной истории, ни на протекание «низкой» неисторической жизни. Они не смогли предотвратить ни одной из совершившихся с нами катастроф, ни решительным образом просветить наш дух, ни по крайней мере улучшить нравы. Как это ни печально, следует признать, что пока сбылись только самые мрачные пророчества Достоевского. Что же касается его представлений о мировом идеале — всё это по-прежнему находится вне рамок действительной жизни или, если угодно, в сфере филологических грёз.

  2. Нынешний мир всё больше удаляется от Достоевского. Шанс сделаться греками 3-го тысячелетия, которые за умеренную мзду будут бодро водить любознательный интуристов по руинам некогда цветущей культуры, по нашим взятым под опеку ЮНЕСКО метафизическим парфенонам: Пушкину, Достоевскому, Толстому и др.

    Достоевский не мыслит России без одушевляющей её «высшей идеи», которая оправдывала бы её присутствие в мире.

  3. Что предъявить на страшном суде? Ср. «Дон Кихот». Достоевский как символ России.

  4. Страдание. Юный Мережковский у Достоевского. Отец: нет уж, пусть лучше не пишет, лишь бы не страдал. Ср. «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать».

  5. А.Г. Достоевская. Жена в России больше, чем жена. «Этой отваги и верности…». Традиция: Н.Я. Мандельштам, Е.С. Булгакова и др.

  6. М. Шолохов, А.Н. Толстой, Л. Леонов, А. Солженицын — были академиками. Чехов, Горький, Бунин. А Достоевский — чл.-корр.

  7. «Пушкин умер в полном развитии своих сил и, бесспорно, унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем».

  8. Французский профессор-криминалист: «А ещё, господа, читайте Достоевского!»

Русская литература. Чехов — Суворину: русская литература не отвечает на вопросы, она их правильно ставит. Отвечаем — мы.

==

«Достоевский в восприятии Запада». Член-корреспондент РАН В.В. Полонский, директор Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН.

200-летие Достоевского — необычный, «трудный» юбилей. Трудность его связана с тем, что сама фигура этого писателя вырывается из тисков стереотипов юбилейного жанра. Как мало кто в мировой культуре, Достоевский, автор спасительных, мучительных и провоцирующих откровений о человеке, не поддается «монументализации», превращению в парадный бюст на аллее классической литературной славы.

Между тем путь на эту аллею — в большой степени через восприятие в ведущих культурах Запада — у него начался практически сразу после ухода из жизни. Впрочем, самые ранние отклики в иноязычной печати на творчество Достоевского появились, когда тому было лишь 25 — правда, в газете, которая выходила по-немецки в российской столице: «Sankt-Petersburgische Zeitung».

Первая большая волна, с которой начинается наплыв творчества русского писателя на западную литературу, приходится на первую половину — середину 1880-х. И здесь пальма первенства принадлежит Франции и Германии, которые, пожалуй, и в дальнейшем будут определять доминанты рецепции Достоевского на большом Западе.

В 1882 г. в Германии появляется перевод «Преступления и наказания» под названием «Раскольников» (пер. Генкеля). Это событие в дальнейшем было осознано критикой как важнейший факт в истории «юной Германии» — т.е. национальной школы немецкого натурализма. Перевод неоднократно тиражировался на рубеже веков и — скажу, забегая несколько вперед — именно ему, его особым акцентам, довелось во многом способствовать тому, что романы Достоевского сделаются питательной почвой для становления германского экспрессионистского кино как великого феномена новейшей культуры. Именно по этой книге в 1923 г. будет снят шедевр раннего киноэкспрессионизма — фильм Роберта Вине (Robert Wiene) «Raskolnikow».

В 1886 г. во Франции выйдет книга Мельхиора-Эжена де Вогюэ «Русский роман» — интеллектуальный бестселлер, который знаменовал начало «большой моды» на Западе и на русскую прозу, и на Россию в целом. Тому, надо сказать, немало способствовала и остроактуальная политическая прагматика — зарождение Франко-русского союза как основы будущей Антанты. В книге был дан цельный взгляд на Достоевского, который предопределит его восприятие на раннем этапе европейской рецепции.

К этому моменту во Франции уже опубликованы переводы всех основных, крупных произведений Достоевского. Правда, как правило, в весьма деформированных версиях. Показательно, что одним из наиболее «влиятельных» текстов франкоязычного Достоевского становится так называемый «L’esprit souterrain» («Подпольный дух») — под таким названием в том же 1886-м как бы «переводную» книгу выпускают известный переводчик с русского на французский Илья Гальперин-Каминский и писатель-символист Шарль Морис. Это — крайне странное сочинение, гибрид двух самостоятельных произведений Достоевского, причем разных периодов творчества — повести «Хозяйка» (1847) и донельзя отредактированных, переиначенных «Записок из подполья» (1864).

К этому стоит добавить, что романы писателя выходили поначалу в так называемых «адаптациях», т.е. скорее не переводах, а переложениях, в которых сказывалась старая французская традиция belles infidèles («прекрасно-неверных», «вольных» переводов) — переиначивания перелагаемых текстов под матрицы собственного художественного восприятия, их «избавления» от «варваризмов», не соответствующих галльскому вкусу. Показательно, что, например, «Братья Карамазовы» в адаптации того же Гальперина-Каминского оказались втрое короче оригинала. Однако — что нельзя упускать из виду — именно такие, зачастную дефектные, версии сочинений Достоевского становились основным объектом литературной рецепции за рубежом, формировали образ художественного мира писателя в мировом культурном сознании. В значительной степени по той простой причине, что на большинство языков мира, в том числе и на некоторые из крупнейших западных, скажем — итальянский и испанский, произведения романиста переводились не непосредственно с русского, а с языка посредника. А в этой роли в основном тогда выступал французский — главный международный язык культуры. Т.е. переводили с версий, подобных гальперинским.

И все же надо признать, что это в конце концов не помешало формированию характерных общезападных представлений о Достоевском и его мире, которые в целом выдержали испытание временем и, не меняя сути, лишь развернули свой потенциал, когда — уже в XX веке — пошел сквозной процесс системного освоения разными мировыми культурами наследия писателя по первоисточникам, русским оригиналам.

Восприятие Достоевского на Западе можно представить как процесс, включающий в себя несколько этапов.

Первая половина — середина 1880-х — это отправная точка, время первичной рецепции отечественного классика. Вогюэ в своей книге видит в Достоевском — как и в русском романе в целом — важный инструмент для внутрифранцузской литературной борьбы за обновление реализма и натурализма — иссушенного, погрязшего в материализме и принципах позитивистского жизнеподобия. Достоевский предстает способным внести туда целительное начало одухотворенной метафизичности и динамику религиозного драматизма. И для французской, и для немецкой критики здесь важно расширение натуралистического репертуара типажей за счет «униженных и оскорбленных» с сопутствующей рефлексией этического порядка.

Сер. 1880-х — конец XIX в. — этап, на котором восприятие Достоевского тесно сопрягается с формированием устойчивой системы стереотипов о России и русских и риторизацией такой важной ее составляющей, как миф о пресловутой «русской/славянской душе». И Достоевскому, пропущенному сквозь сознание и оценку европейским читателем, невольно навязывается роль одного из ключевых авторов помянутого мифа. Этот феномен обусловлен сложным и важным процессом постепенного размывания парадигмы чистого евроцентризма, самодостаточности старых европейских культур, рождением запроса на портретирование собственного национального своеобразия и на образы Другого как объекта западной рефлексии и потенциального субъекта глобальных процессов на этапе переделки мира в перспективе грядущего, XX-го, века. Россия, европейская страна, относящаяся при том к отличному от романо-германского типа цивилизации, идеально годилась на роль динамично познаваемого и легко адаптируемого Другого. Едва ли не наиболее чистым, репрезентативным и востребованным выразителем подобной «инаковости» на общедоступном языке художественной словесности и выступал Достоевский.

