Стенограмма 5 съезда. День первый.

19.08.2012



С т е н о г р а м м а

 У СЪЕЗДА ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

1 июля- 3 июля 2011 года

ПОВЕСТКА ДНЯ


1. О рабочих органах и порядке работы Съезда.
 
2. О деятельности профсоюза и его органов в период 2006-2011 гг.

2.1. Отчет о деятельности Совета профсоюза.

Докладчик – В.Ф.Вдовин,  председатель Совета профсоюза.

2.2. Отчет о деятельности Исполнительного органа профсоюза
 Докладчик  - Т.Л.Рослякова, президент профсоюза

2.3.Отчет о деятельности Контрольно-ревизионной комиссии профсоюза
 Докладчик – Л.П.Архипова, председатель КРК профсоюза

3.Об изменениях и дополнениях в Устав профсоюза
 Докладчик -  А.Н.Зиновьев,  председатель комиссии по подготовке изменений и дополнений в Устав профсоюза

4. Об основных направлениях деятельности и задачах профсоюза на период до 2016 г.
 Докладчик – В.Ф.Вдовин 
 
5. О выборных органах профсоюза
 
5.1.Выборы председателя профсоюза
 
5.2. Выборы Центрального совета профсоюза
 
5.3. Выборы Контрольно-ревизионной комиссии профсоюза

6. Принятие постановлений, резолюций, обращений У съезда профсоюза

7. Разное

 


 

С т е н о г р а м м а

 У СЪЕЗДА ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

1 июля 2011 года (первый день)

Председательствуют  В.Ф.Вдовин, А.К. Егоров, В.П.Калинушкин


1. О рабочих органах и порядке работы Съезда.

2. О деятельности профсоюза и его органов в период 2006-2011 гг.
2.1. Отчет о деятельности Совета профсоюза.
 Докладчик – В.Ф.Вдовин,  председатель Совета профсоюза          -   14
 2.2. Отчет о деятельности Исполнительного органа профсоюза
 Докладчик  - Т.Л.Рослякова, президент профсоюза                          -  28
 2.3.Отчет о деятельности Контрольно-ревизионной комиссии профсоюза
 Докладчик – Л.П.Архипова, председатель КРК профсоюза             - 40

В обсуждении   вопросов приняли участие:
 А.Г.Толстиков, А.И.Широв,  член-корреспондент РАН Б.С.Кашин, А.С.Кулагин, Г.И.Долгих, С.С.Смирнов, А.А.Самохин,  академик В.А. Черешнев, С.Ю.Таскаев, В.В.Хлопков, А.Я. Олейников, В.А.Картошкин,  Л.Н. Шишкина, В.С.Чупов, Е.Е.Онищенко

___________

Ф.ВДОВИН
 Уважаемые делегаты и гости съезда!    Ровно 19 лет назад  был создан наш профсоюз,  и ему сегодня исполнилось 19 лет. С праздником! (Аплодисменты)
 Наш съезд – плановый, рабочий. Мы должны  заслушать отчет за прошедшие пять лет, сделать  выводы, наметить основные направления  на следующую  пятилетку и провести стандартную  процедуру перевыборов рабочих органов.
 Все эти годы после 1У съезда шла работа, и сейчас мы попробуем подвести итоги   нашей деятельности.
 Все документы к съезду вам были розданы. Вы имели возможность ознакомиться с проектами документов. Поэтому давайте начнем нашу работу.
 Я  получил справку о том, что наш съезд  полностью легитимен. 176 делегатов  присутствуют в зале,  поэтому мы можем начать нашу работу.
 Кто за то, чтобы начать  наш съезд, прошу голосовать.  – Принимаем.
 Первый пункт нашего действа – утверждение статуса  текущего съезда.  
Вчера было сделано одно дополнение, что в этом зале может присутствовать любой член профсоюза, и мы открыли дверь для всех членов профсоюза. Более того, если они в установленном порядке попросят слово,  по решению президиума съезда  слово им будет предоставлено.
 Поэтому прошу утвердить предложенный вам статус съезда с этим небольшим дополнением, что любой член профсоюза имеет право здесь присутствовать. – Принимается.
 Для ведения рабочего съезда нам необходим  рабочий президиум. Совет профсоюза  вчера утвердил проект президиума, который вам роздан.  Есть ли возражения против такого состава президиума? (Нет)  Кто за?  Кто против? Кто воздержался? – Принимается. Рабочий президиум прошу занять свои места и начнем работу.
 Поскольку я  являюсь  отчитывающимся докладчиком, я передаю микрофон  А.К.Егорову.  Анатолий Константинович, прошу Вас вести съезд по плану, который утвердил Совет,  начиная с выборов и утверждения  рабочих органов, которые уже начали свою работу.

А.К.ЕГОРОВ
 Коллеги!  Хочу поблагодарить за оказанную честь, и хочется пожелать активной, конструктивной работы всем нам.
 Вашему вниманию предлагается следующая повестка дня:
 1.О рабочих органах и порядке работы Съезда.
 2.О деятельности профсоюза и его органов в период 2006-2011 гг.
 2.1. Отчет о деятельности Совета профсоюза.
 Докладчик – В.Ф.Вдовин,  председатель Совета профсоюза.
 2.2. Отчет о деятельности Исполнительного органа профсоюза
 Докладчик  - Т.Л.Рослякова, президент профсоюза
 2.3.Отчет о деятельности Контрольно-ревизионной комиссии профсоюза
 Докладчик – Л.П.Архипова, председатель КРК профсоюза
 3.Об изменениях и дополнениях в Устав профсоюза
 Докладчик -  А.Н.Зиновьев,  председатель комиссии по подготовке изменений и дополнений в Устав профсоюза
 4. Об основных направлениях деятельности и задачах профсоюза на период до 2016 г.
 Докладчик – В.Ф.Вдовин 
 5. О выборных органах профсоюза
 5.1.Выборы председателя профсоюза
 5.2. Выборы Центрального совета профсоюза
 5.3. Выборы Контрольно-ревизионной комиссии профсоюза
 6. Принятие постановлений, резолюций, обращений У съезда профсоюза
 7. Разное
 Есть ли замечания по повестке дня?
ИЗ ЗАЛА ( не слышно, без микрофона)

В.Ф.ВДОВИН
 Поскольку вопрос был задан без микрофона, я повторю.   Здесь действительно представлены новые, измененные   названия рабочих органов, которые действительно на данный момент не утверждены.  Строго говоря, когда мы будем обсуждать Устав, не исключено, что  съезд скажет: нет, не надо называть его Центральным, как был Совет, пусть так и будет. Поэтому, может быть, Вы и правы, и, наверное, Ваше предложение можно поддержать на данный момент. Что у нас потом получится? За что проголосуем, то и получится.

А.К.ЕГОРОВ
 Тогда, наверное, просто оставим: п.5. О выборных органах  профсоюза.
Есть ли еще замечания? (Нет) Есть предложение утвердить  повестку дня съезда. Кто за  данное предложение, прошу голосовать. Кто против? Кто воздержался? – Единогласно.  Повестка дня утверждается.
 Регламент работы У съезда:
Для доклада о деятельности Совета профсоюза – до 40 минут.
 Для  отчета о деятельности Исполнительного органа – до 30 минут
Для отчета КРК – до 20 минут.
 Об изменениях и дополнениях в Устав профсоюза – до 20 минут
Об основных направлениях деятельности и задачах профсоюза на период до 2016 г. – до 20 минут.
 Для выступлений – до 5 минут.
 Для ответов на вопросы и заключительного слова докладчикам – до 5 минут.
 Для справок и заявлений – до 3 минут.
 Для  обсуждения кандидатур в ходе выборов – до 2 минут.
 Для повторного слова – до 2 минут.
 Кто за данный регламент, прошу голосовать? Кто против? Кто воздержался? – Единогласно.
 Следующий документ – мандатная комиссия предлагается в составе 7 человек.  Против количественного состава нет возражений? (Нет) К то за прошу голосовать? Кто против? Кто воздержался? – Единогласно.
 В мандатную комиссию предлагаются следующие лица:
 1.Демченко Николай Григорьевич
 2. Коноваленко Владимир Григорьевич
 3. Селитринникова Раиса Петровна
 4. Соловьева Валентина Васильевна
 5. Таскаев Сергей  Юрьевич
 6. Чучева Галина Викторовна
 7. Ярышева Тутия Гиниятовна
 Есть  ли возражения против кандидатур? (Нет)  Будем голосовать списком или по каждой кандидатуре? (Списком)  Кто за то, чтобы названных товарищей  утвердить членами мандатной комиссии, прошу голосовать. Кто против? Кто воздержался? – Принимается  единогласно.
 5-9
 Секретариат  У  Съезда профсоюза.
 Количественный состав пять человек.
 Возражений нет? Нет.
 Позвольте огласить списочный состав.
 Алексеева Ольга Владимировна
 Дедюкина Надежда Дмитриевна
 Карелина Тамара Григорьевна
 Кулешов Вячеслав Геннадьевич
 Шарапова Людмила Георгиевна
 Есть ли замечания по списочному составу? Нет.
 Есть предложение утвердить список секретариата.
 Прошу голосовать. (Голосование)
 Единогласно.
 Предлагается избрать счетную комиссию в количестве 15 человек.
 Возражений нет по количественному составу? Нет.
 Позвольте огласить список.
 Васильев Николай Витальевич
 Глявин Михаил Юрьевич
 Гусев Валерий Николаевич
 Игумнова Валентина Владимировна
 Кедрова Татьяна Ивановна
 Кругликов Николай Александрович
 Крючков Сергей Трофимович
 Курбанов Казбек Керимович
 Кутузов Валерий Александрович
 Мельничук Константин Владимирович
 Павлова Людмила Михайловна
 Панченко Сергей Владимирович
 Севостьянов Сергей Михайлович
 Степанюк Юрий Федорович
 Чупыра Андрей Геннадьевич
 

Из зала:
 А все ли они присутствуют?
 Может быть, кто-то отсутствует?

А.К. ЕГОРОВ
 В связи с отсутствием на Съезде Константина Владимировича, делегата Санкт-Петербургской региональной организации есть предложение в проект списка счетной комиссии Тюрину Наталью Геральдовну, члена исполкома.
 Возражений нет? Нет.
 Прошу проголосовать за этот список. (Голосование)
 Против — нет.
 Воздержались — 1.
 Нам необходимо избрать редакционную комиссию  У Съезда профсоюза по документам У Съезда.
 Предлагается избрать комиссию в составе 13 человек.
 По количественному составу нет возражений? Нет.
 Позвольте огласить список.
 Вдовин Вячеслав Федорович
 Гультяй Вадим Павлович
 Дерягин Анатолий Иванович
 Иванов Павел Львович
 Калинушкин Виктор Петрович
 Картошкин Виктор Арсеньевич
 Лубков Анатолий Александрович
 Маммаев Омар Ахмедович
 Миронов Анатолий Степанович
 Попков Анатолий Николаевич
 Пронин Игорь Петрович
 Тур Тамара Николаевна
 Филиппов Александр Павлович
 По персональному составу есть замечания? Нет.
 Голосуем списком. (Голосование)
 Принимается единогласно.
 Еще одна редакционная комиссия У Съезда профсоюза по изменениям и дополнениям в Устав профсоюза.
 Предлагается 11 человек.
 По количественному составу нет возражений? Нет
 Персонально:
 Архипова Людмила Павловна
 Богомолов Яков Леонидович
 Гусак Валентина Владимировна
 Зиновьев Александр Николаевич
 Коновалов Иван Николаевич
 Медведев Владимир Иванович
 Окулов Сергей Александрович
 Рослякова Татьяна Леонидовна
 Селитринникова Раиса Петровна
 Юркин Владимир Акимович
 Яновский Алексей Павлович
В.П. КАЛИННИКОВ
 Сергей Александрович Окулов  после демонстрации 1 Мая оказался в больнице. Многим это известно. В настоящий момент он отсутствует на Съезде. В редакционной комиссии он явно не сможет работать.

