Отчет о проведении Общего собрания Российской академии наук 28 мая - 2 июня 2008 года

02.06.2008



28 мая 2008 года

28 мая утреннее заседание Общего собрания РАН открыл президент РАН академик Ю.С.Осипов.

Он по традиции зачитал фамилии членов Академии, ушедших из жизни в период между мартом 2007 года и маем 2008 года. Делегаты Общего собрания почтили их память.

Затем было предоставлено слово академикам-секретарям отделений РАН по направлениям наук, которые представили собравшимся результаты прошедших накануне выборов действительных членов РАН, членов-корреспондентов РАН и иностранных членов РАН.

После ответов на вопросы и обсуждения представленных кандидатур была избрана счетная комиссия, и члены Общего собрания получили бюллетени для тайного голосования. Затем состоялось голосование, и счетная комиссия приступила к подсчету голосов.

29 мая 2008 года

29 мая утреннее заседание началось с утверждения протоколов счетной комиссии по выборам новых членов РАН.

По результатам голосования избраны 44 академика и 112 членов-корреспондентов РАН, а также 14 иностранных членов РАН.

После краткого перерыва в заседании Общего собрания приняли участие председатель Правительства российской Федерации В.В.Путин, вице-премьер Правительства С.Б.Иванов, министр образования и науки А.А.Фурсенко, председатель Совета Федерации Федерального собрания РФ С.М.Миронов.


Доклад председателя Правительства РФ В.В. Путина

В своем выступлении председатель Правительства РФ В.В. Путин сказал:

Уважаемый Юрий Сергеевич! Уважаемые коллеги! Дорогие друзья! Я прежде всего хочу вас поблагодарить за приглашение, за возможность выступить в столь высокой, представительной аудитории. Хотел бы сегодня остановиться на вопросах, которые, на мой взгляд, напрямую определяют перспективы российской науки, ее роль в модернизации экономики, в обеспечении позиций страны в глобальной технологической и интеллектуальной конкуренции.

Мы все помним, в каком непростом состоянии, положении находилась наука в недалеком прошлом. Сворачивались или откладывались в долгий ящик многие перспективные научные программы. Мы столкнулись с массовым оттоком исследовательских кадров и утратой преемственности поколений и авторитетных научных школ. Конечно, пока еще слишком рано, слишком рано говорить о качественном изменении ситуации. Я это прекрасно понимаю. Но положение дел, пусть постепенно, но все-таки к лучшему меняется, в том числе, и благодаря принципиальной позиции академического сообщества, руководства Академии.

Ряд серьезных решений был принят в рамках Совета по науке, технологиям и образованию. Сегодня они уже реализуются на практике. Именно в рамках Совета поддержку получили инициативы по подготовке Программы фундаментальных исследований, по развитию инновационной инфраструктуры, обновлению кадрового потенциала отечественной науки.

Ежегодно растут расходы федерального бюджета на гражданскую науку. В текущем году их объем составит около 125 миллиардов рублей, а общая сумма, с учетом внебюджетных источников, порядка 200 миллиардов рублей. Добавлю, что совсем недавно на заседании Президиума Правительства мы обсуждали вопросы налоговой политики. Решено уже с 2009 года реализовать дополнительные меры поддержки НИОКРов по приоритетным направлениям.

Предлагается увеличить в полтора раза объем затрат, которые можно списывать на себестоимость при ведении таких работ, причем даже в случае если они дали отрицательный результат. Рассчитываем, что это обеспечит дополнительный приток средств в нашу науку.

Мы уже выделили серьезные ресурсы для развития таких перспективных сфер, как нано и биотехнологии, ядерная энергетика, авиакосмические исследования и ряд других. Только по федеральным целевым программам на эти цели поступит примерно 600 миллиардов рублей в 2008-2010 годах. Существенно увеличены объемы бюджетного финансирования самой Академии наук. В 2007 году ее бюджет составлял более 37 миллиардов рублей, в текущем году будет примерно 45 миллиардов. В 2010 году ассигнования превысят 60 миллиардов рублей. Напомню, что в 2000 году речь шла о сумме в пределах 6 миллиардов рублей. Обращаю ваше внимание, что за достаточно короткий срок произошел рост в 10 раз.

Конечно, наверное, и этого недостаточно, этого будет мало, я это прекрасно понимаю, но мы должны соотносить наши расходы с возможностями экономики. Начиная со следующего года подавляющая часть средств будет выделяться Академии в рамках Программы фундаментальных научных исследований. На ее реализацию в течение 5 лет по линии Российской академии наук поступит более 200 миллиардов рублей.

Обновлена правовая база научной деятельности, включая Закон о науке и научно-технической политике, утвержден новый Устав Российской академии наук. Логика изменения в укреплении самостоятельности академического сообщества, развитии начал самоуправления, естественно, при повышении ответственности за результаты научной деятельности.

Очевидно, нам не обойтись без внедрения современных подходов к организации научных исследований, без развития конкуренции в научной среде. Только так можно конвертировать инвестиции в рост эффективности нашей научной сферы, в создание интеллектуального продукта, востребованного как внутри страны, как на нашем рынке, так и в мире.

И, конечно, академический сектор должен активнее включаться в инновационную деятельность, решать задачи, необходимые обществу, экономке, бизнесу, самым тесным образом взаимодействуя с другими исследовательскими центрами, в первую очередь, с университетской наукой. Вы знаете, мы приняли в прошлом году поправки в закон, которые устранили искусственные барьеры для того, чтобы академические институты занимались преподавательской деятельностью и для того, чтобы высшие учебные заведения могли пользоваться академической базой. Рассчитываю, что Академия станет заинтересованным партнером в реализации одного из наших приоритетных проектов - в создании сети фундаментальных федеральных университетов. Новое законодательство это, как я уже сказал, позволяет делать. Федеральные университеты задумываются как научно-образовательные центры мирового уровня. Их студенты и преподаватели должны получить возможность работать на лабораторной базе лучших академических институтов, использовать другие рациональные формы интеграции науки и образования.

Нам не обойтись и без существенного обновления самой материальной базы науки. Только по линии Министерства образования и науки уже создано 56 центров коллективного пользования современным научным оборудованием. Но общая картина, конечно, далека еще от оптимальной. Так, возраст почти половины машин и оборудования, на которых работают ученые Российской академии наук, превышает 11 лет, доля нового оборудования до двух лет – немногим больше 20 процентов.

Мы будем искать пути решения этой проблемы, и ждем обоснованных предложений со стороны руководства Российской академии наук. Я прекрасно понимаю, что это одна из ключевых проблем. Повторяю, будем искать решение этого вопроса.

Чтобы люди сегодня шли в науку, реализовывали свой потенциал у себя на родине, в России, у них должна быть возможность полноценно заниматься исследовательской деятельностью, им нужно видеть горизонты своего научного роста и, что не менее важно, иметь комфортные и достойные условия жизни. Уже реализуется «пилотный проект» по оплате труда научных работников Российской академии наук. Средняя заработная плата за два с небольшим года выросла более чем в три раза, с 6 до 20 тысяч рублей. А к концу 2008 года она составит, как мы и планировали, мы договаривались об этом с Юрием Сергеевичем, 30 тысяч рублей в месяц. Подчеркну, речь идет именно о средней заработной плате. Во многих успешных научных коллективах труд ученых оценивается намного выше.

Кроме того, Академии предоставлено право самостоятельно определять численность работающих и систему оплаты их труда. Совершенно справедливо, что уровень доходов ученого должен быть прямо связан с результатами его научной деятельности. И, конечно, вы знаете о принятом Правительством решении повысить оклады за звания действительных членов Российской академии наук до 50 тысяч рублей в месяц, а членов-корреспондентов – до 25 тысяч рублей в месяц.

Мы также должны сформировать целую систему стимулов для закрепления молодежи в сфере науки, образования и высоких технологий.

Для этого следует поддержать различные формы академической мобильности, внедрять адресное финансирование исследований, проводимых молодыми учеными, дать им возможность работать в рамках ведущих научных школ.

Практически все эти темы отражены в новой федеральной целевой программе «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 гг.» В ближайшее время она будет рассмотрена и утверждена на заседании Правительства Российской Федерации.

И, конечно, важно помочь молодым ученым с жильем. Это одна из ключевых проблем. И мы это понимаем (я полностью согласен с Юрием Сергеевичем Осиповым), что решение этой проблемы способно самым серьезным образом изменить ситуацию с кадрами. Здесь нужно использовать все ресурсы, включая - по предложению Юрия Сергеевича – земельные участки, находящиеся в пользовании Российской академии наук.

Хочу вас проинформировать, что уже дал поручение профильным федеральным министерствам детально проработать этот вопрос.

Уважаемые коллеги!

Вот уже почти 300 лет Академия наук служит России, задает каноны научного творчества, честность, открытость, преемственность и готовность к постоянному обновлению.

Уверен, Академия сохраняя свой дух и традиции, и дальше будет идти в ногу со временем, вносить весомый вклад в развитие нашей страны.

Большое вам спасибо за внимание.


Доклад президента РАН академика Ю.С. Осипова

Затем с докладом выступил президент РАН академик Ю.С.Осипов:

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович, глубокоуважаемый Сергей Михайлович, глубокоуважаемые члены Общего собрания, дорогие гости!

После выступления председателя Правительства мне очень сложно будет выступать, я неизбежно буду повторяться, но простите меня за это.

В соответствии с Уставом Российской академии наук ее Президиум, слагая свои полномочия, представляет Общему собранию отчет о деятельности за годы своей работы. Основные направления деятельности и полученные результаты в 2002-2006 годах обсуждались на ежегодных Общих собраниях. Сводный отчет за 6 лет и отдельный сборник итогов работы за 2007 год опубликованы и представлены Вам.

Позвольте прокомментировать некоторые важные моменты в нашей работе и ряд проблем, которые должны продолжать оставаться в центре внимания Академии. Доклад главного ученого секретаря, выступления вице-президентов и членов Президиума существенно дополнят сказанное мной.

Прежде всего - о нашем главном деле. Представленные Вам основные научные достижения показывают, что в отчетный период Академия неизменно выполняла свою главную уставную обязанность - создавала фундаментальные научные знания в области математики, естественных, технических, гуманитарных и общественных наук. Она внесла существенный вклад в развитие мировой науки.

Отчетный период - время кардинальных перемен в России, период принятия важнейших государственных решений, направленных на поддержку и развитие отечественной науки, Российской академии наук. Подчеркну, что в подготовке многих из этих решений Академия принимала непосредственное и активное участие. И за этим - огромная, кропотливая работа, острые дискуссии, поиски разумных компромиссов и, главное, конструктивное сотрудничество с Администрацией Президента, Правительством, Федеральным Собранием, Советом безопасности, Минобрнаукой, Минфином.

В 2002 году на совместном заседании Совета безопасности РФ, Президиума Госсовета и Совета по науке, технологиям и образованию были приняты и утверждены Президентом РФ «Основы политики РФ в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу».

В этом основополагающем документе фундаментальная наука отнесена к высшим национальным приоритетам России. Именно благодаря этому документу впервые в постсоветский период Академия наук имела на все прошедшие 6 лет гарантированное, увеличивавшееся из года в год государственное финансирование и, безусловно, смогла перейти от выживания к развитию.

(jpg, 229 Kб)

(Слайд). Видите, график на нижней картинке показывает, как менялась ситуация с финансированием только Академии наук.

Государством и самим академическим сообществом в эти годы сделан ряд важных шагов по укреплению и развитию фундаментальных исследований в стране, по повышению их роли в решении задач, стоящих перед государством.

К сожалению, в отчетный период так и не был осуществлен переход от минимального уровня финансирования гражданской науки к более масштабному, также обозначенному в «Основах политики....», и только в последние годы происходит резкое изменение ситуации.

(Слайд). Видите синий график и красный верхний график? Это графики, которые были в качестве приложения к «Основам политики…». Вот как развивалась ситуация по нижнему графику, а нам все время хотелось перейти на верхний график. Сейчас, повторяю, произошел резкий скачок, он здесь пока не обозначен.

В 2004-2005 годах Минобрнаукой и Академией наук был разработан так называемый «пилотный проект» по совершенствованию оплаты труда научных сотрудников Академии. Он был поддержан Президентом России, и в начале 2006 года было принято соответствующее Постановление Правительства РФ. Реализация проекта, предполагающая доведение (Владимир Владимирович говорил об этом сегодня) средней бюджетной зарплаты научных сотрудников к концу этого года до 30 тысяч рублей (сейчас она составляет почти 20 тысяч, т.е. в три с лишним раза больше, чем средняя зарплата в 2005 году), была бы невозможна, если бы не существенные ежегодные увеличения нашего бюджета. Об этом уже говорилось.

(jpg, 223 Kб)

(Слайд). Вот столбики. Синий – это центральная часть, красный – Дальневосточное отделение, Сибирское отделение - золотая картинка, Уральское отделение – голубая. Вот как менялось финансирование Академии наук.

Реализация проекта предполагала «замораживание» на уровне 2005 года доли незарплатных академических расходов в 2006-2008 годах. Мы осознанно пошли на это, понимая, что с 2009 года финансирование гражданской науки и, следовательно, РАН (об этом сейчас Владимир Владимирович говорил) существенно увеличивается согласно «Основам политики».

Есть еще одна острая проблема, о которой я не могу не сказать сегодня. «Пилотный проект» не охватывает инженерно-технический персонал, и в институтах возникла большая диспропорция в зарплатах сотрудников. Многие институты сглаживали ситуацию (мы к этому призывали) за счет внебюджетных средств. Подразделения, не имеющие таковых, оказались в трудном положении. В особенно трудном положении оказались наши библиотеки, архивы, музеи.

Уверен, что проблема будет решена в рамках новой системы финансирования (это переход на субсидии или отраслевую систему оплаты труда).

Считаю также правильным (и с моей точки зрения это очень важно), чтобы на освобождающиеся при реализации «пилотного проекта» бюджетные ставки с января 2009 года принимались в Академию наук талантливые молодые ученые.

В конце 2006 года Президент страны подписал Закон о внесении изменений в «Закон о науке и научно-технической политике», определивший новую организационно-правовую форму Российской академии наук: Академия является самоуправляемой некоммерческой организацией, созданной в форме государственной Академии, которая наделяется правом управления своей деятельностью, правом владения, пользования и распоряжения передаваемым ей федеральным имуществом, правом на создание, реорганизацию и ликвидацию подведомственных организаций. Все эти и другие важные нормы вошли в новый Устав Академии наук, который определяет также структуру Академии наук, порядок деятельности и финансирования подведомственных ей организаций.

В декабре 2007 года Устав Академии был утвержден Правительством РФ. Я еще раз хочу сказать, что мае прошлого года у нас произошло замечательное событие, когда Академия абсолютно единогласно (при одном воздержавшемся) поддержала этот Устав. Эта консолидация сыграла огромную роль в продвижении нашего Устава.

Я считаю, что утверждение Устава – событие, значение которого трудно переоценить. В нем сохранены все принципиальные положения прежнего Устава. Он укрепил позиции Российской академии наук, повысил ее роль и значение в жизни страны.

В 2007 году в соответствии с Законом о науке и Посланием Президента Федеральному Собранию разработана пятилетняя Программа фундаментальных исследований академического сектора науки. Эта программа разработана на основании планов работы государственных академий, т.е. тех планов, которые составили сами государственные академии наук на пять лет. И при этом мы исходили из новых механизмов их финансирования Академии. Программа была рассмотрена в ноябре прошлого года на заседании Совета по науке, технологиям и образованию, проходившего в Академии наук под председательством В.В.Путина. В феврале этого года Программа утверждена Правительством РФ. Важно, что при этом определен минимальный уровень финансирования Академии наук на все пять лет, Владимир Владимирович об этом сказал.

Высшим органом управления Программой является Межакадемический Совет под председательством президента РАН. В него войдут и представители государства. Последнее, и я это подчеркиваю, не означает, что при этом как-то ущемляется свобода исследований ученых, свобода принятия академических решений. Речь идет о живой связи академического сообщества с властью в интересах решения стоящих перед ним задач. Следует также понимать, что в силу специфики фундаментальных исследований Программа не может быть «застывшей», но наверняка потребует корректировок, учитывающих логику развития самой науки и появление новых научных проблем.

Программа фундаментальных исследований академического сектора науки полностью отвечает целям и задачам Академии наук, изложенным в ее Уставе. Ее основными целями являются расширение и углубление знаний о природе, человеке и обществе; повышение эффективности использования потенциала академической науки в интересах социально-экономического развития и укрепления безопасности Российской Федерации, в интересах завоевания и укрепления лидирующих позиций страны в международных делах; развитие кадрового потенциала науки.

Программа охватывает ключевые направления науки: математические науки, физические науки, химию и науки о материалах, информационные технологии и нанотехнологии, науки о жизни, науке о Земле, энергетику, механику, машиностроение и процессы управления, гуманитарные и общественные науки. Многие из планируемых исследований, и это очень важно, связаны междисциплинарными проблемами – такими, например, как изучение Космоса, экологические проблемы и проблемы климата, фундаментальная медицина, изучение процессов, происходящих в обществе и многими другими. Программа направлена на стимулирование интеграционных процессов между академической и вузовской наукой, на повышение уровня образования в стране, на развитие научных школ, на приток молодых талантливых людей в науку. Она нацелена на укрепление и развитие связей с ключевыми наукоемкими ведомствами, государственными корпорациями, с ведущими научными центрами. Программа предусматривает развитие академической информационной научной структуры.

На Совете, который проходил у нас в Академии, был поставлен вопрос о том, как включить в эту Программу фундаментальные исследования, которые ведутся в университетах. Я считаю, что в интересах общего дела это крайне важно, и сейчас мы об этом думаем.

Как сказал на Совете В.В. Путин, теперь наша задача – конвертировать новые возможности в действительно востребованные и конкурентоспособные новые знания, новые технологии и новые продукты.

Действительно, Россия объявила своей главной стратегической задачей построение инновационной экономики, экономики, построенной на знаниях. Без ложной скромности замечу, что Российская академия наук оказала определенное влияние на принятие этого решения, и ее прямая обязанность - внести существенный вклад в достижение поставленной цели. Это совсем не подменяет нашу главную уставную обязанность - создавать новые фундаментальные знания. Потому что именно фундаментальная наука - исходная основа инновационной экономики, та культура, которая позволяет выбирать верные государственные ориентиры в бескрайнем море знаний, развивать образование и просвещение народа, улучшать качество его жизни.

В этой связи напомню темы научных сессий Общих собраний последних лет. На Совете Владимир Владимирович тогда приводил эту картинку, но еще раз посмотрите, это очень важно. Посмотрите сессии и тематику научных сессий академий наук.

Эти сессии прошли очень успешно, имели широкий резонанс не только в научном сообществе, но и способствовали принятию важных государственных решений.

Еще раз подчеркну, что усиление нашей инновационной деятельности, в том числе на пути сотрудничества с госкорпорациями, с государственными научными центрами и вузами страны, с бизнесом, участие Российской академии наук в крупных инновационных проектах представляется важнейшей академической задачей. И это касается не только институтов, работающих в области естественных и технических наук, но и в равной мере институтов, работающих в области общественных и гуманитарных наук.

Один из самых важных вкладов Академии наук в развитие нашего общества, в развитие страны – вклад в просвещение и образование общества, в рост его интеллектуального потенциала, в профессиональную подготовку высококвалифицированных, увлечённых специалистов, на которых страна может опираться в построении инновационной экономики, в мировой технологической гонке, в деле развития культуры и самой науки.

За последние годы Академией наук немало сделано. Это и организация конкурсов научных работ молодежи, и активное участие в образовательных процессах вузов, и создание академических школ, кафедр, факультетов, академических научно-образовательных комплексов, и развитие академической аспирантуры и докторантуры, и громадная работа по экспертизе всех школьных учебников в стране. Сейчас в Академии наук экспертизу прошла примерно тысяча учебников. Это громадная работа. Всю эту работу следует продолжать и развивать, развивать системно, в тесном сотрудничестве с ключевыми вузами России. Её следует дополнить активным участием Академии наук в работе общества «Знание», совершенно необходимого для пропаганды в широкой части населения научных и инженерных знаний, изобретательства. Известный лозунг «кадры решают все» сегодня как никогда актуален.

Общеизвестно, какое значение для РАН имеет проблема привлечения в Академию и закрепления в нёй талантливой молодежи. Мы все понимаем, что это одна из самых болезненных и острых проблем. Она многогранна, и полноценное ее решение в значительной степени зависит не только от наших усилий, но и от политической воли высшего руководства страны. На эту тему есть немало популистских, конъюнктурных высказываний и рассуждений, в том числе и в нашем сообществе. Они не способствуют решению проблемы, но создают некий фон, мешающий делу.

Тем не менее, продвижения в решении этой проблемы имеются (повышается зарплата научных сотрудников, улучшается ситуация с обеспечением современными приборами и оборудованием), и необходимо сделать следующие шаги.

Важнейший из них (Вы, Владимир Владимирович, говорили об этом) – предоставить молодым сотрудникам возможность получения недорогого жилья (на разных условиях). Сейчас мы в Москве планируем строительство большого дома молодых ученых площадью, примерно, 30 тыс. кв. метров. Нам сейчас Москва выделила специальную площадку, сейчас ведется проектирование этого дома – дома с соответствующей инфраструктурой (ясли, детский сад). Но требуется сформировать масштабную, охватывающую и регионы, академическую программу строительства жилья для молодых сотрудников. И что мне представляется важным, чтобы это жилье можно было предоставлять сотрудникам как служебное или по коммерческому найму, закрепляя при этом право выкупа жилья в рассрочку по строительной себестоимости (в рассрочку) после успешной работы в Академии в течение определенного количества лет. Мне очень приятно, что Владимир Владимирович поддержал эту идею, соответствующие поручения уже даны, сейчас мы об этом думаем.

Представляется также необходимым создание в Академии наук фонда аренды жилья для наших сотрудников.

В чем дело? Дело в том, что в некоторых регионах, где нельзя, допустим, развернуть строительство жилья для сотрудников и для молодых людей, мы вынуждены как-то помогать в аренде жилья этим сотрудникам. Строится там, допустим, не очень много, поэтому такой фонд создать нужно. Это важно.

Критическое значение для решения задач, стоящих перед Академией, имеет состояние технического оснащения наших институтов. И я хочу сказать, Владимир Владимирович, что за эти 6 лет мы все-таки почти на 20 млрд. руб. купили оборудования и приборов. Где-то 10 с лишним миллиардов мы истратили на покупку импортного оборудования, а остальную часть – на покупку отечественного.

Подготовка, конечно, соответствующего постановления Правительства сейчас будет упираться в то, насколько быстро и тщательно мы проведем анализ всей приборной базы и когда будет составлена обоснованная заявка. Это, конечно, большая и срочная работа, которую нужно делать.

Считаю необходимым сказать следующее.

Мы должны всячески поддерживать развитие отечественного научного приборостроения, отвечающего мировым стандартам. В меру возможностей в последнее время это делалось, когда часть денег, выделяемых нам на оборудование, мы направляли на создание приборов внутри страны. Некоторые из этих приборов с удовольствием продаются и за рубежом приборами именно мирового класса.

Развитие России – в развитии регионов.

Этот лозунг реализуется сейчас в проводимой государством политике. Формируются масштабные программы развития громадных территорий и в их разработке Российская академия наук активно участвует. Прежде всего, я имею в виду программу социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока, Республики Саха (Якутия) и особенно программу «Урал промышленный, Урал полярный», которая несколько раз уже рассматривалась на заседании Президиума Академии наук.

Поэтому укрепление и развитие наших региональных отделений и научных центров – первостепенное дело, требующее, в частности, переосмысления взаимодействия Президиума Академии наук с президиумами региональных подразделений, без активного участия которых вся эта работа была бы просто невозможной.

Региональная политика Академии наук должна стать составным элементом региональной политики государства.

Спасибо.


В.В. Путин прокомментировал проект решения Общего собрания:

Юрий Сергеевич, я посмотрел проект постановления. Не все, правда, успел посмотреть. Некоторые вещи мне очень понравились.

14 пункт: «… Считать гражданским и профессиональным долгом ученых обеспечить постоянную связь со средствами массовой информации для пропаганды достижений науки, борьбы с лженаучными представлениями (с мракобесием, и предрассудками), с экстремизмом».

На два пункта хотел бы обратить внимание: поручить Президиуму РАН продолжить работу по закреплению в Академии молодых талантливых кадров, используя в этих целях систему долгосрочных контрактов с повышенной зарплатой, льготные условия для получения жилья и другие необходимые меры; усилить поддержку молодых ученых, работающих в РАН, активизируя деятельность фонда молодых ученых, систематически организуя конкурсы и присуждая премии за инновационные работы.

Напоминаю, у нас существуют небольшие, правда, но все-таки существуют президентские гранты для молодых ученых. Хочу вам доложить, мы их планируем расширить до следующего года.

Это первое и второе: все-таки 80 млрд. запланировано в программе, о которой я вам упоминал, подготовка научно-педагогических кадров. Там заложены основные деньги как раз на эти цели.

И пункт 9: «Поручить Президиуму обратить особое внимание вопросам обновления приборного парка Академии….» И дальше очень правильное замечание: «…Обратиться в Правительство РФ с просьбой о целевом выделении средств на обновление приборной базы фундаментальной науки»,

Юрий Сергеевич только что сказал, что на эти цели в последнее время было истрачено 20 млрд. Но я и в своем выступлении говорил о том, что, конечно, пока совершенно недостаточным является то количество современного оборудования, которое имеется в научных учреждениях Академии наук. И, разумеется, мы должны решать эту проблему. Но хотелось бы, чтобы, конечно, были выработаны четкие понятные критерии эффективности использования того оборудования, которое мы будем закупать. А мы, конечно, будем закупать. И, конечно, будем решать этот вопрос. Мы должны заранее знать, какой будет результат. Во всяком случае, на какой результат мы рассчитываем, приобретая те или иные оборудование и приборы.

Но и, наконец, все-таки пока мы, прежде всего, должны ориентироваться на центры коллективного пользования.

Есть еще ряд интересных замечаний, но я пока этим ограничусь.

Большое спасибо.

Ю.С. Осипов от имени всей Академии сердечно поблагодарил Владимира Владимировича Путина и Сергея Михайловича Миронова за участие в Общем собрании.


Доклад главного ученого секретаря президиума РАН академика В.В. Костюка

После перерыва Ю.С. Осипов предоставил слово главному ученому секретарю президиума РАН академику В.В.Костюку, который представил доклад о деятельности Президиума Академии в 2001-2007 гг.

 

Уважаемые коллеги!

Я еще в большем затруднении, чем Юрий Сергеевич, поскольку я выступаю третьим. Поэтому я прошу меня извинить за некоторые факты, которые будут в моем докладе повторять доклад Юрия Сергеевича и частично выступление премьер-министра.

Уважаемые коллеги!

В соответствии с Уставом Российской академии наук Президиум Академии представляет Общему собранию доклад «О работе Президиума РАН и выполнении решений Общих собраний Российской академии наук в 2001-2007 гг.». Полный комплект отчетов у вас имеется в раздаточных материалах. В своем сообщении я хотел бы обратить внимание участников Общего собрания на ряд моментов, которые являлись наиболее принципиальными в нашей работе.

В отчетном периоде научно-организационная работа Президиума РАН проводилась по следующим основным направлениям.

(jpg, 214 Kб)

1. Участие РАН в выработке государственной научно-технической инновационной политики.

Как уже отмечалось в докладе академика Ю.С.Осипова, основным документом, определившим направления развития отечественной науки в первом десятилетии века, стали «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и на дальнейшую перспективу».

(jpg, 218 Kб)

Кроме того, был принят еще ряд документов, направленных на реформирование науки, в разработке которых РАН принимала самое активное участие. Это, прежде всего, изменения в законы «О науке и государственной научно-технической политике» и «Об образовании», четвертая часть Гражданского кодекса РФ, регулирующая вопросы, связанные с возникновением, защитой и реализацией прав на результаты интеллектуальной деятельности и некоторые другие.