Прежде всего эта «инаковость» осознавалась в его образе человека — близкого, но другого, принципиально отличного от западноевропейца своей несводимостью к императиву рационального, формализованного, разумно-ограниченного. «Славянская душа», или «человек Достоевского», в рамках этого комплекса восприятия, — тот, кто, во-первых, вбирает экстремумы, крайности в свой внутренний опыт, а во-вторых снимает границы между ними, делает эти полюса взаимообратимыми.

Россия Достоевского воспринималась как Другой, и на это великое и малопонятное духовное пространство можно было проецировать многое — и надежды, и фобии. Что принципиально важно и что превращает Достоевского в мирового классика, — так это тот факт, что его художественный мир оказался способен прорвать ограниченность вопросов о соотношении собственного национального и инонационального. Очень скоро — уже к началу XX века — в сознании крупнейших западных писателей и критиков он перестает быть другим, адаптируется как свой. Его слово о человеке, которое прежде воспринималось как весть о человеке русском, теперь явственно предстает откровением о человеке вообще. Так вырисовываются контуры третьего — и по сути до сих пор длящегося — этапа восприятия Достоевского на Западе.

Мир вступал в эпоху тотального кризиса, цивилизационного слома. И в Достоевском на рубеже XIX-XX вв. Запад увидел того, кто предложил антропологическую модель, адекватную этому транснациональному драматическому опыту. Русский писатель — портретист подпольного сознания вплоть до наших дней будет изумлять потомков бесстрашно взрытыми копями иррационального, бес- и подсознательного. Не случайно его присутствие на протяжении более чем столетия будет неотменимым практически во всех сферах мировой культуры, где сказывается безмерно расширившееся представление о постклассическом человеке с его психической амплитудой от серафического до чудовищного.

Более чем закономерно, что Зигмунд Фрейд признавал ключевое влияние, оказанное на него и целый ряд его концептуальных положений чтением — на протяжении десятилетий — Достоевского. Роман «Братья Карамазовы» венский доктор называл величайшим из когда-либо созданных в мировой литературе. А в 1926 г. опубликовал свой знаменитый очерк «Достоевский и отцеубийство», написанный по предложению М. Эйтингона в качестве предисловия к немецкому изданию «Карамазовых».

Подобная универсализация взгляда на Достоевского как носителя откровения о кризисном человеке на протяжении XX века идет в параллель важнейшим философским влияниям и историческим катаклизмам эпохи. В 1900-е г. его восприятие на Западе резонирует с влиянием Анри Бергсона, концепцией «жизненного порыва», интуитивизмом и витализмом, сметавшим былую картезианскую рациональную картину мира. К середине 1910-х и на Западе, и в России формируются авангардные художественные системы, которые сейсмографируют антропологический кризис как следствие катастрофических толчков истории — прежде всего травм Первой мировой войны, русской революции и ее следствий на Западе. И для экспрессионизма — интегрального направления и стиля этой эпохи, — и для дадаизма, и для сюрреализма, и для многих иных авангардных феноменов, откликающихся на парадигму кризиса, Достоевский — сильнодействующий магнит.

Выразительно о том свидетельствует, к примеру, знаменитая картина выдающегося авангардиста Макса Эрнста «Встреча друзей» (Au rendez-vous des amis) 1922 г., на которой изображена группа Андре Бретона в эпоху становления сюрреализма. Помимо молодых писателей и художников там присутствуют Рафаэль и Достоевский. И на коленях у Достоевского расположились Макс Эрнст (автор картины) и известный писатель и критик Жан Полан (Jean Pauhlan)...

Ближе ко Второй мировой войне и — особенно — после нее, как результат принесенного ею трагического опыта и его последствий, в том числе и отдаленных, воздействие Достоевского оказывается корневым для философии и литературы западного экзистенциализма. Причем не только для французов, которые формировали эту философскую концепцию (Маритен, Камю, Сартр, Мальро...) и риторизировали такие понятия, как «свобода», «существование», «покинутость», «предельная ситуация» в плотном соотнесении с тезаурусом Достоевского. Комплекс «психологического подполья» оказывает радирующее воздействие и на экзистенциальные поиски американской литературы второй половины XX в. (да и вплоть до наших дней). Он вошел в ее обиход, стал одним из культурных архетипов. Отсылки к «подпольному человеку» и иным «достоевизмам» мы встречаем и у Сола Беллоу, и у Дж. Сэлинджера, и у Джека Керуака, и у Энтони Бёрджесса, и у Брета Истона Эллиса, и у Перси Уокера, и у Дэвида Фостера Уоллеса.

В свете общих закономерностей западной рецепции Достоевского примечателен один эпизод. 18 декабря 1929 г. в парижском Социальном музее на заседании Франко-русской студии — важной площадки диалога между ведущими интеллектуалами двух культурных традиций, российской (представленной, естественно, эмиграцией) и французской, обсуждавших здесь с 1929-го по 1931 г. наиболее жгучие для обеих сторон сюжеты, главным предметом разговора стал Достоевский. Показательны фокус и масштаб восприятия его фигуры, величина аксиологических ставок, в общем-то шокирующая, заданные уже в начальной части установочного, первого доклада о Достоевском.

Его автор — публицист Кирилл Зайцев — бросает радикально провокативный и пленительно притязательный тезис: Достоевский стал первым в мире, за века писателем, кто оказался по-настоящему способен изменить человека. Никому до него это не удавалось. Даже самым великим, даже Шекспиру: «Человек, испытавший влияние Шекспира, не становится иным. Есть лишь один единственный писатель, за которым можно признать подобное влияние на душу человеческую. Это — Достоевский».

Причем влияние его — отнюдь не радостная благостыня, а страшный, испепеляющий, воскрешающий через пагубу инициатический огонь, исходящий из пространства духовных экстремумов, где происходит вечная мистериальная битва Добра и Зла — единственный метасюжет Достоевского, титана, восставшего на Создателя, невиданного из богоборцев мировой литературы, Иакова, обращенного в Израиля по исходу битвы с Богом. Докладчик решается на пронзительную формулу, бросая в зал: «Достоевский — Сатана, обращенный и простертый ниц пред ликом Христовым» (Dostoïevski est le Satan converti et prosterné devant l’image du Christ).

А потому-то, по мысли диспутанта, «если вам доведется погрузить свой взгляд, пусть лишь на мгновение, в бездну, в небытие Достоевского, вы испытаете незабываемое потрясение, следы которого нестираемы. Вы отравлены Достоевским на всю жизнь. Вы можете победить Достоевского. И коль хотите жить, Вы должны победить Достоевского. И он сам указует вам путь к победе. В любом случае более вы не тот человек, каким были прежде».

Мировой культурный ландшафт Достоевский изменил точно, представив свой опыт гениальных конвульсий кризисного сознания в поисках искупления ключом к построению и глубинной дешифровке новой парадигмы тотального кризиса — эпохи великих катаклизмов, революций, мировых войн, крушения традиций и человеческой идентификации в мире, возгласившем собственную обезбоженность.