А.К. ЕГОРОВ
 Предлагается тогда не одиннадцать человек, а десять.
 Нет возражений? Нет.
 Давайте проголосуем за количественный состав. (Голосование)
 Принимается единогласно.
 Уважаемые коллеги!
 Для оглашения списка гостей слово предоставляется Вячеславу Федоровичу Вдовину.

В.Ф. ВДОВИН
 Уважаемые коллеги!
 Как я сказал в вступительном слове, помимо делегатов, здесь присутствуют довольно много наших гостей, те, с кем мы работали в течение пяти лет, с кем сотрудничали.
 Очень приятно, что они откликнулись на наше приглашение.
 В данный момент я пока не имею полного списка присутствующих.  (Пока еще не все зарегистрировались)
 Попробую огласить тех, кто уже обозначился.
 Мы приглашали представителей нашего работодателя. Направляли приглашение Юрию Сергеевичу. Юрий Сергеевич сейчас находится вне досягаемости. Он направил  наше приглашение  и представляет Российскую академию наук сегодня заместитель главного ученого секретаря, член-корреспондент РАН Толстиков Александр Генрихович.
 (Аплодисменты)
 Будем надеяться, что какое-то слово от Академии наук мы здесь услышим.
 Кроме того, прошлый Съезд давал нам поручение наладить взаимодействие с Федерацией независимых профсоюзов. Сегодня они представлены Светланой Васильевной Александровой.
 Кравченко Борис Сергеевич представляет Федерацию труда России. Мы также с ними много работали. Они поддерживали наши акции протеста. Спасибо, что и  сюда Вы пришли нас поддержать.
 Андрей Сергеевич Кулагин, наш старинный партнер  по взаимодействию с министерством. Сейчас он работает в Академии наук, ученый секретарь комиссии РАН по оценке эффективности учреждений госсектора по науке. Вы знаете, что эта работа сейчас будет очень важной и существенной. В том числе, благодаря позиции ученого секретаря этой комиссии, профсоюз на предварительной стадии представлен, и мы надеемся, что здесь будет плотное сотрудничество в дальнейшем.
 На Съезд, как положено, были приглашены наши зарубежные партнеры.
 Коллеги из дальнего зарубежья не успели с визами. Это тоже одна из проблем в научном сообществе. Нет у нас простого механизма доехать. Слава Богу, этот механизм есть с нашими партнерам и из СНГ.
  Украинский профсоюз прислал  двух представителей — руководителя центрального органа — Анатолия Ивановича Широкова и Виктора Михайловича … (Аплодисменты)
 Присутствует Борис Сергеевич Кашин, руководитель движения «За возрождение Российской науки», наш постоянный неизменный партнер во всех наших акциях и член-корреспондент Российской академии наук, член нашего профсоюза. (Аплодисменты)
 Рем Александрович Папилов, наш старинный партнер, представляет международное сообщество в рамках СНГ. (Аплодисменты)
 Планирует быть (вырваться из Госдумы) председатель профильного комитета академик Черешнев. Мы надеемся тоже его здесь увидеть.
 Уважаемые коллеги, если я кого-то не углядел, прошу записываться. Ведущий Съезда даст возможность  Вас поприветствовать.
 Мы приглашали наших партнеров от братских профсоюзов, в первую очередь атомщиков. Поприветствуем наших коллег! (Аплодисменты)

А.К. ЕГОРОВ
 Позвольте предоставить слово для приветствия Александру Генриховичу Толстикову, заместителю ученого секретаря.

А.Г. ТОЛСТИКОВ
 Добрый день, уважаемые коллеги!
 Для меня выпала большая честь по поручению президента и от имени руководства Российской академии наук поздравить Вас с открытием У Съезда профсоюза работников РАН.
 Я выражаю надежду и уверенность, что работа вашего форума пройдет, как всегда, конструктивно и результативно.
 В повестке заседания стоит ряд непростых организационных вопросов, связанных с определением и утверждением основных направлений деятельности профсоюза.
 Вам предстоит обсудить и принять новый Устав, принять ответственные решения по изменению структуры аппарата управления и руководящего состава Совета профсоюза.
 За последнее время профсоюза сделали действительно очень много полезного для укрепления и сохранения позиций Академии наук во многих сферах социальной жизни. Это, прежде всего, организованные выступления, направленные на решение самых главных проблем — увеличение уровня бюджетного финансирования Российской академии наук и входящие сюда вопросы дальнейшего увеличения заработной платы работников РАН, улучшение и продвижение ситуации с пенсионным обеспечением и другие.
 В частности, я считаю, что профсоюз сделал очень много за последнее время в решении вопросов по компенсации средств, изъятых у Российской академии наук в рамках известных кризисных сокращений.
 Большая помощь была оказана профсоюзами в поддержку выполнения решений, сформулированных по итогам состоявшейся в 2009 году в Президиуме Академии наук встречи Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева с руководством РАН.
10-14
Вам хорошо известно, что Академия наук сверх бюджета получила тысячу дополнительных ставок для молодых ученых и 600 миллионов рублей на их обеспечение. И здесь представители профсоюза  в составе комиссии по работе с молодежью принимали самое активное участие в выработке принципов распределения по научным учреждениям Российской академии наук этих ставок.
 С таким же участием профсоюза проводилась работа по выполнению других поручений президента страны. Это обеспечение молодых ученых жильем, увеличение стипендий аспирантам. Как вы знаете, некоторые положительные тенденции в решении этих вопросов уже наметились.
 В разгар лета нельзя не вспомнить о том, как удачно складывается наше взаимодействие в части поддержки детских лагерей и просветительской работы, которая ведется в них, а также в малых академиях, физматшколах, в школах юных исследователей.  Еще раз я хочу подчеркнуть, что это важнейшее направление в работе с молодежью, которую мы с вами вместе ведем.
 Также хотелось бы отметить недавнее благодарственное письмо, которое было направлено главным ученым секретарем Костюком совместно с председателем Совета профсоюза в адрес организаторов очередной Акамедиады. Я хотел бы выразить благодарность с этой трибуны профсоюзу и  руководителям научных центров, организовавших это мероприятие. Вообще, возрождение Акамедиады и спорт являются значимым фактором для молодежи в академии.
 Уважаемые коллеги! На майской сессии Общего собрания Российской академии наук наряду с научными и организационными итогами прошедшего года подробно обсуждались перспективы развития Российской академии наук и вообще всей отечественной науки на ближайшее десятилетие. В докладе президента Российской академии наук Юрия Сергеевича Осипова и в отчетном сообщении главного ученого секретаря Президиума РАН было озвучено, как академия участвует в работе таких важных документов, как «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период 2020 года», «Стратегия инновационного развития Российской Федерации» и «Концепция развития Российской академии наук до 2025 года».
 Что касается Концепции, то ее обсуждение с участием профсоюза идет полным ходом и на заседаниях Президиума, и в региональных и профильных отделениях РАН. Сейчас комиссия по совершенствованию структуры академии под руководством вице-президента  академика Валерия Васильевича Козлова и научно-организационный отдел Управления Российской академии наук работают над присланными замечаниями и предложениями, и среди них очень много полезных и конструктивных предложений от профсоюзов. Мы впервые за много лет разрабатывали такой документ по развитию Российской академии наук до 2025 года, в котором излагаются стратегические вопросы, и совершенно очевидно, что такие документы не могут разрабатываться в отрыве от утвержденных на высшем уровне документов по научной политике. Поэтому вариант Концепции, предназначенный уже для широкого обсуждении, будет подготовлен после принятия «Основ политики Российской Федерации в области развития науки и технологий до 2020 года». Как вы знаете, заниматься этими Основами поручено Минобрнауки. Российская академия наук предложила свою версию проекта, она была рассмотрена, какие-то предложения были приняты, какие-то – нет, где-то найден компромисс. Могу отметить, что за много лет между министерством и Президиумом Академии наук сложились такие деловые, нормальные рабочие контакты.
 Академия активно занимается этими вопросами еще и потому, что вообще считает нынешний момент исключительным, можно сказать даже, переломным.  С одной стороны, в академии несколько улучшилась ситуация с финансированием, с оплатой труда, и мы перешли к более стабильному состоянию, не жирному, но во всяком случае лучше, чем во все предшествующие годы. Даже при таком скромном положении на работу академических институтов стала обращать внимание молодежь.  С другой стороны, более 70 процентов бюджетного финансирования по-прежнему составляет фонд заработной платы. И на обеспечение исследовательского процесса денег катастрофически не хватает.
 А между тем академия была и остается наиболее эффективным сектором науки внутри России. Работающие в академии исследователи,  число которых, между прочим, составляет не более 15 процентов от всех ученых страны, обеспечивают от 45 до 65 публикаций в высоко цитируемых изданиях.
 На последнем Общем собрании в отчетном докладе главного ученого секретаря Президиума была дана оценка эффективности работы РАН, поскольку не утихают инициируемые в СМИ многочисленные дискуссии на эту тему. И если говорить об эффективности и результативности науки, то здесь нужно точно понимать, о чем идет речь. То есть о том, как российская наука выглядит на мировом уровне, либо как эта наука находится в сравнении по эффективности в различных секторах науки внутри. Если говорить о мировой науке, наша наука действительно отстает, и в последние годы разрыв этот увеличивается. Не лишне напомнить, что в мировых расходах на исследования и разработки доля России составляет всего лишь 2,2 процента, в то время как доля Соединенных Штатов Америки – это 33 процента, на страны Европейского Союза приходится 26 процентов,  Япония и Китай – соответственно, 13 и 10 процентов.
 Что касается численности персонала, занятого исследованиями и разработками, то и здесь картина выглядит опять-таки не в нашу пользу. В странах - технологических лидерах наблюдается устойчивый рост числа ученых, а в России этот показатель неуклонно падает.
 Болевой точкой в Академии наук по-прежнему остается вопрос кадров, вернее, вопрос катастрофического старения кадров. И мы вынуждены признать, что удельный вес руководителей высшего эшелона – это директора, руководители научных подразделений различного уровня – на начало 2011 года уже составил 70 и более лет. И здесь по этим показателям, например, по директорам это превысило 32 процента, по руководителям научных подразделений – 23 процента.
 В связи с этим в отчетном докладе главного ученого секретаря Костюка и потом в ряде интервью в СМИ было сообщено, что в 2013 году истекает срок полномочий и предстоят выборы свыше 60 процентов всего руководящего состава директоров,  замов по науке и заведующих лабораторий. Здесь есть, над чем нам задуматься. За эти годы нам нужно подготовить и иметь кадровый резерв работников руководящего уровня, возраст которых должен быть до 35 лет.
 Особую тревогу вызывает проблема старения и износа приборного парка и другого оборудования в научных учреждениях Российской академии наук. Несмотря на то, что с 2001 года доля эксплуатировавшегося оборудования сократилась с 50 до 30 процентов, доля новой техники возросла незначительно – с 12 до 15 процентов. По нашим расчетам, для модернизации научного оборудования академии необходимо выделение 5-7 миллиардов рублей каждый год в течение будущих 5-7 лет.
 Вот далеко неполный круг острых проблем, которые Российская академия наук должна решить в ближайшее время, опираясь на помощь профсоюза РАН.
 Завершая свое выступление, я хочу напомнить, что наше сотрудничество строится на основе  отраслевого соглашения, заключенного между нами два года тому назад для общей цели, -  блага академии и ее работников. Разумеется, мы обладаем различными ресурсами и методами достижения этих целей, и далеко не все наши точки зрения совпадают. Но такого, может быть, и не должно быть в научном сообществе. Мы с вами общаемся, спорим, ищем какие-то компромиссы. Руководство Академии наук и ее президент Юрий Сергеевич Осипов регулярно встречаются с руководством профсоюзов, на этих встречах обсуждаются острые, порой просто неудобные вопросы. Представители руководства РАН присутствуют на ваших мероприятиях, а руководители профсоюзов неизменно присутствуют на академических. Причем за прошедшие с прошлого съезда годы вашему председателю Вдовину Вячеславу Федоровичу постоянно предоставлялась трибуна Общего собрания Российской академии наук, а на страницах ведущего издания академии «Вестника РАН» всегда предоставляется место для публикации мнения профсоюзов.
 Я считаю, что одной из самых активных страниц академического Интернет-портала, а ваш покорный слуга курирует работу Интернет-портала, является страничка «Профсоюзы».
 Но все равно главное место нашего с вами взаимодействия – это учреждения, институты Российской академии наук. Именно там ведется основная работа профсоюза, за которую мы очень его ценим.
 Уважаемые коллеги! Я еще раз хочу пожелать вам, всем делегатам и участникам съезда успешной работы и продуктивных решений. Спасибо вам за внимание. (Аплодисменты).

