Почему учёные лучше спортсменов

14.12.2017

-


Дипломаты ругаются, не приходя к результатам. Политики обмениваются ядовитыми уколами. Спортсмены и те ненавистью друг к другу пышут. Кажется, весь мир сегодня в злобном оскале.

Тогда, быть может, настало время учёным взяться за дипломатию? Эта идеи и обсуждалась на прошедшем во вторник заседании президиума Российской академии наук.

Для этого есть все условия

Что есть сегодня учёный?

Если сравнить с вышеупомянутыми категориями трудящихся, то по конкурентности своей работы его можно запросто приравнять к спортсмену. С той, разве что, разницей, что после спортсмена ничего не остаётся, кроме голой абстракции очков и секунд, а после учёного – реальный результат, что называется, интеллектуальной деятельности. По уму, как бы там ни скромничал Альберт Эйнштейн, говоря, что политика гораздо сложнее физики, учёный вполне потягается с политиком. Ну, а с дипломатом поспорил бы в умении отыскивать изящные формулировки – только не для сокрытия мыслей, а для точного выражения их.

Словом, личный потенциал для вступления на стезю дипломатии налицо.

Что есть ещё?

Есть авторитет на международной арене как учёных лично, так и академии наук в целом. Несмотря на довольно унылое положение отечественной науки и ещё более унылое – академии.

Есть сонм иностранных членов РАН, которые доброжелательно относятся к России и готовы помогать в установлении неформальных контактов с учёным сообществом своих держав.

Есть многочисленная диаспора российских учёных, работающих за рубежом, - где окончательно переехав, но не теряя связи с родиной, где – по контракту, обмену, в рамках международной коллаборации.

Целый дипломатический корпус набирается, если разобраться.

И что же он может сделать?

Под флагом международным – за свою родину

В то же время учёный никогда не сравнится со спортсменом в одном обстоятельстве. Научное сообщество во многом интернационально. Здесь ведутся совместные исследования, многие друг друга знают, встречаются на конференциях и конгрессах, обмениваясь не уколами и угрозами, а плодами собственной работы. Но в то же время самой своей принадлежностью к определённой стране и её народу они своей работой автоматически кладут свой кирпичик в фундамент общего уважения к ним.

Спортсмены же подчёркнуто национальны. Они борются за свою страну, они соревнуются, чтобы увидеть её флаг над всеми прочими, они рвутся к победе, чтобы с гордостью услышать на пьедестале свой гимн.

Так в чём непреодолимая разница?

А в поведении. Как пояснили недавние события вокруг олимпийских спортсменов (написал было, но стёр слово "наших"), эти люди борются вовсе не за страну. А строго за себя. Свои результаты они вполне уверенно, массово и даже единогласно готовы посвятить неведомой нейтральной стране, олимпийскому флагу, готовы ради себя поцеловать ботинки членам Международного олимпийского комитета и с готовностью вынести плевки себе в лицо и в лицо своей стране.

Учёный так сделать не может. Не потому, что ангел или стойкий патриот, готовый при необходимости стать в ряды защитников Брестской крепости. В этом сообществе люди тоже разные, и даже очень. Но учёный не может позволить унизить себя какому-то международному органу. Ибо он – это его работа. Он может заниматься ею за границами своей родины, он может работать на чужую страну, но ползать на коленях он не может. Этого не позволяет главное, чем он занимается – его работа.

Потому, собственно, при всех политических разногласиях между своими странами, при всех возможных личных разногласиях между собою, учёные в своём сообществе первым делом начнут искать общие правила, не унижающие друг друга. И – свои страны.

Площадки для сотрудничества

О том, что реально может дать научная дипломатию миру напомнил академик Александр Дынкин. "Классической формой научной дипломатии уже 60 лет считается Пагуошское движение, - сказал он. - Среди достижений Пагуошской дипломатии - предложение о заключении Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 года, предложение о заключении Договора о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, в космическом пространстве и под водой; предложение о сейсмическом мониторинге ядерных испытаний 1962 года и другие".

Есть и специальный форум, который занимается архитектурой мирового порядка - Примаковские чтения, добавил учёный. Он вошёл в десятку наиболее престижных международных конференций и в немалой степени стал и мощной дипломатической площадкой.

Кроме подобных – можно сказать, политических – площадок учёного взаимопонимания существуют вполне работающие научные. Так называемые коллаборации. Так, например, директор Института космических исследований РАН академик Лев Зелёный назвал целый ряд проектов, где совместно плодотворно трудятся российские и американские учёные. Это, в частности, совместный проект по исследованию Венеры, это русские приборы, устанавливаемые на американские марсианские "тележки", на европейские космические аппараты, это подготовка международной экспедиции по исследованию Меркурия и так далее.

Кто тут кого изгонит за "допинг"? А если, как предложил Лев Зелёный, создать Объединенный институт космических исследований, в котором учёные вместе будут заниматься астрофизикой, космической физикой, исследованиями планет и малых тел Солнечной системы, науками о материалах в космосе, космическим приборостроением и так далее – кто тут чей флаг потребует снять? И кто подчинится такому требованию? Не спортсмены, чай, "нейтральной страны"…

Наконец, никому в научном мире не приходит в голову отнять у российских учёных права на организацию конгрессов, конференций, научных форумов и тому подобного. В частности, председатель Совета Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) академик Владислав Панченко объявил, что его фонд на очень конкурентной конкурсной основе выиграл право проведения в Москве ежегодного форума такой авторитетной организации как Глобальный исследовательский совет – международное объединение национальных организаций, финансирующих научные исследования, где представлены около 100 стран. Он пройдёт в мае 2018 года в Москве, и учёные надеются, что до тех пор политики не сотворят ничего, что помешало бы проведению такого конгресса. Во всяком случае, как признал президент РАН Александр Сергеев, РФФИ сегодня действительно находится в хорошей форме…

Таким образом, делали логичный, по-научному основательный вывод участники заседания президиума РАН, научная дипломатия вновь должна подать свой веский голос в международных делах. Потому что наука – это та самая "мягкая сила", которой страны могут сегодня поддерживать своё положение в мире. Ну, а России, с её хоть и поблёкшим в результате проводимых либералами ненаучных экспериментов, но всё ещё мощным научным авторитетом в мире – и сам Бог велел.

Царьград, Александр Цыганов

-

Подразделы

Объявления

©РАН 2018