Активному участию в формировании государственной научно-технической политики способствовала работа наших ученых в Совете по науке, высоким технологиям и образованию при Президенте Российской Федерации.

(jpg, 202 Kб)

Так, за последние годы на этом совете рассматривались предложения, подготовленные с участием РАН по формированию национальной инновационной системы, развитию наукоградов, интеграции науки и образования. В ноябре 2007 года на заседании в Президиуме РАН была рассмотрена и одобрена Программа фундаментальных исследований государственных академий наук на период 2008-2012 гг.

(jpg, 195 Kб)

Слайд. Часть документов касалась непосредственно академического сектора науки, как фундамента инновационной экономики.

Новой редакцией Федерального закона «О науке…», принятой в декабре 2006 года, Российская академия наук определена как некоммерческая научная организация, созданная в форме государственной академии наук.

(jpg, 256 Kб)

Слайд. При этом за РАН закреплены полномочия по определению направлений фундаментальных исследований, по развитию сети научных организаций, определению системы оплаты труда и другие, что нашло свое отражение в Уставе, принятом в марте 2007 года Общим Собранием РАН и утвержденном Правительством Российской Федерации в конце 2007 года.

Таким образом, и на политическом, и на законодательном уровне за РАН закреплены функции ведущей научной и экспертной организации, обеспечивающей создание фундаментальных научных основ инновационной экономики.

2. Внутриакадемическая работа Президиума.

Собственно организационная работа Президиума характеризуется следующими показателями:

(jpg, 195 Kб)

Слайд. За истекший период было проведено 217 заседаний Президиума РАН, на которых было заслушано 149 научных сообщений о наиболее важных результатах исследований членов Академии.

• После 10-летнего перерыва было возобновлено проведение научных сессий РАН.

• Принимались постановления и распоряжения Президиума Академии, в том числе совместно с федеральными органами государственной власти.

• Заключены Соглашения о сотрудничестве с рядом государственных и коммерческих структур.

(jpg, 184 Kб)

Слайд. Активно работал Совет по координации деятельности региональных отделений. С целью улучшения работы Президиума по координации деятельности отделений РАН, ее региональных отделений и научных центров в 2002 году при Президиуме были образованы Совет директоров, Координационный Совет РАН по инновационной деятельности, Региональный межведомственный координационный Совет (Санкт-Петербург).

В аппарате Президиума РАН созданы специальные подразделения, отвечающие за организацию программ фундаментальных исследований, взаимодействие с высшей школой, инновационную деятельность, взаимодействие со СМИ.

3. Развитие сети научных организаций Академии.

Все эти годы Президиумом РАН проводилась планомерная работа в этом направлении.

(jpg, 240 Kб)

Слайд. В 2002 году количество Отделений по направлениям наук было сокращено вдвое,  в их составе образованы секции.

(jpg, 266 Kб)

С целью развития академической науки на Юге России в 2002 году был создан Южный научный центр РАН. Сейчас центр прошел стадию становления, и в настоящее время в его структуре создаются три новых института. Всего в структуре РАН работают 37 региональных научных центров (Слайд).

Работа по реструктуризации сети организаций РАН проводится Комиссией по совершенствованию структуры РАН.

Число научных организаций РАН (Слайд) также не оставалось постоянным. За отчетный период было ликвидировано 58 научных организаций, создано 17 новых научных организаций. И на 1 января 2008 года в структуре Академии работало 604 организации, из них научных организаций 410, 15 из которых находятся в стадии ликвидации.

(jpg, 200 Kб)

Новая структура Академии позволила улучшить координацию исследований, управление научными программами, повысило самостоятельность Отделений.

В число организаций научного обслуживания входят: конструкторские и проектные бюро, предприятия научного приборостроения, книгоиздательский комплекс, инновационно-технологические центры. Организациями социальной сферы (их сейчас в Академии 172) являются образовательные и медицинские организации, гостиницы, общежития, детские сады, летние оздоровительные лагеря, санатории, организации жилищно-коммунального хозяйства.

Наличие в системе РАН социальной инфраструктуры позволяет сотрудникам Академии получать качественное медицинское обслуживание и направлять своих детей в детские учреждения. А это является одним из важнейших факторов привлечения молодежи.

(jpg, 199 Kб)

Слайд.

 Кроме того, многие из наших медицинских учреждений проводят самостоятельную научную работу. На их базе созданы такие центры коллективного пользования, как: Научно-методический центр медицинской реабилитации, Центр клеточных исследований и технологий; Центр ЯМР-томографии на базе ЦКБ РАН.

(jpg, 182 Kб)

Слайд.

Ещё в 2003 году была принята новая система планирования научно-исследовательской работы, научной организации РАН, предусматривающая внедрение программно-целевых методов с усилением конкурсных начал. В основу планирования НИР положен Перечень основных направлений фундаментальных исследований, утвержденный Президиумом РАН. Я еще раз хочу повторить, что с 2003 года новые принципы планирования и конкурсного распределения средств на крупные междисциплинарные программы фундаментальных исследований реализуются при формировании программ фундаментальных исследований Президиума и отделений РАН.

Принципиально новым важным шагом в развитии академической науки явилась разработка в соответствии с Законом «О науке» единой Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук.

(jpg, 195 Kб)

Слайд

Основу Программы составил перспективный План фундаментальных исследований на период до 2025 года, разработанный в 2006-2007 годах при участии ведущих ученых всех отделений Академии.

Программа формируется на 5 лет на основе планов фундаментальных исследований и бюджетных проектировок государственных академий наук.

О Программе достаточно подробно говорил Юрий Сергеевич, я не будут повторяться.

4. Научные кадры и работа с молодежью.

Российская академия наук по праву гордится кадрами выдающихся ученых, работающих в ее стенах.

В отчетном периоде за заслуги перед государством, многолетний добросовестный труд и большой вклад в развитие отечественной науки 575 членов РАН и работников научных организаций Академии отмечены орденами и медалями страны.

(jpg, 185 Kб)

Слайд. Орденом «За заслуги перед Отечеством» 1-й степени награждены 7 человек (академик В.А. Котельников, академик Ж.И. Алферов, член-корреспондент В.Ф. Яковлев, академик Ю.С. Осипов, академик В.Л. Гинзбург, академик О.Е. Кутафин, академик Н.П. Лаверов)

(jpg, 185 Kб)

Слайд. Орденом «За заслуги перед Отечеством» 2 степени награждены 25 человек,

457 сотрудникам РАН присвоены почетные звания Российской Федерации,

235 человек стали лауреатами Государственных премий, премий Правительства Российской Федерации.

(jpg, 170 Kб)

Государственной премии Российской Федерации в 2005-2007 годах (вы знаете, что статус этой премии изменился) удостоены 15 человек.

(jpg, 159 Kб)

Слайд. В 2003 году академикам А.А. Абрикосову А.А. и В.Л. Гинзбургу присуждена Нобелевская премия в области физики за новаторский вклад в теорию сверхпроводников.

(jpg, 188 Kб)

Слайд. В 2007 году Нобелевская премия мира присуждена международной группе экспертов по изменению климата, в составе которой 12 сотрудников Академии, в том числе академики Ю.А. Израэль, В.М. Котляков и члены-корреспонденты О.Н. Соломина и А.В. Цыбань и другие товарищи.

(jpg, 138 Kб)

Слайд. Лауреатами международной премии «Глобальная энергия» стали 8 действительных членов Академии. Г.А.Месяц (2003 год), Ф.М Митенков, А.Е. Шейндлин (2004), Ж.И.Алферов (2005), Е.П.Велихов (2006), В.Е. Накоряков (2007), Э.П. Волков, О.Н. Фаворский (2008).

Слайд. Лауреатами Демидовской премии стали 22 человека.

246 членов РАН награждены иностранными государственными орденами, медалями международных научных организаций, избраны иностранными членами зарубежных академий наук, удостоены почетных степеней докторов зарубежных университетов.

Все это высокая оценка научных результатов, полученных нашими учеными, оценка не только самого научного сообщества, но и государства.

Общая ситуация с кадрами на 1 января 2002 и 2007 годов показана на слайде (Слайд).

(jpg, 191 Kб)

Как и предполагалось в ходе пилотного проекта у нас произошло сокращение бюджетных ставок примерно на 17 тыс. (15%) и в настоящее время общая численность РАН составляет 99,5 тысяч человек (на 1 января 2002 года их 116,5 тысяч).

(jpg, 189 Kб)

Слайд. Следует отметить, что у нас выросло число членов Академии, не работающих в системе РАН.

В прошедшем периоде наметилась тенденция к увеличению выпускников вузов, поступивших на работу в Академию и в аспирантуру.

По нашему мнению, в работе с молодежью надо шире использовать возможности аспирантуры РАН и института соискательства. К научному руководству аспирантами в 2007 году было привлечено лишь 3,5 тыс. докторов наук (35%) и 1,5 тыс. кандидатов наук. Даже с учетом соискателей (1734 в 2007 году) почти половина докторов наук институтов РАН не участвует в подготовке кадров молодежи. А между тем проблема привлечения молодежи в науку сейчас является одной из важнейших в мире.

(jpg, 208 Kб)

Слайд. Работа по интеграции академической и вузовской науки ведется по следующим основным направлениям:

• экспертиза учебников и разработка образовательных стандартов,

• создание базовых кафедр и учебно-научных центров,

• участие в создании новых университетов, факультетов, кафедр,

• реализация комплексных программ сотрудничества.

В соответствии с поручением Президента страны в Академии была создана Комиссия по анализу и оценке научного содержания Государственных образовательных стандартов и учебной литературы для высшей и средней школы, в состав которой вошли 75 человек, в т.ч. 50 членов Академии. В 2005-07 гг. Комиссия рассмотрела 904 учебника по 34 учебным предметам. По результатам экспертизы отрицательные заключения получили только 25% учебников.

Научными коллективами Академии были разработаны фундаментальные основы и стандарты для общего образования по 11 учебным предметам.

К настоящему времени создано более 500 базовых кафедр и учебно-научных центров, на которых обучаются около 25 000 студентов. Почти 5 тысяч сотрудников РАН ведут преподавательскую деятельность. В рамках программы целевых расходов реализуется программа «Поддержки молодых ученых».

(jpg, 236 Kб)

В 2006 году в состав академии был включен Академический физико-технологический университет (Слайд 25).

В 2007 году подписаны соглашения с Южным и Сибирским федеральными университетами.

Вместе с тем процессы интеграции науки и образования были существенно заторможены в результате ликвидации самостоятельной Федеральной целевой программы «Интеграция», и включении её в состав ФЦНТП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям гражданского назначения», против этого РАН категорически возражала, но министерство настояло. Мы надеемся, что эта ситуация будет исправлена и возлагаем большие надежды на ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры для инновационной России», которая в настоящее время рассматривается в Правительстве. По нашему мнению, необходимо включение РАН в эту программу не только в качестве исполнителя, но и в качестве заказчика, поскольку государственные академии наук являются основным работодателем для выпускников вузов, решивших посвятить себя научной карьере. Кроме того, это будет способствовать координации фундаментальных научных исследований в стране.

Мы также считаем необходимым принять участие в создании федеральных университетов, и в этом плане возможности РАН могли бы быть использованы для подготовки высококвалифицированных специалистов.

Изменения, которые внесены в 2007 году в Закон «Об образовании …», о которых говорил Премьер-министр, расширили наши возможности по интеграции вузовской и академической науки.

Подробнее о взаимодействии Академии наук с высшей школой доложит академик В.В. Козлов.

5. Финансирование.

Динамика объемов финансирования по Центральной части и региональным отделениям, я повторю, Юрий Сергеевич вам ее демонстрировал

(jpg, 164 Kб)

Слайд.

В 2007 году бюджетное финансирование увеличилось, по отношению к 2001 году, в 4,7 раза, а по плану 2008 г. почти в 5,4 раза Т.е. с учетом внебюджетных средств в 2007 году в Академию поступило почти 62,5 млрд. руб. (рост относительно 2001 года в 4,34 раза). При этом средства бюджетного финансирования составили в среднем 63,5%, внебюджетные средства – 33,4% и дополнительные бюджетные средства, полученные организациями и учреждениями РАН за счет сдачи в аренду федерального имущества, всего 3,0%.

(jpg, 172 Kб)

Слайд. Вы знаете, многочисленные разговоры и статьи в прессе о сдаче нашего имущества в аренду. Так вот, в структуре финансирования по источникам финансирования сдача в аренду федерального имущества составляет не более 3%.

Тем не менее, проблема финансирования Академии по-прежнему остается весьма острой. Этот график вы тоже уже видели, он известный график, график ассигнования на науку из федерального бюджета, который является приложением к материалам Решения Совета безопасности.

Во-первых, острота проблемы состоит в том, что финансирование науки в 2002-2008 гг. осуществлялось в соответствии с минимальными объемами

(jpg, 206 Kб)

Слайд.

При этом, если в абсолютных значениях эти объемы увеличивались, то по отношению к расходной части бюджета оставались примерно на одном уровне, меняясь в диапазоне 1,32-1,85 %. И этот уровень остаётся неизменным уже в течение 10 лет. В то же время по другим отраслям (медицина, образование) эти показатели значительно выросли (Слайд 29). Смотрите, синяя – это образование, а красная кривая – это здравоохранение. По здравоохранению произошел резкий рост в 2004 году.

Наши, а иногда совместные с Минобрнауки, обращения в Минфин России об увеличении доли финансирования науки в расходной части федерального бюджета к успеху не привели. Более того, на протяжении этого периода, как вы помните, из закона «О науке» была исключена норма о финансировании научных исследований в объеме 4% от расходной части. Это как раз та самая кривая – верхняя, на которую мы должны были выйти в 2010 году.

Безусловно, определение приоритетов бюджетного финансирования – это задача Правительства, но необходимо отметить, что страны, развивающие инновационную экономику, постоянно наращивают расходы, в том числе бюджетные, на развитие науки

(jpg, 168 Kб)

Здесь приведен слайд «Внутренние затраты на исследования и разработку в Германии, России, США, Франции и Японии. Как видите, эти внутренние затраты как минимум в 2,5 раза в России меньше трех упомянутых стран.

Во-вторых, удельный вес ассигнований на фундаментальные исследования Российской академии наук в ассигнованиях на гражданскую науку из средств федерального бюджета в настоящее время составляет примерно 30% (Слайд 31). С целью обеспечения ритмичности темпов роста финансирования фундаментальных исследований, на наш взгляд, необходимо законодательно установить долю финансирования государственных академий наук из средств федерального бюджета, выделяемых на науку, как это, например, сделано для бюджетных научных фондов поддержки науки – РФФИ, РГНФ и для Фонда поддержки малого предпринимательства. Там установлен четкий процент, который получают эти фонды из общего расхода на науку, бюджетную, я имею в виду.

Подробнее о финансовом состоянии и перспективах финансирования вам доложит академик А.Д. Некипелов

6. Инновационная деятельность РАН.

Прошедшие годы стали периодом активного формирования и развития новых организаций инновационной инфраструктуры, задачами которых является поддержка инновационной деятельности институтов РАН.

В 2003 году совместно с Министерством образования и науки в рамках конкурса проектов по поддержке инновационной инфраструктуры было создано три центра трансфера технологий: на базе Научного центра РАН в Черноголовке, на базе Сибирского Отделения РАН и Института металлургии Уральского отделения РАН в Екатеринбурге. Ими налажены надежные связи с научными организациями в регионах, поддерживаются контакты с региональными и местными администрациями, партнерами и клиентами.

Уже в апреле этого года при поддержке Минэкономразвития был пущен в эксплуатацию бизнес-инкубатор в Черноголовке.

РАН активно участвует в программах создания Особых экономических зон в городах Санкт-Петербурге и Томске, технопарков (Новосибирск, Черноголовка), развития наукоградов (Троицк, Пущино, Черноголовка).

В части охраны интеллектуальной собственности проводилась работа по патентованию изобретений и поддержке уже полученных патентов.

В настоящее время РАН поддерживаются более 2100 патентов.

В последние годы наметилась тенденция к увеличению количества охранных документов, полученных на полезные модели и товарные знаки.

Постоянно проводятся работы по зарубежному патентованию.

Можно надеяться, что вступившая в действие с января 2008 года четвертая часть Гражданского кодекса РФ, регулирующая вопросы, связанные с возникновением, защитой и реализацией прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, будет способствовать расширению возможностей РАН по введению интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот.

7. Капитальное строительство. Укрепление материальной базы.

Развитие научной материально-технической базы и социальной сферы Российской академии наук в 2001-2007 гг. осуществлялась в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы в основном за счет государственных инвестиций, финансируемых из средств федерального бюджета, а также из внебюджетных источников, прежде всего при строительстве жилья.

Динамика объемов государственных капитальных вложений, выделенных Российской академии наук в эти годы, имела положительную тенденцию.

(jpg, 177 Kб)

Слайд.

По сравнению с 2001 г. темпы роста государственных капитальных вложений составили в сопоставимых ценах в 2005 и 2006 гг. – 2,5 раза, в 2007 г. – 1,5 раза, в 2008 г. – 3,4 раза. Выделенные РАН лимиты были профинансированы и освоены в полном объеме. Капитальное строительство осуществлялось как по центральной части РАН, так и во всех ее региональных Отделениях.

За этот период РАН введено в эксплуатацию более 70 объектов научного назначения.

(jpg, 289 Kб)

Среди них: лабораторный корпус Института микропроцессорных вычислительных систем РАН (г.Москва),

лабораторно-экспериментальный корпус Института водных и экологических проблем СО РАН (г. Барнаул);

комплекс зданий и сооружений Института технической химии УрО РАН (г.Екатеринбург)

опытная установка Тихоокеанкого института биоорганической химии ДВО РАН (г.Владивосток) и другие.

Начаты работы по строительству океанариума во Владивостоке и продолжается строительство реактора ПИК (Гатчина, СПб НЦ).

В соответствии с Федеральной целевой программой «Восстановление экономики и социальной сферы Чеченской Республики» проводились работы по восстановлению Комплексного НИИ РАН в г. Грозном.

Завершены работы по вводу в строй лечебного корпуса второй очереди ЦКБ РАН; открыто отделение стоматологии в Санкт-Петербурге; лечебный корпус санатория им. А.М. Горького в городе Кисловодске.

В рамках выполнения программы «Жилище» в порядке долевого участия в строительстве жилья и покупки жилья на рынке, а также за счет внебюджетных источников для сотрудников Академии построено или приобретено около 2000 квартир как в Центральной части, так и в региональных отделениях

Большой проблемой Академии является возраст приборного парка и лабораторного оборудования. В составе основных фондов доля машин и оборудования старше 11 лет достигла почти половины (49,8%), а не превышающих по возрасту 2-х лет – всего 22%. Анализ структуры основных фондов свидетельствует о недостаточной оснащенности академических организаций специализированной исследовательской техникой.

(jpg, 142 Kб)

Слайд.

За последние годы, как уже сказал Юрий Сергеевич, нам удается его как-то поправить. В отчетном периоде более 200 уникальных приборов и оборудования были разработаны и поставлены организациям РАН в рамках Соглашения с Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Почти в 5 раз увеличился объем финансирования из средств федерального бюджета поддержания и развития материально-технической базы Центральной части РАН. Однако из 4,9 млрд. руб., выделенных на эти цели, доля капитального ремонта составила 80% и лишь 20% средств было направлено на приобретение научного и инженерно-технического оборудования.

Всего же на развитие приборного парка, как уже говорилось, было направлено около 20 млрд. руб. В том числе по просьбе Президента РАН Правительство Российской Федерации, если Вы помните, это произошло на Собрании в 2005 году, выделило целевым образом на закупку приборов для Академии 1,5 млрд. рублей.

В сложившейся ситуации реализация целевой научно-технической программы Российской академии наук «Разработка уникальных научно-исследовательских приборов и оборудования для учреждений РАН» стала одним из механизмов решения проблемы обеспечения учреждений РАН современным исследовательским оборудованием. Но это требует ежегодно предусматривать в бюджете РАН не менее 500 млн. руб. для её реализации.

Но, как уже Юрий Сергеевич сказал, а премьер поддержал, правда, неоднозначно, для того чтобы создать современный приборный парк, требуются ежегодные инвестиции в объеме не менее 10 млрд. рублей в течение пяти лет. Для решения этой проблемы мы хотим обратиться в правительство просьбой о выделении специальных средств на обновление приборного парка, причем обновление материальной базы должно идти, в основном, через создание центров коллективного пользования. При этом центры коллективного пользования должны играть и ещё одну важную роль – они должны стать реальными центрами интеграции науки и образования, именно там молодые люди должны начинать свой путь в большую науку на современном оборудовании.

8. Издательская деятельность.

(jpg, 192 Kб)

Слайд.

Академия наук всегда была и остается крупнейшим российским издателем научной литературы. В течение 2001-2007 гг. издательскими структурами РАН выпущено почти 60 тыс. изданий объемом более 830 тыс. уч.-изд. листов.

В настоящее время научные и научно-популярные журналы Российской академии наук издаются в основном общеакадемическими издательствами, входящими в НПО «Издательство «Наука РАН» (160 наименований журналов). Лишь несколько журналов с грифом РАН с разрешения Президиума РАН выпускаются ее институтами. Более 20 журналов издают под своей маркой региональные отделения РАН, и свыше 30 – научные центры и учреждения РАН.

Более 70% академических журналов переводятся и издаются на английском языке. Ведущая роль здесь принадлежит Международной академической издательской компании (МАИК) «Наука/Интерпериодика» и ее учредителям – около 100 журналов, выходящих на английском языке.

Достижения общеакадемических издательских, полиграфических и книгораспространительских предприятий, входящих в Научно-производственное объединение «Издательство «Наука», получили в 2001-2007 гг. высокую оценку: высшие награды, дипломы победителей и лауреатов, почетные грамоты были присуждены по итогам 28 международных и всероссийских конкурсов, выставок и ярмарок.

9. Выставочная деятельность

(jpg, 195 Kб)

Слайд.

Несколько слов о выставочной деятельности РАН. Всего за отчетный период было организовано и проведено 250 выставок внутри страны и за рубежом.

На выставках было представлено более 4700 законченных и готовых к коммерциализации разработок, в том числе в России более 4000, за рубежом более 700 разработок. В результате работы на выставках было заключено около 6700 предварительных соглашений о совместном сотрудничестве и 3200 соглашений на разработку и поставку выставляемой продукции. Получено более 600 заявок на разработку новых технологий и 780 предложений по внедрению в производство и инвестированию.

(jpg, 178 Kб)

Слайд. Работы институтов Российской академии наук были отмечены за отчетный период высокими наградами Оргкомитетов и специальными жюри выставочных комитетов. На зарубежных выставках было получено 1 Гран-при, 7 специальных призов, 6 орденов и более 60 золотых медалей. На российских выставках получено 9 Гран-при, свыше 140 медалей «Лауреат ВВЦ» и более 180 золотых медалей.

Одной из форм международных встреч являются Всемирные выставки «ЭКСПО», в которых также принимала активное участие РАН, разрабатывая концепции российских секций на выставках «ЭКСПО-2003» и «ЭКСПО-2008» и оказывая консультации по составлению экспозиции.

10. Международные связи.

Интенсивное развитие в отчетном периоде получили международные связи.

(jpg, 265 Kб)

Слайд. Академией заключены и выполняются 108 договоров о сотрудничестве с 60 странами. РАН участвует в реализации 6 межправительственных соглашений по культурному и научно-техническому сотрудничеству, является членом 46 неправительственных международных научных союзов и ассоциаций.

С 2002 года наметилось расширение международного сотрудничества, подписаны или продлены на новый срок 45 соглашений с национальными академиями наук ведущих европейских стран, США, Китай и др. Делегации РАН принимают постоянное участие в международных конференциях национальных академий наук стран-участниц Черноморского экономического сотрудничества.

Активное участие Академия приняла в подготовке встречи летом 2006 г. стран «Большой восьмерки» под председательством России, на которой рассматривались проблемы энергетической безопасности, изменение климата, комплексные проблемы здравоохранения.

В ходе подготовки к этому событию по инициативе и при активном участии РАН в Москве был проведен Энергетический форум, в котором приняли участие руководители энергетических министерств ряда стран, а также крупных энергетических компаний. 19-20 апреля 2006 года в Москве была проведена встреча Президентов Академий наук стран «Группы восьми», а также Бразилии, Китая, Индии и Южной Африки.

Большое внимание уделялось формированию единого научного пространства на территории стран СНГ. В этом плане активно развивается межакадемическое сотрудничество со странами СНГ в рамках МААН.

РАН приняла участие в организации и проведении в апреле 2006 г. в Москве Первого Форума творческой и научной интеллигенции государств-участников СНГ, в рамках которого ученые обсудили проблемы развития современной науки в странах СНГ, а также приоритетные направления сотрудничества.

Получили развитие новые формы сотрудничества с Европейскими странами

(jpg, 215 Kб)

Слайд.

Эти вопросы подробно обсуждались на заседании Совета директоров. И есть основание полагать, что в перспективе работа по участию наших ученых в международных научных программах будет расширяться.

РАН активно принимает участие в проведении крупных международных мероприятий.

За эти годы удалось сохранить и поддержать на стабильно высоком уровне обмен учеными в рамках межакадемических соглашений. За рубеж для участия в различных научных мероприятиях были командированы более 7 тысяч российских ученых. Академия приняла 5 тысяч зарубежных коллег.

(jpg, 178 Kб)

Руководством Президиума РАН за это время были приняты многие делегации из различных стран мира.

Иностранными членами РАН избраны 242 чел.

Глубокоуважаемые коллеги!

Фундаментальная наука признана одной из стратегических составляющих развития общества, она отнесена к числу ключевых факторов и условий, обеспечивающих переход страны на инновационный путь развития, реализацию системы национальных целей и приоритетов, рост ее конкурентоспособности.

И задача нашей Академии - сохранить в дальнейшем положительную динамику развития, обеспечить возрождение отечественной науки, поскольку экономика страны не может развиваться в отрыве от науки, тем более при переходе на инновационный путь развития.

В своем сообщении о научно-организационной работе Президиума РАН я постарался проинформировать участников Общего собрания об основных (наиболее значимых) направлениях нашей работы. Как я уже отметил в начале своего выступления, подробный отчет у вас имеется в информационных материалах. Если у кого-то возникли вопросы, я готов дать разъяснения.

Благодарю за внимание.


Затем были заданы вопросы из зала. Первый из них касался плохого качества медицинского обслуживания в поликлинике № 2. Записка была передана академику А.И.Григорьеву для подготовки ответа.

Следующий вопрос затрагивал вопросы налогов на землю и имущество академических организаций. На него ответил академик Ю.С.Осипов. Он сказал:

А с этим дело обстоит так же, как обстояло, – плохо. Что происходит? Деньги формально Министерство финансов на эти цели выделяет, но вся система выделения денег очень громоздкая, происходят большие задержки, и наши организации платят из-за этого большие штрафы. Это страшная система. Сергей Михайлович, и к Вам я тоже обращаюсь. Мы много раз ставили вопрос. Понимаете, что происходит? Мы – государственная организация. У нас есть какое-то имущество, тоже государственное. Теперь Минфин выделяет нам деньги на оплату налогов за это государственное имущество и мы его передаем в регионы. Допустим, земля находится в регионе, кусок земли. Это тысячи новых людей возникают в промежутке: кто посылает деньги, кто от нас их принимает, кто передает. А раньше-то как было? Все научные и учебные организации просто не платили налогов. Но они и есть государственные. Ведь идет перекладывание денег из одного кармана в другой. Этим пользуются регионы. Не говорю все регионы, но есть регионы, которые заведомо завышают цены (там же по рыночной цене налог платится) на те или иные объекты имущества, и таким образом фактически идет перекачка денег из федерального бюджета в регионы. Я не хочу обижать регионы. Не везде это так. Но я знаю, что такая же ситуация была и в Сибирском отделении, на Дальнем Востоке. Абсолютно ненормальная ситуация! Абсолютно ненормальная! Ведь сколько нужно положить сил, чтобы эти деньги получить, обработать, посчитать, все измерить, замерить, и потом эти деньги передать в регионы. Бред полный! И тысячи людей в этом участвуют!