А.К.ЕГОРОВ
 Спасибо, Александр Генрихович.
Прежде чем я предоставлю слово следующему докладчику, позвольте сделать объявление. Записки с просьбой предоставить слово, пожалуйста, направляйте в секретариат с полным представлением. Договорились? (Да).
 А теперь позвольте предоставить слово председателю Совета профсоюзов Вдовину для отчетного доклада за прошедшие 5 лет. Пожалуйста, Вячеслав Федорович.

В.Ф.ВДОВИН
 Уважаемые коллеги!
 Отчетный доклад включен в перечень раздаточных документов делегатов. Поэтому с вашего позволения я постараюсь, может быть, немножко уйти в сторону, может быть, ответить на наиболее актуальные проблемы, которые сейчас в кулуарах вставали, может быть, немножко подискутировать с Александром Генриховичем. Но при этом, повторюсь, доклад у вас есть, вы можете посмотреть; все фактические данные  гораздо лучше воспринимать не со слуха, а из документа.
 Небольшая презентация будет сопровождать мое выступление.
 Итак, уважаемые коллеги, IV съезд профсоюза не только избрал состав руководящих органов нашего профсоюза на пятилетие и не только внес поправки в Устав, он же создал и утвердил документ, называемый «Основные направления». По этим основным направлениям мы и работали. И, следуя всей логике профсоюзной жизни, следуя этому документу, основной проблемой для профсоюза всегда являлась заработная плата. Действительно, за этот период заработная плата в системе Российской академии наук выросла довольно заметным образом. Вот те самые 30 тысяч рублей (тысяча долларов), замечу, с 5-6 тысяч стартовых, которые были перед прошлым съездом, - это свершившийся факт. В те годы эта зарплата казалась фантастически большой, мы не очень верили в то, что она будет достигнута. Но это свершилось. Поэтому здесь можно сказать о том, что намеченный план в этом разделе в целом выполнен. И это не может не радовать.
 Есть здесь и еще пара достижений, я тоже не могу на них не остановиться. Одно из достижений также  относится и к нашим достижениям, когда, вы помните, в 2006 году из пилотного проекта выпала фактически половина сотрудников Академии наук, наши научно-технические кадры, мы достаточно громко заявили свой протест, и наш протест был услышан. И к 2008 году инженеров не только подтянули к соответствующим квалификационным группам научных сотрудников, но и даже дополнительные деньги из бюджета мы сумели в рамках одной из акций протеста (тогда это было 3,5 миллиарда рублей, немалые деньги) на зарплату инженерам получить из Минфина. У нас имеется специальный протокол, подписанный с Министерством финансов. Так что это наше достижение.
 В этом году одна индексация уже свершилась – на 6,5 процента, и институты академии уже получили дополнительное финансирование. Я надеюсь, что в зарплату вы эти 6,5 процента получите.
15-19
Профсоюз вел работу и с финансовыми органами на  тему, чтобы эти деньги не пропали, чтобы  они не ушли на надбавки или еще на что-то, а чтобы увеличили оклады. Почти всем увеличили в большую сторону, кроме минималки, которую увеличили на 6,5 процентов с округлением в меньшую сторону.
Вы отчетливо понимаете, что  этим можно ограничиться, говоря о позитиве.
Как сказал  Александр Генрихович, для того чтобы  достичь этой  зарплаты, Академия наук вынуждена была сконцентрировать фактически все свои ресурс,  и до 80 процентов бюджета Академии наук сейчас идет на эту зарплату. Не слишком высокую! Разумеется, и 30 тысяч сейчас  -  не слишком конкурентно способная зарплата по сравнению с другими  отраслями, куда нацелены наиболее умные, продвинутые молодые люди.  Поэтому для молодежи Академия наук   в значительной степени является не самым привлекательным  местом, в том числе по показателям заработной платы.
Сейчас вполне актуально ставить другие вешки для  нацеливания, но  пока мы с вами подводим итоги, а о наметках поговорим на следующем заседании, когда будем писать план.
Есть и провалы, которые не были закрыты в рамках прошедшего пилотного проекта и увеличения зарплаты ИТР.  Фактически три категории наших сотрудников -  работники системы академической медицины, образования и культуры – остались вне этого  существенного увеличения окладного фонда.  Это очень важно, что именно базовые оклады  в Академии наук стали значимыми. Базовая  гарантированная часть  - очень важно.  Даже наши коллеги в системе образования, в том числе те, кто работает в наших образовательных учреждениях,  имеют совершенно мизерные базовые оклады, не такие как у нас с вами. Поэтому  я считаю, что это наше общее  с руководством Академии наук достижение, что мы  сумели  добиться значимого  окладного валового уровня, не зависящего от того, получишь ли ты грант или не получишь.  Все мы знаем, что до сих пор еще никто не получал  грантов от РФФИ текущего года. Это подчеркивает значимость базового оклада.  Аналогичная картина сейчас с большинством договорных тем. Заморожен оборонзаказ,  откуда многие люди черпают дополнительные ресурсы.  Поэтому эти наши достижения, связанные с  относительно высоким, по сравнению с нашими коллегами-бюджетниками, уровнем базовых окладов – весьма значимая вещь.
Пожалуй, самая вопиющая компонента нашего зарплатного недоумения -  тот факт, что  примерно 10 тыс.  наших аспирантов по-прежнему имеют стипендию в  1,5  тыс. рублей. Это  позорный уровень стипендии, который  никак не поставишь в плюс, в наши достижения  при отчете, что нам удалось сделать  за отчетный период.
Есть  еще одна негативная сторона  зарплатного относительного благополучия.  Этот неуспех  обеспечен сокращением бюджетных  ставок в  системе Российской академии наук примерно на 20 тыс. единиц. Это серьезный удар, который был нанесен, и  это та цена, которую Академия наук заплатила  за  это увеличение заработной платы.  На взгляд профсоюза, это  цена чрезмерная.
(Слайд)  Очевидно, что зарплата не может рассматриваться в  отрыве от другого  аспекта нашей деятельности, который Александр Генрихович осветил в своем выступлении. Это аспект, связанный с  борьбой за увеличение  финансирования науки. Еще в прошлом составе нашего Совета  мы активно  боролись за принятие  правильного решения Государственным советом  2002 г.. Я считаю, что наш вклад здесь был значимым.  Та пояснительная записка, которую мы составляли по этому поводу, была  одним из важнейших аргументов для  принятия Госсоветом решения о выделении 4 процентов на  финансирование гражданской науки в России. Правда, как всегда, чиновники элегантно и красиво нас переиграли. 4 процента как бы появились,   реально эти 4 процента были прорисованы в неком графике.  Причем, график был как процентный, так и  денежный, который обещал  к исходу прошлого, 2010 г. те самые 4 процента. Правда,  когда нас переиграли, эти 4 процента уже оказались от бюджета 2002 г, а не 2010 г.  Но и этот график к 2010 г. из-за упомянутых здесь кризисных явлений 2008-2009 гг. не  был выполнен в полной мере.
Поэтому профсоюз весь отчетный период активно занимался взаимодействием  с властями по поводу и  мотиву увеличения финансирования гражданской науки.  Здесь у нас были и  достижения, здесь у нас были и провалы, но мы всеми доступными средствами вели эту работу.  Спасибо наиболее активным организациям, принявшим участие  в наших массовых акциях.
Поверьте, когда акция носит характер серьезного, массового  действа, власть это замечает. Наиболее преуспели в этом наши питерские коллеги.  Отсутствующий сегодня С.А.Окулов  возглавлял оргкомитет последних мероприятий и  пострадал. Мы все искренне желаем ему  скорейшего выздоровления. Он сейчас идет на поправку. Я думаю, что среди наших документов в итоге должно возникнуть некое обращение  к Сергею Александровичу с благодарностью и со всеми добрыми словами, поскольку  те  акции, которые он проводил и которые подхватывали  все СМИ, доходили до властей, и на нас обращали внимание, в том числе  благодаря успеху этой деятельности. Естественно, митинг  есть митинг, это не единственный метод. Мы писали многочисленные письма, обращения к властям,  мы находили контакт со всеми  структурами на эту тему.  Где-то у нас получалось, где-то – не очень. Чуть позже  я продемонстрирую вам слайды итогов взаимодействия  с властями, но  сейчас покажу слайд, чтобы показать, где  у нас есть проблемы.
(Слайд)  Финансирование гражданской науки – чуть более 1 процента на сегодняшний день.  4 процентов там нет, поэтому здесь придется работать.
Есть еще одна, на мой взгляд, системная ошибка.  В наших требованиях, которые 1У съезд сформулировал, была вся гражданская наук. И пусть простят меня наши коллеги из других  наукоемких отраслей, мы  забыли  указать адресного получателя. В итоге за  истекшие пять лет доля Российской академии наук в  общем финансировании науки упала. Пожалуй, впредь нам надо сконцентрироваться  на том, что финансирование Российской академии наук  при увеличении бюджета всей науки  должно сохраняться.
Серьезные проблемы испытывают и наши ведущие научные фонды  - РФФИ и РГНФ, -  откуда черпают надбавки наши наиболее активные ученые.  На эту тему можно говорить долго. Мы принимали участие,  организовывали и поддерживали  акции в защиту  этих фондов,  направленные на выдвижение требований по увеличению финансирования. Кажется,  здесь что-то сдвинулось.   Кажется, здесь есть надежда на  получение ими средств.  Кстати, мы все-таки сумели дожать  Налоговую инспекцию, и гранты РФФИ и РГНФ  перестали облагаться  подоходным налогом. Это тоже   была война примерно годичного срока, но мы  сумели доказать правоту и обоснованность. За  исключением малого исключения: как всегда, нас пытаются  переиграть, и мне буквально вчера доложили, что инженерно-технических работников, прямых исполнителей грантов, в некоторых местах пытаются исключить  из этой  кампании. Но мы будем настаивать на своем.  Я считаю, что здесь  законодатель все четко прописал.  Он сказал, что получатель гранта, и все.  Там не написано: инженер он или научный сотрудник.  Поэтому и здесь нам предстоит определенная работа.
 Сразу возникает вопрос: а  куда все-таки деньги делись? - вроде бы науки финансируется все лучше. Основной поток средств государство сейчас  достаточно демонстративно направляет   в обход Российской академии наук, и средствами сейчас накачиваются новые структуры, - «Сколково», «Курчатник», многочисленные вузовские программы.  За недостатком времени я не буду  долго обсуждать эти проблемы.   На наших многочисленных заседаниях, митингах   эти вопросы мы обсуждали.  Мы не против того, чтобы развивалась отраслевая наука.  Мы будем счастливы, если «Сколково» подхватит  флаг от разваленных отраслевых НИИ и доведет до инновационных, наукоемких продуктов  разработки ученых.   Но пока мы здесь не очень видим результат и не  очень верим в том, что там будет все нормально.
Также мы с удовольствием приветствуем тот факт, что через  20-летие забвения вузовской науки  - важного элемента научно-технического комплекса -  сейчас их начали финансировать.  Но почему уже не в рамках программ, где мы с вами взаимодействуем с нашими  вузовскими коллегами? Была программа «Интеграция», были другие механизмы. Сейчас искусственно нас отодвигают от разного рода проектов, в частности от проекта по приглашению ведущих ученых  в  мегагранты, о которых сейчас много шума.  Нет никакой возможности пригласить ученого  в наши лаборатории в  академические институты. В частности,  член-корреспондент Лукьянов, получивший грант, в своем интервью писал: «…. Гораздо эффективнее, если бы эти деньги дали мне здесь, в Москве, в моем родном институте,  - у меня получилось бы намного лучше... Ну что, поеду в этот вуз, буду организовывать там что-то новое…» Мы против таких грубоальтернативных и не оправданных  альтернативных подходов.
(Слайд) В итоге на сегодняшний день мы видим, что  и финансирование российской науки  у нас не адекватно тому, что делают  мировые лидеры. Во время кризиса  вы слышали замечательное выступление  Барака Обамы, николя Саркази, которые говорили, что «… кризис  - это прекрасный повод сосредоточиться на финансировании науки….».   Наши не воспользовались,  наши урезали  бюджет Российской академии наук, причем, на существенные миллиарды,  которые не без  труда удалось вернуть  в  рамках нашего взаимодействия с  руководством Академии наук.
И численность  исследователей Российской академии наук и во всей России не адекватна тому, что  демонстрируют мировые лидеры.  Мы на это всегда указывали. Поэтому когда  нам  лукаво наши оппоненты  говорят: «Ребята,   Академия наук теперь самостоятельная, мы вам дали более 50 млрд. рублей, сократите половину народа и вам будет  столько денег на оборудование, что  все хорошо….»  Но, помимо того, что это поперек позиции профсоюза (правда, ее можно оценивать как спорную),  я все-таки должен привести объективные данные,  подтверждающие, что численность исследователей  в России  и численность сотрудников в РАН  слишком мала. Численность надо не уменьшать, а увеличивать.
(Слайд)  Здесь приведен слайд из доклада главного ученого секретаря РАН академика Костюка, где  убедительно показаны эти дефекты, эти  проблемы, о которых мы с вами говорим.
(Слайд) Хуже того, наши коллеги из ближнего зарубежья  не дадут соврать. Не будем равняться на  Европу, Америку и мировых лидеров,  по этим простеньким, незатейливым цифрам  (правда, я не пересчитал последний, белорусский дефолт) вы видите, какие данные на сегодня имеются в России и у наших не самых богатых партнеров  - в Украине и Белоруссии.
(Слайд) По этой причине мы   и митинговали.   Здесь показана галерея наших некоторых акций.  Все эти слайды выставлены на  стендах, которые вы можете посмотреть в перерыв.
20-24
Мне хотелось бы немного остановиться на тех вещах, которые сегодня уже тоже освещались.  Это полтора года назад состоявшаяся встреча в Академии наук с Дмитрием Анатольевичем Медведевым.
Есть поручение.
Мы активно отслеживали это поручение. Писали в  Контрольное ревизионное управление. Я считаю, несмотря на то, что  указанные сроки проваливались, тем не менее мы проталкивали продвижение этого поручения.
Вы знаете, больше половины прямых поручений главы государства не находит своего исполнения. Это известный статистический факт. Поэтому то, что удается из этого извлечь, это тоже некое влияние общественности — и совета молодых ученых, и профсоюза.
