Положение обязывает. Ученых возмущает подготовленный чиновниками документ

01.11.2013



Сразу после опубликования проекта Положения о Федеральном агентстве научных организаций (ФАНО) на специальном портале научное сообщество активно подключилось к обсуждению этого документа. Текст неприятно удивил ко многому привыкших за последние месяцы ученых низким качеством проработки материала.
Писавшие проект чиновники Минобрнауки наделили ФАНО широчайшими полномочиями, причем не только по управлению имуществом академических институтов, но и по оценке научного потенциала НИИ, организации исследований и контролю за результатами. Агентство получило также право принятия решений о ликвидации, слиянии и реорганизации научных учреждений.
Многим припомнился главный аргумент министра образования и науки, настаивавшего на ликвидации РАН. “Это же нонсенс, - возмущался Дмитрий Ливанов. - Как могут одни и те же люди заказывать и проводить исследования, а потом проверять качество выполненных работ!”. Неужели за прошедшие месяцы министр нашел способы, позволяющие избежать в подобной ситуации конфликта интересов? Из документа этого не следует.
Позволявшая решать такие проблемы разветвленная система самоуправления, которая работала в РАН, ушла в небытие. Единственный записанный в Положении о ФАНО коллегиальный орган - Научно-координационный совет. Оплотом демократии его точно не назовешь: в лучшем случае это совещательный орган с ограниченным набором функций. Другие демократические инструменты управления, например ученые советы, в положении даже не упоминаются.
По нашим данным, рабочая группа под руководством Ольги Голодец не приняла практически никаких принципиальных предложений Академии наук (со списком поправок РАН можно познакомиться на ее сайте). Хотя на заседании Президиума академии Владимир Фортов сообщил коллегам, что переговоры еще не окончены и шансы на положительное решение ряда вопросов остаются.
Впрочем, научное сообщество не верит в благополучный исход переговоров, равно как и в то, что власти воспримут предложения, отправленные в правительство общественными организациями и отдельными учеными. В то же время в научной среде есть четкое понимание, что после принятия Положения о ФАНО в предложенном чиновниками варианте с бывшими академическими институтами и их сотрудниками можно будет делать все что угодно. Они окажутся в полной власти бюрократической структуры, повлиять на действия которой будет невозможно. Поэтому голоса о том, что проект положения необходимо направить на коренную переработку, звучат все громче.
О реакции Комиссии общественного контроля за ходом и результатами реформ в сфере науки на Положение о ФАНО “Поиск” писал в прошлом номере. Молодые ученые, члены движения “Защитим науку вместе”, обратились к старшим коллегам с призывом “отказаться принимать участие в разрушении российской науки под руководством ликвидаторов из правительства”. “Вы уже вели кулуарные переговоры с властями, рассуждая об ответственности перед коллективами институтов, - написала молодежь в открытом письме к руководству РАН, опубликованном на сайте движения РКК-НАУКА. - И чего вы добились? Академия стала “клубом по интересам” с ежемесячным пособием за молчание. В положении об агентстве говорится, что ваш “клуб” не имеет никаких прав, кроме 25% совещательных голосов. Предполагается как минимум двукратное сокращение сотрудников и (или) институтов РАН как “неэффективных”.
Прекратить бессмысленный процесс согласований призвал академическое сообщество сопредседатель Санкт-Петербургского союза ученых Давид Эпштейн (полный вариант его замечаний к проекту положения опубликован на сайте “Поиска”). Ученый уверен, что существующий документ о ФАНО противоречит Федеральному закону №253 о реорганизации госакадемий. В нем говорится, что академические организации “передаются в ведение федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного Правительством РФ на осуществление функций и полномочий собственника федерального имущества, закрепленного за указанными организациями”. А положение передает агентству не только функции управления имуществом научных организаций, но и руководство их научной деятельностью.
“Полагаю, что для начала мы должны потребовать приведения проекта в соответствие с ФЗ №253, который оставляет за ФАНО лишь функции управления имуществом, - заявил профессор Эпштейн. - Только после этого обсуждение документа можно продолжить”. Кроме того, он считает, что функции Научно-координационного совета ФАНО необходимо существенно расширить: он должен разрабатывать научные основы и утверждать направления деятельности институтов, а также участвовать в формировании наблюдательных советов НИИ.
Профсоюз работников РАН выразил возмущение тем, что проект документа, затрагивающего интересы многочисленных коллективов и сотрудников РАН, существенно меняющего условия труда людей, не прошел предусмотренную статьей 35.1 Трудового кодекса РФ и статьей 11.1 ФЗ №10 от 21.01.1996 процедуру учета мнения профсоюза. Профлидеры указали еще на ряд существенных процедурных нарушений. Так, проект Положения о ФАНО представлен не как приложение к проекту постановления Правительства РФ, а как пояснительная записка. Документ в таком формате не является объектом антикоррупционной экспертизы. Как считают профсоюзники, подобные действия “могут быть истолкованы как подлог с целью обхода установленного порядка экспертизы нормативно-правовых актов”.
В обращении, которое подписал председатель профсоюза РАН Виктор Калинушкин, говорится также о том, что в существующем положении не отражены отношения ФАНО как работодателя с работниками подведомственных организаций и его обязательства по действующему Отраслевому соглашению. Перечислив на нескольких листах недостатки, противоречия и упущения проекта, профсоюз предложил создать новую рабочую группу с участием РАН, Минобрнауки, Федерального Собрания РФ, Профсоюза работников РАН, других общественных организаций и разработать новый проект Положения о ФАНО, который должен быть обсужден широкой научной общественностью.
Поиск, Надежда Волчкова

Подразделы

Объявления

©РАН 2017