Мы сдвинуть эту проблему не можем, хотя я вам как-то говорил, по-моему, даже на Общем собрании, когда я говорил Президенту Владимиру Владимировичу Путину об этом, он тогда даже вызывал премьер-министра и Кудрина, и в моем присутствии проблему обсуждал. Он даже сказал: «Перестаньте мучить Академию!». Ничего не сдвинулось. После этого поступило письмо от министра финансов, что мы все будем делать вовремя, никаких у вас проблем не будет возникать. Возникают! У нас есть институты, которые имеют большие долги по уплате штрафов. Что-то ненормальное, иррациональное что-то происходит.

К сожалению, вот так обстоит дело.

Академик Ж.И.АЛФЕРОВ пояснил, что недавно в Госдуму внесен проект закона об освобождении от налогов.

Ю.С.ОСИПОВ продолжил:

Спасибо, Жорес Иванович, за приятное известие. Внесен проект закона о налогах на имущество, на землю.

Нас, кстати, в этом вопросе и Совет Федерации всегда поддерживал на всех слушаниях, которые были в Совете Федерации, и потом Сергей Михайлович даже заявлял свою позицию по этому вопросу. Не можем сдвинуть пока. Не можем! Вопрос не можем решить.

Это, кстати, касается не только Академии наук. Это касается всех ведомств, которые имеют федеральное имущество в распоряжении.


Выступление Председателя Совета Федерации Сергея Михайловича Миронова.

Слово предоставляется Председателю Совета Федерации Сергею Михайловичу Миронову.

/Аплодисменты/

С.М.МИРОНОВ

Уважаемый Юрий Сергеевич! Уважаемый Президиум! Уважаемые участники Общего собрания Российской академии наук!

Прежде всего хочу поблагодарить за приглашение на ваше Общее собрание. И также, пользуясь возможностью, хочу поздравить избранных вчера на вашем Общем собрании академиков Российской академии наук, членов-корреспондентов Российской академии наук. Я посмотрел перечень тех объективок, тех академиков и членов-корреспондентов, очень приятно, что увидел много знакомых фамилий. Не скрою, очень приятно, что вы дали добро на присвоение высокого звания члена-корреспондента по Отделению общественных наук члену Совета Федерации Фетисову Глебу Геннадьевичу. Мне было очень приятно это увидеть.

Уважаемые участники собрания!

Я хотел бы, пользуясь такой возможностью, буквально несколько слов сказать о моем видении тех проблем, о которых сегодня уже говорилось. Об этом говорил и Председатель Правительства Российской Федерации, только что возник вопрос по налогам. Но, наверное, вы согласитесь, что сейчас действительно очень больная и, наверное, самая острая проблема – это проблема финансирования науки в целом, и прежде всего фундаментальной науки.

Я еще раз хочу подтвердить мою позицию, я очень рад, что мою позицию полностью разделяют мои коллеги – члены Совета Федерации: только государство в состоянии финансировать фундаментальную науку. Никогда никто, никакие компании не будут финансировать. Если кто-то уповает на это, то это, надеюсь, благие заблуждения, если не хуже. И в этой связи говорить о том, что при финансировании фундаментальных исследований можно и нужно ставить перед учеными те или иные задачи, выход на результат, я считаю, тоже в корне неверно, потому что никто не знает, как и каким образом отразится то или иное открытие в самых разных сферах наук, будь то точные науки, будь то гуманитарные науки. И в этой связи сам научный поиск – это то, что и должно в рамках фундаментальных исследований финансироваться государством. И я еще раз хочу подчеркнуть здесь, это прямая обязанность государства, особенно в свете тех амбициозных задач, которые ставит Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев, о которых говорит Председатель Правительства Владимир Владимирович Путин.

Если мы хотим к 2020 году войти в пятерку ведущих экономик мира, то ни нефть, ни газ, при всем моем уважении к углеводородному сырью, к другим полезным ископаемым, о которых я хорошо осведомлен, будучи по первому образованию горным инженером, геофизиком, нас не спасут и не выведут. Только то государство в ХХI веке, которое будет торговать интеллектуальным продуктом, именно интеллектуальным продуктом, будь то технологии, будь то уже образцы и продукция, будет впереди. Интеллектом, к сожалению, мы научились не торговать, а разбазаривать.

Это пресловутая проблема утечки умов. И не случайно сегодня я опять слышал, и вы правильно говорите, и Владимир Владимирович об этом говорил, о привлечении молодых научных кадров. Конечно, их нужно, в прямом смысле слова, заинтересованность. Здорово, замечательно, что принято Распоряжение Председателя Правительства о повышении окладов академиков, давно это нужно было сделать. И Владимир Владимирович год назад обещал, поручал это Правительству, будучи Президентом. Став Председателем Правительства, это одно из первых его распоряжений абсолютно правильное.

По налогам, о которых говорилось. Безусловно, абсолютно прав Юрий Сергеевич, но это получается парадокс. Если мы хотим, чтобы наша страна была конкурентоспособной, а действительно, главное конкурентное преимущество России опять же не углеводороды, не что-либо иное, а именно интеллект. Я бы, правда, добавил еще и нашу духовность, потому что, с моей точки зрения, это такие «три кита», на которых зиждется вся российская государственность: наука, культура, образование, они абсолютно не разделимы,

Так вот, говоря об этой конкурентной способности, государство должно по-государственному, по-хозяйски определять свои приоритеты. Действительно, не заниматься такой ерундой, как перекладывание из одного кармана в другой через распыление огромных средств. Понятно, что объекты Российской академии наук действительно во многом находятся в регионах, но здесь можно было бы подумать либо об очень значительных налоговых льготах, чего давным-давно заслуживает наша уважаемая Российская академия наук и наука в целом, либо просто, может быть, просто даже о ликвидации принципа такого налогообложения тех объектов, которые работают на науку.

Я внимательно слушал доклад Валерия Викторовича. У него были очень интересные диаграммы и таблицы, и, конечно, когда мы видим в сравнении, сколько в структуре внутривалового продукта от этого общего объема процентов идет на науку, и я увидел там цифру 1,18, причем, когда мы смотрим на другие страны, допустим, на те же Соединенные Штаты Америки, где 2,5, то мы понимаем, что и сам объем внутривалового продукта разный. И, конечно, мы понимаем, что, ставя амбициозные задачи конкурентоспособности, государство должно в прямом смысле слова не жалеть денег на науку, прежде всего, на фундаментальные исследования.

Я внимательно наблюдал, следил за всеми перипетиями по поводу утверждения, окончательного принятия нового Устава Российской академии наук. Рад за то, что ваша позиция, позиция Российской академии наук возобладала, и Устав принят в том виде, в каком вы, академики Российской академии наук, его и продвигали. Во-первых, действительно, более чем 300-летняя история Российской академии наук, это славная, замечательная история. И все великие свершения нашего государства, все, без исключения, которыми мы гордимся, они все как раз зиждились и основывались на работе, успешной работе Российской академии наук в течение всех этих столетий.

Безусловно, такая самоуправляемая организация, которой всегда являлась Российская академия наук, с моей точки зрения, всегда должна оставаться таковой.

Я еще хотел бы два слова сказать о двух проблемах, именно проблемах. И я посмею воспользоваться этой трибуной, чтобы, во-первых, полностью поддержать (и хорошо, что Владимир Владимирович обратил на это внимание) пункт 14 вашего проекта решения о более активной борьбе с лженаукой, мракобесием, которые просто захлестнули и экраны телевизора, и газеты, и журналы нашей страны. Просто сил никаких нет, когда у нас перед программой «Время», по Первому каналу, на полном серьезе рассказывают рецепты снадобий, о том, как себя от сглаза сберечь. Бред! ХХI век, Россия держава, и такой профанацией занимаются средства нашей информации.

Но я перехожу ко второй проблеме и вижу прямую взаимосвязь с тем, о чем я сейчас скажу. К сожалению, когда-то наша самая читающая нация уже не является таковой, И наши дети, наши подростки, прилипшие к компьютерам, но не для того, чтобы, к сожалению, получать, в основном, какие-то знания. Интернет – это замечательный источник для получения знаний, но превалируют всевозможные игры и, бог это знает, что, я уже не говорю про влияние телевидения.

Но мы, к сожалению, в данном случае я самокритично говорю о представителях власти, о государстве, мы рубим и уже сильно подрубили сук, на котором мы сидим. Я имею в виду очень поспешное, на мой взгляд, устремление России по пути Болонского процесса. Я не скрываю, я являюсь противником /аплодисменты/ вот этого стремительного движения. И считаю, если мы говорим о реальной конкурентоспособности, то мы должны все-таки остановиться и еще раз подумать: почему? Я назову вещи своими именами. Еще советская система образования была признана лучшей в мире. Почему Соединенные Штаты Америки и многие другие страны берут за основу, допустим, ту же основу преподавания математики в школах и многое другое, и почему же мы переходим на натаскивание, я назову вещи своими именами, наших детей, нашу школьную молодежь на сдачу тестов. И ликвидируем то, чем всегда гордились мы.

То же самое касается двухуровневого образования. И, в конце концов, когда говорят о Болонском процессе, говорят, что зато у нас будут признаваться наши дипломы в Европе. Но давайте мы опять вернемся. У нас что, нет проблемы утечки умов? Мы готовим наших специалистов для того, чтобы, получив бесплатное образование, здесь тоже, честно скажем, есть проблемы. Если я не ошибаюсь, цифра выпускников 2007 года высшей школ, 56 процентов получили образование за деньги, при условии, что в нашей Конституции написано, что образование высшее профессиональное гарантируется каждому бесплатное. Это отдельная проблема. Но, в конце концов, государство тратит деньги, а потом наши выпускники высших учебных заведений едут работать на чужого дядю.

В Совете Федерации у меня тоже есть единомышленники по этому вопросу. Не все, некоторые считают, что, допустим, Единый Государственный Экзамен – это благо, это замечательно, дается возможность выпускникам из отдаленных населенных пунктов сдавать экзамены.

Я говорю, что нет проблем. Давайте мы сделаем выездные комиссии, которые формируются здесь, в Москве, во всех городах федеральных округов. Любой желающий сдает экзамены по тем предметам, по профилю того вуза, куда он хочет поступать. Пускай это будут не школьные экзамены. Можно же найти самые разные поводы. Кстати, я вчера участвовал в одной телепередаче, с удивлением узнал, что, оказывается, в связи с переходом на ЕГЭ уже ликвидированы вот эти преференции для золотых медалистов. Я считаю это тоже ошибкой. Нужно, наоборот, стремиться, чтобы как можно больше выпускников поступали на основе олимпиад либо каких-то достижений. И как минимум вот этот процесс натаскивания на сдачу тестов мне представляется очень опасным. Нужно все-таки еще раз подумать, учитывая, что окончательно установлено, что в 2009 году мы должны перейти этот «рубикон» и окончательно ввергнуться вот в эту систему.

И, пользуясь этой высокой трибуной, я рассчитываю, в том числе, на поддержку академиков из Российской академии наук, что мы вместе все-таки многого добьемся.

Я, честно говоря, выступая перед аудиториями вузов, академий, университетов, говоря о своей позиции, всегда слышал аплодисменты. И вообще, честно говоря, удивительно, потому что, с кем ни поговоришь, все понимают ошибочность и пагубность вот такого бездумного следования тем новеллам, которые привнесены нам в наше образование. Жалко, что Андрей Александрович ушел, но он знает мою позицию.

Я должен вас проинформировать, что мы в Совете Федерации готовим серьезные документы и серьезные обращения, в том числе и с законодательной инициативой для того, чтобы еще раз вернуться к этой теме.

Я приношу извинения, что, может быть, вам покажется, что я не совсем по теме выступаю. Но, может быть, я перейду на военную терминологию. Военная наука учит, что лучше останавливать противника на дальних подступах, пока еще не поздно, пока мы не разрушили основы нашей конкурентоспособности, пока мы не разрушили основы той кадровой подпитки, которая всегда давала образование для науки. Нужно что-то делать!

Я желаю успехов Общему собранию Российской академии наук. Я благодарю Российскую Академию наук, всех академиков, всех членов-корреспондентов, всех сотрудников институтов Российской академии наук за тот неоценимый вклад и в прогресс в нашей стране, и в создание того щита и меча для того, чтобы у нас и обороноспособность была на высоте.

Я нисколько не сомневаюсь – несмотря на славную и действительно уникальную историю Российской академии наук, - самые лучшие страницы Российской академии наук еще будут написаны впереди. Я очень в это верю и очень на это надеюсь. Уверен, что так и будет. Всего вам доброго. Спасибо большое.


Доклад вице-президента РАН академика А.Д. Некипелова

Следующим выступил вице-президент РАН академик А.Д. Некипелов:

Глубокоуважаемые коллеги!

В своем выступлении я затрону два круга проблем, вызывающих естественный интерес.

Первый из них касается реализации «пилотного» проекта. Об этом сегодня говорилось, но может быть имеет смысл добавить.

Второе – хочу коротко проинформировать о подготовке к внедрению новой системы финансирования Академии наук, которое должно вступить в силу с начала будущего года.

По первому вопросу. Все вы хорошо помните, что в 2005 г., накануне «пилотного» проекта, наша наука находилась в весьма сложном и противоречивом положении.

С одной стороны, сохранялся крайне низкий уровень оплаты труда, продолжалась деформация возрастной структуры научного персонала, проявлявшаяся в резком старении кадров Академии. Остро нуждалась в обновлении приборная база. Слабым оставался спрос бизнеса на результаты научно-технических разработок, что резко ограничивало возможности наших институтов самостоятельно зарабатывать столь необходимые средства.

С другой стороны, к этому времени обнаружились и важные позитивные тенденции, свидетельствовавшие о готовности власти внести серьезные коррективы в свое отношение к сохранившемуся научному потенциалу.

Принципиально важными в этом плане стали решения (об этом сегодня уже говорили Юрий Сергеевич и Валерий Викторович) проходившего под председательством В.В.Путина совместного заседания президиумов Госсовета, Совета безопасности и Совета по науке и высоким технологиям при Президенте Российской Федерации в марте 2002 г. Тогда за наукой была признана не только роль стратегического приоритета, что по себе очень важно, но было обозначено резкое возрастание (правда, с очень низкого уровня) объемов финансирования гражданской науки до 2010 г.

Такое противоречивое положение, сложившееся к 2005 г., требовало от Академии принятия решений стратегического характера. Анализ показывал, что привычный подход, заключавшийся в более или менее равномерном наращивании затрат по всем направлениям, может оказаться катастрофическим. Инерция негативных тенденций грозила нанести непоправимый урон кадровому потенциалу науки прежде, чем на нем начнет позитивно сказываться неспешно возрастающий уровень оплаты труда.

В связи с этим вспоминался Джон Мейер Кейс: долгосрочная перспектива очень важна, если не умрешь в краткосрочной.

Постепенно в результате многочисленных дискуссий, в том числе с профсоюзами, сформировалась общая позиция. Как вы знаете, ее суть состояла в том, чтобы воспользоваться увеличением финансирования Академии, вытекавшим из утвержденной динамики государственных расходов на гражданскую науку, прежде всего, для резкого повышения уровня оплаты труда.

Это означало проведение подлинной революции в устоявшейся структуре расходов Академии. Было ясно, что этот крупномасштабный маневр нельзя провести за один год. Но бессмысленным в силу упомянутых причин было бы и растягивание его на пять и более лет. Оптимальный срок – три года – вырисовался сам собой. Далее началась количественная проработка различных сценариев.

Прежде всего, необходимо было установить цель проекта. Не скрою, вначале мы ориентировались на достижения среднемесячной бюджетной оплаты труда научного сотрудника в размере 24-26 тыс. рублей. Потом поняли, что можно выйти и на 30 тыс. рублей. Я бы сказал так, что тогда от этой цифры захватывало дух. Это сегодня часто приходится слышать, что 30-тысячная зарплата не решает всех стоящих перед Академией проблем. Тогда же мало, кто верил в возможность выхода на такую заработную плату в течение трех лет. И это не удивительно, потому что речь шла о пятикратном повышении уровня бюджетной оплаты труда за три года.

Расчеты показали, что это возможно. Правда, нужно было выполнить несколько очень сложных и отчасти обременительных для Академии условий.

Во-первых, нам нужно было обеспечить причитающиеся Академии средства из федерального бюджета. А также мы должны были готовы (и об этом сегодня говорил Юрий Сергеевич) к «замораживанию» на достигнутом уровне объема расходов на научные приборы, неукоснительно контролировать динамику «прочих», прежде всего коммунальных, расходов, а также провести сокращение числа бюджетных ставок на 20 процентов.

Откуда возникла идея сокращения бюджетных ставок? Я хотел бы на этом вопросе специально остановиться, потому что иногда говорят, что руководство Академии таким образом и обеспечило повышение зарплаты.

Это, конечно, несерьезно. Еще никому не удавалось обеспечить пятикратный рост зарплаты за счет 20-процентного сокращения численности.

Но есть и другая версия. Она состоит в том, что, дескать, руководство Академии поддалось – то ли вынужденно, то ли в силу недостатка воли – давлению власти в этом вопросе. Но и это не так!

Мы считали и считаем, что главная задача состояла в создании условий для нормального воспроизводства кадрового потенциала науки с тем, чтобы он мог надежно обеспечивать получение новых знаний фундаментального характера, знаний, необходимых для всестороннего прогресса нашей страны. Но для решения этой задачи важно было не только повысить зарплату, но и освободиться от накопившегося за годы хозяйственного упадка кадрового балласта, восстановить нормальную производственную дисциплину, планирование и учет эффективности работы научных сотрудников, научных подразделений академических институтов.

Отсюда и вытекала потребность сокращения бюджетных ставок, совершенствования сети учреждений РАН.

Мы понимали, что сокращение в той или иной мере затронет заслуженных ученых старшего возраста и поэтому с самого начала формулировали в качестве составной части пакета задачу улучшения пенсионного обеспечения, в том числе, путем создания в рамках Академии Пенсионного фонда, наполняемого за счет части коммерческих доходов наших организаций.

Летом 2005 г. президент Российской академии наук представил комплекс наших предложений на рассмотрение В.В.Путину и сразу же получил поддержку. Это и предрешило успех всего дела.

Многомесячная и весьма непростая проработка деталей проекта с органами исполнительной власти завершилась, как вы знаете, принятием Правительством Российской Федерации постановления № 236 «О пилотном проекте повышения оплаты труда работникам научных организаций Российской академии наук».

Это постановление заложило основу принципиально новой системы оплаты труда научных сотрудников РАН, определило ее структуру, этапы увеличения, а также задания по сокращению числа бюджетных ставок в научных организациях Академии.

Было предусмотрено повышение среднемесячной заработной платы специалистам, работающим в научных учреждениях РАН до 12 тысяч рублей к концу 2008 года, что предполагало лишь незначительное опережение ее динамикой динамики роста заработной платы работников в других областях бюджетной сферы. Надо сказать, что наше исходное предложение исходило из того, чтобы довести среднемесячную оплату этой очень важной категории работников до 18 тыс. рублей в 2008 году. Однако мы встретили очень жесткое сопротивление по этому вопросу со стороны органов исполнительной власти. Я должен сказать, что в их позиции была логика. Ведь инженерно-технические работники, специалисты работают и в других бюджетных отраслях, и им трудно было бы объяснить, почему соответствующее повышение зарплаты к ним не относится. Мы не могли ставить под угрозу весь «пилотный проект» из-за разногласий по этому вопросу и согласились с позицией власти. Одновременно (Юрий Сергеевич говорил сегодня об этом) Президиум рекомендовал использовать внебюджетные доходы для смягчения неизбежно возникающих диспропорций в оплате труда научных сотрудников и специалистов.

Для того чтобы новая система оплаты могла войти в действие в полном объеме, постановлением было предусмотрена быстрая, в течение месяца, подготовка нормативных документов, регулирующих выплату стимулирующих надбавок, порядок аттестации научных сотрудников и проведение конкурсов на замещение вакантных должностей, а также квалификационные требования к работникам, занимающим соответствующие научные должности.

Надо сказать, что Российская академия наук уже к 18 мая 2006 года подготовила проекты всех этих документов и передала их в министерства, которым было поручено обеспечить их разработку и согласование. Реализация «пилотного проекта» сопровождалась (и об этом надо сказать) серьезными трудностями и даже конфликтами в части, касавшейся его нормативного обеспечения. С большим трудом удалось выпустить в августе 2006 года (при сроке в один месяц, который завершался в конце мая) положение о стимулирующих надбавках. Камнем преткновения являлось разное, со стороны Министерства образования и науки, с одной стороны, и Академией – с другой, понимание роли эффективности научной деятельности для определения размера надбавок.

Представители министерства настаивали на автоматическом начислении надбавок в соответствии с величиной т.н. ПРНД – индекса, призванного дать общую оценку результатам работы научного сотрудника.

Наша позиция состояла и состоит в том, что соответствующие индикаторы следует рассматривать лишь как важные ориентиры при качественном анализе работы сотрудников научными подразделениями и учеными советами институтов.

Сам текст положения оказался в этих условиях компромиссным и до конца не удовлетворил ни одну из сторон.

Положение о конкурсах и аттестациях удалось согласовать лишь к концу 2006 года (правда, эти документы, с нашей точки зрения, получились добротными).

Подлинный казус произошел с квалификационными требованиями, без которых невозможно было проводить переаттестацию на новые должности и без которых, следовательно, новая оплата труда не являлась в полной мере легитимной.

Минздравсоцразвития, отвечавшее по постановлению правительства за этот документ, по совершенно непонятным до сих пор причинам полностью устранилось от работы над ним. С учетом этого в начале 2007 года, согласившись с предложенным нами вариантом, Министерство образования и науки от своего имени представило в Минздравсоцразвития на согласование проект, подготовленный нами. Ответ поступил в конце 2007 года и гласил, что министерство не может согласовать этот документ главным образом (это поразило всех) из-за того, что сформулированные требования к лицам, занимающим соответствующие должности в РАН, являются завышенными для работников прикладных научных институтов. В этих условиях, опираясь уже на утвержденный правительством Устав, Президиум РАН принял решение воспользоваться предоставленным ему правом самостоятельно определять систему оплаты сотрудников Академии и утвердил упомянутые квалификационные требования своим постановлением.

Сразу же было принято решение о проведении общей аттестации сотрудников наших научных учреждений на новые должности, призванные легитимизировать (я подчеркиваю – это чрезвычайно важно было сделать) новую систему оплаты труда. Решение это было вынужденным, мы не хотели так действовать, но других путей у нас просто не было. И решение, кроме всего, было абсолютно законным с учетом тех изменений в законодательстве и с учетом утверждения нашего Устава.

Важно только (и я хотел бы привлечь к этому ваше внимание), чтобы проводя сокращение штатов на третьем, заключительном этапе «пилотного проекта», институты не увязывали его с итогами проведенной аттестации. Следует помнить, что с правовой точки зрения это абсолютно не связанные друг с другом кампании.

С точки зрения важнейших количественных показателей «пилотный проект» реализуется успешно. В полном соответствии с постановлением правительства увеличивается заработная плата научных сотрудников. Академия, в свою очередь, неукоснительно соблюдает график сокращения бюджетных ставок. Я не буду рассказывать об алгоритме, чтобы не отбирать лишнее время, но должен сказать, что мы отработали достаточно согласованную многоуровневую систему, основанную на активном участии всех отделений, институтов, профсоюзов в этом процессе.

С 1 июля с.г. мы переходим к третьему, заключительному этапу «пилотного проекта». С этой даты будут в последний раз в рамках проекта повышены тарифные ставки научных сотрудников во всех наших институтах.

Что касается стимулирующих надбавок, то они, по опыту второго этапа, будут повышаться с начала месяца, следующего за получением данных о выходе соответствующего института на установленную нормативную численность бюджетных ставок.

Нет абсолютно никаких сомнений, что на конец текущего года мы обеспечим реализацию всех целевых установок «пилотного проекта». Это фактическая сторона дела.

Теперь попробую дать качественную оценку хода реализации «пилотного проекта», попросту говоря, зададимся вопросом: стоила ли овчинка выделки.

Приведу вначале данные о динамике в 2005-07 гг. среднемесячного уровня оплата труда в центральной части Академии (в региональном отделении эти показатели должны быть больше региональных коэффициентов, которые там действуют), а также в целом по российской экономике и трем её крупным секторам.

Некипелов слайд 1-2 (jpg, 209 Kб)

Таблица

Из таблицы видно, что бюджетная заработная плата научных сотрудников в 2007 году более чем в три раза превысила уровень предшествовавшего 2005 года и составила в среднем за год 18941 рубль. Если же брать бюджетную зарплату всех сотрудников наших научных учреждений, то она возросла более чем в 2,5 раза; более чем в 2,4 раза возросла средняя заработная плата из всех (не только бюджетных) источников всех сотрудников научных институтов и составила в конце 2007 года свыше 21 тыс. рублей.

Такая динамика привела к резкому улучшению нашего положения в стране с точки зрения уровня доходов.

Из таблицы следует, что если в 2005 году средняя зарплата сотрудников научных учреждений РАН из всех источников лишь на полтора процента превышала общероссийский уровень, то сегодня этот разрыв уже превысил 56 процентов. Наши сотрудники получают в среднем на 63 процента больше, чем сотрудники обрабатывающих отраслей, на 49 – больше чем строители. Средняя зарплата в секторе «научные исследования и разработки» на 13,3 процента меньше, чем в Академии, тогда как в 2005 году мы отставали почти на 27 процентов.

И совершенно очевидно, что после завершения «пилотного проекта» ситуация в этом отношении станет для нас еще более благоприятной.

Почему обо всём этом важно говорить? Потому что конфигурация российского рынка труда отнюдь не только уровень заработной платы в американских университетах имеет сегодня существенное значение для молодежи, готовой связать свой жизненный путь с наукой.

Значит ли всё это, что нам уже удалось переломить негативные тенденции в развитии кадрового потенциала? Нет, не значит. Положение все еще остается весьма сложным и противоречивым.

Некипелов слайд 2-2 (jpg, 138 Kб)

Слайд 2.

Приводимая таблица – я хотел бы обратить ваше внимание на это – построена на основе данных, охватывающих всех научных сотрудников, основное место работы которых – Российская академия наук. Часть таких сотрудников занимает неполную ставку, а часть финансируется из внебюджетных источников.

Так вот доля сотрудников до 40 лет за этот период даже несколько выросла, хотя и остается низкой. В то же время упала доля сотрудников в возрасте от 40 до 60 лет и заметно увеличилась доля сотрудников старшей возрастной группы.

Изменения происходили в условиях сокращения списочной численности научных сотрудников за рассматриваемый период с 55.533 человек до 49.683 человек. Поэтому оказывается, что в первых двух группах налицо абсолютное снижение, а третья, хотя и незначительно, но увеличилась.

Задумаемся над этими цифрами. Увеличение на 184 человека сотрудников старше 60 лет связано исключительно с естественным старением. Ведь мы знаем, что ни один институт не проводил специальную политику набора сотрудников этой возрастной группы. Более того, именно в отношении ученых старшего возраста чаще всего применялся перевод на неполную ставку. Сокращение сотрудников в возрасте от 40 до 60 лет, с моей точки зрения, невозможно трактовать иначе, как освобождение от того самого кадрового балласта, о котором я говорил и который оказался в силу понятных исторических причин, в основном, сосредоточенным сейчас в этом возрасте. В противном случае, мы должны были бы признать, что либо эти люди обладают странным свойством уходить оттуда, где начинает быстро расти заработная плата, либо руководители институтов при проведении сокращений специально обрушиваются на сотрудников, находящихся в продуктивном возрасте.

Конечно, требует пристального внимания и уменьшение абсолютной численности сотрудников в возрасте до 40 лет. Но и здесь важно разобраться, с чем это связано. Очень важно, что сегодня, судя по нарастающим сетованиям руководителей институтов на то, что у них нет ставок для приема на работу молодых сотрудников, можно сделать вывод о том, что, в некотором смысле, произошло коренное изменение ситуации.