Три основных момента представлены на слайде.
А что касается сроков, то сроки все были провалены.
(Слайд) Это акция профсоюза. Последние акции были не в формате предложений.
 В законодательных документах нет этих четырех процентов (их власти давно уже убрали, переиграв нас). Наше требование носит характер разумного предложения общественности. В законе нигде не написано, поэтому заявляется, что нам не обязаны давать эти четыре процента.
 Когда мы увидели поручение, это было прямое поручение исполнительной ветви власти. И тут уже наши митинги обрели формат требований не с общегражданской позиции, а с обычной бюрократически-чиновничьей. Было поручение — исполняйте.
 Поэтому эти акции, на мой взгляд, были более эффективными, потому что парировать им было почти нечем. Мы  требовали то, что положено в рамках  поручения главы государства.
 Эти требования (их тут 10) в основном касались тех вещей, которые были прописаны в прямых поручениях.  Поскольку эти документы принимались на наших коллегиальных органах, появилось последнее требование — техническое, но его подхватили все СМИ. Это требование об отставки нынешнего министра науки и образования Фурсенко. Это 10-ый пункт. На наш взгляд, это не принципиально.
 Нам важно достижение целевых и фундаментальных задач. А кто будет при этом министром, это не главное.
 И тот факт, что министр с его нынешней командой не в состоянии были выполнить прямые поручения главы государства, дал нам право выходить с такого рода требованиями.
 Вы видели на ряде плакатов именно это требование. И Сергей Александрович Окулов пострадал как раз за это требование. Он шел на митинг с плакатом «Долой Фурсенко!». Плакат был свернут, он был подмышкой, тем не менее, представители власти попросили плакат развернуть, и «зацарапали» его в «кутузку». И все остальные последствия Вы знаете.
 Мы не могли не отреагировать. Мы написали письма и Нургалиеву и в другие соответствующие органы. Мы получили уже два ответа. Наши жалобы на эту тему рассматриваются. И, скорее всего, кто-то понесет ответственность. Но я боюсь, что нам напишут отписку об увольнении главы Питерского УВД. На него все и спишут.
 (Слайд) Ответы на наши письма и обращения, как правило, носили характер формальных отписок.
 (Слайд) (Там есть большой текст) Это перечисление действующей нормативной базы. В частности, нам говорили, что Вы тут шумите про аспирантов? Есть решение и в проект бюджета заложено, что эти аспиранты получат 2,5 тысячи рублей в сентябре этого года.
 Такого рода ответы от властей мы получали.
 (Слайд) То, что касается взаимодействия с властью исполнительной.
 С властью законодательной взаимодействия строились немного по иным принципам.
 Вы знаете, что законодатель сегодня у нас устроен специфически.  Большинство за «Единой Россией», поэтому все, что принимает законодатель, это, как правило, то, что подготовила партия власти. Поэтому существенным образом влиять на решения у нас возможностей нет.
 Тем не менее, Совет профсоюза принял решение обратиться ко всем фракциям  с тем, чтобы подписать соглашение о взаимодействии. Нам бы хотелось донести до законодателя мнение научного сообщества, что же нужно делать с наукой?
 Эта деятельность привела к тому, что мы подписали два соглашения с двумя фракциями. Более или менее понятно, что это оппозиционные фракции - «Справедливая Россия» и  Коммунистическая партия  Российской Федерации.
 Эти два соглашения не просто подписаны и не просто на бумаге. Мы активно взаимодействуем, мы принимаем участие во всевозможных дебатах в Госдуме, мы готовим справки, обращения, готовим законодательные инициативы. Профсоюз не обладает теперь правом законодательной инициативы, поэтому для нас очень важно иметь эту площадку. Пусть это оппозиционные партии, но они донесут наше мнение до законодательного органа. Что будет дальше, посмотрим.
 Возвращаясь к результатам всей нашей деятельности, могу сказать следующее.
 Результаты в законодательном поле вполне приличные. Многие наши предложения, в частности, по жилищным делам идут и поддержаны.
 А по части получения некоторый позитив есть.
 Эти 600 миллионов Академия наук реально получила и распределила эти ставки. Есть, правда, накладки. Причем по  одно из накладок профсоюзу надо будет срочно принимать меры.
 Дело в том, что в этих 600 млн., или  в 600 тысячах на каждую молодую душу заложены не только оплатные фонды, но и те самые 60 процентов дополнительного финансирования надбавочный фонд, который есть в бюджете института и по «взрослым». То есть, как бы базовый бюджет институтов формируется примерно по такому же принципу.
 Другое дело, что из этих денег содержатся службы, хозяйства, выплачиваются рейтинговые надбавки, выплачиваются надбавки за вредность, за секретность, за степень и т. д.
 Когда молодежи дали эти 600 миллионов, получилось так, что оклады и положены, а эти 60 процентов сверх оплатного фонда им не положено.  За степень им дадут надбавку, а со стимулирующими надбавками плохо. У этих молодых нет пока статей, им тяжело тягаться по формальным показателям. А раз так, то, получив эти деньги на себя, тратят на других.
 Это очевидная вещь. И Президиум по их просьбе принял постановление, в котором рассмотрел эту коллизию. Но, на наш взгляд, принятое решение оказалось немного избыточным, и в институтах сейчас просто схватились за голову.
 Грубо говоря, молодежь претендовала на то, чтобы 60 процентов от этих 600 миллионов рублей зафиксировали за ними. Это логично. Президент дал эти 600 миллионов на молодежь.
 Не очень правильно, если я, благодаря своим большим статьям и докладам, начну из этих 600 миллионов себе же платить надбавки. Тут я не против.
 Но тот текст документа, который принят (кстати, он не был согласован с профсоюзом. Это нарушение некоторых правил социального партнерства, потому что вопрос касается зарплаты), не был согласован  с юристом. На Президиум он был вынесен без визы юриста. В итоге произошло упущение. Это постановление фактически теперь касается не 600 миллионов «молодежных» денег, а всех 30 с лишним миллиардов денег, выплачиваемых на зарплату в Академии наук.
 Почувствуйте разницу! Это два порядка!
 Итак, институты обязали выплачивать 60 процентов «молодежных» денег из всех, которые есть.
 Я, может быть, немного утрирую. Ситуация, может быть, не совсем такая. Но деталями я Вас не буду загружать. Но такая коллизия возникла, и профсоюз будет принимать меры по корректировке этого постановления.
 Теперь по поводу 5 тысяч квартир. Пять тысяч квартир впрямую фигурировали в поручении Дмитрия Анатольевича.
 На последнем заседании Президиума была тоже некая речь. Дело в том, что в Академии наук, как Вы знаете, ведется огромная работа, направленная на то, чтобы жилищную программу реализовать. Но во время вручения Госпремии один из молодых людей, сотрудников Академии наук пожаловался Дмитрию Анатольевичу на то, что реально ничего в Академии нет.
 Юрий Сергеевич выражал недоумение   на последнем Президиуме, что надо бы разобраться. У нас тут ведется огромная работа, мы чуть ли не на каждом заседании Президиума принимаем постановления, касающиеся жилья (утверждаем комиссии, то положения).
 Я здесь склонен поддержать этого молодого человека (я пока не знаю его имени), потому что по факту на сегодняшний день из этих пяти тысяч квартир не получено ни одной. Если посчитать выданные ключи от квартир, пожалуй, можно ограничиться теми шестью ключами, которые были выданы на предпоследнем заседании Президиума.
 Сертификатная программа, которая шла до поручения Дмитрия Анатольевича, продолжается. Но сертификат — это не квартира. Это только некая ее часть, которую потом приходится как-то отоваривать. И сертификатов  всего около двухсот. Опять-таки почувствуйте разницу: пять тысяч квартир и шесть ключей. Об этом речь молодого человека. И здесь я его склонен поддержать, несмотря на то, что в Академии ведется большая работа. Академик Алдошин постоянно «мечет гром и молнии», что есть провалы, мы не все успеваем.
 Но, уважаемые товарищи из руководства Академии, мы  не раз предлагали употребить такой ресурс в адрес нерадивых чиновников, нерадивых администраторов, которые не выполняют поручения Академии наук, того, что поручено ей правительством.
 Про стипендии аспирантам я говорил. Не буду на этом останавливаться. То, что сейчас есть, нас не устраивает.
 Не буду долго рассказывать о взаимодействии с работодателем.  Александр Генрихович об этом сказал.
 (Слайд) Здесь представлены подтверждающие факты наших контактов, наших разговоров. И по лицу Юрия Сергеевича видно, что неудобные вопросы мы задаем.
 Чаще всего мы находим понимание. Чаще всего по нашим вопросам Юрий Сергеевич нас поддерживает. Но и есть проблемы. При многих договоренностях, «воз медленно начинает двигаться». И это некие дефекты в наших взаимоотношениях.
 Хотя, повторюсь, отраслевое соглашение на текущий период очень не просто принято. И в основном сотрудничество идет в рамках этого отраслевого соглашения.
 Я постараюсь осветить еще два вопроса.
 Во-первых, это вопросы социальной сферы.
 Профсоюз совместно с администрацией отвечает за ее развитие. На сегодняшний день ход реализации социально-кадровой политики в Академии наук нас не вполне устраивает. Это не пережиток прежних времен.
 Корпоративная социально-кадровая политика у всех успешных рыночных субъектов идет. У нас она тоже идет. Но если говорить о централизованном ее компоненте, это здравоохранение, то оно испытывает все те же проблемы, о которых мы сегодня говорили. Это и наши детские сады, детские лагеря. Александр Генрихович об этом говорил.
 Огромное спасибо Президиуму за то, что они находят возможность и уже семь лет подряд эти наши лагеря поддерживают.
 Очень трудно, не просто, схемы получаются кривые, но тем не менее мы здесь очень признательны.
 То же и образовательно-просветительская деятельность профсоюза очень важна. Здесь у нас есть договоренность с другим заместителем Главного ученого секретаря, начальником научно-организационного управления, доктором наук Ивановым о том, чтобы это взаимодействие постараемся перевести в системный характер.
 Просветительская деятельность Академии, «малой академии наук», чем мы хвалимся в Черноголовке - «Школа юных исследователей» и т. д. - это очень здорово и замечательно. Этим будем заниматься.
 Еще одно направление — спорт, туризм, активные культмассовые мероприятия профсоюз всегда делает на уровне своих институтов, научных центров. Очень приятно было услышать сегодня из уст руководства Академии, что оно на это обращает внимание.
 Но нам бы хотелось, чтобы оно обращало внимание и средствами.
 И 377-ая статья, мы все ее знаем, плохо у нас исполняется.
 Понятно, бюджетный кодекс ограничивает в том, чтобы Академия финансировала эти мероприятия. Но есть и внебюджетные средства. Да и с бюджетом надо работать. У присутствующих здесь атомщиков эта программа в  этом смысле лучше.
25-29
Они лучше нас работают с ветеранами, у нас здесь тоже есть некие проколы. До сих пор много раз обсуждавшаяся пенсионная программа в академии так и не заработала
 Точно так же мы не смогли решить проблему нашей Почетной грамоты в виде основания для получения статуса «Ветерана труда». Здесь тоже нам предстоит еще работать. Мы можем отчитываться, что деятельность у нас была, но результатов, к сожалению, нет.
 Коллеги, из-за того, что времени осталось совсем мало, я  чуть-чуть остановлюсь еще на последнем вопросе, который связан с внутрисоюзным строительством. Здесь мы имели также вполне конкретное поручение прошлого съезда об укреплении дисциплины, о взаимодействии с партнерскими структурами, включая ФНПР, дружественные профсоюзы, ассоциацию бюджетников и так далее. По всем этим направлениям мы вели активную работу, может быть, лучше она у нас получалась в международном поле. Наша ассоциация с нашими коллегами из Украины и Белоруссии работает, она эффективна, и постоянно мы вместе. Хорошо мы поработали с Всемирной федерацией научных работников. Мы вошли в эту авторитетную ассоциацию, созданную 60 лет назад под председательством Фредерика Жолио-Кюри. До сих пор эта организация работает, мы теперь ее члены, и ваш покорный слуга является вице-президентом этой организации. Мы намерены продолжать сотрудничество.
 Несколько сложнее идет взаимодействие с ФНПР. На местах в большинстве случаев мы взаимодействуем очень конструктивно: либо мы членские организации, либо мы заключили договоры. Договор на центральном уровне у нас пока еще буксует. Но я надеюсь, что эту проблему мы также решим и найдем способ взаимодействия с нашими коллегами из дружественных профсоюзов.
 И внутрисоюзные задачи. Мы вели обширные дискуссии, вашему вниманию предложены всевозможные предложения поправки в Устав с тем, чтобы все-таки решить многие наши наболевшие вопросы. Хотя в этом направлении мы идем, на мой взгляд, верным путем. В частности, я могу, как наше достижение, сказать, что заметно улучшилась финансово-исполнительская дисциплина, собираемость взносов.  Профсоюз за эти годы, наряду с тем, что мы потеряли некоторое количество наших членов (я уже говорил про сокращение 20 тысяч ставок), но благодаря нашему с вами активному взаимодействию с работодателем лишь треть прошла по пожилым людям, треть перешли на внебюджетные ставки и остались среди нас, и треть прошлась просто по вакансиям. Поэтому здесь мы утраты членской базы в большой мере не обнаружили. Но в то же время за отчетный период к нам влились организации из учреждений Академии наук, ранее не бывшие членами нашего профсоюза. И в этом смысле наша членская база расширяется.
 Подводя итог своему выступлению, еще раз прошу простить меня за то, что невозможно было уложить в рамки моего доклада всю обширную деятельность всего профсоюза, его территориальных и региональных организаций, первичек, где основная деятельность велась, и мы с ними активно взаимодействовали. Призываю вас читать отчет, призываю вас обратить внимание на сайт, поскольку, на мой взгляд, одно из важных достижений профсоюза в отчетный период – это существенный прорыв в информационном поле и существенные достижения в этом плане. Мы сейчас открыты, всё можно найти, все можно прочитать, всем можно написать. И это очень здорово. И высокая оценка сегодня этой части нашей деятельности для нас очень лестна.
 Спасибо за внимание.
 (Аплодисменты).