Именно в этом своем качестве он стоит у истоков европейского экспрессионизма и оказывается для очень многих уникальным, ни с кем не сравнимым выразителем самого духа трагических переломов истории. Не случайно Томас Манн в своей страстной, мутной и глубокой книге «Размышления аполитичного» (“Betrachtungen eines Unpolitischen”, 1918), которая выросла из крови и пепла Первой мировой, в сущности выставляет Достоевского — писателя воюющего с Германией народа, да еще и слывшего «националистом» — своим «альтер эго», собратом, помогающим перенести немцу-традиционалисту-интеллектуалу фрустрацию поражения. И даже противопоставляет России, где Достоевский дескать «забыт», его невиданную популярность в переживающей военный разгром и брожение духа Германии, где «юные художники <...> сегодня, как мало кому, преданы великому провозвестнику души» — русскому романисту.

Сказанное Томасом Манном как будто подхватывает другой великий немец — Герман Гессе — в эссе послевоенного 1919 г. под символически значимым заглавием «Братья Карамазовы, или Закат Европы». Это заглавие по сути превращает в нарицательную формулу сопряжение имени Достоевского с книгой Освальда Шпенглера, которая послужила историософским обоснованием эпохальному диагнозу: упадку и кризису западной цивилизации.

Гессе начинает с красноречивой констатации: «в произведениях Достоевского, а всего сильнее в «Братьях Карамазовых» с невероятной отчетливостью выражено и предвосхищено то, что я называю «Закатом Европы». В том факте, что именно в Достоевском — не в Гёте и даже не в Ницше — европейская, в особенности немецкая, молодежь видит теперь своего величайшего писателя, я нахожу что-то судьбоносное. Стоит лишь бросить взгляд на новейшую литературу, как всюду замечаешь перекличку с Достоевским, пусть и на уровне простых и наивных подражаний. Идеал Карамазовых, этот древний, азиатски оккультный идеал начинает становиться европейским, начинает пожирать дух Европы. В этом я и вижу закат Европы. А в нем — возвращение к праматери, возвращение в Азию, к источникам всего, к фаустовским «матерям», и, разумеется, как всякая смерть на земле, этот закат поведет к новому рождению. Как закат этот процесс воспринимаем только мы, современники его [...]».

Представителя старой европейской культуры настораживает и в сущности ужасает революционный заряд духовидческих полетов русского писателя, лихо сметающих опоры и «строительные леса» классической западной морали и этики и их самодостаточности.

Гессе вопрошает и отвечает: «Но что же это за «азиатский» идеал, который я нахожу у Достоевского и о котором думаю, что он намерен завоевать Европу?

Это, коротко говоря, отказ от всякой нормативной этики и морали в пользу некоего всепонимания, всеприятия (курсив мой — ВП), некоей новой, опасной и жуткой святости, как возвещает о ней старец Зосима, как живет ею Алеша, как с максимальной отчетливостью формулируют ее Дмитрий и особенно Иван Карамазов.

[...] «новый идеал», угрожающий самому существованию европейского духа, представляется совершенно аморальным образом мышления и чувствования, способностью прозревать божественное, необходимое, судьбинное и в зле, и в безобразии, способностью чтить и благословлять их».

Так являет себя, по логике Гессе, коллективный Карамазов — русский человек, но при этом уже и универсальный, завоевавший как минимум Запад, «приближающийся человек европейского кризиса».

Велик соблазн соотнести «всепонимание» и «всеприятие» из этой цитаты — равно как и «русского человека» в его универсалистской проекции по Гессе — с понятием «всемирной отзывчивости» русского народа, как его формулирует Достоевский в знаменитой Пушкинской речи 1880 г. Здесь мы встречаем очень характерное смещение фокуса в западной оптике восприятия русского классика...

Достоевский провоцировал, преображал и перерождал — пугая и изумляя. Причем уже с начальной поры своего выхода к мировому читателю. Показательна та ошеломленная настороженность, с какой оцениваются его мистические прозрения, попирающие все мыслимые конвенции «высокого» искусства, чрезмерные, диковатые с точки зрения латинского эстетического императива, тем же Вогюэ. Вслед за ним дистанцироваться от Достоевского спешит и датский критик Георг Брандес, для которого русский писатель — «настоящий скиф, истинный варвар без единой капли классической крови».

За десятилетия способность Достоевского пугать, провоцировать и сводить с ума западного читателя лишь отстаивалась и крепла. Частное, но характерное тому свидетельство мы встречаем в статье известного французского критика межвоенной поры Андре Руссо в газете «Кандид», посвященной выходу в 1931 г. первой франкоязычной биографии Достоевского «La vie pathétique de Dostoïevsky», написанной русским эмигрантом и литератором-франкофоном Андре Левинсоном. Один из своих вопросов автору книги Руссо предваряет таким рассуждением: «Гений Достоевского меня возмущает более, чем притягивает. Полное издание “Братьев Карамазовых” я держу, как дикого зверя в клетке, запертым в книжном шкафу, поскольку знаю, что стоит лишь мне открыть эту инфернальную книгу, как я сразу же брошу ее на стол и убегу, схватившись за голову, дабы убедиться, что я не сумасшедший, что существует еще чистый воздух, каким можно дышать под благосклонным небом, что, наконец, мир еще возможен»[1].

В свете этих рассуждений становится, наверное, понятнее, почему, скажем, тот же Фрейд в письме к Т. Рейку признавался: « <...> при всем моем восхищении Достоевским, его интенсивностью и совершенством я его не люблю. Это потому, что моя терпимость к патологическим случаям истощается во время анализа».

Подобная амбивалентность оценок может становится одной из доминант западной рецепции отечественного писателя. Причем примечательно, что признание в этом может требовать слов-сигналов из языка самого русского классика, как в случае с Д.Г. Лоуренсом, писавшем: «Я испытываю к Достоевскому что-то вроде подпольной любви. Но сам он никогда не хотел быть любимым. На всех он оказал отталкивающее влияние» [курсив мой — ВП].

Мучительная невыносимость Достоевского предстает обратной и неизбежной стороной его победительно пленяющих мистериальных откровений. Закономерно, что Томас Манн, запечатлев свой опыт Первой мировой войны в сущности апологией русского писателя, по окончании Второй мировой, с нацистской травмой в анамнезе, подвергнет совсем иной оценке миры и суждения автора «Карамазовых», идеолога иррационального и мистики «почвы» — в статье с красноречивым названием «Достоевский, но в меру» (1946, предисловие к американскому изданию «избранного» Достоевского).

В мировой критике XX века его фигура помещается в один ряд не с чистыми писателями, а с мыслителями — зачинателями новых духовных путей и диагностами эпохальных кризисных сломов. Чаще всего вместе с Платоном, открывающим великую традицию европейского идеализма, Паскалем, отцом глубинной религиозной рефлексии больного, парадоксального сознания на пороге нового времени, и Ницше, глашатаем трагики сверхчеловеческого. Примечательно, что, случайно познакомившись с Достоевским в 1887 г. по уже упомянутому французскому изданию «L’Esprit souterrain» («Подпольного духа»), Ницше почувствовал глубокое психологическое родство с героем «Записок из подполья». Есть основания предполагать, что понятия «воли к власти», «ресентимента», «нигилизма» были сформулированы германским философом в напряженном диалоге с его русским собратом-писателем. Так рождается одна из классических тем компаративистики «Достоевский и Ницше», которую словами одного из героев этой коллизии можно назвать битвой «Диониса против Распятого…»

Т.е. Достоевский — ключевой элемент кода и всей европейской традиции религиозной рефлексии, и эпохи великого культурного слома, рубежа веков и XX столетия. И в этом качестве мимо него не мог пройти практически никто из тех больших мировых художников, кто так или иначе нес в себе этот слом. Пожалуй, по степени своей контагиозности, способности инфицировать собственным опытом художественные миры, Достоевский действительно уникален. Ведь даже те, кто сознательно и последовательно автора «Бесов» и «Карамазовых» отвергал и бросал ему вызов, оказывались уже в силу неотвязной потребности этой борьбы глубоко от него зависимыми и отчасти даже им порабощенными. Таких в общем много — от Бунина до Набокова и Джозефа Конрада.