Три года назад ставок было сколько угодно. Не было молодежи, желающей работать в Академии.

Таким образом, мне кажется, общий вывод должен был бы быть таким. За истекшие два года произошло освобождение значительной части кадрового балласта, начал проявляться интерес молодежи к работе в Академии. Продолжая метафору Кейнса, я бы сказал так: Мы остались живы в короткосрочном плане и поэтому у нас есть все шансы реализовать возможности, которые сулил нам пилотный проект в среднем и долгосрочном плане.

В ходе реализации проекта ряд важных вопросов пока не нашел своего решения. Я уже упоминал об опасном отставании уровня оплаты труда инженерно-технического персонала и специалистов от оплаты труда научных сотрудников.

В ближайший год-два, может быть, три эту диспропорцию нужно устранить. Тем более, что сейчас для этого складываются необходимые предпосылки. И Юрий Сергеевич уже упоминал о том, что началась разработка отраслевой системы оплаты труда у нас, предстоит переход на новую систему финансирования, расширяющуюся настоятельность Академии в расходовании бюджетных средств. И, наконец, у нас есть возможность после завершения пилотного проекта начинать использовать на эти цели часть прироста финансирования РАН.

Сложной остается проблема пенсионного обеспечения научных сотрудников. Единственное, что нам пока удалось, это включить в новый Устав положение, позволяющее при наличии необходимых правовых условий начать создавать собственный пенсионный фонд. Но на сегодняшний день и таких условий, увы, нет. Так, что над решением пенсионной проблемы придется интенсивно работать будущему составу Президиума Российской академии наук.

Наконец, весьма отчетливо в последнее время проявилась проблема значительной дифференциации оплаты труда научных сотрудников. Приведу данные об уровне средней заработной платы из всех источников по отделениям центральной части Российской академии наук в 2005-2007 гг.

Некипелов слайд 3-2 (jpg, 172 Kб)

Слайд 3.

Следует подчеркнуть, что различия в оплате труда (речь идет об общей оплате труда из бюджетных и внебюджетных источников) существенно возрастают при переходе с уровня отделений на уровень институтов. Я приведу лишь один, но, по-моему, очень красноречивый пример.

В 2007 г. наивысшая среднемесячная зарплата среди институтов центральной части составляла по всем категориям сотрудников 118.362 руб., а минимальная – и это относилось, к сожалению, к Библиотеке по естественным наукам – 8.116 руб.

Понятно, что, в определенной степени, дифференциация доходов определяется неодинаковой структурой персонала. Например, в Отделении математических наук доля научных сотрудников составляет 74%, а в Отделении физических наук всего 43%. Но основной фактор, и все мы это понимаем, неодинаковые возможности, имеющиеся в различных сферах фундаментальной науки, привлекать внебюджетные средства. Сказывается, конечно, и эффективность работы институтов, и то, в какой степени коммерческая жилка присуща научным лидерам.

Как бы то ни было, вопрос это заслуживает серьезного внимания.

Президиум Российской академии наук активно обсуждал в свое время возможность ведения порядка, жестко связывающего источник выплаты зарплаты научным сотрудникам с характером выполняемой ими работы в соответствующий период, соответственно, плановый или по коммерческим заказам. Решение принять не удалось, но иметь в виду те процессы, которые в сфере дифференциации оплаты труда наших сотрудников имеют место, конечно, необходимо.

И, в заключение, очень коротко, о проводимой работе по переходу со следующего года к новой системе финансирования. Такую задачу поставило Правительство РФ, утверждая наш Устав.

Суть предстоящих изменений состоит в следующем.

Институты Российской академии наук прекращают быть бюджетными учреждениями и, следовательно, они не будут обслуживаться Федеральным казначейством. Средства из бюджета, предназначенные для системы академических организаций, будут выделяться в виде субсидий Российской академии наук как юридическому лицу и зачисляться на ее счет в Казначействе.

Академия наук, по тем или иным принципам, будет перечислять их на счета подведомственных организаций в коммерческих банках.

Известно, что будет несколько видов субсидий. Основная из них – об этом сегодня и Владимир Владимирович говорил – на выполнение заданий, вытекающих из утвержденной Правительством программы фундаментальных исследований. В других случаях субсидии будут выдаваться под специальные государственные задания.

Российская академия наук в соответствии с поручением Правительства, разработала порядок предоставления субсидий и внесла его в конце первого квартала, скажем прямо, с некоторым запозданием, на согласование в уполномоченные органы исполнительной власти.

Министерство образования и науки согласилось с нашими предложениями. Министерство экономики документ не согласовало в первую очередь потому, что считает невозможным в условиях действующей нормативной базы предоставление субсидий на реализацию капиталовложений. Министерство финансов пока свою позицию не определило.

Я хочу подчеркнуть, что работа, в данном случае, ведется всеми во вполне конструктивном духе, а ее затяжка связана с тем, что у этого проекта нет прецедента и приходится на ходу вести поиск корректных с правовой точки зрения решений.

Однако времени остается все меньше и меньше. И это не может нас не беспокоить.

Дело в том, что после принятия положения о порядке предоставления субсидий предстоит очень большая техническая работа. Нам всем предстоит очень большая техническая работа, связанная и с проработкой конкретных механизмов доведения средств до академических организаций, и с разработкой порядка отчетов по использования выделенных средств, по выбору коммерческого банка или коммерческих банков, в которых будут открываться счета организаций.

И наконец, по переподготовке бухгалтерского персонала в случае, если возникнет необходимость перехода на небюджетную форму учета и отчетности и целый ряд других, очень серьезных вопросов, хотя и технического плана, но очень важных.

Я хотел бы подчеркнуть, что к этому должны быть готовы мы все, должны быть готовы в первую очередь руководители всех учреждений Российской академии наук. В противном случае выгоды, которые сулит новая система, могут обернуться на начальном этапе очень серьезными перебоями в финансировании.

Спасибо за внимание.


Сообщение вице-президента РАН академика В.В. Козлова

Затем Ю.С.Осипов предоставил слово вице-президенту РАН академику В.В.Козлову:

Уважаемые коллеги! Мое краткое сообщение посвящено вопросу положения дел научной молодежи в нашей Академии, воспроизводству и пополнению кадрового потенциала российской науки за счет привлечения в нее талантливой молодежи.

Эта проблема актуальна не только для Российской академии наук, она актуальна и для вузовской, и для отраслевой науки. Об этом сегодня говорил и Председатель Правительства Владимир Владимирович Путин, и в своем выступлении на это обращал внимание наш президент Юрий Сергеевич Осипов.

Все мы помним, что драматические реформы 90-ых годов нанесли колоссальный урон престижу профессии ученого и в общественном сознании тех лет укрепилось представление об ученых, как о людях с крайне низким уровнем заработной платы, а результаты нашего труда и профессиональной деятельности казались многим не интересными и не нужными.

Но, тем не менее, в последние годы ситуация начинает меняться в лучшую сторону. Постепенно растет уровень заработной платы молодых ученых и предпринимаются определенные меры в отношении социальных проблем научной молодежи.

Значительную роль в улучшении дел по вопросу о воспроизводстве и пополнении кадрового потенциала российской науки играет понимание остроты проблемы, которое проявляется в последние годы на уровне высших органов власти Российской Федерации, на уровне Президента страны и Председателя Правительства.

Немаловажное значение имеет взятый курс на интеграцию науки и образования, который позволяет, начиная со школьной скамьи, выявлять талантливую молодежь, формировать навыки научно-исследовательской деятельности во время учебы в высших учебных заведениях, вовлекать молодое поколение россиян в непосредственное участие в научных исследованиях.

В частности, 1 декабря прошлого года Президент страны Владимир Владимирович Путин подписал закон о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам интеграции науки и образования, который устанавливает возможность для научных организаций осуществлять сотрудничество и координацию своей деятельности с образовательными учреждениями высшего профессионального образования (в том числе, на договорной основе), а также путем создания объединений в форме ассоциаций и союзов в соответствии с законодательством.

Теперь институты Академии наук и учреждения высшего профессионального образования могут на безвозмездной основе предоставлять друг другу в пользование движимое и недвижимое имущество, принадлежащее им на правах собственности или оперативного управления.

В подготовке этого законопроекта существенную роль сыграли представители Российской академии наук. По сути, закон закрепил уже действующую в Академии форму взаимодействия науки и образования.

Наши институты принимают все более активное участие в подготовке кадров высшей квалификации, реализуя совместно с ведущими высшими учебными заведениями страны разнообразные образовательные программы. В организационном плане эта деятельность выражается в создании и развитии деятельности базовых кафедр, созданных в институтах Российской академии науки, в интеграции с вузами, в расширении деятельности на базе институтов нашей Академии, учебно-научных, научных образовательных центров.

Это направление деятельности активно поддерживается Президиумом нашей Академии и, в частности, на протяжении более пяти лет успешно реализуется Программа Президиума «Поддержка молодых ученых», в рамках которой оказывается финансовая поддержка институтам Российской академии наук.

Козлов слайд 2-2 (jpg, 229 Kб)

Таблица

В этой таблице приведены качественные показатели по участию и финансированию институтов нашей Академии по этой программе.

Количество базовых кафедр, созданных в институтах Академии в интеграции с ведущими вузами Российской Федерации, возросла за последние шесть лет почти в два раза. Перед вами сводная таблица количественных параметров образовательной деятельности.

Козлов слайд 3-2 (jpg, 251 Kб)

Уже отмечалось (и это важно), что число студентов, которые обучаются на этих кафедрах, возросло с шести тысяч в 2002 году до 26 тысяч человек в этом году. И профессорско-преподавательский состав из числа сотрудников Академии наук, которые работают со студентами непосредственно в институтах нашей Академии, вырос до шести тысяч человек. Все это, конечно, положительно сказывается и на качестве работы нашей аспирантуры.

Российская академия наук успешно продолжает свою деятельность по подготовке кандидатов и докторов наук практически по всему научному спектру. И приятно отметить, что более 10 процентов выпускников аспирантуры остаются на работе в учреждениях Академии наук.

Козлов слайд 4-2 (jpg, 235 Kб)

Перед вами статистика по приему к защите аспирантов. И по тому, сколько из них остается на постоянной работе в наших институтах. Вы видите, что общая численность аспирантов чуть-чуть возросла за последние шесть лет. Она год от года претерпевает некоторые колебания. Но я хотел сказать, что, несмотря на некоторую тенденцию к снижению в последние годы, приятно отметить, что качество нашей аспирантуры возрастает. Количество оканчивающих год из года увеличивается. Это означает, что меньше отчисляется. Стало быть, более подготовленной и с большей мотивацией приходит молодежь в нашу аспирантуру. Очень приятно отметить, что процент молодежи, наиболее успешной, которая защищает диссертации в срок, год от года возрастает. Это тоже позитивный фактор. Точно так же, как является позитивным фактором то, что год от года растет (даже в абсолютном виде) количество наших аспирантов, молодежи, которую мы зачисляем на постоянные ставки в наши институты.

В июне 2006 года Президиум Российской академии наук принял предложение Комиссии по работе с молодежью выделить дополнительное целевое финансирование в размере 50 млн.руб. ежегодно для выпускников аспирантуры наших институтов. Молодые ученые оформляются на внебюджетные ставки для проведения работ по приоритетным направлениям фундаментальных исследований. И эту программу мы условно называем «постдоки», как бы на западный манер.

К сожалению, отсутствие вот такой практики в России является одним из стимулирующих моментов по оттоку молодежи на Запад. У нас в этом смысле нет гибкости. Закончил аспирантуру, либо удается (хотя это не часто) устроиться на работу в научно-исследовательский институт, а так ищи себе место в жизни.

Каков масштаб этой программы. В 2006-2007 годах в институты РАН было принято около 300 молодых ученых по этой программе. Кстати сказать, это наиболее успешные наши молодые люди. Половина из них (то есть 50 процентов) защитили кандидатские диссертации в срок. Это очень хорошие по российским меркам показатели.

В основном по всем участникам было принято положительное решение о продолжении финансирования их деятельности в этом. А сейчас общее количество участников по программе в хоздоке составляет 410 молодых ученых. Вопрос обсуждался на Президиуме, и общее мнение состоит в том, что эту практику надо продолжить и даже расширить.

Общие сложности – на работу в научные учреждения Российской академии наук за последние пять лет было принято свыше 9 тысяч выпускников вузов и аспиранты.

Козлов слайд 5-2 (jpg, 236 Kб)

На этом слайде приведены данные не только по выпускникам аспирантуры, а в целом, сколько мы берем молодежи ежегодно в год. Видно, что эта цифра тоже колеблется. Но, кстати сказать, с учетом того, что общая численность бюджетных ставок в нашей Академии наук снижается, в этом году мы на 20% по сравнению в 2005 годом должны снизить, то доля оставляемых увеличивается, пусть немного, но увеличивается. И это является позитивным фактом.

Несколько университетов непосредственно работают на базе Российской академии наук. В Санкт-Петербурге на основе Санкт-Петербургского физико-технологического научно-образовательного центра была создана и эффективно развивается система непрерывного образования, от школьного (лицеи, физико-технические школы РАН) до магистратуры, аспирантуры в академическом Физико-технологическом университете, которому, кстати сказать, распоряжением Правительства в 2004 году придан статус Федерального государственного учреждения высшего образования, а выполнение полномочий учредители возложено на нашу академию.

Что касается гуманитарного знания, то активно продолжает работать Государственный университет гуманитарных наук, факультеты которого работают на базе 10 академических институтов в Москве. По биологии и биоинженерии на базе института Пущинского научного центра работает Пущинский государственный университет. И таких примеров у нас много.

Одним из важных направлений по выявлению талантливой молодежи является проведение конкурса на соискание Медали Российской академии наук с премиями для молодых ученых Российской академии наук, других учреждений, организаций России и для студентов высших учебных заведений.

В рамках этого конкурса ежегодно определяется 19 лауреатов из числа студенческих работ и столько же из числа молодых ученых.

Козлов слайд 6-2 (jpg, 213 Kб)

Слайд 2

На этом слайде видно, что популярность этого конкурса год от года возрастает, и в прошлом году в общей сложности конкурс составил почти 14 претендентов на одну студенческую премию и 23 претендента на премию для молодых ученых.

Размер премии сейчас, в соответствии с постановлением Президиума увеличен до 25 тыс. руб. для студенческой работы и 50 тыс. руб. для работы молодых ученых.

Козлов слайд 7-2 (jpg, 245 Kб)

По сути дела, премии Российской академии наук для научной молодежи играют ту же роль, что в свое время премия Ленинского комсомола в области науки и техники.

Уже говорилось о такой сложной, систематической работе Академии наук по экспертизе научной содержания учебников для средней школы. Создана специальная комиссия. И должен сказать, что качество учебников почти неудовлетворительное. Только 20% от общего числа учебников не имеют существенных замечаний нашей комиссии, а остальные 60-70%, которые в итоге получают положительное заключение, дорабатываются издательствами с помощью наших экспертов.

В заключение, если позволите, я приведу некоторую статистику, которая, мне кажется, представляет интерес, и она дополняет то, о чем только что говорил Александр Дмитриевич Некипелов.

Приятно отметить, что до 40 лет количество докторов наук у нас возрастает. Это очень приятная тенденция последних лет.

Козлов слайд 8-2 (jpg, 238 Kб)

Следующий слайд. Количество кандидатов наук от 30 до 39 лет также возрастает, но большие темпы роста и прироста нашей остепененной молодежи приходятся на возраст до 30 лет. Здесь масштабы более впечатляют.

Козлов  слайд 9-2 (jpg, 215 Kб)

 

Вообще, должен вам сказать, что с учетом имевшего место сокращения численности сотрудников Академии наук, удельный вес научных сотрудников до 40 лет за последние шесть лет вырос на 10%.

Козлов слайд 10-2 (jpg, 214 Kб)

Я к чему это говорю? Средства массовой информации рисуют иную картину, что у нас все плохо, количество молодежи неуклонно падает и так далее, а у нас не только мы сохранили за это трудное для нас время наш молодой научный потенциал, но имеет место позитивная тенденция. Конечно, это все вопросы, связанные с поддержкой молодежи, омоложением нашего сообщества, они являются очень инерционными, здесь рассчитывать на быстрый успех не приходится, но приятно и отрадно отметить позитивную тенденцию, и наша задача состоит в том, чтобы ее развивать.

Будьте добры, последний слайд.

Козлов слайд 11-2 (jpg, 279 Kб)

Здесь указаны, на наш взгляд, наиболее важные перспективные задачи в области привлечения талантливой молодежи в науку, но главная наша задача состоит в том, что те положительные тенденции, которые нам удалось создать за это время, их надо сохранить. И только такая целенаправленная систематическая работа может привести к успеху.

Спасибо.


Доклад академика А.И. Коновалова

Затем с докладом выступил академик А.И.Коновалов: Глубокоуважаемый Юрий Сергеевич! Глубокоуважаемые коллеги!

Мне представляется, что наше Собрание протекает в некоторый особый период жизни нашей Академии, переломный. Была разруха, пошло восстановление, сейчас мы стоим в начале развития нашей Академии. И будем надеяться, что визит и выступление Председателя Правительства Владимира Владимировича Путина и Председателя Совета Федерации Сергея Михайловича Миронова являются очень хорошими знаками.

Я должен сказать, что в совокупности с тем, что я в самом начале говорил, я рискнул затронуть в отличие от обычая последних лет научную тему на нашем Общем собрании. Не финансы, не реформирование, а некоторые научные проблемы, тем более что мы, вообще-то говоря, по статусу должны научные проблемы на нашем Общем собрании обсуждать, и так и делали.

Я коснусь супрамолекулярных систем – химия и биология.

Существенным является, что в Президиум были введены программы фундаментальных исследований РАН. В условиях дефицита финансирования это был очень важный принципиальный шаг – программы Президиума и программы Отделения.

Я являюсь координатором программы Отделения химии – «Наука и материалы: химия, физика, химия супрамолекулярных систем». И некоторый долг меня заставляет говорить о тех проблемах, которые будут затронуты.

Коновалов слайд 2-2 (jpg, 140 Kб)

Вообще говоря, что такое супрамолекулярные? Термин супрамолекулярные был введен в 1978 году ровно 30 лет назад замечательным французским ученым Жан Мари Леном, впоследствии лауреатом Нобелевской премии, иностранным членом нашей Академии.

Коновалов слайд 3-2 (jpg, 210 Kб)

В чем суть супрамолекулярной?

Вот иерархия материи: атомы. Атомы образуют ковалентные связи, связываются в молекулы.

Молекулярный уровень. Молекулы способствуют за счет нековалентных связей, немолекулярных связей связываться в супрамолекулярные системы, которые могут быть …супер молекулы, которые могут образовывать большие супрамолекулярные ансамбли нековалентной связи. И, вообще, это предтеча биологических систем, которые обязательно содержат супрамолекулярные структуры.

Вот примеры. Дианапоры. Синтетические, природные, каналы также – важный аспект, есть синтетические, есть природные.

коновалов слайд 4-2 (jpg, 224 Kб)

Возьмем амфифилы. Амфифилы – особые соединения, они образуют гамму – мицелосферические, цилиндрические и, обратите внимание, бислойные. Но это аналог, предтече фосфолипидной мембраны, которая существует в живых объектах, естественно, снабженной новыми дополнительными функциями. Но мембранные функции одинаковые.

Коновалов слайд 5-2 (jpg, 231 Kб)

А спирали? Слева всем хорошо знакомая картинка. Это нуклеиновая кислота. В данном случае – ДНК. А справа – одна из синтетических спиралей.

И, вообще говоря, в супрамолекулярной химии сегодня развивается направление – силикаты. И с этой точки зрения ДНК, простите, это частный случай, общей схемы образования соответствующих силикатов.

И мы приходим к выводу, что в живых объектах супрасвязь присутствует всегда. Нас окружает супрамир – будь суша или вода.

Коновалов слайд  6-2 (jpg, 177 Kб)

Слайд.

Очень важный процесс самоорганизации. Дело в том, что, вообще говоря, в супрамолекулярной химии сегодня оперируют понятиями, биологам очень хорошо знакомыми: рецептор субстрат, силиктивный субстрат на основе молекулярного распознавания. Соответственно супрамолекулярный катализ, ферментативный катализ и т.д.

Особая роль в самоорганизации.

Самоорганизация – фундаментальное свойство материи. И из молекул могут образовываться за счет самоорганизации супрамолекулярная самоорганизация, наночастицы. И принцип «снизу-вверх» позволяет создавать наноразмерные объекты.

Коновалов слайд 7-2 (jpg, 147 Kб)

Слайд.

Вот некоторые примеры самоорганизации. В том числе наноцилиндр. Здесь происходит самосборка. Здесь участвуют три линейных молекулы, четыре плоских молекулы, двенадцать ионов.

Без всякого участия их слили, но они собираются в эту структуру.

Но возникает важнейший вопрос: взаимодействие искусственных нанообразований и биологических объектов.

Коновалов слайд 8-2 (jpg, 196 Kб)

Следующий слайд.

И вот пример. Это соединение – колексорены, модель которых представлена здесь, размером 2 х 3 н/метра. Они самоорганизуются в такие «букеты», в цилиндры, наночастички с диаметром от 4 до 6 н/метров. Самоорганизация.

Мало этого. Если появляется кольцевая ДНК, они уцепливают эту кольцевую ДНК. Вот электронная фотография – 50 н/метров.

Я еще раз произнесу слово «мало этого».

Эта частица способна осуществлять трансфекцию, то есть ввести эту ДНК в живую клетку. Почему соединения получили название «искусственный вирус»?

Насколько тесное взаимодействие неживого и живого?

И когда синтетически неживые объекты, увы, обманывают живую клетку, в том числе?

Коновалов слайд 9-2 (jpg, 159 Kб)

Я должен сказать, что в наших работах были синтезированы, в том числе, некоторые соединения, которые нашли практическое применение, - меловен, который оказался новым стимулятором роста растений самых разных, включая биотехнологию, где-то до 300 процентов увеличение выхода.

Самое интересное – концентрация работы 10-7 степени процента.

Вы только представьте себе: один грамм препарата может повысить урожайность на 10-20 процентов до 50 млн. гектар.

Самое интересное оказалось, что именно при этой концентрации образуются в растворе наночастицы в размере 300 н/метров. И, судя по всему, они являются действующим началом.

Отсюда вытекает очень важный вопрос. Сегодня в условиях наноэйфории - проблема безопасности. Здесь написано «нобезопасность». Но надо бы сначала написать просто «безопасность», потому что наночастицы могут быть совершенно не безобидны.

И сегодня возникает новая наука – нанотоксикология. И сегодня общество организуется и выдвигает требования, чтобы новые нановещества проходили всю цепочку испытаний для того, чтобы не нанести вред человеку, потому что наряду с полезными физическими, химическими, биологическими свойствами, они могут обладать необыкновенной токсичностью.

Недавно порошок, всем известный, был разослан. Это кремнезем наноразмерный. В целом он не столь безобидный, как автор считает. Правда, в особых условиях он вызывает силикоз, но при систематическом дыхании.

А кремы на основе оксидов уже запрещены во многих странах. И это нужно знать и понимать.

Поэтому требуется безусловная оценка всех наноматериалов, как новых веществ.

Но не все так страшно. Самое главное – проявлять предосторожность при всех этих работах.

Я сейчас приведу пример, который показывает, что мы с вами имеем дело с наночастицами, и человечество в целом очень давно и очень успешно и очень безобидно.

Коновалов слайд 11-2 (jpg, 210 Kб)

И вот здесь, я бы сказал, нанограммы растворов спирта в воде 30%, 40%, 50%, 60% - в низких и высоких концентрациях – вот какая динамика идет, вот соответствующий разброс. А в области 45-50 процентов образуются четкие нанообразования в интервале 1,5 н/метров и около 200 н/метров.

Коновалов  слайд 12-2 (jpg, 163 Kб)

У всех возникает вопрос: хорошо, это в колбе. Простите, а в бутылке? Верхний рисунок – это я воспроизвожу то, что было в эксперименте для 40-процентного спирта в воде. А вот водка со своими наночастицами. А вот это коньяк российский. Это я как пример привожу. Коньяк российский пять звездочек со своими наночастицами в соответствующих тоже областях.

И, судя по всему, каждый напиток требует своего нанопаспорта в настоящее время.

А в целом, я считаю, мое выступление не в заключительной части, а по той проблеме, о которой я говорил сначала, направлено на следующее. Думаю, нужна программа Президиума по супрамолекулярной системе в химии и биологии. Есть исследователи и там, и там.

Благодарю за внимание.


Выступление председателЯ профсоюза работников РАН В.Ф. ВдовинА.

Последним на утреннем заседании выступил председатель профсоюза работников РАН В.Ф.Вдовин.

Разрешите приветствовать Вас от имени профсоюза работников Российской академии наук.

Первый, формальный, акт. Я призываю одобрить в целом отчет, который сегодня прозвучал, и принять то заключение, которое представлено.

На мой взгляд, все в целом разумно и правильно. И особенно мне хотелось бы одобрить те планы, которые прозвучали из уст, в первую очередь, гостей наших, которые нам анонсировали на ближайшее будущее.

В свете предстоящих выборов президента Российской академии наук профсоюз обратился с открытым письмом, которое размещено на сайте Академии, и претенденты, соответственно, ответили на наши вопросы. Поэтому моя задача сегодня немножко облегчена. Я отсылаю вас познакомиться с теми проблемами, которые мы увидели, на сайт и также посмотреть, какие решения здесь предлагаются.

Однако не все удалось договорить так, как хотелось, и не все пока до конца ясно. Поэтому мне хотелось бы остановиться немножко на проблемах.

В первую очередь нельзя согласиться с оптимистичным выводом о том, что все у нас в порядке с зарплатой. Хотя сегодня уже звучали все правильные слова, касающиеся проблем с инженерно-техническими работниками, мы тоже надеемся, что зарплата ИТР в рамках новой отраслевой системы оплаты труда будет исправлена. Но я категорически не согласен с Александром Дмитриевичем, что эта проблема будет решаться в течение одного, двух или, может быть, даже трех лет. Мне кажется, что уже при старте новой отраслевой системы оплаты труда с января будущего года мы должны предусмотреть встраивание в систему зарплат научных сотрудников, зарплат инженеров так, как оно и должно быть. Причем обращаю внимание: инженерам надо жить уже и сейчас. Может быть, имеет смысл решать эти проблемы уже и в течение этого полугода. Да и зарплата научных сотрудников, как тоже сегодня звучало, в 30 тысяч не столь привлекательна, как она смотрелась в 2005 году. Уже сейчас уборщицам в метро предлагают 18 тысяч, это больше, чем оклад ведущего научного сотрудника по еще не стартовавшему третьему этапу пилотного проекта.

По мнению молодых ученых, 2000 долларов – это достойный уровень, а вообще современная молодежь рассматривает 1000 долларов как стартовый, начальный вариант предложений по трудоустройству. Посмотрите объявления. Если мы хотим вернуть молодежь в науку, то мы должны именно эти ориентиры, а также ориентиры, которые предлагает наш российский внешний мир (я не говорю про Запад, Европу), ставить уже сегодня в качестве основных ориентиров по уровню оплаты труда.

Но особо вопиющая ситуация, на мой взгляд, складывается с аспирантами, о которых сегодня много говорилось. Вы знаете, что их стипендия у нас сегодня – полторы тысячи рублей. Здесь не надо даже обращаться к примеру Запада. Наши коллеги – Украина, Белоруссия, коллеги по СНГ, платят около 7 тысяч: на Украине стипендия аспирантов – 240 долларов, в Белоруссии – 220, но примерно 2,5 тысячи долларов выплачивает каждому аспиранту в год на поездки в командировки.

Я считаю, что здесь уже сегодня руководство, Президиум должно либо обратиться к руководству страны и решить этот вопрос, либо, пользуясь самостоятельностью, данной Уставом, решить его самостоятельно.