А.К.ЕГОРОВ
 Спасибо, Вячеслав Федорович.
 Уважаемые коллеги, предлагается такой шаг сделать. Вопросы задавать в письменном виде, записки подавать  в секретариат. И, наверное, мы всех докладчиков выслушаем, чтобы во всем спектре увидеть работу профсоюза, и тогда вопросы будете задаватьут ко всем докладчикам. Ваши предложения по выступлению сопровождайте кратким содержанием вашего предложения, которое вы хотите внести, в письменном виде. Это облегчит работу редакционной комиссии, которая будет подытоживать ваши предложения.
 А сейчас я с вашего позволения предоставляю слово Широкову Анатолию Ивановичу, председателю профсоюза Национальной академии наук Украины.

А.И.ШИРОКОВ
 Дорогие друзья, коллеги!
 От имени профсоюза работников Национальной академии наук Украины искренне и сердечно приветствую вас, делегатов и участников V съезда братского нам профсоюза. Успехов в работе вашего форума! (Аплодисменты).
 Дорогие друзья! Как обычно, когда едешь в гости, хочется вручить какие-то сувениры гостям. В апреле этого года мы отметили 20-летие нашего профсоюза, в связи с чем выпустили Памятный знак – это здание большого конференц-зала  академии, где проходят наши съезды. Позвольте вручить его вам. (Аплодисменты).
 Я думаю, украинский язык очень близок к русскому, переводить не надо. Это едет казак, здесь написано: «Казацкому роду нема переводу». И девиз казаков, я думаю, тоже прекрасен, он подходит и к нашим профсоюзам: «Воля, единство и добро». (Аплодисменты).
 Дорогие друзья! В  2006 году мы образовали Союз на троих: профсоюзы Российской академии наук, Украины и Белоруссии. Действительно, это плодотворное сотрудничество. Я с удовольствием прослушал отчетный доклад, и более чем на 90 процентов проблемы, которые волнуют вас, они же стоят и перед нами. Может быть, решения их немножко другие.
 Наши академии очень тесно сотрудничают. 14 июня этого года в Москве состоялось совместное заседание двух президиумов Российской академии наук и Национальной академии наук Украины, где подведены итоги  предыдущего сотрудничества. И президенты наших академий подписали новое соглашение на перспективу, и там очень много интересных вещей, которые действительно помогут нашим академиям в этих условиях.
 В заключение я хотел бы пожелать и вам, и нам еще одного. А прежде я хочу напомнить слова выдающегося английского мыслителя Фрэнсиса Бэкона, сказанные еще в далеком 17-ом столетии. Он сказал так: «Невежды презирают науку, необразованные люди ею восхищаются, в то время когда мудрецы ее используют». Мы, конечно, оптимисты, но не до такой же степени. Поэтому я призываю, чтобы во властных коридорах и кабинетах в России и Украине было побольше людей хотя бы не очень образованных, но которые понимают толк в науке и не жалеют денег на науку, а когда придут мудрецы, мы уж как-нибудь изобилие переживем.
 Спасибо за внимание.
 (Аплодисменты).

А.К.ЕГОРОВ
 Слово для доклада предоставляется Росляковой Татьяне Леонидовне.