Но несравнимо больше тех, кто принял его влияние так или иначе добровольно — от Андре Жида, Альбера Камю, Верфеля, Дёблина, Рильке, Дж. Фаулза, А. Мердок или Альберто Моравия на Западе Европы до Акутагавы Рюноскэ и Акиры Куросавы на Востоке Азии.

Это влияние отзывается едва ли не во всех областях мировой культуры. Показательно, что, постановка 1911 г. «Братьев Карамазовых» в парижском «Театре искусств» в инсценировке Жака Копо и Жана Круэ сыграла не меньшую роль в истории обновления французского театра, чем постановки МХТ — театра русского. Выразительных и порой неожиданных примеров перенесения литературного материала Достоевского в иные искусства за прошедший век — бесчисленное множество. Упомяну лишь два ярких опыта в достаточно неожиданном для русского романиста жанре, — жанре оперы: «Раскольников» Пауля Зутермейстера, который прошел в 16 театрах Европы в 1948-1969, и «Записки из подполья» Джека Симмондза, поставленные в Сиднейской камерной опере Неттой Яшчин в 2011-м...

Сегодня Достоевский — очевидно, наиболее издаваемый, читаемый, и инсценируемый на Западе русский автор. Но, разумеется, не только.

Он продолжает оставаться поставщиком точнейших инструментов осмысления, концептуализации и описания тотального кризиса человека и цивилизации. И потому более чем симптоматично, что на прошедших менее месяца назад в парижской Штаб-квартире ЮНЕСКО торжествах в честь 200-летия Достоевского ведущие интеллектуалы из России, Европы, Азии и Латинской Америки лейтмотивом своих выступлений сделали рассуждения о том, насколько послание писателя живо актуально в современном мире, где его образы служат гораздо более адекватным языком передачи и понимания новостей, чем язык информагенств. Поскольку вряд ли что-то лучше поможет нам уразуметь, чтó есть трансгуманизм современного глобального дигитально-технократического мира, чем описанные Достоевским феномены «нигилизма» и «щигалевщины», или чтó есть природа демонстративного преступления и террористического карнавала — чем «комплекс Раскольникова», «повязанность» «кровью» и общим кощунством из «Бесов». Наконец, нам еще, боюсь, предстоит ощутить взрывоопасный потенциал «подпольного сознания» как когнитивной конструкции для человека с опытом локдауна.

К счастью, мир ценностных крайностей Достоевского биполярен. Там есть и иной полюс. Собственно ради него и создавался грандиозный художественный мир писателя.

Достоевский в восприятии Запада (pptx, 750 Kб)

==

«Второе академическое собрание сочинений Ф. М. Достоевского в Пушкинском Доме». Член-корреспондент РАН Всеволод Евгеньевич Багно, научный руководитель Института, доктор филологических наук Наталья Александровна Тарасова — Институт русской литературы (Пушкинский дом) Российской академии наук.

Вступая в третье столетие со дня рождения Федора Михайловича Достоевского (1821–1881), мы понимаем, что романы великого русского писателя, прочитанные в переводе на любой из языков мира, являются языком межнационального общения, на котором говорят сегодня сотни миллионов людей на земле.

Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН вносит свой вклад в празднование юбилея Достоевского, главным образом начатой в 2013 г. работой по подготовке второго исправленного и дополненного академического Полного собрания сочинений и писем писателя в 35 томах (главный редактор В.Е. Багно, заведующий Группой по изучению творчества Ф.М. Достоевского в 2009-2019 гг. В.Д. Рак, с 2019 г. — Н.А. Тарасова).

Под исправленным и дополненным понимается издание, в которое вносят изменения в максимально необходимом объеме в тех случаях, когда при воспроизведении текстов Достоевского или составлении комментариев были допущены неточности, а также выявлена их неполнота. Во второе собрание включаются — с распределением по томам — все обнаруженные после выхода соответствующих томов или завершения первого собрания сочинений творческие и иные тексты писателя, рукописные и печатные, в том числе дубиальные, атрибутируемые с достаточно высокой степенью вероятности.

В основу издания положено Полное собрание сочинений Ф.М. Достоевского под редакцией академика Г.М. Фридлендера (Л.: Наука, 1972–1990) — фундаментальный труд, базовый для специалистов по творчеству Достоевского. Многие материалы, напечатанные в первом академическом собрании, сохраняют свою источниковедческую ценность по сей день, несомненны и усилия составителей по сохранению текста от воздействия идеологической цензуры советского времени.

Произведения Достоевского не соответствовали «методу социалистического реализма», в них, проникнутых глубокой христианской религиозностью, видели опасную своей убедительностью крамолу. В романе «Бесы», хотя его проблематика гораздо шире и не сводится к жанру политического памфлета, усматривали критику революционных идей. Сотрудники ПСС Достоевского трудились в беспрестанном ожидании принудительного закрытия работ, заместитель председателя Редколлегии Г.М. Фридлендер был вынужден постоянно отстаивать сохранение текстов от цензурных купюр. Для предупреждения и отвода подобных угроз приходилось виртуозно оттачивать инструментарий, прибегать к безукоризненно сухому стилю и объективистской манере подачи материала. Однако именно поэтому пушкинодомское ПСС Достоевского впоследствии неоднократно признавалось образцовым.

Вместе с тем с момента завершения издания прошло 30 лет, за это время исследователи Достоевского сделали огромный рывок в изучении творчества писателя, появились другие научные издания его текстов, получили обоснование новые методики текстологической работы на обширном материале русской и мировой классики, разработаны методы применения новейших информационных технологий при исследовании и публикации текстов, ведется архивный поиск, в результате которого уточняются многие факты биографии великого романиста и творческой истории его произведений, представители русской и мировой культуры продолжают интересоваться темой «Рецепция личности и творчества Ф.М. Достоевского». Эти условия определяют необходимость и значение второго Полного собрания сочинений, где отразились бы достижения современной текстологической науки и результаты изучения художественного наследия писателя.

Основными задачами второго издания являются:

— публикация на основе всех имеющихся источников полного корпуса критически установленных, научно проверенных художественных, публицистических, эпистолярных и иных (нереализованные замыслы, оставшиеся в планах и набросках, записные тетради, дарственные надписи и пр.) текстов Достоевского;

— восстановление истории каждого текста посредством публикации всех сохранившихся материалов, к нему относящихся (планы, конспекты, подготовительные записи, черновые наброски, разные редакции, варианты рукописей и прижизненных изданий и пр.);

— научное комментирование текстов. ПСС2 должно продолжить осуществленное коллективом ПСС1 историко-литературное изучение творческого наследия Достоевского, что предполагает критический учет и отражение разнообразных дополнений и уточнений, введенных в научный оборот после выхода ПСС1, исправление выявленных неточностей, ошибок и иных погрешностей, а также обязательную корректировку присутствующих в ПСС1 конъюнктурных идеологических наслоений советской эпохи.

Второе собрание сочинений дополняется томом рисунков Достоевского на его рукописях. Современники писателя не подозревали, что он рисовал в процессе обдумывания и создания своих произведений. На многих страницах рабочих тетрадей писателя встречаются каллиграфические прописи, пробы пера, росчерки, рисунки. 1860-1870-е гг. стали временем наиболее интенсивного обращения Достоевского к графике. В рукописях этого периода формировались крупные творческие замыслы (в том числе романов, открывающих «великое пятикнижие», — «Преступление и наказание» и «Идиот»). Разработка художественных идей выражалась не только в их вербальном воплощении, но и в создании системы образных представлений, которые способна передать именно графика: портреты героев будущих произведений, «готика» как отражение эстетических впечатлений Достоевского от европейской храмовой культуры, с которой писатель был хорошо знаком.