Так же остро стоят проблемы, о которых Александр Дмитриевич сегодня говорил, связанные с сокращением и проведением аттестаций. В общем-то, я одобряю предложение, которое сейчас прозвучало, что уже с будущего года начать возврат тех сокращенных ставок институтам для приема молодежи. Это правильное решение и своевременное, но хотелось бы начать пораньше. Здесь, к сожалению, пока с Президиумом не удалось достичь взаимного понимания. На заседании Президиума, когда предлагалось начать очередной этап сокращений, профсоюзом было предложено все-таки, может быть, отказаться, пользуясь этим самым правом самостоятельности, от очередного этапа сокращения. Но здесь профсоюз не был поддержан и очередное сокращение проводится.

Здесь, уважаемые коллеги, мне бы хотелось расставить точки над «i». Те рассуждения о балласте не совсем корректны. Да, 5 тысяч человек в рамках этого процесса были идентифицированы как балласт и вычищены. Но, на мой взгляд, не нужно заявлять об избыточности науки, об избыточности численности ставок в Академии наук и проводить это сокращение, подменяя обычную административную, рутинную работу по, скажем так, выявлению этих бездельников и их увольнению по соответствующим статьям.

Еще одна проблема связана с начавшейся аттестацией. У нас были определенные сомнения, которые мы высказали Президиуму Академии наук, высказали и на заседании Президиума, и направили письмо (кстати, пока мы так и не получили официального ответа на эту тему), а между тем аттестация уже идет, и идет по жесткому сценарию. В случае жалоб сотрудников профсоюз будет защищать работников, будут ненужные обиды и суды. Нужны ли они – не знаю. А, вообще говоря, существует компромиссное решение для нормально работающих сотрудников, не в полной мере отвечающих числовым параметрам квалификационных требований. Оно предусмотрено формой аттестационного листа и формулируется как «аттестовать с замечанием». А как замечание дать рекомендацию работнику в разумный срок привести свои публикационные показатели к уровню новых требований. В ответ на мои соображения на Президиуме мне ответили, что аттестацию будут проводить разумным образом. Поскольку письменного разъяснения по этому поводу не было, я вас призываю подтвердить этот тезис перед Общим собранием.

И, пожалуй, все-таки главное. То, о чем сегодня достаточно много говорилось, проблема проблем – это проблема финансирования. В ней лежит корень зла. Мы решим все проблемы: и жилье, и кадры, и социальный пакет, и все остальное, если финансирование придет на должный уровень. Я полностью согласен с Костюком, представившим те графики, те картинки. Пока мы не выйдем на обещанные 4 процента расходной части бюджета, говорить будет не о чем. А пока мы не получим обещанные вновь избранным Президентом Медведевым 3 процента валового продукта, то, что сегодня также показывали, видимо, о перспективах тоже говорить не приходится.

Единственное небольшое замечание по поводу 250 миллиардов, о которых говорилось. В табличке была очевидная опечатка, три последние цифры в правом углу были просто на порядок неправильны. Так вот, эта цифра – 250 миллиардов – завораживает, она большая, но реально, если ее разделить на все академии, посмотрите, что же реально Российская академия наук получит. Она получит практически то же самое, что получает сейчас. Сейчас нам явно недостаточно. Та сумма, в которой заложена основная часть наших денег, всего на 9,8 процента больше сегодняшнего финансирования. Там эти цифры сегодня были представлены. И это основная часть наших денег. Что-то здесь не сходится, уважаемые коллеги.

Правда, 8 мая перед Государственной Думой Владимир Владимирович Путин сказал, что это дополнительное финансирование Академии наук, но я пока не очень понимаю, как оно будет сочетаться с тем, что сейчас есть.

Вот, пожалуй, и все. Если мы решим, повторяю, финансовые проблемы, все остальное мы впишем в отраслевое соглашение, которое мы сейчас должны готовить, и все можно будет решать вполне разумным образом. Пожалуй, разве кроме вала бюрократии, о которой сегодня тоже много говорилось. И очень много бюрократических сложностей у институтов, причем чаще всего они внешнего характера, хотя и наша бюрократия тоже нас угнетает крайне: в институтах опять как всегда первые четыре месяца денег не было совсем, и только в мае они начали мало-мальски поступать. Я не понимаю, почему.

Спасибо.

Ю.С.Осипов обратился к В.Ф. Вдовину с репликой:

Вячеслав Федорович, я хочу сказать, что мы же все время эти проблемы обсуждаем. Но все-таки одно замечание хочу сделать. Четыре года назад мы с профсоюзом говорили о том, как бы хорошо увеличить зарплату. Уж о том, чтобы ее увеличить в пять раз, это выглядит абсолютно нереальным. И Вы поддержали, именно профсоюз поддержал необходимые условия осуществления пилотного проекта. Мы ведь без вас не двигались. Более того, я Вам напомню одно заседание: именно профсоюз предлагал провести сокращение. Вы говорили так: правильно проводить сокращение на 25 процентов, много в Академии людей вообще не работающих.

Вячеслав Федорович, было это? Давайте не будем сейчас спорить. Но это было. Скажите по-нормальному скажите, что я получал зарплату 6,5 тысячи три года назад, а сейчас я ее получаю за 20, а в конце года буду получать 30. Я не понимаю, может быть у семей работников надо спросить, что-то изменилось, или нет? Если не изменилось ничего, значит, домой деньги не приносит.

В.Ф.Вдовин ответил:

Денег действительно стало больше, большое спасибо. Но, тем не менее, бездельников надо выгонять, а не раздавать всем сестрам по серьгам.


Сообщение вице-президента академика А.И.Григорьева

Затем с ответом на записку выступил вице-президент академик А.И.Григорьев:

Уважаемые коллеги, добрый день!

Очень коротко по записке, по второй поликлинике. По информации начальника нашего Медицинского управления Николая Гавриловича Гончарова, сейчас терапевтическое отделение состоит из одной заведующей доктора Малышко и четырех терапевтов. Но это не значит, что все там хорошо. По этой поликлинике имелись нарекания, поэтому я понимаю это записку как поручение посмотреть внимательно, с участием медицинской комиссии, что там происходит.


Постановления Общего собрания

Академик В.В.Костюк предложил Общему собранию обсудить два постановления.

Первое постановление – об утверждении Отчетного доклада президиума Российской академии наук о научных достижениях Академии и научно-организационной работе Президиума РАН в 2007 году.

Общее собрание Российской академии наук постановляет:

1. Утвердить Отчетный доклад Президиума Российской академии наук о научных достижениях Академии и научно-организационной работе президиума РАН в 2007 году в 2-х частях:

«Научные достижения Российской академии наук в 2007 году» (часть 1);

«Научно-организационная работа Президиума Российской академии наук в 2007 году» (часть П).

2. Поручить Президиуму Российской академии наук учесть в своей деятельности предложения и замечания, высказанные на заседании Общего собрания Российской академии наук. (Принято единогласно)

Второе постановление – о деятельности Президиума Российской академии наук в 2001-2007 годах.

Общее собрание Российской академии наук постановляет:

1. Одобрить деятельность Президиума Российской академии наук в 2001-2007 годах.

2. Подготовить предложения государственным органам, обладающим правом законодательной инициативы, по законодательному закреплению за фундаментальной наукой нормы финансирования из средств федерального бюджета, а также предложения по изменениям и дополнениям к Гражданскому, Налоговому, Земельному и Трудовому кодексам Российской Федерации, учитывающие интересы научно-технической сферы, в частности, налоговые льготы на имущество РАН и предоставленные Академии наук земельные участки.

3. Осуществить переход к финансированию РАН на основе целевых субсидий, выделяемых РАН в соответствии с Программой фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008-2012 годы.

4. Продолжить реформирование организационной структуры и системы управления РАН, сети научных учреждений РАН, имея в виду создание оптимальных условий для развития фундаментальных исследований, укрепления междисциплинарных связей ученых и повышения эффективности управления наукой.

5. Завершить работу по реализации программы модернизации академического сектора науки и Пилотного проекта по совершенствованию оплаты труда научных сотрудников РАН. Организовать работу по переходу к отраслевой системе оплаты труда, которая позволит сбалансировано решать проблему зарплат по Академии в целом.

6. Считать необходимым повысить внимание руководства РАН, отделений РАН, региональных отделений, региональных научных центров и институтов Российской академии наук к нуждам и запросам сотрудников Академии, шире привлекая профсоюзные, молодежные организации, фонды и благотворительные общества к созданию более благоприятных условий научной деятельности и быта. Принять необходимые меры для сохранения и укрепления собственной медицинской базы РАН.

7. Расширять связи академических учреждений с вузами и средней школой, развивая все уже действующие в Академии формы взаимодействия науки и образования, включая участие ученых РАН в создании и экспертизе учебников и учебных пособий. При создании новых федеральных университетов РАН выступить в качестве их соучредителя.

8. Поручить Президиуму РАН продолжить работу по закреплению в Академии молодых талантливых кадров, используя в этих целях систему долгосрочных контрактов с повышенной зарплатой, льготные условия для получения жилья и другие необходимые меры. Усилить поддержку молодых ученых, работающих в РАН, активизируя деятельность фонда молодых ученых, систематически организуя конкурсы и присуждая премии за инновационные работы.

9. Поручить Президиуму РАН уделить особое внимание вопросам приборного парка Академии. Обратиться в Правительство РФ с просьбой о целевом выделении средств на обновление приборной базы фундаментальной науки. Повысить эффективность работы центров коллективного пользования приборами и экспериментальными установками.

10. Обратить внимание руководителей научных учреждений РАН на необходимость развития сетевых связей, широкого взаимного обмена научной информацией и использования всего комплекса современных методов, повышающих эффективность междисциплинарной научной деятельности.

Активизировать работу информационных общеакадемических институтов – Всероссийского института научной и технической информации РАН и библиотек РАН; повысить уровень их финансирования и обеспечить выделение валютных средств для закупки необходимой литературы.

11. Систематически расширять различные формы международных связей, включая членство в международных научных организациях.

12. Усилить контроль за использованием имущества, переданного в пользование РАН, обратив особое внимание на закрепление земельного и жилого фондов. Усилить работу Президиума РАН по охране объектов интеллектуальной собственности.

13. Президиуму РАН завершить работу по приведению всех ранее принятых нормативных документов РАН в соответствие с новым Уставом Российской академии наук и по утверждению новых уставов организаций, подведомственных РАН.

14. Считать гражданским и профессиональным долгом ученых – обеспечивать постоянную связь со средствами массовой информации для пропаганды достижений науки, борьбы с лженаучными представлениями и предрассудками, экстремизмом и проявлениями насилия для дальнейшего повышения престижа российской науки и культуры.

15. Поручить новому Президиуму РАН рассмотреть все поступившие в ходе Общего собрания РАН предложения и принять по ним соответствующие решения.

(После обсуждения постановление было принято. Полный текст постановления будет опубликован позднее).


Торжественное вручение высших наград Академии наук

После перерыва состоялось торжественное вручение высших наград Академии наук.

Высшей наградой Российской академии наук является Большая золотая медаль имени М.В.Ломоносова, которая присуждается ежегодно одному российскому и одному иностранному ученому с целью отметить выдающиеся работы в области естественных и гуманитарных наук.

Большая золотая медаль Российской академии наук имени М.В.Ломоносова 2007 года решением Президиума РАН от 25 марта 2008 года присуждена выдающимся ученым-филологам:

действительному члену РАН Андрею Анатольевичу Зализняку за открытия в области древнерусского языка раннего периода и за доказательство аутентичности великого памятника русской литературы «Слово о полку Игореве»;

и видному английскому русисту, профессору Саймону Франклину за выдающиеся труды по ранней этнополитической и культурной истории Руси и значительный вклад в изучение древнерусской письменной традиции и памятников древнерусской литературы.

Академик Зализняк Андрей Анатольевич внёс значительный вклад в решение ряда важнейших проблем русистики. Ему принадлежат крупнейшие научные достижения: построение формальной модели русского словоизменения и лежащей в его основе теории грамматических категорий и морфологических парадигм; построение теории русской акцентологии в синхронном и историческом аспектах, основанное на изучении древних памятников; всесторонняя реконструкция грамматики и лексики языка новгородских грамот на бересте и лингвистический анализ корпуса этих текстов; строгое лингвистическое доказательство подлинности «Слова о полку Игореве».

Созданный им Грамматический словарь русского языка лёг в основу компьютерных моделей морфологии русского языка, активно использующихся в электронных корпусах и поисковых системах.

Труды Зализняка А.А., имеют большое значение и для разработки общелингвистических концепций, таких как теория падежа, теория морфологических парадигм, для методологии анализа древних письменных памятников и являются классическими пособиями по соответствующим областям лингвистики.

Совсем недавно, 12 мая этого года, Указом Президента РФ Зализняку А.А. присуждена Государственная премия Российской Федерации в области науки и технологий 2007 года и присвоено почетное звание лауреата Государственной премии Российской Федерации за выдающийся вклад в развитие лингвистики.

Профессор Cаймон Франклин – крупнейший зарубежный русист и византинист широкого профиля. Круг научных интересов Саймона Франклина связан с изучением рецепции византийской культуры в Киевской Руси, становлением национальной и культурной идентичности древнерусского общества, византийскими источниками начального русского летописания, социо-культурными параметрами возникновения и эволюции древнерусской письменной традиции. Работы ученого, несомненно, отличают концептуальная оригинальность, взвешенность авторских оценок, выверенность источниковедческих оснований исследования.

Книги, статьи и рецензии Саймона Франклина, как и выполненные им комментированные переводы памятников древнерусской литературы, играют большую роль в популяризации русской культуры на Западе, создании ее объективного образа, не скованного устоявшимися стереотипами, привлекательного в своей оригинальности и многообразии.

(Президент РАН академик Осипов Ю.С. вручил академику А.А.Зализняку и профессору Саймону Франклину золотую медаль с дубликатом и диплом)

В 2007 году ряд ученых, внесших своими исследованиями крупный вклад в развитие науки, создавших труды большого теоретического и практического значения, удостоен золотых медалей имени выдающихся деятелей науки.

Золотая медаль имени П.Л. ЧЕБЫШЕВА присуждена члену корреспонденту РАН Игорю Васильевичу Воловичу за цикл работ: «Метод стохастического предела исследования динамических свойств квантовых моделей».

В работах И.В.Воловича разработан эффективный метод исследования динамики моделей открытых квантовых систем – метод стохастического предела – рассмотрено несколько ярких примеров его применения.

Значение цикла работ И.В.Воловича определяется не только содержащимися в нем конкретными результатами, но и тем, что в нем заложены основы совершенно нового направления в математической физике.

Золотая медаль имени В.М. БЕХТЕРЕВА присуждена члену-корреспонденту РАН Алексею Михайловичу Иваницкому за цикл работ по физиологическим основам восприятия, мышления, внимания и сознания человека.

В результате этой работы было установлено, что поиск ассоциаций основан на взаимодействии лобной и левой височной коры. Тем самым описан механизм сопряжения существительного и глагола как элементарной единицы вербального мышления. При исследовании механизма избирательного внимания к словесным сигналам, поступающим по двум конкурирующим каналам – зрительному и слуховому, им было показано, что в селекции сигналов участвуют механизмы памяти. При этом воспринимаются все слова, однако незначимая информация тормозится при передаче на структуры гиппокампа, ответственные за декларативную память, вследствие чего они вытесняются из сознания. Представление о тесной связи внимания и памяти дали возможность высказать предположение, что нарушения памяти в старческом возрасте могут быть связаны с нарушением внимания.

Академик А.М. ИВАНИЦКИЙ сказал:

Я хочу выразить благодарность Российской академии наук за эту высокую награду. Бехтерев, Сеченов и Павлов – это те три ученых, которые сделали русскую науку пионером в исследовании сознания. Это направление в настоящее время является признанным во всем мире, что сознание можно и нужно объяснить в рамках физического мира.

Но парадокс заключается вот в чем. Хотя мы живем в физическом мире, материальном мире, находимся в нем, но живем мы фактически в мире нашего сознания, в мире наших субъективных переживаний. Это то, что мы чувствуем, то, что мы думаем, то, что мы планируем. И поэтому проблема сознания – это проблема нашей жизни, поэтому ее нужно изучать.

В последнее время возникло другое, встречное направление – это исследование информатики. Мозг человека является по существу самой совершенной наноструктурой, и понять, как он работает, необходимо для того, чтобы создать компьютер, который мог бы не только вычислять, но и понимать, мог по-настоящему думать и быть в этом помощником человека.

Время от времени возникает вопрос о создании программы по изучению сознания. Я думаю, что может быть, когда Академия наук сейчас станет пересматривать список этих программ, этой (как я думаю) очень интересной и важной проблеме тоже будет отдано должное. Спасибо.

Золотая медаль имени Н.И. ВАВИЛОВА присуждена академику Владимиру Константиновичу Шумному за серию работ «Изучение явлений гетерозиса, полиплоидии, хромосомной и генной инженерии у растений, а также создание ценных селекционных форм».

Серия работ Шумного В.К. представляет собой фундаментальный вклад в генетику и селекцию растений. Его исследования посвящены проблемам гетерозиса и полиплоидии. Им впервые в СССР получены тетраплоиды кукурузы. Получена уникальная мутация по нитратредуктазной активности ячменя, широко используемая в исследованиях азотного обмена растений как в нашей стране, так и за рубежом.

Им выполнены также важные для генетики и селекции растений работы по системам размножения. Разработаны методы гомозиготизации самонесовместимых видов растений (ржи, люцерны, гречихи), что открыло новые возможности для селекции.

За последние годы академиком Шумным В.К. и его сотрудниками выполнен цикл работ по хромосомной и генной инженерии растений, сочетающий методы реконструкции геномов и геномного анализа, в том числе с целью увеличения генетического разнообразия. Проведены масштабные исследования по отдаленной гибридизации злаковых. Ряд направлений работ Шумного В.К. является продолжением вавиловской линии на соединение теоретической генетики и селекции.

Золотая медаль имени Эйлера присуждена академику Валерию Васильевичу КОЗЛОВУ за цикл работ по нелинейным гамильтоновым системам дифференциальных уравнений.

Золотая медаль имени Королева присуждена академику Борису Евгеньевичу Чертоку за цикл научных и конструкторских работ и публикаций.

Лауреатам были вручены золотые медали, дубликаты и дипломы.

***

Затем по традиции лауреаты Большой золотой медали им.М.В.Ломоносова выступили с лекциями:

Доклад лауреата Большой золотой медали им. М.В.Ломоносова академика А.А.Зализняка

Прежде всего, я благодарю Академию наук за высокую честь, которой я удостоен.

Правда, будучи лингвистом, следовательно ценителем точности слов, я хотел бы дать два маленьких уточнения к той официальной формулировке, которая в каких-то момента, может быть, не вполне однозначна.

Речь идет о «Полку Игореве», где сказано за доказательства аутентичности (то есть подлинности этого произведения).

Первое уточнение состоит в том, что слово доказательство здесь нельзя понимать в том смысле, как оно понимается в математике. Это более слабая вещь. В действительности это не более чем высоко вероятное рассуждение.

Второе замечание касается формулы за доказательства подлинности всего произведения.

К сожалению, такая формулировка по правилам русского языка имеет два значения, из которых для меня одно приемлемо, другое – нет.

Первое значение за решение научной проблемы, является ли данное произведение подлинным или поддельным. Именно это понимание является для меня приемлемым.

Второе значение, которое, к сожалению, легко может придти на ум, состоит в том, что за решение этой проблемы именно в пользу подлинности.

Хочу надеяться, что Академия наук, как главная в нашем обществе поборница, хранительница и защитница собственно научного, а не конъюнктурного подхода к оценке каких бы то ни было рассуждений, имела в виду это понимание.

Перехожу к основному докладу, посвященному краткому изложению проблемы берестяных грамот и истории русского языка.

Среди множества замечательных находок Новгородской археологической экспедиции, руководимой с 1932 г. А.В.Арциховским и далее с 1962 г. В.Л.Яниным, имеется одна, которая положила начало новому этапу изучения древнего периода истории русского общества и русского языка.

Такова была находка летом 1955 г. первой древнерусской берестяной грамоты. С тех пор фонд берестяных грамот ежегодно увеличивается. В настоящее время число берестяных грамот, найденных в Новгороде, приближается к 1000. Пять дней назад найдена грамота № 962 – великолепный, прекрасно сохранившийся документ ХУ в. из девяти строк. Около 100 грамот найдены в 11 других городах Древней Руси, в том числе 3 грамоты в Москве. Все они относятся к Х1-ХУ вв., т.е. первой половине тысячелетней письменной истории русского языка.

Подавляющее их большинство - частные письма.

Значение берестяных грамот для истории русского языка определяется как их древностью, так и тем, что в отличие от большинства других древнерусских текстов письма на бересте дошли до нас в оригиналах, а не в позднейших списках. Но особенно важно то, что берестяные грамоты непосредственно отражают живой язык их составителей, и этим отличаются от подавляющего большинства традиционных памятников Х1-ХУ вв.

Следует учитывать, что книжным языком Древней Руси был церковнославянский, а не собственно древнерусский. Именно на нем написаны церковные памятники и литературные сочинения. И даже Летописи (хотя они намного ближе к живому языку) в значительной мере подчинены его нормам.

В отличие от этих памятников берестяные грамоты писались в связи с сиюминутной деловой необходимостью и были рассчитаны на одного единственного адресата, каковым чаще всего был член собственной семьи, сосед или деловой партнер.

После прочтения грамота, за редким исключением, была уже не нужна, уничтожалась или выбрасывалась. В этой ситуации у писавшего не было стимула использовать какую либо более престижную форму языка, чем живая разговорная речь. Соответственно, не было языковой самоцензуры. Поэтому мы находим в берестяных грамотах отражение живого древнерусского языка.

Живой язык, звучавший на обширной территории древнерусского государства, не был полностью единым. Некоторые элементы диалектных различий известны давно. Например, было известно, что на севере существовало т.н. «цоканье - неразличение ц и ч, тогда как на юге ц и ч последовательно различались.

Предполагалось, однако, что в Х-Х1 вв. количество таких расхождений было ничтожено. Почти все языковые различия между языками и их диалектами, наблюдаемые ныне на восточно-славянской территории, традиционно расценивались как поздние, возникшие не ранее эпохи распада Киевской Руси, а не редко и много позднее.

Древних документов, написанных на каких-либо местных диалектах, не было. Судить о явлениях диалектного характера можно было только на основании ошибочных, с точки зрения обычных норм, написаний изредка проскальзывающих в книжных памятниках.

Открытие берестяных грамот создало совершенно новую ситуацию. Оказалось, что большинство этих документов написаны непосредственно на местном диалекте – древненовгородском.

Значение берестяных грамот для истории русского языка осознавалось постепенно. По мере роста числа грамот и по мере признания их достаточно показательными в лингвистическом отношении документами.

 

Слайд

Важнейшим этапом на этом пути было открытие самого принципа записи слов, лежащего в основе берестяной письменности. Дело в том, что в берестяных грамотах текст выглядит не так как в традиционных русских памятниках. На первый взгляд он просто полон буквенных ошибок.

Например, запись, которую, если читать буквально, то получится что-то вроде «присолало моньсле» в действительности должна быть на уровне традиционных древнерусских памятников записано так, как написано внизу грамотно «присылал мне соль» в современном языке.

Внешне это выглядит, как 6 буквенных ошибок в трех словах. Именно такое впечатление и сложилось у большинства исследователей после открытия первых берестяных грамот.

В течение двух-трех десятилетий эта точка зрения была всеобщей. В работах этого периода в изобилии встречаются такие оценки, как неумелость, неопытность, малограмотность. Соответственно, наталкиваясь на непонятное место в берестяной грамоте, интерпретаторы легко допускали, что причина здесь в малограмотности писавших и пытались просто угадать, что автор в действительности хотел записать. Понятно, сколь легко это приводило к превратным прочтениям и произвольным толкованиям.

Однако по мере накопления материала, все яснее обнаруживались факты, противоречащие этой точке зрения. Так, если бы перед нами были простые ошибки по грамотности, то следовало бы ожидать буквенных смешений самого различного рода. Скажем, «е» и «и» по сходству звучания; или «и» и «н» по сходству начертания и т.п.

В действительности же абсолютное большинство наблюдаемых буквенных смешений везде приходится на одни и те же четыре пары букв. А именно: «ер»- ныне называемый твердым знаком и оерь – ныне называемым мягким знаком и «ять» и «е», «ц» и «ч».

Есть множество берестяных грамот, где наблюдаются эти четыре типа смешений или хотя бы некоторые из них. Но при этом нет ни единого отклонения от нормы в употреблении всех остальных букв. Более того, нередко в таких грамотах строго соблюдены некоторые тонкие орфографические правила, требующие специальной выучки, безусловно, отсутствующей у малограмотных. Например, правила распределения букв – ой омега и т.п.

Все это указывает на то, что перед нами не ошибки по малограмотности, а результат применения несколько иных, чем в традиционных памятниках, правил употребления букв. Эти особые правила можно назвать правилами бытового письма. Тем самым было выявлено существование так называемой бытовой графической системы, которая в нескольких, вполне определенных пунктах отличалась от книжной системы. Например, в этой системе буквы «ер» - твердый знак и «о» считались эквивалентными. То есть могли свободно употребляться одна вместо другой. Аналогично «ерь» и «е». Легко видеть, что ровно этим и отличаются два способа записи, продемонстрированной на экране.

Знание этих правил позволило осознать, что авторы берестяных грамот, в рамках усвоенной ими системы письма, были вполне грамотны и обычно писали свои послания внимательно и аккуратно. С этого момента закрылась дешевая возможность истолковывать темные места грамот просто как результат каких-то ошибок их авторов. Стало ясно, что для таких мест необходимо упорно искать такое решение, которое не предполагает прямых ошибок писавшего. Пересмотр начальных прочтений во многих случаях приводил к немалым сюрпризам. Нередко то, что выглядело как ошибка писавшего, оказывалось как раз ключом к ценнейшей новой лингвистической информации. Ограничусь одним примером, но очень важным.

 

(Изображение 3).

В одной из самых древних берестяных грамот № 247 (целиком она показана сверху, с такого расстояния ничего не видно, далее показан ее фрагмент, левая верхняя часть и, наконец, прорезь этого же фрагмента, где выписаны только сами буквы). Эта грамота относится к Х1 в., вероятно, ко второй четверти. То есть принадлежит к самому раннему периоду русской письменности.

(изображение 4)

В этом документе имеется строка, которая в первоначальном издании грамоты была изображена на слова так:

(«ять» я буду читать как «ийя», примерно так, по-видимому, и звучал в то время): о замке киэлия, двери киэлия, господарь внетяжия недиэрия». Соответствующая часть перевода была такова: «А замок кельи, двери кельи, ее хозяин бездельник». При таком переводе текст выглядит не как правильная фраза, а как нагромождение слов без синтаксической связи.

Далее, если отрезки «киэлиа», «киэлиеа» действительно «кельи», то писавший сделал три ошибки в пятибуквенном слове, потому что правильное написание было бы «келья» - к, е, л, ь, ять. И общий смысл документа тоже остается практически не понятным.

Все это вполне соответствует мнению о том, что авторы берестяных грамот писали обрывки фраз, почти не связанные друг с другом и состоящие из слов, записанных с массой ошибок.

И вот поиск решения, которое не предполагало бы ошибок писца, привел к поразительным результатам. Оказалось, что текст в действительности делится на слова совершенно иначе и при этом не содержит ни единой буквенной ошибки, имеет безупречный синтаксис и ясный смысл.

(изображение 5).

Здесь прежнее чтение и поправленное чтение.

Поправленное чтение оказывается таким: «А замке киэли, а двери киэлии, а господарь в нетяжье …» С переводом: «А замок цел и двери целы и хозяин по этому поводу иска не предъявляет». Стало понятно, что это фрагмент сообщения о некоем юридическом конфликте, посланного какому-то высокому представителю новгородской администрации. Некто был обвинен в краже со взломом. Однако сообщение о взломе оказалось ложным, и замок, и двери помещения были целы. В продолжение этого текста автор грамоты требует наказания для обвинителя.