Т.Л.РОСЛЯКОВА
 Уважаемые делегаты и гости съезда! Дорогие коллеги!
 Наш съезд завершает достаточно напряженный период пятилетней деятельности нашего профсоюза. Так совпало, что вчера исполнилось ровно 19 лет образования нашего профсоюза. 29-30 июня 1992 года  на первом учредительно-объединительном съезде было положено начало отсчета деятельности профсоюза. Мы пережили трудные годы. Становление и развитие прошли через всевозможные кризисы и дефолты, реорганизации и реструктуризации академии и многое другое, о чем мы, безусловно, будем говорить в следующем году, отмечая наше 20-летие.
 Главное на сегодняшний день – профсоюз состоялся. И наша задача заключается в том, чтобы мы не растеряли те традиции и опыт, которые мы приобрели, а нам надо, наоборот, их приумножить.
 Сегодня здесь, в зале, присутствует много делегатов, которые стояли у истоков создания профсоюза. Буквально на голом месте, на голом энтузиазме, вкладывая свои силы и талант, они ради сохранения Российской академии наук создали благоприятные условия для научного поиска.
 Товарищи, вы располагаете достаточно большим справочно-информационным материалом. Только что выступил с отчетом председатель Совета профсоюза, он очень много рассказал в своем докладе, может быть, некоторые вопросы у меня будут повторяться, но я думаю, повторение – это мать учения. Поэтому я остановлюсь только на некоторых позициях.
 За отчетный период произошли знаковые события, в реализации которых мы были непосредственными участниками и жесткими оппонентами, - реализация 236-го постановления правительства с поэтапным введением пилотного проекта, отмена единой тарифной сетки для организаций бюджетной сферы и введение новой системы оплаты труда работникам РАН. Причем совместно с руководством РАН, проводя митинг и пикет, нам удалось вопреки рекомендациям Министерства здравоохранения  и социального развития, ввести повышенную базовую ставку должностного оклада для сотрудников. Что не сделали, принимая новую систему оплаты труда, руководители нашей ведомственной медицины. В результате самый низкий уровень оплаты труда как раз у работников этих учреждений.
 Введение новой системы оплаты труда дало возможность в разы увеличить заработную плату сотрудников. На IV съезде мы ставили вопрос о повышении, и тогда средняя заработная плата на тот период была  примерно на уровне 6 тысяч. Этот бросок в разы в течение трех лет потребовал жертв – мы потеряли 20 процентов сотрудников. Правда, удалось смягчить ситуацию сокращением вакансий, переводом на внебюджетные ставки, на часть бюджетной ставки. Но все равно с определенным количеством сотрудников пришлось расстаться. Профсоюз справедливо могут обвинить, что здесь  нам не удалось удержать позиции. Но с другой стороны, такая  нищета не должна была продолжаться.
  Принятие нового Устава Российской академии наук, где мы также активно участвовали, входя в состав уставной комиссии. Не все наши предложения были приняты, но основная часть учтена в Уставе. Главное, что на Общем собрании академии были  отвергнуты все попытки навязать извне схему, противоречащую уставным традициям академии.
 Выборы президента Академии наук. Мы получили обширные ответы от претендентов, которые в дальнейшем стали серьезной основой для последующих действий.
 И следующая из главных таких вех – это заключение нового отраслевого соглашения по организациями Российской академии наук на 2009-2011 годы.
 Главным тормозом защиты интересов членов профсоюза, особенно нашего специфического профсоюза, является социальное партнерство. Поэтому заключение соглашений и коллективных договоров является основой осуществления этого партнерства. На данный момент в регионах заключено 13 соглашений и  395 коллективных договоров. 47 организаций не имеют таких договоров, забывая при этом, что это внутренний нормативный документ. Вроде бы не так уж много организаций, которые не заключили колдоговора, но с другой стороны, работники лишаются тех прав, которые могли бы улучшить их те или иные условия.
 Рекомендации и документы, разъясняющие необходимость заключения колдоговоров, мы отправляли дважды в наши членские организации.  В связи с этим необходимо изучить вопрос о причине не заключения и каждой первичной организации оказать практическую помощь.
30-34 
Работа над отраслевым соглашением  началась в 2007 г. К октябрю 2008 г. удалось сформировать новый текст, в  котором были учтены практически все пожелания, полученные от организаций,  и профсоюз в сроки, предусмотренные  Трудовым кодексом,  вышел с предложением в Российскую академию наук о начале переговоров.
Эта работа была успешно завершена в мае 2009 г. Было проведено пять рабочих  совещаний.  Необходимо отметить, что  процесс  согласования  мнений проходил достаточно напряженно, но в итоге были достигнуты компромисс и  взаимопонимание.  Документ был подписан в июле 2009 г. Стороны отраслевого соглашения получили  уведомлении о регистрации, что дало возможность ввести его в действие. В конце 2011 г. срок его заканчивается, и задача нового состава центральных органов нашего профсоюза продлить его действие и  внести необходимые поправки и изменения.
Несмотря на то, что Россия провозгласила себя правовым государством, нормы трудового права, к сожалению, нарушаются очень часто.  Решением Совета профсоюза (это было в октябре 2007 г.) создание Правовой инспекции труда со всей очевидностью обнажило массу нарушений со стороны работодателей по соблюдению  законодательства о труде.
Главным инспектором труда    утверждена Раиса Петровна Селетринникова и  введен в штат аппарата исполнительного органа правовой инспектор труда, заслуженный юрист А.А.Князев.  Надо сказать, что это не только облегчило работу, но подняло деятельность профсоюза на совершенно другой  уровень.  За отчетный период было проведено  10 комплексных проверок учреждений  Академии,  в том числе пять – по заявлениям членов  профсоюза о нарушении  их трудовых прав, три – с  выездом (Екатеринбург, Пущино, Черноголовка).  Кроме этого, разработаны макет коллективных договоров, формы  трудового договора с научными сотрудниками, типовой договор председателя первичной профсоюзной организации  и  другие разъясняющие документы.  Все это публиковалось в информационных бюллетенях и отправлялось в регионы.
Рассмотрено 86 письменных и   более 500 устных обращений  по вопросам увольнения работников по инициативе работодателя, оплате отпусков, распределении внебюджетных средств,  нарушениях правил проведения конкурсов и много других волнующих нас вопросов.
Правовая инспекция труда действует на основании   утвержденного положения,  где представлены все необходимые образцы  документов для  осуществления проверок.  На базе учебно-методического центра в  Санкт-Петербурге проведен семинар-учеба уполномоченных  руководителей инспекций труда территориальных организаций. Этот раздел подробно представлен в отчете, и  вы можете ознакомиться с этим материалом.  Но что хотелось бы пожелать в развитие этого направления?
-  В территориальных организациях необходимо ввести  в штат юридических работников, так как на общественных  началах правозащитную работу осуществлять  крайне сложно.
- Рассмотреть вопрос о введении должностей правовых инспекторов труда, объединяя несколько организаций, финансирование деятельности которых  нужно было бы осуществлять совместными усилиями.
- Во всей правозащитной деятельности стремиться в досудебном порядке  разрешать спорные вопросы в  режиме переговоров, не подрывая тем самым авторитет работодателя и профсоюзной организации.
Особой заботой профсоюза  и всех его структурных звеньев  должен стать системный и неформальный контроль за  созданием здоровых и безопасных условий труда.  Исходя из анализа о состоянии  производственного травматизма,  картина по сравнению с предыдущим периодом  улучшилась, однако, за пять лет число   пострадавших на производстве  составило 383 человека,  в том числе 14 случаев со смертельным исходом.  Это слишком дорогая цена за  нашу ненастойчивость в вопросах  охраны труда. Из 103 научных учреждений  по центральной части в 14 организациях  работа по охране труда признана неудовлетворительной. В 53 организациях отсутствует Положение   по охране труда. Практически в 50 процентах организаций нет  комиссии по проверке  требований охраны труда, не проводилось обучение. Более того,  в принятом в 2005 г.  Президиумом РАН распоряжении подробнейшим образом были расписаны поручения руководителям организаций, однако, проверки в 2006 и 2011 гг. показали, что большинство не приняли должных мер к выполнению  указанного распоряжения.
 К сожалению, нам не удалось добиться кардинального изменения  к отношению к вопросам охраны труда как со стороны работодателя, так  и со стороны профсоюза. Также не проявили настойчивость и твердость  в принятии целевой программы  по  охране труда, которая смогла бы  содействовать решению острейших проблем: аттестации рабочих  мест, обеспечения работников средствами защиты,  обязательных медицинских осмотров и многого другого. Вопросы создания безопасных условий труда  должны стать одной  из главных  задач профсоюза.
Для того чтобы решать все вышеуказанные проблемы, нужен организационно крепкий профсоюз и его структурные звенья.
На учете в профсоюзе состоит  92 200 членов профсоюза, объединенные в  442 первичные организации  и 23 региональных, которые  образованы в основном в соответствии  со структурой РАН. То есть там, где  есть региональные научные центры,   есть наши региональные организации.
Из числа сотрудников 86 процентов – члены профсоюза.  За пять лет выбыло из профсоюза  3 087,  вступило в профсоюз 7 008 человек. За пятилетний период в профсоюз вступили новые первичные  и территориальные организации.  Таких восемь:   две организации – Кабардино-Балкарского научного центра (2007-2008 гг.); одна – в Нальчике (2007 г.);  одна – в Грозном (2008 г.); одна – в Барнауле (2009 г.);  две -  во Владикавказе (2010 г. и 2011 г.); одна – в Кемеровском научном центре и возобновила свое членство региональная организация  Красноярского научного центра. Надеемся, что скоро наладится связь с  организацией в Тольятти, туда наша делегация уже выезжала, разговаривала,  и думаем, что все будет хорошо.
На самом деле к  увеличению членов профсоюза  у нас есть резервы,  на что в предстоящие годы  надо обратить внимание. Из 87 субъектов  Российской Федерации  только в 40 представлены  наши профсоюзные организации. В 8 федеральных округах из организаций РАН не охвачены  членством в профсоюзе порядка  100 организаций. Вот, где есть поле деятельности для нас! Это Южный федеральный округ,  Тюменская, Челябинская области;  Сибирский  федеральный округ – Тыва, Алтайский край, Кемеровская и Омская области.  А  в остальных округах картина более или менее благополучная.
Руководящее звено профсоюза складывалось таким образом. В состав Совета было избрано  54 человека, из них -   1 член-корреспондент,  9  докторов наук,  22 кандидата наук, 17 освобожденных работников. Из всего состава  - 17 женщин.  По сравнению с  предыдущим составом обновление составило  38 процентов.
В качестве инноваций избрали 15 комиссий. Погорячились!  Как показала практика, не все комиссии отличались  активностью. По сути, наиболее активные члены профсоюза  работали в нескольких комиссиях, и работа держалась на их энтузиазме. Что  можно предложить на будущее из сказанного?  
Во-первых, надо  разъяснять мотивацию профсоюзного членства. А то как получилось?  Зарплату повысили и  стали выходить из профсоюза, - денег жалко.
Во-вторых, заняться  конкретно резервом профсоюзных кадров и  актива и при этом выделять средства.
В-третьих, обратить внимание, как решаются вопросы защиты  социальных прав и интересов работников на местах в территориальных и первичных организациях.
Также с целью укрепления профсоюза следует  серьезно заняться  реализацией молодежной политики, суть которой заключается не только в  том, чтобы уделять больше внимания жилью, стипендиям и трудоустройству, важно, чтобы вступившая в профсоюз молодежь чувствовала и  понимала: профсоюз способен защитить и отстоять их права.
Для того чтобы решать все вышеперечисленные проблемы, кроме намерений и эмоций,  нужны деньги. Основным источником формирования   бюджета профсоюза служат членские взносы.  В отчете по годам вы можете ознакомиться  с  этими цифрами. Скажу сразу: взносы увеличились,  несмотря на сокращение и выход из профсоюза.  Но ведь  увеличилась и средняя заработная плата! Исполнительская дисциплина тоже стала значительно лучше,  но, тем не менее, есть проблемы, над которыми надо работать. Например,  уставная норма предусматривает  ежемесячное перечисление членских взносов в размере 5 процентов  от общего сбора взносов в организации,  но не все эту норму исполняют.  Есть и другие примеры.
Анализ смет убедительно показывает, что  этих средств явно недостаточно даже для обеспечения необходимых  и насущных потребностей, несмотря на режим жесткой экономии, которого  исполнительный орган профсоюза  придерживался все эти пять лет и  который, кстати, вызывал постоянные нарекания. Весь переходящий остаток средств,  буквально по крохам накопленный за отчетный период, пошел на оплату съезда.  Все эти годы неуклонно растущий переходящий остаток средств постоянно привлекал  внимание  членов Совета, требовавших эти по рублю собранные миллионы пустить на финансирование текущих мероприятий.  Если бы  эти требования (некоторые  которых, надо признать, были вполне справедливыми!) были бы  удовлетворены, нам не на что было бы проводить нынешний съезд.
Учитывая, что ряд членов Совета  профсоюза, которые живут и работают  в достаточно удаленных от Москвы  местах,  вынуждены ограничивать свое участие в работе  Совета просто потому, что их собственных средств хватает только на одну поездку в год,  а исполнительный орган профсоюза не в состоянии  оплатить, зачастую, многотысячные транспортные расходы.
В прошлом году мы провели очередной экспресс-анализ по потребности оплаты транспортных  расходов членов Совета. Минимальная сумма, которая необходима для этого, составляет более полумиллиона рублей,  а цены на билеты постоянно возрастают.
Необходимо укрепить, как минимум, двумя специалистами аппарат Исполнительного органа.  Сейчас в аппарате работают семь сотрудников и  два совместителя. Новых мы не можем взять, потому что московские цены  не дают возможности нам привлечь  дополнительных сотрудников.
Несмотря на жесткий, постоянный дефицит денежных средств, Совет профсоюза все-таки в отчетном  периоде  регулярно оказывал финансовую помощь  профсоюзным организациям на проведение  важных профсоюзных мероприятий. Например, в 2010 г. только в  регионы  перечислено 1 552 тыс., что составляет примерно  16 процентов. Смею вас заверить: если бы в нашем распоряжении  было бы достаточно средств, эта сумма была бы значительно больше.
С учетом сказанного, финансовая политика   профсоюза, направленная на обеспечение полноценного участия членов  центральных органов профсоюза в  работе Совета  (Президиума Совета, Контрольно-ревизионной комиссии), расширение выездных мероприятий, обучение профактива и  других мероприятий уставной деятельности,  и  нормативы отчисления членских взносов должны стать предметом  серьезного обсуждения на съезде.
Подводя итоги, хочу сказать, что весь отчетный период  проводилась плавная, но очень приятная  необходимая работа по поощрению наиболее активных  в общественно-производственном плане сотрудников Академии. За 2006-2010 гг. совместной  (РАН и профсоюза)  почетной грамотой  было награждено   7 006 человек.
35-39
Почетный знак за заслуги в работе профсоюза работников РАН, учрежденный нами, был вручен восемнадцати наиболее активно проявившим себя сотрудникам, а в номинации «За заслуги в достижении социального партнерства» были награждены Гусов и академик Калинников — Кольский научный центр, Окулов и лауреат Нобелевской премии академик Алферов — Санкт-Петербургский научный центр, Егоров и Силунин — Саратовский научный центр.
И в заключение выражаю искреннюю благодарность всем организациям и их руководителям, Совету профсоюза, Контрольно-ревизионной комиссии за совместную и дружную работу, подчас крайне эмоциональную работу, а, главное, членам профсоюза, которые поверили в возможность профсоюза в защите их социальных, трудовых прав и интересов.
Отдельную благодарность приношу аппарату исполнительного органа, всем, кто вложил свои силы, опыт и талант в организацию и проведение У Съезда профсоюза.
Спасибо за внимание. (Аплодисменты)