 (jpg, 133 Kб)

Рис. 1. Ф.М. Достоевский. Подготовительные материалы к роману «Бесы».
Страница записной тетради с набросками архитектурных деталей и каллиграфией.

Предполагаются сопровождающие тома, вне общей нумерации, но в похожем оформлении, содержащие иную по отношению к ПСС2 публикацию творческих материалов Достоевского (например, записные тетради полным текстом), фундаментальные справочники (например, «Летопись жизни и творчества Ф.М. Достоевского», «Библиотека Ф.М. Достоевского»), другие материалы, издание которых в подобной серии будет сочтено целесообразным и необходимым.

На сегодняшний день из печати вышло 9 томов (СПб.: Наука, 2013-2020), включающих раннее творчество писателя до- и послекаторжного периода, а также первые романы «великого пятикнижия» — «Преступление и наказание» (1866) и «Идиот» (1868) — и подготовительные материалы к ним. Сейчас идет подготовка к публикации печатного текста и рукописей романа «Бесы», в планах — более поздние и не менее известные произведения писателя — романы «Подросток» и «Братья Карамазовы», а также публицистика, письма и многое другое.

При подготовке текстов Достоевского к печати проводится их сплошная сверка с источниками. Новое текстологическое исследование рукописей позволило во многих случаях исправить ошибки предшествующих научных публикаций, искажающие смысл авторского текста, уточнить ход творческого процесса автора, датирование записей, особенности их творческой истории. Кроме того, эта работа способствует обоснованию самой методики текстологического анализа рукописей Достоевского и уточнению принципов их публикации.

Приведем пример, иллюстрирующий характер исправлений в области текстологии.

В черновой записи к «Бесам» есть строки, опубликованные неточно. В такой ошибочной формулировке они вошли в научный оборот и неоднократно цитировались в научной литературе. Опираясь на ошибочное прочтение первых изданий, исследователи выносили эту неточную цитату в название своих книг.

В публикациях:

Первая публикация:

«Мир станет красота Христова» (Записные тетради Ф. М. Достоевского / Подгот. к печати Е. Н. Коншиной; коммент. Н. И. Игнатовой, Е. Н. Коншиной. M.; Л.: Academia, 1935. С. 222).

ПСС1:

«– Мир станет красота Христова» (Т. 11. С. 188).

Рукопись:

«Міръ спасаетъ Красота Христова» (РГБ. Ф. 93. I. 1. 5. С. 40).

(jpg, 15 Kб)

Рис. 2. Черновая запись к роману «Бесы»

Ошибочные чтения объясняются неразборчивостью почерка в этом отрывке и спецификой некоторых начертаний (например, «К» в слове «Красота» выглядит как прописная, но в текстах Достоевского встречаются и строчные написания «к» с крупно прописанными элементами, поэтому в публикациях часто возникают варианты интерпретации слов с начальным «к»). Глагол «спасаетъ» записан нечетко, некоторые буквы очень мелкие (например, второе «с» и буква «е»).

В пользу чтения «спасаетъ» говорят два обстоятельства: начертание буквы «п» — в записи два основных штриха, а не три (как в варианте буквы «т»); вторая «а» после мелко записанной «с» (в публикациях это сочетание было принято за букву «н», но такой вариант не является правильным: «н» Достоевский пишет с более тонкими вертикальными штрихами, а здесь в начертании есть скругление, которое типично для гласных, в частности, для «а»).

Таким образом, неверное прочтение одной лишь буквы может запустить целую традицию неверного научного истолкования текста. Текстологическая работа способствует восстановлению подлинного смысла многих записей Достоевского.

То же следует сказать и о подготовке обновленных комментариев к произведениям писателя. В настоящее время научная и критическая литература о Достоевском насчитывает тысячи книг и статей, посвященных творческой истории его произведений и восприятию их в России и за рубежом, в мировом масштабе, в разные исторические периоды, содержащих разнообразные интерпретации, гипотезы, догадки, сопоставления и т. п. Накопленные в этом материале важнейшие выводы и положения, имеющие прочное обоснование и получившие общее признание в достоевсковедении, равно как и весомые отличные мнения и полемические соображения, должны быть с достаточной полнотой отражены в статейных и реальных комментариях в новом собрании сочинений. Это касается в том числе христианского контекста творчества Достоевского, так как данной теме в советский период не было уделено достаточного внимания; в наши же дни она приобрела особую научную и общественную значимость и на ней зачастую сосредоточено едва ли не преимущественное внимание исследователей.

Тексты Достоевского определяются нами как имеющие историческое значение и принадлежащие иной эпохе, как плод творческой работы автора, заслуживающий внимательного, вдумчивого прочтения. Поэтому они печатаются «с сохранением наиболее важных особенностей, свойственных писателю и его эпохе», при этом «понятию “важные особенности орфографии и пунктуации” придается <...> более расширенный по сравнению с Акад. ПСС смысл, вследствие чего тексты могут быть освобождены от цензурного насилия, корректорского ригоризма и ошибок чтения и понимания и во всех признанных необходимыми случаях возвращены написания и знаки препинания источника» (см.: От редакции // Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. и писем: В 35 т. СПб.: Наука, 2013. Т. 1. С. 19–20).

 (jpg, 64 Kб)

Рис. 3. Из фондов Пушкинского Дома. Личные вещи Ф. М. Достоевского:
чернильный прибор; очки с футляром; портсигар; бант распорядителя на открытии памятника А. С. Пушкину в Москве в 1880 г.

В планах научного коллектива — создание Интернет-портала «Цифровой Достоевский», на котором были бы представлены тексты писателя и результаты их исследования.

Анализ цифровых архивов в сети Интернет, связанных с презентацией мирового культурного наследия, показывает, что каждый такой архив создавался на основе длительной, иногда занимавшей целые десятилетия, научной работы, направленной на сбор рукописных и печатных источников, реставрацию рукописных материалов, их текстологическое исследование, изучение их творческой и нетворческой истории, определение методики работы с ними и концепции их текстуального и цифрового воспроизведения, а также длительную подготовительную работу по выбору технического оборудования и оцифровке текстов.

Цифровой архив Достоевского мог бы объединить материалы многих архивных собраний — мест хранения творческих рукописей, эпистолярного наследия, других рукописных и печатных источников, связанных с жизнью и творчеством писателя. И эта электронная база данных могла бы стать площадкой для дальнейших исследований. Такая работа ведется сотрудниками в рамках проектов, поддержанных Российским научным фондом.

Проблемы сегодняшней работы заключаются прежде всего в недостаточном финансировании и малочисленности коллектива, в недостатке квалифицированных кадров, специалистов, которые могут читать Достоевского в оригинале, на его языке и печатать в критически выверенном научном издании — а это предполагает и знание первоисточников, и умение их грамотно (то есть при необходимости и критически) анализировать.

Поэтому для подготовки такого значительного корпуса текстов, как Полное собрание сочинений Ф. М. Достоевского, имеющихся сотрудников недостаточно — особенно это касается выполнения текстологической работы. Необходимо расширение научного коллектива издания за счет привлечения высококвалифицированных специалистов из ведущих научных центров страны, занимающихся исследованием и изданием произведений Достоевского. Кроме того, крайне низкий тираж томов — от 300 до 700 экземпляров каждый — не позволяет обеспечить новым изданием все университетские и региональные научные библиотеки и удовлетворить несомненный и неоднократно проявленный интерес читателей по всей стране и за ее пределами. Это те насущные вопросы, которые требуют внимания.