Разумеется, невозможно разбирать все детали этого ново го прочтения. Я отмечу только главное. Обнаружились формы «киэле» со значением «цел» и «киэлие» со значением «целый», где на месте обычного древнерусского корня «цел» выступает неизвестный ранее вид этого корня «киэл». Заметим попутно, что необычное окончание «е» в одном случае и «ие» в другом случае в формах « киэле» и «киэлие» оказались совершенно правильными для диалекта Древнего Новгорода.

Обнаружение форм «киэле» и «киэлие» в древненовгородском тексте означает нечто гораздо большее, чем просто улучшение интерпретации одной грамоты.

Научная проблемка здесь такова. В древнейшей дописьменной истории славянских языков важную роль играют фонетические процессы, так называемые палатализациями. Палатализация заднеязычных согласных – к, г, х – это превращение их в шипящие – ч,ж,ш. или в светящие – ц,з,с позициями перед передними гласными. То есть – и, э, или близкими к ним. Например, переход в сочетании «Ки» в «чи» или в сочетании «ки» в «ци».

(Изображение 6). Согласно общепринятой в словистике концепции в истории прославянского языка, в некоторые моменты отдаленного прошлого произошла так называемая первая палатализация. А именно, с позицией перед «и» и «э» согласные «к», «г», «х» превратились в шипящие – т,ж,ш. Следствием этого являются до сих пор, например, современные русские чередования типа «рука» , но «вручить», «друг», но «дружить», «сухой» , но «сушить».

Много пользы, когда в языке, в силу некоторых изменений в системе гласных, появились новые передние гласные «ять», а именно «ять» и новое «и», произошла так называемая вторая палатализация. К.г,х – на этот раз перед передними гласными «ять» и «и» превратились в свистящие – ц,з,с. Отсюда, например, чередование типа «рука», но «на руцэ», «нога», но «на нозе» в древнерусских литературных памятниках. Или современный украинский – «рука», «на руси», «нога», «на нози». Отсюда же, например, современные русские слова – целый, цедить, серый – из существовавших некогда «киэлый», «киидите», «хиэрый».

Важно подчеркнуть следующее, коль скоро обе эти палатализации произошли еще в прославянском языке, то есть до его разделения на отдельные славянские языки, то результаты этих двух палатализаций должны присутствовать во всех, без исключения, славянских языках и диалектах.

Здесь необходима однако одна существенная оговорка. В современном русском языке, в отличие, например, от украинского, в склонении существительных нет следов второй палатализации. Мы говорим «рука» и «на руке», «нога» и «на ноге» с сохранением «к» и «г».

Значит ли это, что в истории, точнее в предыстории, русского языка не было второй палатализации? Нет, не значит. Ведь в русском языке все же есть слова «целый», «цедить», «серый» и т.п., где эффект второй палатализации присутствует.

А чередование в склонении, то есть на стыке основы и окончания могли быть в ходе истории устранены в силу так называемого выравнивания по аналогии, то есть замены, скажем, прежнего руЦi на более новое руКе, построенного вновь по аналогии с другими формами того же слова, а именно: руКа, руКу, руКою и т.д. То есть в этом пункте в принципе был возможен такой ход событий, который можно назвать эволюционным зигзагом. Древнейшее руКе изменяется в силу второй палатализации в руЦi, в затем это руЦi как бы возвращается в силу аналогии к виду руКе.

А как обстоит дело в древненовгородском диалекте? Материал берестяных грамот с полной ясностью показал, что на стыке основы окончания эффект второй палатализации здесь отсутствует. Даже в самых древних берестяных грамотах регулярно выступают формы без чередования. Например, луга на луге, отрок на отроке и т.п.

Таким образом, в этом пункте в древненовгородском диалекте уже в ХI веке ситуация была такой же, как в современном русском языке. Но в вопросе о том, происходило ли когда-либо в этом диалекте вторая палатализация, это все же мало что дает, поскольку и в данном случае, в принципе, можно предполагать наличие эволюционного зигзага.

И вот на этом фоне обнаруживается существование документа Х1 века, а именно грамоты 247, где содержатся формы «кълыи и келии». Их кардинальное отличие от примеров типа на отроке состоит в том, что К вместо ожидаемого Ц здесь находится не на стыке основы с окончанием, а внутри корня. А внутри корня выравнивание по аналогии невозможно. Ведь руЦi как бы вернуться к прежнему виду руКе только потому, что оно уподобляется формам руКа, руку, рукою, руками и т.д., где К сохранено.

Если же корень кълыи превратился в цел, никаких форм с К уже более не осталось. То есть нет никакой движущей силы, которая могла бы вернуть корень к виду Киел. Это значит, что Киел, засвидетельствованное грамотой 247, не может быть результатом эволюционного зигзага. Оно может быть только прямым продолжением древнейшего состояния. Иначе говоря, древненовгородская Киел просто никогда не испытало второй палатализации.

Но, как известно, главный принцип исторической лингвистики состоит в том, что фонетические изменения носят всеобщий, а не избирательный характер. Если второй палатализации не было в корне Киел, это значит, что ее не было в древненовгородском диалекте вообще.

Разумеется, это означает также, что на стыке основы и окончания в древненовгородском диалекте в действительности тоже не было никакого эволюционного зигзага, формы типа на отроке просто никогда не имели здесь вида на отроЦе.

Следует сказать, что открытие форм кЪлыи и Киеле в берестяной грамоте № 247 было не первым свидетельством отсутствия второй палатализации в новгородской зоне. Уже в 1960-ые годы выдающийся диалектолог Софья Менделевна Глузкина, опираясь на современные диалектные данные, выдвинула гипотезу о том, что в северо-западных русских говорах процесс со второй палатализации никогда не было. Эта гипотеза была основа в первую очередь на том, что в данной зоне отмечены корни «киеф», «киед», «киеп», в частности, в словах «киефка», «цевка», кедить, цедить, киеп, цеп и ряд других, где древнее кЪлыи сохранялось без перехода в Ц.

К сожалению, гипотеза Глузкиной не получила признания у славистов, она слишком резко противоречила традиционным представлениям.

Противники этой гипотезы пытались объяснить, что К в корнях «киеф», «киеп», «киед», не как сохранение древнейшего состояния, а как побочный результат некоторых диалектных фонетических процессов относительно позднего времени – ХУ-ХУШ веков.

Открытие форм «кЪлыи», «Киеле» в подлинном документе Х1 века оказалось в этом споре решающим. Стало ясно, что корни «киеф», «киеп», «киед» должны были точно так же, как и корень «киел» иметь именно такой же вид и в Х1 веке. И тем самым гипотеза Глузкиной получила решающее подтверждение.

После открытия формы «кЪлыи» были обнаружены и некоторые другие примеры такого же рода. В частности, в берестяной грамоте № 130 было выявлено слово «хЪрый», означающее «серое, небеленое сукно», сермягу, слово, производное от «хЪрый» - серый, опять-таки без эффекта второй палатализации.

Точно также были обнаружены производные от корней «хиед» - седой, «гвиез» - звезда с тем же отсутствием эффекта второй палатализации.

Вывод о том, что в древненовгородском диалекте вообще не было процесса второй палатализации, оказывается чрезвычайно важным для истории не только самого этого диалекта, но и древнерусского языка в целом и даже для всей славянской языковой семьи в целом.

Прежде всего, существенно то, что данные особенности отличают древненовгородский диалект не только от всех остальных восточнославянских, но и вообще от всех прочих языков и диалектов славянского мира.

Коль скоро имеется славянский диалект, а именно древненовгородский, в котором вторая палатализация не осуществилась, значит, традиционное положение, которое считалось уже незыблемым, что этот процесс произошел в прославянском языке, то есть в эпоху полного языкового единства всех славян, неверно.

Очевидно, дальние предки новгородцев каким-то образом отделились от остальных славян раньше, чем произошла вторая палатализация. Когда этот процесс происходил, они уже были в изоляции, и он на них не распространялся.

Далее, это означает, что неверно традиционное положение о том, что существовал совершенно монолитный провосточнославняский язык, внутри которого диалектные различия стали появляться лишь по мере расселения восточных славян по обширной территории.

В действительности уже в момент появления славян на будущей восточнославянской территории полного диалектного единства между ними не было, а именно древненовгородский диалект отличался от прочих восточнославянских, по крайней мере, тем, что в нем не было второй палатализации.

Но, кроме того, берестяные грамоты показали, что он отличался от них также и рядом других черт. Здесь, конечно, уже нет ни возможности, ни необходимости их рассматривать конкретно.

Таким образом, внутри восточнославянской зоны имелось очень древнее противопоставление, по крайней мере, двух диалектов – северо-западного, то есть проновгородско-псковского, и юго-восточного, который можно условно обозначить, как прокиевско-суздальский.

Соответственно, следует предполагать, что славяне пришли в новгородскую зону не с юга, как обычно считалось, а непосредственно из древнейшей зоны обитания славян. То есть это была иная волна миграции, чем та, которая привела к заселению среднего Поднепровью.

Далее. При систематическом анализе корпуса берестяных грамот обнаружился следующий неожиданный факт. Оказалось, что специфические новгородские особенности представлены в грамотах Х1-ХП веков более, а не менее последовательно, чем в грамотах Х1У-ХУ веков. Неожиданность здесь в том, что такое соотношение резко противоречит традиционной схеме, согласно которой первоначально совершенно единый древнерусский язык в дальнейшем распадается на диалекты, различия между которыми с течением времени возрастают.

Древненовгородский диалект, наблюдаемый на протяжении Х1-ХУ веков на материале берестяных грамот, развивался явно не так. В начале письменной эпохи мы застаем его уже в виде вполне самостоятельного диалекта, характеризующегося целым рядом четко выраженных специфических черт. В берестяных грамотах этого периода господствует собственно древненовгородские формы. А, между тем, в грамотах Х1У-ХУ веков представлен уже менее чистый диалектный тип. Заметное распространение получают черты, свойственные центральным и восточным русским говорам.

Таким образом, в ХI-ХV веках, вопреки традиционным представлениям, между древненовгородским диалектом и диалектом ростово-суздальским, позднее московским, наблюдается, по крайней мере, в наиболее существенных чертах процесс сближения, а не расхождения.

На протяжении ряда веков происходит взаимопроникновение элементов этих двух основных диалектов. Так, в частности, новгородский диалект под влиянием центрально-восточного со временем утрачивает целый ряд своих специфических черт. Например, исчезают все слова с корнем «Киел».

С другой стороны, и центрально-восточный диалект испытывает заметное влияние со стороны новгородского. Самым важным его проявлением следует считать исчезновение в центрально-восточном диалекте старых форм типа «руЦе», «ноЗе» и замена их на «руКе», «ноГе».

Имеется и ряд других элементов северо-западного вклада в современный русский язык, но здесь, естественно, их можно уже не перечислять.

Таким образом, современный литературный русский язык предстает как продукт сближения и объединения двух древних диалектных систем, первоначально несколько различных: центрально-восточной - ростово-суздальской и рязанской и северо-западной – новгородско-псковской.

Отмечу в связи с этим один важный факт, который до недавнего времени представлял собой неразрешимую загадку для словистики. Он состоит в том, что из трех близкородственных восточно-славянских языков – украинского, белорусского и великорусского – два первых совершенно последовательно сохранили эффект второй палатализации на стыке основы и окончания в склонении, а третий столь же последовательно этот эффект устранил, а именно: в украинском мы находим - на руцi, на нозi, в белорусском – на руце, на нозе, но в русском только - на руке, на ноге.

Попытки найти какие-либо системные основания для этого различия не приносили успеха, поскольку исходная ситуация во всех трех случаях, согласно традиционной точке зрения, совершенно одинакова. Однако теперь, когда мы знаем, что один из двух главных компонентов будущего великорусского языка, а именно древненовгородский диалект, вообще не осуществил второй палатализации, разгадка представляется очевидной, просто в данном пункте в русском языке в процессе взаимодействия двух диалектов возобладал северо-западный вариант. Точнее говоря, ситуация была такова: в центрально-восточном диалекте существовал и собственный фактор, толкавший к замене форм руце, нозе, на руке, ноге, а именно уже упомянутая выше тенденция к выравниванию по аналогии. Однако, как ясно показывает украинский и белорусский, где исходная ситуация была точно такая же как в центрально-восточном великорусском, одного этого фактора было недостаточно. Но, в великорусской зоне в условиях взаимодействия двух основных диалектов этот фактор оказался не единственным, он получил мощную поддержку со стороны северо-западной системы, где модель руке, ноге всегда была нормой. Благодаря такой поддержке в центрально-восточном великорусском тенденция выравнивания по аналогии смогла, в отличие от украинского и белорусского, полностью победить. И вот мы говорим – на руке, на ноге без всякой памяти о том, что когда-то это было на руце, на нозе.

Замечу в заключение, что обнаруженные благодаря берестяным грамотам различия между диалектами, на которых говорили в древности в Новгороде и в Киеве, иногда чересчур прямолинейно истолковывают как свидетельство древнего расхождения между русским и украинским языками. В действительности же диалектное членение Древней Руси совершенно не соответствует позднейшему разделению восточно-славянской зоны на три языка.

В Х-ХI веках зона древненовгородского диалекта составляет лишь сравнительно небольшой северо-западный угол обширной восточно-славянской территории. Вся остальная часть этой территории это зона основного восточно-славянского диалекта, который можно обозначить, как уже было сказано, как киевско-суздальский. И важно то, что для этой эпохи мы не можем указать, по крайней мере, в рамках наших нынешних знаний никаких существенных лингвистических различий между говорами киевской зоны и говорами ядра будущей великорусской территории – зоны Ростова, Суздаля, Рязани.

Разделение территории основного восточно-славянского диалекта на зону русского языка, с одной стороны, и зоны белорусского и украинского, с другой, происходит позднее. Нынешняя граница между этими двумя языковыми зонами почти точно соответствует политической границе между московской Русью и литовской Русью. Между тем, политическая картина с сосуществованием этих двух государств складывается лишь в ХIV-XV веках. Новгород почти до конца XV века сохраняет независимость, поддерживает связи с обоими этими государствами, и лишь в 1478 году Москва подчиняет себе Новгород и включает его в состав Московского государства. Элементы новгородского диалекта проникают в язык московской Руси.

Следует полагать, что, если бы исход этой политической борьбы был в ту эпоху иным, т.е. Новгород оказался бы присоединен не к литовской, а к московской Руси, то элементы новгородского диалекта присутствовали бы не в русском языке, а в белорусском и украинском.

Таким образом, примитивная схема, по которой новгородцы X-XI веков это древние русские, а киевляне той же эпохи – это древние украинцы, принята никоим образом быть не может.

Благодарю за внимание.

 

Доклад профессора Саймонау Франклина

Во-первых, я хочу поблагодарить Российскую академию за награду, которую я, естественно, не заслужил, но очень благодарен за высокую честь и доверие.

Я тоже хочу сказать, что я очень рад, что я выступаю вместе с Андреем Анатольевичем, вы увидите, что мой доклад служит каким-то приложением к его докладу.

Мой доклад состоит из ряда культурно-исторических обобщений как будто в качестве приложения к докладу Андрея Анатольевича.

Значение древнерусской письменности для истории русской культуры.

Если бы лет тридцать назад я выступал с докладом на тему «Значение древнерусской письменности для истории русской культуры», то итоги звучали бы примерно так:

До середины 20-го века общая картина древнерусской письменной культуры была ясной. Типичным памятником письменности представлялась рукописная книга, сделанная из пергамента, написанная писцом, скорее всего монахом, и содержащая богослужебные или богословские книги или в лучшем случае летописные тексты. Иными словами, письменная культура практически сводилась к церковной книжности, а примерно с середины 20-го века эта картина менялась. Менялась она благодаря открытию и публикации новых источников – граффити на стенах храмов, надписей на самых разных предметах, в том числе и бытовых, и, естественно, благодаря продолжающейся драме открытия и изучения берестяных грамот. В результате уже по-новому представляется социально-культурное пространство грамотности, которая как будто переливается из монастыря в город, из сферы крестьянской книжности в сферу обычной экономической, административной, домашней, а главное, светской жизни. Заодно трансформировался и образ древнерусского «писателя»: уже это не монах в келье тщательно рисует буквы пером на пергаменте, подобно изображениям евангелистов на иконах и книжных миниатюрах, а любой достаточно к тому подготовленный горожанин и даже горожанка, что раньше считалось маловероятным, скребет острым кончиком своего «писала» на любой удобной поверхности. Все это привело к общей переоценке данного исторического явления: вновь обнаруженное широкое распространение грамотности не только среди церковников, но и среди мирян, свидетельствует о высоком уровне культуры письменного слова в Древней Руси.

Я так выступал бы лет двадцать или тридцать назад.

Теперь концепцию в целом приходится признать неадекватной. Вызывает возражение не изложение основных исторических фактов, а историографическое осмысление этих фактов. Произошел очередной сдвиг в историографических парадигмах, вследствие чего прежняя концептуализация выглядит явным анахронизмом.

Таких сдвигов можно выделить, в особенности, четыре.

Во-первых, в том, как мы определяем и оцениваем грамотность как таковую в контексте средневековой культурной практики.

Во-вторых, в классификации источников.

В-третьих, в том, как мы описываем сферу бытования и использования.

В-четвертых, в том, как мы представляем себе историко-культурную динамику письменности вообще.

Начинаем с пересмотра исторических оценок грамотности как таковой. Грамотность – это умение читать и писать.. И распространение грамотности традиционно воспринимается как один из показателей степени относительной развитости какой-либо культуры.

Но всегда ли это уместно? Почему наша оценка культурного уровня зависит, хотя бы частично от того, сколько людей умеют читать и писать.

В современном обществе ответ на этот вопрос ясен. Грамотность необходима, потому что для безграмотного человека ограничивается доступ к ключевым процессам общественной, культурной и экономической жизни. Тот, кто не обладает нужными техническими навыками, кто сам не умеет читать и писать, обречен оставаться как бы неполным членом общества.

В средние века было не совсем так. Во-первых, функции написанного слова были куда более ограниченными, чем в новое время, и что грамотность не являлась необходимым условием для участия во многих ключевых общественных процессах.

А, во-вторых, даже в тех контекстах, где письменное слово фигурировало, можно было участвовать в его производстве и использовании без обладания соответствующими техническими навыками.

Тот, кто не умел ни читать, ни писать, мог, тем не менее, играть полноценную роль в культуре чтения и писания.

В средневековой практике написанное слово передавалось, известно, и воспринималось, главным образом, устно. Бывало, что оно и сочинялось устно.

Молчаливое чтение «про себя» - явление более позднего времени. В монастырской трапезе, в церкви, в дипломатических переговорах, в финансовых прениях написанное слово производилось и воспроизводилось вслух. Его «автор» мог просто диктовать, «читатель» мог быть, в самом деле, слушателем.

Грамотеи, грубо говоря, - это технари.

Подобно тому, как теперь подавляющее большинство людей, которые активно участвуют в компьютерной культуре, не являются сами программистами, так и в Древней Руси активное участие в культуре написанного слова далеко не обязательно предполагало обладание навыками чтения и письма.

Поэтому в исторических исследованиях более уместно придавать значение не распространению грамотности, как таковой, а разным формам участия в данной культуре.

Второй сдвиг в историографической парадигме относится к системам классификации письменных памятников. Обычно их определяют или на основе формальных признаков и содержания, то есть по особенностям жанра, или на основе современных научных дисциплин, которые ими занимаются. Разделяются, например, на рукописи, то есть область кодикологов, и надписи – область эпиграфики.

Традиционная классификация, бесспорно, полезна, но их познавательная продуктивность уже страдает от инерции привычки.

Можно подойти совсем с другого угла.

Что такое специфика письма? В чем суть этого способа сохранения и передачи информации? В том, что когда человек изобрел письмо, он тем самым превратил слово в предмет, в вещь.

С изобретения письма впервые слово может существовать отдельно от говорящего, сообщение от сообщающего, знание от знающего. Слово становится объектом созерцания, осязания. Его можно выставлять или выбрасывать, проверять, пересматривать, пересылать, держать, с точность воспроизводить.

К вопросу о культурных последствиях этой предметности мы еще вернемся, но пока ограничимся кратким конспектом новой классификации памятников древнерусской письменности на основе отношений между написанным словом и производством предмета, частью которого оно является.

В предлагаемой классификации разновидности письменности распределяются по трем категориям.

О письменности первого разряда мы говорим применительно к тем предметам, которые были созданы специально для того, чтобы служить носителями письменного слова.

К числу предметов с письменностью п6ервого разряда относятся и рукописные кодексы, и берестяные грамоты, и церы (вощеные деревянные таблички).

О письменности второго разряда можно говорить в тех случаях, когда наличие письменного сообщения предусмотрено при создании предмета, но не является его главным назначением. Это предметы, уже созданные с письменным сообщением, но не обязательно предназначенные для этого сообщения.

К предметам с письменностью второго разряда могут быть причислены монеты, печати, медальоны, иконы, фрески, мозаики, литургические сосуды, мощевики, ткани, рельефные и нательные кресты, шлемы, клинки мечей, кирпичи.

О письменности третьего разряда говорится тогда, когда письменные сообщения находятся на предметах, уже созданных ранее, причем созданных для других целей. Это, в основном, граффити.

Сама по себе новая классификация ничего не стоит. Она может оказаться полезной только в той мере, в какой через нее мы познаем культурно-значимые закономерности. И они существуют.

Привожу один пример. На большинстве объектов с письменностью второго разряда находятся какие-то изображения. Однако, Русь также обладала богатой культурой фигуративных изображений без всякого письма.

Письменность второго разряда регулярно появлялась лишь на предметах с определенными категориями изображений, а именно, она служила особенной и характерной чертой лишь тех предметов, на которых находились изображения, связанные с христианской религией и сделанные в подражание византийским прототипам.

Использование письменности второго разряда не выходило за рамки этих специфических границ, не переходила в практику изготовления предметов, связанных с местной, нехристианской традицией изобразительного искусства.

Поэтому тут семантика письменности не сводится только к словесному сообщению.

Само присутствие текста в сочетании с изображением является отличительной эмблемой, позволяющей с первого взгляда определить культурный статус данного изображения и предмета.

Текст превращался из словесного знака как бы в идеографический символ. В некоторых контекстах вместо букв ставили условные монограммы. А иногда дело доходит до логической крайности: рядом с изображением находятся уже совсем не буквы, а лишь имитация письма, буквообразные знаки. Письменность превращается в эмблему самой себя.

Подчеркиваю, такие закономерности не наблюдаются в связи с памятниками письменности первого и третьего разрядов. Они являются отличительной чертой именно памятников письменности второго разряда.

Из этого примера видно, что предлагаемая классификация не остается абстрактной игрой классификатора, а может служить реально познавательным целям в анализе письменной культуры Древней Руси.

Третий сдвиг по сравнению с привычными представлениями о древнерусской письменной культуре относится к описанию ее контекстов.

Обычно социальная география грамотности отождествлялась с социальной географией грамотных людей, т.е. с вопросом о том, кем, когда и где данный памятник создавался, переписывался.

Однако для нас важно характеризовать общее пространство бытования самих предметов с письмом всех трех разрядов, определить те графические и жизненные ситуации, в которых древнерусский человек сталкивался непосредственно или косвенно с написанным словом.

Для обозначения совокупности всех подобных контекстов предлагаю термин «графическая среда», или, выражаясь в более модном стиле, «графосфера».

Через понятие графосферы переводим акцент от производства и внутренней специфики написанного слова на его разностороннюю рецепцию в жизни древнерусского общества.

Посмотрим внутренним глазом на иллюстрацию. Роскошные мозаики Киевской Софии, самого крупного и престижного храма Древней Руси, довольно красноречивы в том смысле, что в них видное место почти везде занимают монументальные надписи. Если приглядимся поближе, буквы вроде бы знакомы, но слова почему-то непонятны. И неудивительно, потому что все они написаны на греческом языке. Что это значит? Надо начинать с традиционных типов ответа. Язык Софийских надписей отражает тот факт, что собор был построен и украшен по заказу Ярослава Мудрого, но в исполнении мастеров из Византии. Греческий язык надписей также можно связывать и с другими явлениями «моды н6а греческий», которая наблюдается около середины ХI века. В то время надписи на княжеских печатях тоже были написаны по-гречески. А тут, следуя традиционной и вполне естественной модели хронологии производства памятников культуры, мы бы отметили, что к началу ХП века эта мода прошла, и славянский язык уже фигурирует не только на княжеских печатях (хотя еще не на митрополичьих), но и на эквивалентных монументальных мозаиках – например, в Михаило-Златоверхом соборе. Прошла мода, значит, эпизод закрыт. А если в центре внимания не хронология производства, а графическая среда, то обстановка выглядит по-иному. Пусть мода на греческий прошла, но Киевская София не «прошла». Грекоязычные тексты в мозаиках не стирались, не подновлялись. Наоборот, они продолжали занимать виднейшее место в одной из самых престижных частей древнекиевской графосферы. Иными словами, через понятие графосферы мы просто обращаем должное внимание на очевидный факт, что любой памятник мож6ет надолго остаться фактом восприятия культуры после того, как перестает быть фактом активного производства культуры.

Другой пример. Главные характерные черты древнерусской графической среды оформились приблизительно к концу ХI века. Самая насыщенная часть этой среды, самая густая концентрация всех разрядов письма находилась в церкви. Тут памятники письменности первого разряда представлены священными и богослужебными книгами. Монументальная письменность второго разряда громко заявляет о себе надписями на изображениях по стенам, в апсиде, на куполе. Посмотрим внимательнее и увидим более интимные надписи такого же разряда на книжных переплетах, процессионных и нательных крестах, тканях, чашах, мощевиках. А если подойти к стенам почти вплотную и очень пристально смотреть, то в штукатурке прямо на фресках с изображениями святых найдем довольно большое количество буквенных царапин, т.е. граффити, т.е. образцов письменности третьего разряда. По нашим современным критериям принято считать граффити симптомами заведомо неуважительного отношения к предмету. В Древней Руси бывало и так, конечно, но часто, наоборот, такие надписи весьма почтительны по отношению к тем самым образам, которые они в некоторой степени также портят. Это – вотивные граффити, просьбы о заступничестве, обращенные к изображенному святому, молитвы. Хочешь быть уверенным, что святой услышит тебя, так оставь свой голос с ним в форме выцарапанного обращения прямо на его изображении, чтобы он тебя видел и слышал даже после того, как ты выйдешь из храма, чтобы он воспринимал твое присутствие в графосфере.

Разбивать все эти разнородные памятники на их составные жанры и формы необходимо в целях первичного анализа, но не менее необходимо и их целостное восприятие как графической среды, сложной и многослойной, но единой.

Четвертый и последний элемент предложенной схемы относится к более широким культурно-историческим процессам. Изобретение письма есть один из главных скачков технологии информации наряду с возникновением речи, изобретением книгопечатания и развитием электронных средств связи. В эпоху необычайно быстрых и глобальных перемен в технологии информации исторические исследования социально-культурной динамики проникновения и освоения письма в любой стране помогают нам уточнять ответы на вопросы о значении таких перемен вообще. До недавнего времени в рассуждениях на подобные темы господствовало три мифа. Это в неизбежно упрощенном виде миф техноцентризма, миф антропоцентризма и миф о прямолинейном, поступательном прогрессе.

Согласно мифу техноцентризма распространение определенной технологии информации, в данном случае письма, влечет за собой определенные последствия для индивидуумов и для общества в целом. В числе последствий предметизации слова указывают, с одной стороны, на развитие абстрактного и аналитического мышления (потому что записанное слово не исчезает моментально, как устное слово, но поддается созерцанию во времени и пространства), а, с другой стороны, на развитие административных структур (потому что слово-предмет в отличие от устного слова пригодно для хранения и поэтому ведет к практике систематизации, архивизации, бюрократизации).