А.К. ЕГОРОВ
Уважаемые коллеги!
 Позвольте предоставить слово для приветствия члену-корреспонденту Российской академии наук Кашину Борису Сергеевичу, депутату государственной Думы. Затем будет предоставлено слово Мандатной комиссии.

Б.С. КАШИН
Уважаемые делегаты Съезда!
Я хотел бы поприветствовать Вас от имени движения за возрождение отечественной науки и от имени фракции КПРФ Государственной Думы.
Вы знаете, что фракцию и профсоюз связывает соглашение о сотрудничестве. Кроме того, по крайней мере,  два наших депутата Жорес Иванович Алферов и я являемся членами профсоюза, так что наши контакты постоянны и, я считаю, взаимно полезными.
Сильная сторона профсоюза работников Академии наук, с нашей точки зрения, в том, что, занимаясь текущими острыми проблемами (а положение в науке критическое),  всегда имелись в виду стратегические вопросы.
Еще когда возглавлял профсоюз Валерий Николаевич Соболев, профсоюз РАН был первой структурой, остро и конкретно поставившей вопрос о кадровом кризисе в российской науке. Эти документы дошли до верха и, по крайней мере, именно они были отправной точкой для принятия государственных решений.
Уже нынешний состав руководства профсоюза,  Вячеслав Федорович Вдовин нашли в себе силы и мужество дать оценку научно-технической политики нашего государства, и вместе с движением «За возрождение науки» (я этим горжусь) была выработана позиция о том, что эта политика на протяжении двадцати лет разрушительная.
Эта оценка была доведена до Общего собрания Российской академии наук. И я считаю, это одна из принципиальных оценок, которые  на Общем собрании прозвучали. Сегодня профсоюзу надо руку держать на пульсе, чтобы на дальних подступах отслеживать те острые проблемы и опасности, которые постоянно возникают.
 Дело в том, что у нашей власти изменилась риторика. Каждый день мы слышим про инновации и интеллектуальную собственность, но суть политики по существу не меняется. Кроме того, к сожалению, и авторитет Российской академии наук, надо признать, и у власти, и в обществе не растет. Поэтому роль профсоюза не только не ослабляется, она растет. И не только, требуя денег и говоря совершенно справедливо о необходимости повышения финансирования, надо уметь объяснять те потери, которые несет государство, пренебрегая интересами науки, надо заниматься уже такими вопросами, как пропаганда достижений науки, а иногда и вместе с другими учеными РАН заниматься борьбой с мракобесием, которое заполонило все средства массовой информации и угрожает основам нашего общества. Вы видите, что все объясняется не с научных позиций, а каких-то потусторонних. И это очень серьезная вещь.
Оценку власти легче всего понять, посмотрев, какие решения она принимает.
Если посмотрим закон о Сколково,  фракция КПРФ была единственной, которая проголосовала против этого закона. Я четыре раза на эту тему выступал. Но в ответ «Единая Россия» организовала обсуждение закона с приглашением из администрации Президента людей, и даже председатель профильного комитета академик Черешнев оказался не в президиуме. По существу слово было предоставлено, так называемым, представителям новой инновационной волны.
А что такое эта новая инновационная волна? Вы знаете, что принимается масса законов о новых предприятиях, поправки об интеллектуальной собственности, но все это пока не работает.
И когда я спросил председателя профильного комитета Федорова об этом, он ответил, что пока только пять законов приняли, а надо еще 113. (а Вы слышали, наверное, что он имел дискуссию с блогером Новальным по поводу «Единой России» и набрал 1 процент голосов). Это говорит о понимании народом ситуации. По поводу всей этой интеллектуальной собственности нас хотят засыпать законодательством, а базовые проблемы остаются нерешенными.
Захотели отобрать две месячные стипендии у аспирантов. По закону об образовании им положено две стипендии в год на приобретение учебников, при том, что они получают, как здесь было сказано, 1,5 тысячи рублей.
Это была наша небольшая победа. Заместителю министра образования Нестеренко стало стыдно, она отобрала эти 350 миллионов у Министерства обороны, и  сняла эту проблему.
Но это тот уровень, выше которого мы в оппозиции при таком раскладе голосов и возможностей подняться не можем.
Закон о государственных академиях. Сейчас принят закон. На самом деле, он чисто технический. Мы его поддержали. Но уровень этих документов не соответствует тем задачам, которые стоят перед и законодательной властью, и вообще перед обществом, чтобы реформировать науку.
К сожалению, мы не видим от руководства Академии наук таких серьезных предложений. Поэтому опять же профсоюзу необходимо здесь подключиться самым активным образом.
У меня такое впечатление, что многих наших академиков заслуженных устраивает такое положение, и профсоюз должен заняться кардинальными изменениями в Трудовой кодекс, чтобы покончить с бесправным положением ученых, которые действительно сейчас зависят от администрации. И здесь не грех посмотреть на западный опыт.
Участие во Всемирной федерации научных работников, где накоплен значительный опыт и информация, должно помощь в выработке предложений профсоюза для того, чтобы то, что принято в развитых странах, было внедрено у нас. Фракция КПРФ и я, пока являюсь депутатом, готовы вносить эти предложения. Но предложений в готовом виде, к сожалению, нет. А здесь надо менять кардинальным образом.  То, что мы слышим, не решит проблему.  Народ будет уходить. Молодые ученые не хотят работать в таких условиях, и наука наша будет деградировать.
Другая острая проблема, которой надо заниматься именно сейчас, потому что в стране идут преобразования, это пенсионная реформа. Это острейшая проблема.
Реформа 2002 года обанкротилась. Кстати, мы об этом говорили.  И одна из причин, что проигнорировали предложение ученых, потому что этим занимались некомпетентные люди. Но сейчас профсоюзу надо сделать все, чтобы в новой структуре пенсионной системы нашлось достойное место для представителей науки, как это сделано во всех развитых странах.
То есть перед профсоюзами стоят стратегические вопросы, которые надо решать, не забывая текущие острые проблемы, нарастающие в Российской академии наук.
Как депутат, я в последнее только время получил коллективные обращения  из Пущино, из Черноголовки. И посещая свой округ — Северо-Запад, вижу, что профсоюзы играют очень важную роль и в работе филиалов Российской академии наук. Везде есть своя специфика, о которой надо постоянно Центральному совету думать.
Завершая, хочу сказать, что сильной стороной профсоюза была его независимость. Он сохранял в самые тяжелые времена способность говорить то, что люди думают.
Надеюсь, что наш Съезд позволит укрепить профсоюз, избрать работоспособное, принципиальное руководство.
Желаю делегатам Съезда успехов в работе.
Спасибо!(Аплодисменты)

А.К. ЕГОРОВ 
Коллеги! Слово предоставляется Раисе Петровне Селитринниковой, председателю Мандатной комиссии.

Р.П. СЕЛИТРИННИКОВА
Уважаемые делегаты и гости Съезда!
 Мандатная комиссия, избранная У Съездом профсоюза Российской академии наук, провела свое заседание. Позвольте по поручению Мандатной комиссии представить Съезду наш доклад.
 Совет профсоюза работников РАН в соответствии с Уставом профсоюза работников Российской академии наук п. 4.4.6 установил норму представительства делегатов на У Съезд профсоюза один делегат от 500 членов профсоюза.
Для участия в Съезде избрано 193 делегата.
Зарегистрировано 179 делегатов.
Три человека присутствуют на Съезде и участвуют в работе Съезда по доверенности от делегатов, которые отсутствуют по уважительным причинам. Это зарубежные командировки. Ковалева Людмила Васильевна приехала на Съезд по доверенности от Грязнова Виктора Константиновича — территориальная организация Ногинского научного центра «Черноголовка»; Алексеев Виктор Юрьевич присутствует вместо Голубева, председателя профкома Института ИГЭМ, г. Москва; Ежова Александра Алексеевна — по доверенности принимает участие в Съезде вместо Круглякова  Николая Алексеевича, г. Екатеринбург.
 Прошу Съезд утвердить  их полномочия в качестве представителей на Съезде.
А.К. ЕГОРОВ
 Прошу голосовать. (Голосование) Единогласно.