х х х

Члены Президиума заслушали сообщение «О работе Научного совета РАН по материалам и наноматериалам». Докладчик — академик РАН Сергей Михайлович Алдошин.

Постановлением Президиума РАН от 24 декабря 2013 г. № 281 был утвержден новый состав Научного совета РАН по наноматериалам. Председателем был назначен академик С.М. Алдошин, ученым секретарем — д.х.н. Э.Р. Бадамшина.

26 января 2016 г. президиум РАН на основании обращения членов Совета своим постановлением № 18 утвердил его новое название — «Научный совет РАН по материалам и наноматериалам». Обусловлено это было тем, что круг вопросов, рассматриваемых на заседаниях Научного совета РАН по наноматериалам, не ограничивается только наноматериалами, а включает проблемы, связанные с современными тенденциями и состоянием исследований и разработок в области металлических материалов и наноматериалов, материалов для органической электроники, электрохимических источников тока, полимерных материалов и наноматериалов, а высокая квалификация членов Научного совета позволяет рассматривать этот широкий круг проблем. Было утверждено новое Положение о Совете и его состав.

В 2019 году в соответствии с п. 2 постановления Президиума РАН от 22 января 2019 г. № 12 о подготовке в установленном порядке положений и составов советов, комитетов и комиссий при Президиуме РАН утверждено Положение о Научном совете РАН по материалам и наноматериалам и его состав.

В настоящее время в состав Совета, насчитывающий 47 членов, входят ведущие ученые из институтов РАН (55 %), университетов (30 %), НИИ (8.5 %), а также представители (6.5 %) госкорпораций (Росатом), некоммерческих структур (Российский союз химиков) и фондов (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере), имеющих непосредственное отношение к материаловедению.

Научный совет РАН по материалам и наноматериалам — активно действующий Совет при Президиуме РАН. За прошедшее с начала 2014 года время проведено 29 заседаний, на которых, с целью проведения экспертного анализа состояния научно-инновационной деятельности в области разработки и создания материалов и наноматериалов в РФ, заслушиваются и обсуждаются обзорные доклады ведущих ученых, содоклады и выступления участников заседаний с детальным обсуждением научно-технических проблем, анализом инновационного потенциала в рассматриваемой области, научно-производственной деятельности, существующих трудностей и возможных путей их преодоления.

Совет проводит циклы заседаний по актуальным вопросам материаловедения с приглашением ведущих отечественных и зарубежных ученых, представителей государственных и бизнес структур, руководителей и ведущих специалистов производственных предприятий частного и государственного сектора.

Отметим некоторые из этих актуальных тематик.

Так, обсуждались вопросы, связанные с состоянием дел в области металлических материалов и наноматериалов. В этих заседаниях, наряду с членами Совета, приглашенными представителями университетов и институтов РАН, принимали активное участие Советник Председателя Правления по науке, Главный ученый, Член Правления ОАО «РОСНАНО», Член Правления Фонда инфраструктурных и образовательных программ С.В. Калюжный, руководитель проекта по производству сплавов, филиала ОК РУСАЛ IP LTD И.А. Матвеева, директор литейного производства ОАО «Тульский патронный завод» Г.Х. Тагабилев.

На основании докладов, представленных видными учеными и специалистами — член-корреспондентами РАН М.И. Алымовым, М.И. Карповым, профессорами Р.З. Валиевым, А.М. Глезером, С.В. Добаткиным, Ю.З. Эстриным из Центра перспективных гибридных материалов, университет им. Монаша, Мельбурн, Австралия, ныне иностранным членом РАН, и др., была составлена Аналитическая записка о возможностях реализации на базе научно-исследовательских и опытно-конструкторских технологических работ в программе полного цикла (с организацией производства) крупномасштабных проектов по разработке, созданию и промышленному освоению нового поколения металлических наноструктурированных функциональных и конструкционных материалов.

Эта Аналитическая записка, как и последующие, была направлена в Правительство, Минпромторг, Министерство инвестиций и инноваций МО, Министерство науки и образования, Роснано, Фонд перспективных исследований, Российскую венчурную компанию, Венчурный фонд «Лидер-инновации» и ряд других ведомств. К сожалению, внятных ответов получено не было.

Проблемы, связанные с производством технического стекла, были освещены в докладе члена Совета академика В.Я. Шевченко, докладах приглашенных участников: чл.-корр. РАН И.А. Буфетова (НЦВО РАН, Москва); сотрудников из профильных организаций — АО «Научные приборы», ОАО «НИТИОМ ВНЦ «ГОИ им. С.И. Вавилова» из Санкт-Петербурга, Национальный Объединенный Совет предприятий стекольной промышленности «СтеклоСоюз России», г. Москва:

- На внутреннем рынке велик спрос на техническое стекло, включая специальные виды стекла.

- Однако производственная база чисто отечественной стекольной (и тесно связанной с ней оптико-механической) промышленности страны практически разрушена или доведена до точки невозврата.

- Помимо проблемы импорта стекла перед стекольной промышленностью стоит проблема активной интеграции мирового капитала в Российский стекольный рынок, которая осуществляется путем строительства новых стекольных заводов, покупки действующих предприятий, создании совместных предприятий.

-На Российском рынке практически отсутствуют производственные мощности с только российским капиталом и ряд др.

По итогам заседаний составлена и разослана по различным ведомствам Аналитическая записка о возможностях реализации крупномасштабного проекта «Техническое стекло. Технология, свойства, применение» по реализации новых разработок в области технического стекла, целями которого, в частности, являются следующие:

- Полное восстановление объемов и номенклатуры производства отечественного стекла в условиях рыночной экономики.

- Резкий подъем объемов производства и качества изделий из технического стекла широкой номенклатуры, увеличение производства, в том числе: высокотехнологичного листового стекла в 2 раза; оптического стекла — в 2,7 раза, и достижение уровня производства СССР в 1985 г.

- Осуществление импортозамещения сырьевой базы стекольной промышленности с полным переходом на отечественные технологии получения и обработки сырья.

- Обеспечение независимости отечественной стекольной промышленности от зарубежных технологий производства стекла и поставок материалов.

- Организация взаимодействия с органами Государственной власти по реализации государственной политики в сфере импортозамещения, национальной безопасности и удовлетворения нужд оборонно-промышленного комплекса в части, касающейся технических стекол.

Цикл заседаний, посвященных материалам для Арктики, завершился аналитическим обзором «Арктическое материаловедение: состояние и развитие» (под редакцией В.М. Бузника, Е.Н. Каблова, С.М. Алдошина) как основы Дорожной карты по арктическому материаловедению, целями и задачами которой являются:

- Восстановление позиций РФ как ведущей страны в области исследования и освоения Арктики.

- Развитие отечественного арктического материаловедения для реализации устремлений государства в освоении Арктики.

- Разработка новых материалов и способов совершенствования существующих для применения в Арктике.

- Выявление коммерческих возможностей арктических продуктов на отечественном и международном рынках.

- Содействие созданию российского сообщества в области арктического материаловедения (исследователи-материаловеды, исследователи Арктики, конструктора, производственники и др.)

- Содействие усилению кооперации и координации исследователей и научных организаций.