Согласно мифу антропоцентризма причинно-следственные связи надо повернуть на 180 градусов. Если технологические перемены неизменно влекут за собой определенные последствия, то почему они не привели к одним и тем же результатам в каждому обществе? Почему не каждое общество породило древневавилонских архивистов, греческих философов, иудейских писцов, арабских каллиграфов и римских юристов? Видимо, наличие письма само по себе не трансформирует общество определенным образом. Итак, антропоцентристы утверждают, что инициатором изменений является человек. Именно люди решают, как использовать или игнорировать возможности данной технологии в соответствии с их представлениями о собственных потребностях. Не потому общество меняется, что оно начинает пользоваться письмом. Оно начинает пользоваться письмом, потому что оно меняется.

Согласно мифу о прямолинейном, поступательном прогрессе чистый антропоцентризм тоже не годится. Пусть разные общества движутся разными темпами, но есть все-таки общие законы, общие направления развития. Одна технология следует за другой в универсальной и неизменной последовательности. Обратного пути нет. Тут, очевидно, действуют объективные процессы. Старые, изжившие себя средства уступают место новым.

Ясно, однако, что неадекватна и однолинейная модель технологического прогресса. Вопреки абстрактной логике и многим предсказаниям в реальности старые технологии не просто уступают место перед неизбежной победой новых. Когда человек начал говорить, он не перестал жестикулировать. Когда он изобрел письмо, он не перестал говорить. Печатный станок существует более 500 лет, а все это время в школах дети продолжают учиться пользоваться пером, или карандашом, или ручкой. Наконец, несмотря на современную глобальную экранизацию слова в результате цифровой технологии хранения, «предметное» слово, т.е. слово написанное или напечатанное, никак не исчезает. Вопреки вполне логическим предсказаниям книги издаются в небывалых количествах, и массового банкротства производителей бумаги не наблюдается.

В самом деле, когда распространяется новая технология информации, кое-какие функции старых эквивалентов действительно перенимаются, но динамика перемен сложнее. Это не борьба за существование в одном, неизменном культурном пространстве. Наоборот, культурное пространство расширяется, порождаются новые возможности, это пространство меняет свои контуры, новое и старое взаимно адаптируются друг к другу, каждое обретает свою функциональную специфику. Довольно удачно, на мой взгляд, применяется к этим процессам экологическая метафора: разные технологии и конкурируют, сосуществуют и адаптируются друг к другу в динамичной, постоянно меняющейся культурной экосистеме.

Отметим в скобках, что не книгопечатание, а цифровая революция существенно, возможно и смертельно, сузила социальное пространство для рукописного слова, которое веками продолжало господствовать, главным образом, в сфере частной записи и переписки. При развитии все более и более полной дистрибуции, плоть до индидуума, электронных средств не только производства и хранения, но и распространения частного слова, тысячелетний рукописный эпизод в русской культуре, который начался с берестяных грамот, может быть, действительно, приблизился к концу.

Каким образом это лирическое отступление относится к анализу письменной культуры Древней Руси? На этот раз в качестве примера обратим внимание на совсем другую область древнерусской графосферы: княжескую администрацию. В принципе, проникновение письменных методов в практику управления предоставляет представителям власти огромные преимущества по сравнению с устными методами. Византийская империя, откуда Древняя Русь приняла значительные элементы письменной культуры (хотя и в опосредованной славянской версии), отличалась как раз масштабностью и организованностью своего государственного, административного аппарата. У древнерусских правителей поэтому были и технические средства, и яркий культурно-авторитетный образец.

Тем не менее, от, собственно, древнерусского (т.е. домонгольского) периода формальных административных документов архивного типа сохранилось очень мало. Это небольшая группа документов конституционного характера: Русская Правда, церковные уставы, связанные с именами Владимира и Ярослава, затем несколько документов, связанных с монастырским землевладением под Новгородом во второй четверти ХП века, с основанием и материальным обеспечением смоленской епископской кафедры; о торговых отношениях с балтийскими городами; об урегулировании отношений между Новгородом и его князьями, плюс еще кое-какие летописные ссылки от середины ХЛ века на документы межкняжеской дипломатии, так называемые «крестные грамоты».

Итак, древнерусские правители в весьма ограниченных контекстах прибегали к письменным методам урегулирования норм общественных отношений. Почему? Не потому, что не знали о потенциальных сферах эксплуатации данной технологии и не потому, что остерегались прогресса. Тут более подходит экологическая модель специфической взаимной адаптации. Из списка сохранившихся документов, при всей его скудости и вероятной неполноте, явствует, что формальная административная письменность внедрялась в древнерусскую практику преимущественно по краям: в сношениях с чужаками, для которых подобное использование письменности было уже делом обычным, то есть при торговле и дипломатии; в связи с нетрадиционными институтами, которые как бы вклинивались в круг традиционных отношений собственности или власти, то есть, чтобы закреплять позицию церкви и монастырей или обеспечивать введение новых порядков в городском самоуправлении. Восприятие письменных методов помечало, скорее, меняющиеся социальные и культурные границы, нежели нормы.

В традиционных сферах общественные отношения продолжали функционировать вполне адекватно в рамках устной культуры, за новой техникой никаких явных преимуществ не ощущалось, так как было бы бессмысленно менять привычную практику. Стабильность устной практики отражает, в первую очередь, стабильность древнерусского общества. Постепенно, но медленно, периферийная деятельность проникала в традиционное общественное и государственное пространство, смещалось к центру, начинала становиться обычной. Так, со временем, но медленно, менялась расстановка устных и письменных навыков.

Такова в самых общих чертах одна часть динамики меняющейся экосистемы информационных технологий.

До недавнего времени я считал, что этого достаточно. Теперь, однако, мне кажется, что это только половина ответа. Такая версия страдает от слишком одностороннего предложения о стабильности социальных отношений, не учитывает параллельно динамичность древнерусской экономической, общественной и политической жизни как раз в течение ХI-ХII веков. Когда мы читаем летописи, создается впечатление постоянного кризиса, хотя на самом деле земельно-политический конгломерат Рюриковичей в целом процветал, продолжал расти, доказывая свою живучесть. Несмотря на периодические жалобы на разложение нравов и лирические воззвания к, якобы, потерянному Золотому веку, эта живучесть исходит частично к тому, что даже самые бурные политические изменения фактически утверждали и укрепляли, а не подрывали существенные элементы структуры идеологии и практики власти.

Как известно, территориально-экономическая экспансия династических владений не сопровождалась усилением иерархичности и сконцентрированности государственных институтов правления. Наоборот, успехи достигались благодаря неуклонной интенсификации системной децентрализованности структуры княжеской власти вследствие постоянного размножения местных представителей династии.

Древняя Русь, несмотря на бурные перемены в конкретной расстановке сил, была полицентрична. В ее политическом пространстве расстояния между управляющими и управляемыми выдерживались относительно стабильно. К этой характерной черте структурной динамики добавим о соответствующий элемент древнерусской идеологии власти. В отличие от статично-имперской модели византийского типа, которая лишь спорадически фигурирует в источниках и согласно которой неподвижный император действует только через своих подчиненных, на Руси преобладала военно-хозяйственная модель княжеской власти, согласно которой, как Владимир Мономах объясняет в своем «Поучении», князь сам обо всем активно заботится. Сочетание структурной династической полицентричности и идеологией с военно-хозяйственной модели княжеской деятельности помогало обеспечивать устойчивость и жизнеспособность традиционных, в том числе, и устных навыков администрации.

Этот небольшой пример иллюстрирует потенциальную продуктивность экосистемного анализа взаимоотношений письменного и устного слова Древней Руси в контексте социально-культурной динамики в целом.

Итак, мы рассмотрели четыре аспекта современного изучения древнерусской письменной культуры. Надеюсь, что удалось показать, почему больше нельзя относиться к распространению средневековой грамотности всего лишь как к показателю степени культурной развитости или отсталости данного общества. Наше понимание постоянно обновляется, и, вместе с тем, возобновляется и значимость древнерусской письменной культуры для изучения истории русской, да и не только русской культуры, вообще.

Благодарю за внимание.

На этом завершилась работа второго дня Общего собрания РАН


30 мая заседание открыл главный ученый секретарь Президиума Российской академии наук В.В. Костюк.

Он довел до сведения членов Общего собрания, что есть постановление Президиума о председателе Общего собрания Академии наук при рассмотрении вопроса о выборах президента РАН от 20 мая с.г.

Президиум Российской академии наук постановляет: Утвердить академика Лавёрова Николая Павловича председателем Общего собрания Российской академии наук при рассмотрении вопроса о выборах президента РАН. 20 мая 2008 года.

Н.П. Лаверов сердечно поздравил всех вновь избранных членов Российской академии наук и особенно тех, кто впервые участвует в особо ответственной академической работе – избрании президента Академии наук и пожелал новых успехов в научной деятельности и организационных делах и благополучия в жизни.

В своем кратком выступлении он напомнил об основных положениях порядка выборов президента Российской академии наук, утвержденного постановлением Президиума Академии 11 декабря 2007 года. Этим постановлением одновременно был отменен прежний порядок выборов президента РАН, действовавший с 21 февраля 2001 года. Действующий в настоящее время порядок выборов (и не только президента Академии наук, но и состава президиума) установлен в соответствии со ст. 32 нового Устава Российской академии наук, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации 19 ноября 2007 года.

Анализ свидетельствует, что в процессе подготовки этого вопроса к настоящему Общему собранию академии нарушений установленного порядка не было. В полном соответствии Положения о выборах Общее собрание проводится в установленные, объявленные Президиумом Российской академии наук сроки. Дата выборов была определена более чем за 4 месяца до проведения настоящего собрания.

Порядком четко также определено право кандидатов на должность Президента Российской академии наук. Это право предоставляется бюро отделений Российской академии наук, президиумам региональных отделений, Санкт-Петербургского научного центра. При этом каждый член Общего собрания отделения, регионального отделения, Санкт-Петербургского научного центра вправе представлять в письменном виде не позднее, чем за неделю до соответствующего заседания бюро или президиума предложения по кандидатуре на должность Президента РАН и принимать участие в обсуждении кандидатур на заседании бюро или президиума.

На эти заседания приглашаются члены Общего собрания отделений, региональных отделений, Санкт-Петербургского научного центра. Такое право реализовали все указанные подразделения академии.

Выдвинутым считается кандидат, получивший при тайном голосовании наибольшее число голосов членов бюро президиума, но не менее 50% от принявших участие в голосовании.

Все заседания бюро или президиумов по выдвижению кандидатов на должность президента Российской академии наук проводились в сроки, определенные Президиумом РАН. Протоколы заседаний бюро отделений РАН, президиумов региональных отделений и Санкт-Петербургского научного центра по выдвижению кандидатов на должность президента Российской академии наук были представлены в Президиума РАН не позднее, чем за месяц до проведения настоящего Общего собрания. К протоколам приложены письменные согласия кандидатов баллотироваться на должность президента. Выдвинутые кандидаты зарегистрированы в Управлении кадров Российской академии наук.

Президиум академии не позднее, чем за две недели до Общего, собрания рассмотрел все зарегистрированные кандидатуры и принял решение о рекомендации одного кандидата для избрания на должность президента РАН.

Рекомендованным считается кандидат, получивший при тайном голосовании наибольшее число голосов, но не менее 50% от принявших участие в голосовании.

Положением предусмотрено право каждого выдвинутого в президенты РАН кандидата на выступление перед Общим собранием академии.

После обсуждения кандидатур проводится голосование. В бюллетень для голосования включаются все зарегистрированные кандидаты, при этом первым включается кандидат, рекомендованный Президиумом РАН.

В нашем случае кандидаты располагаются и в алфавитном порядке таким же образом: Осипов, Фортов, Черешнев.

Кандидат в президенты РАН считается избранным, если за него проголосует большинство членов Общего собрания Российской академии наук, принявших участие в голосовании.

В нашем случае, когда Общее собрание рассматривает трех кандидатов, в случае, если в первом туре ни один кандидат не будет избран, предусмотрено проведение второго труда. Причем в бюллетень включаются две кандидатуры, получившие большее число голосов. Если и во втором туре ни один кандидат не будет избран, то проводится третий тур, и в этот бюллетень включается кандидатура, получившая наибольшее число голосов.

Если выборы в случае первого, второго и третьего тура не приведут к избранию президента РАН, то проводятся новые выборы. Кандидаты, участвовавшие в этих выборах, в новых выборах не участвуют. В этом случае Общее собрание Российской академии наук может принять решение о сроках проведения нового Общего собрания по выборам президента и президиума Академии не ранее, чем через четыре месяца после окончания настоящего собрания. В этот период Президиум РАН продолжает исполнять свои обязанности.

Уставом предусмотрено, что избранный Общим собранием Президент Российской академии наук вступает в должность после его утверждения Президентом Российской Федерации. До утверждения в должности Президентом Российской Федерации избранный Общим собранием президент исполняет обязанности Президента Российской академии наук.

В том случае, если Президент Российской Федерации принимает решение о неутверждении в должности Президента Российской академии наук, избранного Общим собранием, вновь избранный Президиум Российской академии наук назначает из состава избранных вице-президентов Российской академии наук исполняющего обязанности президента Академии.

Новые выборы президента должны состояться не позднее шести месяцев с даты принятия Президентом РФ указанного решения.

Таков теперь порядок избрания Президента Российской академии наук.

Информацию по результатам работы о выдвижении кандидатов в Президенты Российской академии наук представит Вам главный ученый секретарь Президиума РАН академик В.В.Костюк:

Управлением кадров РАН во исполнение пункта 3 Постановления Президиума от 22 января 2008 года «Об утверждении программы работы Общего собрания Российской академии наук» и в соответствии с Порядком выборов Президента Российской академии наук, до 25 апреля 2008 года включительно принимались документы о выдвижении кандидатов на должность Президента Российской академии наук от отделений РАН, региональных отделений РАН, Санкт-Петербургского научного центра.

Управлением кадров РАН зарегистрировано три кандидата на должность Президента Российской академии наук, давшие письменное согласие баллотироваться на эту должность.

Результаты голосования на бюро отделений, президиумов региональных отделений и Санкт-Петербургского научного центра следующие:

Отделением математических наук рекомендован академик Осипов;

Отделением физических наук рекомендован академик Осипов;

Отделением нанотехнологий и инновационных технологий наук рекомендован академик Осипов;

Отделением энергетики, машиностроения, механики и процессов управления рекомендован академик Фортов;

Отделением химии и наук о материалах рекомендован академик Осипов;

Отделением биологических наук рекомендован академик Осипов;

Отделением наук о Земле рекомендован академик Осипов;

Отделением общественных наук рекомендован академик Осипов;

Отделением историко-филологических наук рекомендован академик Осипов;

Дальневосточным отделением рекомендован академик Черешнев;

Сибирским отделением рекомендован академик Осипов;

Уральским отделением рекомендован академик Осипов;

Санкт-Петербургским научным центром рекомендован академик Осипов.

Таким образом, в бюллетень для голосования должны быть включены три кандидатуры: академик Осипов, академик Фортов и академик Черешнев.

Поскольку Президиум, рассмотрев эти кандидатуры, рекомендовал кандидатом в президенты Российской академии наук академика Осипова он располагается в бюллетене первым.

Затем выступили кандидаты в президенты Российской академии наук.

 

Первое слово предоставляется академику Осипову Юрию Сергеевичу.

Глубокоуважаемые коллеги!

В конце 2001 года, выступая на Общем собрании в качестве кандидата в президенты Академии, я поделился некоторыми соображениями о развитии страны, о месте нашей науки, нашей Академии наук в решении задач, стоящих перед страной, о тех шагах, которые должны быть сделаны для повышения эффективности нашей работы.

Эти соображения были поддержаны вами. И часть из них, благодаря работе Президиума Академии в целом, нашла в последние шесть лет отражение в государственных академических решениях, определивших роль, условия и основные направления деятельности Российской академии на ближайшую перспективу.

Я вчера говорил о самых важных, с моей точки зрения, государственных решениях, я подробно здесь на этом останавливаться не буду, просто напомню, это основа государственной политики Российской Федерации.

Это Постановление Правительства о совершенствовании оплаты труда в Академии наук.

Это поправки к закону о науке, усиливающие роль и значение Академии наук.

Это Постановление Правительства, утверждающее Программу фундаментальных исследований академического сектора науки.

Следует подчеркнуть, что не все наши предложения удалось реализовать в государственных решениях. Более того, в ряде решений появились положения, усложнившие нашу работу, например, пресловутый закон о налогах для научных организаций за землю и имущество. И здесь еще предстоит очень много трудиться.

Согласитесь, чтобы понять, что нам требуется делать, необходимо прежде осознать, что уже сделано. Необходимо осознать, от чего мы можем отталкиваться, и на какой основе Академия наук может работать в ближайшие пять лет.

Поэтому, кратко повторяя вчерашнее выступление, не только собственное, но и выступления других коллег, скажу главное. Академия наук образца мая 2008 года качественно отличается от образца Академии 2001 года.

Действительно, за истекшие годы создана в основном правовая база деятельности Академии, закрепленная в новом Уставе, защищающем принцип академической самоуправляемости и усиливающем роль и значение Академии в жизни страны.

Качественно изменилась ситуация с финансовой поддержкой Академии государством.

Существенно увеличилась и продолжается увеличиваться зарплата научных сотрудников.

Улучшается приборное оснащение и материально-техническая база. Вчера я сказал, что только на покупку оборудования мы за эти годы истратили свыше 20 млрд.руб.

Произошли сдвиги и с решением жилищных вопросов. Получено сотрудниками ли готовится к передаче (сейчас это уже имеется) почти 2,5 тыс.квартир, большинство по строительной себестоимости, социальному или коммерческому найму. Выдано 250 жилищных сертификатов для молодых ученых.

Запущен Дом молодых ученых в Москве. Вы это хорошо знаете. Институты активно тут работают, чтобы получить там места.

Академия наук – один из ключевых разработчиков ряда крупнейших государственных программ социально-экономического развития страны. Она активизировала свою работу в качестве эксперта, в том числе крупных, и не только государственных проектов и решений. В Академии, по сути, возрождена и уже приносит свои плоды существовавшая в советское время замечательная культура прогнозов социально-экономического развития страны и мировой экономики. Я просто хочу подчеркнуть, что здесь наши экономисты играют исключительно важную роль.

Академия добилась права заниматься образовательной деятельностью. Помните, сколько споров было на этот счет. Она является учредителем и соучредителем новых образовательных учреждений, активно и плодотворно сотрудничает с ведущими университетами, с МГУ, например, особенно.

Значительные изменения произошли в академических медицинских учреждениях и в оснащении современным медицинским оборудованием, и в привлечении высококвалифицированных кадров, и в вовлечении нашей медицины в научные исследования. Но проблем здесь очень много. И вчера были правильные вопросы на эту тему.

Определены на ближайшие пять лет с указанием гарантированного минимального финансирования и поддержаны государством основные направления научных исследований, в полной мере отвечающие Уставу Академии наук.

Это и многое другое (о чем шла речь вчера) было бы невозможно, если бы не было налажено постоянное конструктивное сотрудничество с властью, ведение с ней конструктивного диалога на самых разных уровнях. Именно сотрудничество на профессиональной основе в интересах науки и государства, никакого отношения не имеющее к политическим играм и политическому заигрыванию. С моей точки зрения, это принципиально. И именно к таким действиям я призывал Академию все годы нашей работы.

Работа в условиях нового, по сути, закона о науке, нового Устава, других, принципиально новых, основополагающих решений, принятых в 2002-2008 годах, определивших основные направления деятельности Академии на ближайшие годы, требует от нас новых усилий, новых акцентов в работе, новых корректировок. При этом следует понимать, что решение некоторых наших «старых» проблем имеет критическое значение для выполнения Академией наук основных уставных обязанностей.

Позвольте, быть может, частично повторяя вчерашнее выступление, обратить ваше внимание на следующее.

Первое. Ясно, что полнокровное развитие науки в стране, в частности в Академии наук, возможно лишь только тогда, когда наука станет востребованной экономикой и обществом, станет действенной силой в решении государственных задач. И мы говорили о том, что Россия объявила своей главной задачей построение инновационной экономики. Еще раз скажу, что активное участие Академии наук в этом важнейшем государственном деле отвечает духу и букве нашего Устава. И это совсем не подменяет нашу главную уставную обязанность создавать новые фундаментальные знания, именно фундаментальные знания составляют основу инноваций. Они составляют огромный пласт культуры, который позволяет выбирать верные государственные ориентиры в бескрайнем море знаний и развивать образование и просвещение народа, улучшать качество его жизни.

Поэтому усилие нашей инновационной деятельности, в том числе на пути сотрудничества с госкорпорациями, с государственными научными центрами, ведущими вузами страны, с бизнесом, конечно, на пути участия в создании и работе, например, технопарков, инкубаторов, участие Российской академии наук в крупных инновационных проектах представляется важнейшей академической задачей. И, повторяясь, еще раз скажу, что это касается не только институтов естественно научного профиля, но и в равной мере гуманитарных и общественных институтов. Без усиления этой деятельности (прошу обратить на это внимание) Академия вряд ли сможет найти серьезные дополнительные средства для решения острых академических и социальных вопросов, например, для укрепления существующего Фонда поддержки ученых, помощи вдовам, поддержки пенсионеров. Вы знаете, что Фонд, который был создан по инициативе академика Месяца (это было еще в конце того века), оказал помощь очень многим ученым, оказавшимся в трудной ситуации в связи с операциями, лечением и прочим.

Необходима разработка проекта закона, закрепляющего за Академией права получения части доходов с вновь создаваемых инновационных фирм. Такая постановка вопроса очень сложная. Я думаю, что Дума, например, не будет аплодировать при такой постановке вопроса, но мы должны пробивать это. Замечу, что инновационная деятельность Академии (и это тоже важно) сейчас разрешается новым Уставом, раньше этого не было. Но препятствия законодательного характера еще существуют.

Второе. Масштабное техническое перевооружение. Вчера об этом очень много говорилось. Владимир Владимирович Путин, как я вчера говорил, нашу постановку вопроса поддержал, он дал соответствующее поручение Правительству. Но подчеркиваю, что подготовке этого постановления должен предшествовать тщательный анализ нашей приборной базы и составление обоснованной заявки. Обоснованной заявки! Это большая и срочная работа. Я хочу сказать, что Сибирское отделение и в этом вопросе преподносит нам урок, потому что, например, у них прекрасно работает приборная комиссия. Именно приборная комиссия Сибирского отделения занимается политикой в области обеспечения приборами и оборудованием. Я думаю, что Президиуму Академии совершенно срочно здесь нужно тоже сделать такие же шаги.

Совершенно необходимо добиваться специального государственного решения о поддержке создания крупных уникальных установок. Это установки, которые называются «мега сайенс».

Наконец, мы должны всячески поддерживать развитие отечественного научного приборостроения, отвечающего мировым стандартам. Делаем это, но делаем пока очень робко и, я скажу, совершенно недостаточно.

Третье. Важный вклад Академии наук в развитие нашего общества, в развитие экономики – это вклад в просвещение, образование народа, в рост его интеллектуального потенциала, в профессиональную подготовку высококвалифицированных, увлеченных специалистов, на которых страна может опираться в построении инновационной экономики. Конечно, и в мировой технологической гонке и развитии культуры и, самое главное, в развитии науки.

Вчера говорилось об этом. Говорилось, что в последние годы немало сделано. Но всю эту работу, используя новые возможности, а они у нас появились, требуется продолжать и развивать, развивать системно, в тесном сотрудничестве с ведущими вузами странны.

Проблема привлечения в Академию, закрепления в ней талантливой молодежи – это одна из самых болезненных и острых проблем. Она многогранна. И полноценное ее решение в значительной степени зависит не только от наших усилий, но и от воли высшего руководства страны. Вчера об этом сказал Председатель правительства.

Еще раз скажу, что на эту тему есть немало популистских, конъюнктурных высказываний и рассуждений, в том числе и в нашем сообществе. И еще раз скажу, что они не способствуют решению проблемы, но создают фон, мешающий работе, мешающий нашим действиям.

Тем не менее, продвижение в решении этих проблем имеется: и повышение зарплаты определенное есть, улучшается ситуация с обеспечением приборами и оборудованием . И, конечно, необходимо сделать следующие шаги.

А важнейший из них, о чем вчера говорилось: нужно срочно решать вопрос о жилье для молодых сотрудников.

Я очень рад, что вчера Председатель правительства поддержал те предложения, с которыми я к нему обратился в конце прошлого года, сейчас будем развертывать масштабную, не просто программу, а масштабную программу строительства жилья для молодежи с выкупом, как я говорил по строительной себестоимости и в рассрочку, но после определенных лет в Академии.

Но следует также разработать план строительства жилья по строительной себестоимости и для других категорий сотрудников.

Я Вам приведу пример. В Москве построен дом на 220 квартир. Лет пять уже прошло. И строительная себестоимость на то время была 890 долларов. Именно за эти деньги сотрудники получили квартиры. Сейчас цены немного другие, но именно так надо действовать.

Представляется необходимым создание в РАН возможности аренды жилья для наших сотрудников.

Четвертое. Мы много говорили, что развитие Академии зависит не только от государственной поддержки, но и от способности самой Академии к серьезной модернизации, от того, в какой мере Академия будет играть роль активной составляющей в жизни страны во многих ее существенных проявлениях.

Представляется, что структура Академии, в частности, структура Президиума, структура аппарата отделений далеки от оптимальных.

Требуется внесение корректив, цель которых сделать структуру Академии, более отвечающей стоящим перед ней задачам, сделать Академию более сильной, мобильной им гибкой.

Комиссия по реструктуризации должна продолжить и активизировать свою работу.

Но то, что я сейчас скажу, с моей точки зрения, очень важно. Без критического анализа ситуации в специализированных отделениях, в региональных отделениях и центрах и, разумеется, в Президиуме Академии наук эту работу вести очень трудно. И здесь большую помощь должен оказать Совет директоров Академии.

Пятое. Требуется развивать и совершенствовать такой важный инструмент академической организации научных исследований, как система программ фундаментальных исследований Президиума и отделений.

Первоначальная идея особой поддержки через эту систему в условиях конкурса, как говорится, точек роста академической науки, то есть приоритетных направлений, и, прежде всего, междисциплинарных исследований, начала деформироваться.

Давайте положим руку на сердце и скажем, что эта идея очень сильно деформируется.

Президиум РАН и бюро специализированных отделений должны открыто и более строго и объективно отбирать конкретные программы, привлекая для этого академические и научные советы.

Результаты такого отбора, их мотивация должны быть открыты для академического сообщества.

Требуется преодолеть технические трудности, связанные с финансированием программ, в которых могут участвовать институты, подчиненные «разным академическим бюджетополучателям». Вы знаете, что их у нас в Академии четыре.

Здесь требуется проявление ответственности, доброй воли со стороны Президиума и президиумов региональных отделений и в полной мере осознание того, что система академических программ играет важную роль не только для развития науки в стране, но и в деле консолидации Академии наук.

Сейчас мы, по существу, поддерживаем программы Президиума Академии наук с участием наших институтов региональных отделений подпольно, на грани фола, потому что существующие финансовые законы делать это запрещают. Мы придумываем всякие обходные пути, чтобы это делать. Но если была бы четкая, ясная добрая воля и делание решить эту проблему, уверяю Вас, продвижения здесь были бы очень большие.

Шестое. Особенно важным является сейчас активная работа с Государственной Думой с целью принятия Думой решений, способствующих деятельности Академии, в частности, принятия закона о пенсионном обеспечении научных работников.

Наши профсоюзы должны внести в эту работу существенный вклад. Нужно за это бороться. Не следует понимать, что мы ничего не делаем в решении этого вопроса. Но нужно бороться. Сейчас благоприятные условия в Думе для Академии наук. И нужно их использовать.

Вчера Я говорил, что с точки зрения развития науки и с точки зрения стоящих перед Россией задач укрепление и развитие наших региональных отделений и научных центров – первостепенное дело, требующее, в частности, переосмысление взаимодействия Президиума РАН с президиумами региональных отделений, без активного участия которых, конечно, сегодня эта работа невозможна.

И я сказал вчера, что региональная политика в Академии должна стать составляющим элементом в региональной политике государства.

Таковы некоторые из вопросов, которые должны быть, с моей точки зрения, в центре внимания Академии.