Работа Совета в 2018 г. и частично в 2019 г. была посвящена такой актуальной для РФ теме как малотоннажная химия (МТХ). Актуальность проблемы МТХ связана с тем, что наращивание инновационной продукции практически невозможно без малотоннажных химических продуктов. На долю производства малотоннажной и среднетоннажной химии в России сегодня приходится не более 10-15 % общего объема производства химической продукции, тогда как в развитых странах она составляет 40 % и более, спрос в значительной степени удовлетворяется за счет импорта, причем по многим стратегически важным продуктам зависимость от импорта доходит до 100 %.

Эта работа проводилась при активном участии Первого заместителя Министра Министерства промышленности и торговли РФ С.А. Цыба и сотрудников Министерства, сделавших доклады о развитии малотоннажной химии в Российской федерации на основе Дорожной карты, которую подробно осветил в своем сообщении С.А. Цыб.

По итогам этих заседаний Научным советом была проведена огромная работа по формированию перечня разработок Институтов РАН в области малотоннажных продуктов по следующим направлениям:

- Разработки в области продуктов МТХ в соответствии с перечнем приоритетных продуктовых сегментов (поверхностно активные вещества, химические средства защиты растений, вещества для нефтедобычи и транспортировки нефти по трубопроводам, химические реактивы и растворители и др.).

- Разработки в области металлов.

- Разработки в области создания особо чистых материалов.

Сформированный перечень был передан в Минпромторг для организации взаимодействия с исполнителями по выпуску продукции МТХ. Наряду с вышеизложенным по теме «Разработки Институтов РАН в области малотоннажной химии» проведено совместное заседание Научного Совета РАН по материалам и наноматериалам с представителями ПАО «Казаньоргсинтез».

Необходимо отметить цикл заседаний, посвященных моделированию материалов и их свойств с участием заместителя Министра науки и высшего образования РФ член-корреспондента РАН С.В. Люлина и специального представителя Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития, директора направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Д.Н. Пескова. Прозвучали актуальные доклады академика Б.Н. Четверушкина, член-корреспондента РАН М.В. Якобовского, д.ф.-м.н. С.В. Полякова из ИПМ РАН, д.ф.-м.н. В.В. Стегайлова (ОИВТ РАН), д.ф.-м.н. А.Р. Оганова (Сколтех), д.т.н. А.В. Дуба (ГК «Росатом), член-корреспондента РАН В.В. Воеводина (НИВЦ МГУ) и др. В расширенном решении отмечено, что на основании заслушанных докладов и их обсуждения Научный совет РАН по материалам и наноматериалам считает необходимым:

• создание консорциума по разработке межотраслевой программы развития суперкомпьютерных технологий моделирования (СКТМ) для решения задач математического и компьютерного моделирования материалов и их применения в составе изделий, объединяющего академическую, вузовскую и отраслевую науку, промышленность и бизнес-компании;

• разработку Комплексной научно-технической программы (КНТП) в области материаловедения с использованием суперкомпьютерных технологий моделирования материалов и их свойств. Эта программа будет опираться на суперкомпьютерные технологии моделирования материалов и их свойств, на методы искусственного интеллекта, с использованием различных пространственных и временных масштабов, и будет спланирована на период до 2030 г.;

• создание суперкомпьютерного центра производительностью не менее 20 Pflops в интересах обеспечения организаций консорциума современной высокопроизводительной техникой для решения задач математического и компьютерного моделирования материалов;

• инициировать создание пятилетнего плана модернизации суперкомпьютерных центров для поэтапного создания в России нескольких суперкомпьютеров с производительностью диапазонах от 0.5 до 1 ПФлопс, от 5 до 10 ПФлопс и от 50 до 100 ПФлопс в зависимости от специфики и объемов задач СКТМ как в области материаловедения, так и в иных областях науки и техники.

• создание и долгосрочную поддержку национальных российских программных кодов и цифровых паспортов в области математического моделирования и решения задач численного и имитационного моделирования и интеграция с существующими и разрабатываемыми комплексами инженерного программного обеспечения;

• создание концепции и организации наполнения национального банка и баз знаний по материалам и их цифровым двойникам и обработки на основе искусственного интеллекта, свойств материалов и технологий их переработки и интеграции с соответствующими модулями инженерного программного обеспечения;

• на основании объединения и координации компетенций организаций консорциума усилить подготовку кадров в профильных вузах в области суперкомпьютерных технологий моделирования задач материаловедения. Этой цели будет также помогать проведение стажировок и ежегодной конференции с элементами научной школы. Поддержка программ мобильности (стипендии для молодых ученых из РФ для прохождения стажировок в передовых центрах мировой науки, а также гранты для среднесрочных визитов мировых научных лидеров в РФ).

• поддержку разработки, коммерциализации и популяризации (через вебинары и тд) существующих отечественных программ для дизайна материалов и баз данных.

В настоящее время Совет проводит цикл заседаний, посвященных такой актуальной тематике как «Аддитивные технологии и материалы». Открывая этот цикл, Президент РАН академик А.М. Сергеев отметил, что аддитивные технологии — это одно из ключевых направлений современного научно-технического прогресса в мире, которые серьезным образом изменили наши представления о том, с какими характеристиками и свойствами можно делать изделия и в чем состоит преимущество перед старыми технологиями. Президент РАН подчеркнул, что необходимо понимать, какие предложения должны быть сформулированы со стороны науки. Если говорить о комплексной научно-технической программе (КНТП), она включает больше 30 проектов, каждый из которых необходимо рассматривать с точки зрения уровня технологической готовности: если он высокий, значит наука сделала свое дело, но в каких-то проектах этот уровень оказывается недостаточным, и надо подключать научные институты, университеты, чтобы правильно и эффективно способствовать доведению результата до состояния, когда его подхватит заказчик.

Участвовавший в заседании вице-президент В.Г. Бондур добавил, что необходимо пройти цепочку от научных исследований — фундаментальных, прикладных — до конечных технологий, которыми должны заинтересоваться заказчики для конкретного производства.

Существующее состояние дел в области аддитивных технологий и материалов для них было изложено на нескольких заседаниях в докладах Первого заместителя генерального директора АО «Наука и инновации» ГК «Росатом» д.т.н. А.В. Дуба, заместителя генерального директора ФГУП ВИАМ по металлическим материалам к.т.н. М.М. Бакрадзе, генерального директора АО «Композит», д.т.н. А.Г. Береснева, ректора Санкт-Петербургского Государственного морского технического университета, д.т.н. Г.А. Туричина, и.о. проректора Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова, д.х.н. С.Ю. Хашировой.

Следует отметить, что эти заседания проводятся, в том числе, с целью обсуждения потенциальных проектов для формируемой комплексной научно-технической программы (КНТП) полного инновационного цикла «Аддитивные технологии. Новые материалы и технологические процессы». Работа эта проходит в контакте с Советом по приоритетному направлению СНТР РФ «Переход к цифровым, интеллектуальным производственным технологиям, роботизированным системам, новым материалам и способам конструирования, создание систем обработки больших данных, машинного обучения и искусственного интеллекта» под председательством академика И.А. Каляева.

Наряду с этим Совет осуществляет экспертную деятельность. Так, в частности, по результатам доклада д.х.н., профессора РАН, г.н.с. ИК СО РАН Н.Ю. Адонина и экспертного заключения рецензентов — членов Совета академиков В.М. Бузника и Н.З. Ляхова, Научным советом РАН по материалам и наноматериалам было дано заключение о поддержке инновационного научно-технического проекта ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН» «Разработка прямой безрастворной твердофазной технологии переработки реакторных порошков сверхвысокомолекулярного полиэтилена (СВМПЭ) в пленочные нити» и рекомендовано руководству Фонда перспективных исследований включить проект в перечень проектов Фонда, а также запустить процедуру его реализации.

В ходе заседаний по цифровому материаловедению проведена, фактически, экспертиза проектов, подаваемых на конкурс Центров компетенций НТИ по цифровому материаловедению: «Цифровое материаловедение: новые материалы и вещества», заявитель — «Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана (национальный исследовательский университет)» и «Моделирование и технологии материалов с заданными свойствами», заявитель — Новосибирский государственный университет.

Научным советом РАН по материалам и наноматериалам по запросу Совета по приоритетному направлению СНТР РФ «Переход к цифровым, интеллектуальным производственным технологиям, роботизированным системам, новым материалам и способам конструирования, создание систем обработки больших данных, машинного обучения и искусственного интеллекта» под председательством академика И.А. Каляева рассмотрена Комплексная научно-техническая программа «Новые композиционные материалы: технологии конструирования и производства». По итогам рассмотрения было принято решение поддержать программу и рекомендовать ее к реализации. Решение основано на том, что КНТП соответствует приоритетному направлению Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, утвержденной указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2016 года № 624 «Переход к цифровым, интеллектуальным производственным технологиям, роботизированным системам, новым материалам и способам конструирования, создание систем обработки больших данных, машинного обучения и искусственного интеллекта». Разработка КНТП обусловлена необходимостью преодоления технологического отставания, а по некоторым направлениям достижения технологического лидерства Российской Федерации. Актуальность реализации КНТП определяется спросом ключевых отраслей промышленности (авиастроение, ракетостроение, гражданское строительство, автомобилестроение, энергетика) на композиционные материалы (связующие, армирующие наполнители, покрытия и аппретирующие компоненты) и изделия из них.

Научный совет РАН принимает участие в международной деятельности и в организации конференций. Так, Совет является одним из организаторов Международной научной конференции «Современная Химическая физика — на стыке физики, химии и биологии», а также Молодежной школы-конференции «Современная Химическая физика», посвященных 125-летию со дня рождения Н.Н. Семенова, 90-летию ИХФ РАН и 65-летию ИПХФ РАН в рамках разработанного в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 13.02.2020 г. № 114 «Об увековечивании памяти Н.Н. Семенова и праздновании 125-летия со дня рождения» Плана основных мероприятий по увековечиванию памяти Н.Н. Семенова и праздновании 125-летия со дня его рождения. Конференции пройдут с 29 ноября по 3 декабря 2021 года на территории ИПХФ РАН.

Научный совет РАН по материалам и наноматериалам проводит работу по возобновлению членства в Международном союзе материаловедческих обществ (IUMRS). Ранее представителем в этом союзе был академик Н.З. Ляхов, президент Сибирской ассоциации материаловедов, ныне ликвидированной.

Совет привлекает к своей работе иностранных специалистов, в частности, членом Совета был и активно в нем работал Ю.З. Эстрин из Центра перспективных гибридных материалов, университета им. Монаша (Мельбурн, Австралия), ныне являющийся иностранным членом РАН.

Научный совет РАН по материалам и наноматериалам также активно взаимодействует с НАН Беларуси.

Результаты деятельности Научного совета РАН по материалам и наноматериалам за последние семь лет представлены в президиум РАН в виде отчетов с приложенными к ним подготовленными аналитическими записками.

НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО МАТЕРИАЛАМ И НАНОМАТЕРИАЛАМ (pptx, 11 Мб)

В обсуждении приняли участие:

ак. В.Я. Панченко, В.И. Толстой— советник Президента РФ, О.С. Ярилова — заместитель Министра культуры РФ, ак. Н.А. Макаров, ак. В.А. Тишков.

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени А.А. Маркова 2021 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения математических наук) члену-корреспонденту РАН Юрию Геннадьевичу Прохорову за цикл работ «Вырождения поверхностей дель Пеццо». Выдвинут федеральным государственным бюджетным учреждением науки Математическим институтом им. В.А. Стеклова Российской академии наук.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 7 членов Комиссии из 9. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени А.А. Маркова 2021 года рекомендована кандидатура Ю.Г. Прохорова.

На заседании бюро Отделения математических наук РАН присутствовали 19 членов Бюро из 23. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в Президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени А.А. Маркова 2021 года Ю.Г. Прохорову.

В представленных работах Ю.Г. Прохорова решена проблема М. Манетти о классификации вырождений проективной плоскости. Исследованы тотальные пространства однопараметрических вырождений, их особенности и для этих пространств доказана гипотеза М. Рида. Было установлено, что максимальные вырождения описываются решениями одного знаменитого диофантова уравнения — уравнения А.А. Маркова.

Кроме того, для вырождений других поверхностей дель Пеццо были получены аналогичные результаты. В частности, установлено, что максимальные вырождения также описываются решениями одного из 14-ти уравнений, обобщающих уравнение Маркова.

Другая часть представленного цикла работ посвящена изучению кратных слоев расслоений на поверхности дель Пеццо над кривыми. Получена точная оценка кратности и описаны возможные типы особенностей.

Работы Ю.Г. Прохорова содержат результаты, играющие большую роль в развитии современной математики, их автор является крупнейшим в России специалистом в области бирациональной алгебраической геометрии.

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени С.С. Смирнова 2021 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения наук о Земле) члену-корреспонденту РАН Николаю Анатольевичу Горячеву за серию работ «Проблемы орогенной металлогении золота и генезиса орогенных месторождений золота». Выдвинут Ученым советом федерального государственного бюджетного учреждения науки Северо-восточного комплексного научно-исследовательского института им. Н.А. Шило Дальневосточного отделения РАН.

В голосовании на заседании Экспертной комиссии приняли участие 8 членов Комиссии из 9. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени С.С. Смирнова 2021 года рекомендована кандидатура Н.А. Горячева.

На заседании бюро Отделения наук о Земле РАН в голосовании приняли участие 31 член Бюро из 39. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в Президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени С.С. Смирнова 2021 года Н.А. Горячеву.

Н.А. Горячев — крупнейший специалист в области геологии золоторудных и орогенных поясов Востока Азии и металлогении золота. Автор более 450 научных работ, из них 12 монографий и 2 патента.

Исследования Н.А. Горячева направлены на решение проблем геологии золоторудных поясов орогенных складчатых систем Северо-Востока Азии, геологии и эволюции орогенных золоторудных систем в истории Земли. Полученные им результаты имеют первостепенное значение в понимании проблем геологии и металлогении золота Земли, вопросам строения и геолого-металлогенической эволюции мезозойских складчатых поясов Востока Азии.

Рекомендованная к присуждению премии имени С.С. Смирнова 2021 года серия научных работ включает монографию «Золотое оруденение и гранитно-метаморфические купола складчатых поясов фанерозоя» и 7 научных статей в российских рецензируемых журналах. Она представляет собой результаты фундаментальных и прикладных исследований автора, полученные при изучении золоторудных месторождений Северо-Востока Азии, Забайкалья и Приамурья, Байкало-Патомского региона, Восточных Саян, Аляски и Калифорнии (США), Юкона (Канада), Калгурли, Бендиго (Австралия), Вьетнама, Монголии, Восточного Китая. Рассмотрена роль корово-мантийного взаимодействия в истории формирования орогенных месторождений золота, эволюция источников и минералого-геохимического разнообразия типов золоторудной минерализации в истории Земли. Показано прогнозно-поисковое значение минералого-геохимических характеристик орогенной золоторудной минерализации разновозрастных орогенных структур.

х х х

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.

 

 

 



[1] Rousseaux André, Un quart d’heure avec M. André Levinson // Candide, 02.04.1931.

Подразделы

Объявления

©РАН 2021