Дорогие коллеги! За последние шесть лет мы прошли очень не легкий путь. Наши достижения налицо. Но не обошлось без неудач, ошибок и крупных просчетов. Но линия, которой мы все эти шесть лет придерживались, линия конструктивного сотрудничества с властью, с государственными структурами и проявленная Академией твердость в отстаивании интересов государства и Академии наук заложили неплохую основу для дальнейшего развития нашей Академии.

 

Слово предоставляется академику Фортову Владимиру Евгеньевичу.

Глубокоуважаемые члены Общего собрания!

Позвольте мне, прежде всего, поблагодарить тех из Вас, кто оказал мне доверие и поддержку на этих выборах.

Я не думаю, что в этом зале нужно много говорить о сегодняшнем положении нашей Академии наук.

Все Вы хорошо знаете, в каких сложных условиях нам приходится работать в последние годы и как сформировалось отношение общества и власти кА ученым и к науке в целом.

Мы помним сложный период 90-ых годов, когда государство, по сути, отстранилось от руководства научно-техническим комплексом страны и отдало этот комплекс на произвол рынка. А научное сообщество не смогло наладить конструктивный диалог и убедить власть в пагубности такого самоустранения.

В результате, финансирование науки было сокращено в 20-30 раз, и мы еще далеки до перестроечных цифр финансирования.

Все это так. Но для нас важно и то, что, благодаря заложенным в Академии научно-организационным принципам, она сумела устоять на ногах. И в этом большая заслуга руководства Академии наук и нашего многолетнего лидера Юрия Сергеевича Осипова, к которому я отношусь с большим уважением и, учитывая особенно 17 лет совместной работы, когда я был вице-премьером правительства, министром науки, председателем ГКНТ, председателем РФФИ.

В своем выступлении я хотел бы кратко обобщить ряд соображений, которые, как мне кажется, могут быть полезными для развития Академии в дальнейшем.

Часть из них уже прозвучала в этом зале вчера и сегодня. А полное изложение моей программы опубликовано в газете «Поиск» и в Интернете две недели назад. Поэтому я постараюсь быть предельно кратким.

Я убежден, что задача сегодняшнего дня – это модернизировать Академию, сделать ее необходимым стране инструментом научно-технического и инновационного развития, проводником социально-экономических преобразований. Сделать Академию наук нужной стране, как это всегда было в нашей истории.

Для этого всем нам и руководству необходимо занять активную и наступательную позицию не только в отстаивании своих корпоративных академических интересов, но и в выработке, реализации стратегии развития всей страны и всей науки, без разделения на сектора.

Я считаю, что в Академии должно быть больше науки, меньше бюрократизма, конформизма, больше свободы и устойчивости по отношению к внешним воздействиям, больше творчества и мобильности.

Необходимы продуманные преобразования. Преобразования должны проводиться изнутри самим научным сообществом. Эти преобразования должны быть сфокусированы на работающего ученого, на его нужды, потребности, интересы, а не сводиться к написанию бесконечных концепций, программ и проектов, которые были в изобилии выпущены в ближайшие десятилетия и которые мало отразились на реальном положении дел, к сожалению.

Принципиально важно, чтобы в этих преобразованиях мы должны сохранить базовый академический принцип – самоуправление, выборность, академическая демократия, свобода, преемственность, высокий профессионализм.

Именно эти принципы являются предметом нападок наших оппонентов, как Вы знаете.

И если мы сдадим хотя бы одну из этих позиций, мы обречены в лучшем случае на то, чтобы стать клубом или отделом министерства.

Основная проблема сегодня – это низкая востребованность науки нашей экономикой, обществом и системой государственного управления.

Однако, ситуация, как мы видим в последнее время, меняется явно к лучшему. Вчера об этом говорил Владимир Владимирович Путин здесь.

Провозглашенный курс на инновационное развитие открывает перед нами, я уверен, хорошие перспективы. И для этого есть политическая воля руководства, острая необходимость уйти от сырьевой ориентации и, тем более, недостаточные материально-технические ресурсы в стране.

В этих новых условиях Академия должна дать ясную программу развития страны, предложить алгоритм движения вперед. При этом большая роль и ответственность ложится на гуманитарное крфыло Академии и на предметное взаимодействие специалистов гуманитарных и естественных наук.

Академия должна разрабатывать, предлагать и активно участвовать в выполнение программ и проектов национального масштаба, таких как программа нанотехнологий, развития медицины, энергетики, образования, авиации, программа гуманитарного развития.

Мы должны генерировать такого рода инициативы и идти навстречу современным вызовам.

Крайне важным является, с моей точки зрения, поиск разумного баланса между фундаментальными и прикладными исследованиями в Российской академии наук.

Беда в том, что в условиях развала прикладного сектора на Академию все чаще и чаще возлагаются несвойственные ей функции, чисто прагматические задачи, за которые, впрочем, охотно платят деньги. А мы в Академии зачастую оцениваем работу по количеству привлекаемых таким образом средств, а не по фундаментальным результатам первостепенного значения.

Мы должны жестко и определенно отстаивать нашу основную роль и базисную функцию – получение фундаментальных знаний о природе, человеке и обществе.

Мы должны обеспечить свободу научному творчеству, поддерживать все значимые направления фундаментальной науки и не допускать проявления научного монополизма.

Кадровая политика. Талантливые, квалифицированные ученые всех возрастов и специальностей являются главной ценностью нашей Академии, главным конкурентным ее преимуществом, основой ее развития.

Поэтому предлагаемые действия должны быть сориентированы на нужного сотрудника, на создание достойных условий для плодотворной работы и жизни и на возможность его быстрого профессионального роста.

Сегодня научные сотрудники в большинстве своем живут бедно и вынуждены подрабатывать на стороне. Такова реальность. Они, во многом молодежь, лишены перспективы профессионального роста и не видят другой возможной траектории своего профессионального и служебного развития, кроме ухода в бизнес или отъезда за границу, туда, где активно работает агрессивно стимулирующая система, вертикальная мобильность научных кадров.

В будущем, эта ставшая вечной «зеленой», проблема привлечения молодежи в науку будет только нарастать. Здесь у нас с вами не очень хорошая симптоматика, так как к следующим выборам (через пять лет) молодежи в стране станет на 60 процентов меньше, потому что придут работать те немногие, кто родился в 90-ые гг.

Мы обязаны разработать и ввести у себя современную систему подготовки, отбора и профессионального роста молодых ученых. Она должна включать в себя:

количественные критерии научной результативности, с привязкой к ней достойной оплаты труда;

конкурентную систему отбора способных ученых;

эффективную систему набора специалистов; введение постоянных и временных позиций и ряд других конкурентных элементов.

Действовать здесь надо быстро и четко, иначе мы потеряем принцип преемственности поколений.

Материальное обеспечение.

В соответствии с мировой практикой уровень зарплаты ученых должен быть не менее, чем на 40 процентов выше, чем средний уровень в регионе. Без этого невозможно вернуть престиж труда ученого и привлечь в науку молодежь.

Необходимо дать ученым Академии достойное медицинское и пенсионное обеспечение с предоставлением им статуса государственного служащего, что позволило бы получать пенсию на уровне 70 процентов от оклада.

Пилотный проект по повышению зарплаты, конечно, очень полезен. Он должен быть значительно расширен и затронуть не только ученых, но и инженерно-технических работников.

Также необходимо добиваться кратного увеличения доплат за кандидатские и докторские степени для работающих в науке и образовании специалистов.

Поддержка ветеранов науки.

Нам не решить проблему научной молодежи в отрыве от проблем старшего поколения, - тех, кто в самых трудных условиях сохранил традиции Академии, преданность науке, бескомпромиссность в отстаивании высоких профессиональных и моральных принципов.

Безусловно, должны быть обеспечены высокие условия жизни ветеранов российской науки, в том числе усиление Пенсионного фонда, который должен охватывать и вдов членов РАН. Сегодня просто неудобно называть те деньги, которые они получают. Это всего около 1400 рублей в месяц!

Создание высококлассного медицинского, жилищного, санаторного и прочего бытового обслуживания ученых и членов их семей должно быть в центре внимания руководства. Для этого необходимо мобилизовать дополнительные средства и каналы финансирования за счет эффективного использования имущества Академии, земельных участков, интеллектуальной собственности и других наших активов.

Сам я – экспериментатор и считаю, что сейчас необходимо развернуть нетрадиционную по своей сути программу закупки не только научных приборов, но и научного приборостроения в стране. Ведь сегодня внешний рынок научных приборов в два-три раза превосходит рынок вооружений.

Мы должны усилить наше внимание к строительству крупных стендов и установок, без которых немыслимы новые прорывные исследования. И здесь в последние годы было очень сложно.

Взаимодействие с прикладной и вузовской наукой.

Вы хорошо знаете, что в период радикальных социально-экономических трансформаций именно прикладная наука понесла наиболее ощутимые потери из-за распада курирующих ее министерств, повального акционирования, перепрофилирования и ликвидации большинства отраслевых НИИ и КБ. Об этом позавчера правильно говорил здесь академик Ю.А.Трутнев.

Я считаю, что Академия не может стоять в стороне от этого сектора науки, от судеб наших коллег из прикладных НИИ. Ведь дошло до того, что во многих НИИ прикладного плана запрещают заниматься фундаментальными исследованиями, а ведь там сосредоточен очень серьезный научный потенциал.

Академия может стать центром притяжения, включив в свой состав ряд институтов, лабораторий из ряда НИИ, еще сохранивших высокий уровень и квалификацию.

У меня в Институте это дало очень хороший результат. Мы взяли несколько групп из прикладных институтов, и они великолепно сейчас работают.

В настоящих условиях РАН могла бы выступить с инициативой о координации и поддержке фундаментальных исследований в прикладных институтах и вузах за счет выделения дополнительных средств в рамках принятой недавно Программы фундаментальных исследований.

Для выполнения конкретных научно-исследовательских работ в интересах отраслей промышленности было бы разумно создать виртуальные лаборатории и институты с опорой на членов Российской академии наук, которые работают в отраслевой науке. Одна из таких структур, включающая специалистов РАН и Минатома, работает у нас в Институте, и результаты очень вдохновляющие.

Административная реформа.

Для повышения эффективности нашей работы необходимо поднять роль и ответственность тематических и региональных отделений Академии наук, научных советов, предоставить им большую организационную и финансовую самостоятельность, передать им часть средств для финансирования работ. Это приблизит руководство к научным сотрудникам отделов и лабораторий, которые являются нашей главной ценностью, втянет их в нашу академическую жизнь.

Хотя в мегаполюсах привлечь талантливую молодежь в науку труднее, чем в регионах, региональная наука часто находится в более сложных условиях. Поэтому ускоренное развитие региональные отделения, конечно, должны получить.

Ротация руководящего состава.

Как вы знаете, я являюсь убежденным сторонником ротации руководящих кадров и считаю, что в Академии необходимо ввести жесткую систему смены руководителей, не более двух сроков для руководителей секций, отделений и выше – вплоть до членов Президиума, вице-президентов и президента РАН.

Как показывает мировая и российская практика, это по существу единственно действующий способ борьбы со стагнацией, бюрократизмом, коррупцией и другими следствиями несменяемости руководителей.

Необходимо строгое выполнение Устава РАН и прямые выборы руководящих органов Академии. Недопустимы законодательные изменения выборов под ситуацию, под персону. Достойный пример Владимира Владимировича Путина должен стать моральным ориентиром и для нашей Академии.

Бюрократизм, волокита, бумаготворчество и безответственность превратились сегодня в проблему национального масштаба. Об этом сегодня очень много и пишут сейчас. В полной мере это затронуло и нашу Академию. Бюрократизм кардинально снижает эффективность нашей работы, почти не оставляя времени для реальных исследований, убивает инициативу, творчество и губительным образом сказывается на конкурентоспособности нашей с вами науки.

Перед вами два справочника Академии. Этот справочник Академии наук СССР, которая была на 60 процентов больше теперешней Академии, был выпущен в 1990 г. Это справочник Российской академии наук, и он не тоньше старого, а на те же 60 процентов толще того, который был.

В нашей Академии постоянно растет количество разнообразных научно-организационных структур, комиссий, советов, рабочих групп, редколлегий и проч. Чрезмерная концентрация этими структурами в руках многих членов руководства Академии. Это приводит к их чрезмерной перегрузке и оставляет все меньше времени для научного творчества. Здесь явно необходима децентрализация и широкое привлечение для этой цели молодых и активно работающих ученых.

Борьба с бюрократией в Академии должна быть резко усилена, вестись на постоянной основе, исходя из того, что именно ученый, а не кто-то другой, является основой нашей Академии. Именно ради него должны проводиться все преобразования, инновации. Именно ученый должен стать центральной фигурой и предметом особой заботы Академии наук.

Работа со СМИ традиционно является нашим слабым местом. Она у нас явно запущена и нуждается в радикальном улучшении. Об этом вчера было сказано. Люди плохо знают, что такое Академия наук. Люди плохо представляют, чем она занимается, как работает, чем живет, как устроена.

В современных условиях, когда идеологические и политические приоритеты не спускаются сверху, как раньше, а формируются самим обществом, а потом идут наверх, Академия должна вести содержательный, активный и уважительный диалог с обществом, способствуя просвещению, разъясняя роль и место науки в современной жизни, бороться с проявлениями лженауки и невежеством. Проблема здесь только обостряется. Ведь по оценкам наукометристов, сегодня количество ученых в нашей стране приближается к количеству разного рода экстрасенсов, хиромантов, лжеученых и прочей нечисти. Это очень тревожит.

В заключение я хочу еще раз подчеркнуть, что все вопросы развития РАН должны оставаться целиком под контролем ученых, Общего собрания, Президиума и отделений. Наукой, конечно, должны управлять ученые.

Необходимо разработать и принять специальный закон об Академии, который регламентизировал бы все особенности ее функционирования, ее особую роль и место, основные преференции как высшего научного учреждения страны.

Нужно добиваться увеличения финансирования науки до 4 процентов от расходной части бюджета и 3 процентов от валового внутреннего продукта, о чем говорил президент Медведев. Так или иначе Российской академии выделяется денег всего 2 млрд. долларов, сколько большому университету. Хотя рост финансирования происходит серьезный, и это не может не радовать.

Перед Академией стоят непростые задачи. Решение их потребует энергичных и скоординированных усилий всего научного сообщества и каждого сидящего в этом зале. Спасибо за внимание.

***

 

Слово предоставляется кандидату в президенты РАН академику Черешневу Валерию Александровичу.

Глубокоуважаемые коллеги! Дорогие друзья! Все участники Общего собрания! Представители прессы!

Прежде чем начать свое выступление, сразу хочу ответить на два вопроса, которые мне часто задают в последнее время.

Первый: Правда ли, что написано в средствах массовой информации, что Вы участвуете в некой предвыборной интриге, готовы снять свою кандидатуру, служите «подпоркой» для одного кандидата, отбираете голоса у другого кандидат, и Ваша тайная мечта – стать президентом Академии медицинских наук?

Я дозвонился до корреспондента Юлии Таратуты в газету «Коммерсант»:

- Юля, откуда вы взяли эти сведения? Не проще ли было меня спросить о моих мечтах и планах?

- Валерий Александрович, наверное, проще бы, но эти сведения о вас дали та-ки-е люди!

- И откуда же?

- Из президиумов соответствующих академий, информация от которых не проверяется.

- Спасибо. Теперь хоть в курсе, как это делается.

Второе. Меня спрашивают: Валерий Александрович, а зачем Вы вообще ввязались в эту гонку и идете на выборы президента Академии наук? Что вам мало, - 9 лет председатель Уральского отделения, 2,5 года – вице-президент Академии, сейчас – председатель Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям? Что, мало власти? Чего хочется?

Я отвечаю. Действительно, опыта накоплено много. Хочется поработать для всей Академии, чтобы в сегодняшнее время поднять уровень научного сотрудника на достойную высоту, чтобы приложить все силы для повышения авторитета Российской академии наук и продолжения ее славных традиций.

Таков мой ответ. Наверное, я предварил многие вопросы, поскольку, повторяю, вчера и позавчера меня много об этом спрашивали.

Переходя непосредственно к выступлению, хочу сказать следующее.

Дорогие друзья! За 17 лет, которые Академия наук вместе с нашим российским государством вступила в т.н. рыночную экономику, конечно же, накопилось много проблем, и много проблем нерешенных.

В программе, которую вы видели в сегодняшней газете «Поиск» и которую мы разослали за 10 дней по электронным адресам, которая размещена на сайте, вы видите те положения, о которых совершенно справедливо говорили и Юрий Сергеевич, и Владимир Евгеньевич. Не буду перечислять, но это огромный круг и правовых вопросов, это и невостребованность результатов научного труда со стороны нашей сегодняшней промышленности. Это и проблема молодых кадров, особенно сегодня, особенно в ряде институтов, когда мы пришли к третьему этапу модернизации и запас балласта исчерпан. Во многих институтах мы начинаем резать по-живому, решая, где найти ставки, чтобы оставить молодых, талантливых и защитивших диссертации молодых людей, которые хотят работать в системе Академии наук. Но не получается!

Поэтому я не буду этот перечень называть. Только в правовом поле сейчас в Комитете Думы находятся 10 законов. Это и правовое обеспечение интеллектуальной собственности, права работодателя и права изобретателя. Мы делаем все, чтобы на стороне изобретателя был закон, а не получается! Мы вносим поправки, мнения, слушания, и все куда-то уходит.

Кроме того, я не буду говорить и перечислять многие проблемы, о которых уже говорилось. Ко мне вчера подошли некоторые академики, например Д.В.Рундквист.

- Валерий Александрович, нельзя ли что-то в Думе сделать?

- Что такое?

- На программы отделений, Президиума финансы приходят в июне, в июле, в августе, а мы полгода работаем на старых запасах.

Здесь не надо никакой законодательной инициативы, просто надо навести порядок. Надо утверждать программы Президиума и отделений в сентябре-октябре предшествующего года, а не в первом квартале финансового года. Тогда все будет нормально.

От кого это зависит? Только от нас, членов Президиума! И мы с себя это не снимаем!

Поэтому сегодня я больше не буду говорить о деталях, а перехожу к некоторым общим стратегическим вопросам развития академии, которые неразрывно связаны с судьбой России, с судьбой общества.

Почему? Потому что наука – это то увеличительное стекло, через которое великолепно видны все проблемы общества и его тупики. Российская академия наук – это огромная интегрированная структура. Это, без всякого преувеличения, государство в государстве, поэтому к этому надо так и относиться. Управлять им нисколько не легче, чем управлять государством, особенно небольшим государством. Поэтому мы должны с вами четко совершенно понять, четко совершенно постичь, как соотносятся государство и наука, какова судьба вообще развития государства и науки. Это параллельные, это взаимосвязанные вещи.

Сейчас ведь на многих конференциях, съездах, конгрессах (я только что был в Брюсселе) стоит вопрос: каково будущее России. И какие карты там показывают! Восемь государств, девять государств, разъединение и т.д. и т.п.

Т.е. – какова судьба России? И весь перечень теорем, весь перечень доказательств, весь перечень концепций может свести к двум основным путем. И, кстати, каждый путь, как говорят ученые, особенно за рубежом, вполне реален для сегодняшней России.

Первый путь – это темная, отсталая Россия, которая согласилась со своей судьбой быть сырьевой кладовой для развивающихся и высоко развитых стран. И как бы мы ее ни называли: энергетической мегадержавой, энергетической супердержавой или просто энергетическим донором, итог один – кла-до-вая. А в кладовую, как известно, включают свет и заходят только тогда, когда надо что-либо взять и вынести.

Поэтому, уважаемые коллеги, я имею в виду под словом «свет» только одно – свет науки, свет знания, которые направлены на просвещение не только рядовых граждан, но и самой власти, всех членов человеческого общества.

Я имею в виду то, что называется второй возможной доктриной, вторым возможным путем развития России. Это светлая Россия, это Россия, устремленная в будущее, это Россия, взявшая за основу науку – фундаментальную, прикладную, высшее университетское, настоящее образование, прорывные высокие технологии, модернизацию, диверсификацию экономики при обязательном сознательном демократическом выборе, что всегда было характерно для Академии. И я думаю, что вы согласитесь с тем, что постепенно потенциал демократии мы в Академии утрачиваем. И мы должны четко понять, что узко проводимые либеральные реформы никакого авторитета, никакого уважения ни стране, ни Академии не принесут, потому что главное, что должно быть, это успехи в народосбережении и природосбережении. Это должно стать основной целью развития государства и науки в стране.

Поэтому, дорогие коллеги, я очень рад тому, что в Послании, с которым выступил бывший президент В.В.Путин, Государственному совету четко обозначены пять ориентиров развития страны до 2020 года. Это возвращение в технологические лидеры, в пятерку мировых технологических лидеров; это обязательное увеличение в 3-4 раза производительности труда; это 60-70% населения должны стать средним классом (учтите, что 30-40% в этом составляет интеллигенция и ученые); это сокращение смертности в полтора раза и увеличение продолжительности жизни до 75 лет. Вот задачи науки, вот задачи в том числе и Академии наук.

И я думаю, что мы, наконец, услышим голос нашего выдающегося академика Андрея Ивановича Воробьева, который уже сколько лет на наших Общих собраниях призывает создать совместную академическую государственную программу народосбережения. Тем более, что и нынешний президент Дмитрий Анатольевич Медведев сформулировал цель развития государства на ближайшие годы как концепцию проекта развития, взяв за основу четыре «И»: институты, инфраструктура, инвестиции, инновации. И, наверное, нам пора уже подумать о пятом национальном проекте к четырем имеющимся – это национальный проект «Наука», где главное внимание уделить материально-технической базе, приобретению оборудования (о чем вчера говорил В.В.Путин), но в рамках проекта, и особое внимание, по тому типу, как национальный проект «Здоровье», где первичное звено получает сейчас зарплату больше профессоров, и резкое повышение зарплаты инженерно-техническим работникам. В рамках этого проекта вполне это можно сделать, чтобы было в три-четыре раза больше, но не менее 70-80-ти процентов от зарплаты научных сотрудников.

Я понимаю, что эта сложная программа развития, концепция развития, предложенная Медведевым, это огромная наукоемкая задача, требующая постоянного научного сопровождения, научного мониторинга, потому что это сложные общественные, экономические отношения, политические отношения, и выстроить их очень интересно без науки – ничего не получится.

Этому помогает системный подход. Мы базируем концепцию на трех подходах: сравнительный (я показал два пути), системный и исторический. Так вот, системный подход четко говорит, что сегодня Академия наук саморегулирующая, сложная, многоуровневая система, которая объединяет не только самоё себя, но сегодня, в рамках программы фундаментальных исследований, и все остальные пять государственных академии: медицинскую, академию образования, сельскохозяйственную, архитектуры и строительных наук, и художеств. И главная задача этого мощного академического корпуса страны, государственного корпуса – это фундаментальные знания. Это основа, это базис, а инновации – это только начальное звено того, что дают фундаментальные знания.

И не секрет, что главная задача, которая сегодня провозглашается, - уметь конвертировать новые конкурентоспособные знания, новые технологии, новые методики, новые материалы.

Недавно в Думе мы слушали закон, который представило Министерство образования и науки о передаче технологий. Трехчасовое заседание. Сейчас нами организован специальный новый научный совет с Советом Федерации и Госдумой. Масса замечаний, столько замечаний, что полностью вычеркнули концепцию, которую представило Миннауки. Закон отдали на доработку в Министерство образования и науки, но кроме этого организовали рабочую группу, чтобы параллельно создать новую редакцию закона, которая нужна нам, и сравнить, что же получится. Ведь во многом судьба фундаментальной науки зависит от того, как быстро пойдут инициированные ею инновации. А это интеграция с высшей школой, с прикладной наукой, с производством, с образованием.

И я хочу сказать, дорогие коллеги, что ведущая стратегия, которая сейчас вырисовывается для России, это, конечно, стратегия, базирующаяся на социальных ценностях, которые опираются на основные: духовные, сырьевые и геополитические приоритеты.

И здесь, это подтверждает и исторический подход, мы снова с вами находимся на критическом историческом отрезке, который на десятилетия вперед определит и научное лидерство, и экономическую конкурентоспособность, и национальную безопасность. Это подтверждает полностью исторический подход.

Как вы знаете, дорогие коллеги, в следующем году (2009) 8 февраля исполняется 285 лет Российской академии наук. Именно столько лет назад Петр Первый претворил в реальную практическую жизнь своё ноу-хау – утечку мозгов из Западной Европы в Россию. Он пригласил из четырех стран (Италии, Швейцарии, Англии и Франции) ведущих молодых ученых, которые составили костяк Российской академии наук. Потом это ноу-хау удачно использовали европейцы и американцы, но в обратную сторону: из России в Европу и Америку.

Важно, что за эти 285 лет Российской академии наук прошла славный, легендарный путь, став одной из лучших академий в мире. И я полностью солидарен с Борисом Евгеньевичем Патоном, который говорит «лучшей академией в мире». Он это подчеркивает. И конечно, в этом огромная заслуга многих сотен тысяч научных сотрудников, и многих десятков выдающихся гениев России. Конечно, в этом огромная заслуга всех 20 президентов, возглавлявших Академия наук на протяжении 284 лет. И первые 12 президентов назначались царем, а последующие 8 – избирались Общим собранием.

В связи с этим я хочу сказать о системе выборов. Конечно, её надо совершенствовать. Зачитывали: один кандидат выдвинут двумя отделениями, один – одним, другой – одиннадцатью. Но ведь надо было записать, что, если выдвигаются сразу три кандидата, дать им оценку всех отделений. Почему за одних – одного, а на других он даже не рассматривается. Загляните сейчас в Интернет (я два часа посидел): Пущино, Троицк – миллион предложений. А почему программа заранее не обсуждалась, а почему не было встреч с кандидатами, а почему мы напрямую не могли задать им вопросы, а почему бы на программе, скажем, «Культура» не устроить дебаты в течение часа, чтобы мы могли задать вопросы, или в программе «Времена» Познера. Это не какая-то реклама, а просто послушать, посмотреть, что за люди.

Я хочу сказать, дорогие друзья, продолжая проблему выборов, что проблема выборов в России, не только в Академия наук, всегда была непростой. С чем это связано? Вы видите в колоде одни и те же имена – и на уровне государства, и ниже. Мы всё это прекрасно понимаем. С чем связано? С российским менталитетом. Дело в том, что россияне не падки до власти, и в этом трагедия не только их самих, но и власти, а значит – и всей России.

Следовательно, таланты, в том числе и таланты руководителя надо воспитывать, их надо отыскивать, их надо лелеять, пестовать. Да их просто надо знать, чтобы случайность случайно не оказалась наверху. И еще надо учитывать, дорогие друзья, что талант легко раним и беззащитен. И чтобы его, талант, в России защитить, мало быть лишь патриотом своего Отечества, надо обладать смелостью, настойчивостью, мужеством, спокойствием космонавта или сапера, а не горячностью влюбленного в свое детище гения. Это наша российская, внутренняя проблема, но если мы ее не решим, мы рискуем остаться на обочине Истории.

И поэтому, дорогие друзья, нам надо коренным образом менять отношение со всеми ветвями власти, продолжая, накапливая, усиливая особенно с законодательной частью – Думой и Советом Федерации.

Самое главное, дорогие друзья, сформировать в обществе понимание того, что могущество России может и будет прирастать только наукой, образованием, культурой, здравоохранением, социально ориентированным бизнесом. И самое главное – каждому из нас сохранить в себе, прежде всего, высокий нравственный критерий – источник огромного потенциала, который позволяет каждому из нас сохранить свое достоинство, понять свою самобытность, индивидуальность и претворить их в реальные практические дела на благо нашей России. Спасибо.

***

После этого выступления кандидаты в президенты ответили на вопросы, была избрана счетная комиссия и состоялось обсуждение представленных кандидатур, в котором приняли участие 24 члена Общего собрания РАН.

Затем членам Общего собрания были розданы бюллетени, и состоялось голосование.

По итогам голосования президентом Российской академии наук вновь избран академик Юрий Сергеевич ОСИПОВ.

©РАН 2016