Р.П. СЕЛИТРИННИКОВА
 Таким образом, на Съезде присутствуют 182 делегата.
 Отсутствуют 11 делегатов. Трое - по болезни. У троих — командировки. Пять человек отсутствуют по неизвестным причинам.
 Состав делегатов У Съезда профсоюза распределился следующим образом.
 На Съезде присутствуют 111 мужчин и 82 женщины.
 По возрастной категории: до 40 лет — 20 делегатов.
 От 40 до 50 лет — 29 делегатов.
 От 50  до 60 — 51 делегат.
 От 60 до 70 — 66 делегатов.
 И свыше 70 — 27 делегатов.
 29 делегатов имею степень доктора наук. 77 — кандидата наук. Среди делегатов заслуженные деятели науки, ветераны труда.
 Мандатная комиссия просит утвердить доклад и подтвердить полномочия делегатов, избранных на Съезд.

А.К. ЕГОРОВ
 Прошу голосовать. (Голосование) Утверждено единогласно.

Р.П. СЕЛИТРИННИКОВА 
 Уважаемые делегаты!
 Для проведения голосования по выборам председателя, Совета профсоюза работников РАН, Контрольно-ревизионной комиссии, изменений и дополнений в Устав профессионального союза работников Российской академии наук Мандатная комиссия просит Вас в перерыве обменять временные удостоверения на мандаты.
 Обмен временных удостоверений будет происходить там же, где происходила регистрация делегатов.
 Просим утвердить доклад Мандатной комиссии.

А.К. ЕГОРОВ
 Прошу голосовать. (Голосование)
 Доклад мандатной комиссии утверждается единогласно.
 Объявляется перерыв.
40-44

А.К.ЕГОРОВ
 Коллеги, продолжим работу.
 У нас осталась Контрольно-ревизионная комиссия не выступившая. Слово предоставляется Архиповой Людмиле Павловне.

Л.П.АРХИПОВА
 Уважаемые делегаты съезда!
 Я построила свое выступление по материалам наших ежегодных проверок и единственному документу, который имеется на этот счет от ревизионной комиссии. И постарались мы подвести некоторые итоги, сделав замечания, рекомендации и выводы. То есть форма доклада полностью соответствует тому документу, который готовит Контрольно-ревизионная комиссия.
 Деятельность Контрольно-ревизионной комиссии  профсоюза РАН регламентируется Уставом профсоюза и Положением «О Контрольно-ревизионной комиссии». В Положении определены порядок избрания ревизионной комиссии, выборы ее председателя, секретаря, содержание работы, права и обязанности членов комиссии.
 Контрольно-ревизионная комиссия была выбрана на IV съезде профсоюза работников РАН в июле 2006 года в количестве шести человек. Это Архипова Людмила Павловна, зав. сектором ВИНИТИ, председатель профкома (Москва); Карелина Тамара Григорьевна, освобожденный зам. председателя профкома физико-технического института (Санкт-Петербург); Колесник Наталья Николаевна, начальник сектора Центра приборостроения Института общей физики (Троицк); Кулешов Вячеслав Геннадьевич, председатель Исполкома Нижегородской региональной организации, кандидат химических наук; Аверьянова Лариса Ивановна, главный бухгалтер Санкт-Петербургской региональной организации профсоюза работников РАН; Фомичева Ирина Анатольевна, ведущий конструктор, председатель профкома конструкторско-технологического института научного приборостроения Сибирского отделения РАН (Новосибирск).
 За  отчетный период проведено 5 документальных проверок организационной и финансово-хозяйственной деятельности профсоюза работников РАН. Проверки проводились в присутствии председателя Совета, президента профсоюза, вице-президента и бухгалтера, с использованием информационных материалов, в соответствии с номенклатурой дел, в полном объеме.
 Проводилась сплошная проверка кассово-банковских документов, протоколов заседаний Президиума и Совета профсоюза, а также письма, заявления членов профсоюза, финансово-статистические отчеты региональных, территориальных и первичных профсоюзных организаций профсоюза работников РАН.
 Финансовая работа. В каждой проверке проводилось следующее:
 - учет денежных средств, доходы и расходы;
 - анализ сметы профсоюза;
 - анализ поступления членских профсоюзных взносов, за счет которых осуществлялась финансовая деятельность профсоюза.
 Подробно рассматривалась целесообразность проведенных расходов на следующие мероприятия:
 - заседания Совета;
 - проведение конференций;
 - выездные заседания Совета;
 - информационное обеспечение;
 - оказание материальной помощи;
 - административно-хозяйственные расходы;
 - расходы на приобретение оргтехники, на зарплату работников аппарата;
 - доплата членам Совета;
 - привлечение специалистов;
 - расходы на командировки.
 Проводился подробный анализ сметы доходов и расходов, по изучению бухгалтерских документов, сметы отчетов по расходованию средств, в том числе на выездные мероприятия, а также правильность и своевременность перечисления членских профсоюзных взносов региональными, территориальными и первичными организациями. По итогам проверок составлялся акт, содержащий итоги работы ревизионной комиссии, рекомендации Совету и исполнительному органу профсоюза, а также региональным, территориальным и первичным организациям.
 Работа комиссия начиналась с рассмотрения деятельности исполнительного органа профсоюза работников РАН с учетом рекомендаций предыдущей проверки Контрольно-ревизионной комиссии. Руководители профсоюза очень подробно рассказывали о работе Совета и Президиума Совета профсоюза. Комиссия имела доступ к финансовым документам, книге отчетов по расходованию средств, кадровым документам – это штатное расписание, договора, трудовые книжки и другое, протоколам заседаний Совета и Президиума Совета профсоюза РАН и другим материалам.
 Бухгалтерская работа. Бухгалтерский учет автоматизирован, ведется по журнально-ордерной форме. Записи по каждому журналу ведутся по месяцам. По доходам ведется журнал строгого аналитического учета по каждой организации. По расходам имеется сводная ежемесячная аналитическая ведомость.
 Ревизионной комиссией проводились проверки полноты и своевременности перечисления членских профсоюзных взносов. У меня есть некоторые данные по поступлению взносов с 2006 года. В 2006 году поступило 4 миллиона 235 тысяч; в 2007 при плане 6,5 миллиона мы получили 5 миллионов 18 тысяч; в 2008 году запланировано 7 миллионов 100 тысяч, получили 7 миллионов 602 тысячи; в 2009 году запланировано 8 миллионов, получили 9 миллионов 756 тысяч; в 2010 году запланировано 8,5 миллиона, получено членских профсоюзных взносов 9 миллионов 676 тысяч. Вы знаете, по каким причинам произошло увеличение членских профсоюзных взносов, – в результате проведения пилотного проекта по увеличению оплаты труда научных работников, а также благодаря нормативных материалам по организации перечисления членских профсоюзных взносов. Разработано Положение «О порядке уплаты, распределения, учета и контроля за поступлением членских профсоюзных взносов в профсоюзе РАН» и предложена единая форма статистической и финансовой отчетности региональным, территориальным и первичным профсоюзным организациям.
 В 2008 году членом Контрольно-ревизионной комиссии Аверьяновой Ларисой Ивановной подготовлено Приложение к отчету по финансовой работе исполнительного органа профсоюза в 2007 году. Дана оценка полноты перечисления взносов первичными профсоюзными организациями и данные о поступлении 5 процентов валового сбора взносов, численности профорганизаций, суммы взносов от одного члена профорганизации за год, а также предполагаемой зарплаты члена профсоюза, с которой был начислен этот взнос в профсоюз.
 Все эти материалы с выводами приведены в отчете, во-первых, вашей ревизионной комиссии, во-вторых, в отчете о работе Совета профсоюза за 2007 год (но вышел этот отчет в 2008 году), которые были направлены в первичные организацию.
 В каждом акте ревизионной комиссии отмечались организации, регулярно и правильно перечисляющие взносы, а также организации, которые нерегулярно и некачественно перечисляют взносы.
 В последующие годы (после 2008 года) отчет о финансовой деятельности Контрольно-ревизионной комиссии сопровождался расшифровкой произведенных расходов, в том числе доказывалась целесообразность финансирования выездных мероприятий, на которых, как правило, проходили заседания Совета профсоюза, организация и финансирование конференций молодых ученых и специалистов РАН, спортивных мероприятий.
 В акте ревизионной комиссии 2010 года содержатся  7 Приложений, и все они касаются финансовой работы исполнительного органа. Там  приводятся вот такие приложения:
 - сведения о поступлении профсоюзных взносов от профорганизаций с 2006 по 2010 годы (акт этот есть у всех в регионах, поэтому вы могли с этим познакомиться);
 - справка о дебиторской и кредиторской задолженности профсоюза;
 - перечень приобретенных основных средств за счет профсоюзного бюджета.
 И дана справка, подтверждающая целесообразность расходования профсоюзных средств на проведение Совета профсоюза в Казани (с 19 по 22 мая 2010 года) и Екатеринбурге (13-18 сентября 2010 года).
 Татьяна Леонидовна уже говорила, сколько у нас профсоюзных организаций и сколько у нас членов профсоюза. Когда работала ревизионная комиссия, было профсоюзных организаций 459 и членов профсоюза 82.328 человек. Немножко эти цифры с докладом Татьяны Леонидовны не сходятся.
 Делопроизводство. Номенклатурное делопроизводство включает 30 наименований, в том числе законодательные документы Президента Российской Федерации, постановления правительства, материалы из Государственной Думы, проекты законов федерального бюджета, переписка с Госдумой, Советом Федерации, распоряжения и постановления Президиума РАН, материалы съезда профсоюза, протоколы заседаний Совета и Президиума профсоюза, комиссии Совета,  договора, соглашения, положения, отраслевое соглашение и другие материалы.
 В этом же разделе отмечались положительные стороны в деятельности Совета, Президиума Совета РАН и исполнительного органа. Многое здесь уже называлось. Поэтому я, может быть, не буду называть все, что есть в моем отчете. Отмечу только активное и результативное участие в работе пилотного проекта по увеличению оплаты труда научных сотрудников и ненаучной категории работников РАН – это инженеры и техники.
 Проводился контроль за выполнением отраслевого соглашения. А также готовились материалы для регистрации нового отраслевого соглашения. В 2007 году создана правовая инспекция труда профсоюза, и прошла регистрация соглашения о взаимном сотрудничестве  федеральной службы по труду  и занятости и профсоюза работников РАН в сфере обеспечения трудовых прав работников РАН. Правовая инспекция труда проводит комплексную проверку учреждений Российской академии наук по вопросам трудового законодательства. В 2010 году было проведено 10 проверок. По выявленным фактам нарушений норм трудового законодательства составлялись акты, а руководителям учреждений были вынесены предписания. За 2010 год в правовую инспекцию труда поступило 16 письменных и более 150 устных обращений по факту нарушения Трудового кодекса Российской Федерации, невыполнения обязательств по коллективным договорам, по вопросам оплаты труда, консультации по правовым и социальным вопросам.
 Правовой инспекцией труда профсоюза РАН разработаны макет коллективного договора, различные Положения и Правила для работы первичных, региональных и территориальных профсоюзных организаций профсоюза.
45-49
В 2010 г. назначены правовые инспекторы труда в Якутской, Мурманской и Калининградской региональных профсоюзных организациях. Однако многие  региональные организации, территориальные организации вопросам  охраны труда не уделяют должного внимания.
Положительные стороны:
Проведение акций по поддержке  требований научных коллективов и профсоюза РАН. Созданы и   активно работают комиссии: финансовая (Рослякова),  уставная (Зиновьев),  научно-производственная  (Калинушкин), жилищная (Богомолов), международная (Гуркин), наградная (Кузнецов).
Надо отметить, что значительно улучшилась информационная  деятельность с использованием профсоюзной странички на сайте Президиума РАН.
Кроме того, КРК отмечает  оперативность селекторных совещаний. Еженедельно председатель Совета проводит селекторные совещания.  Это тоже можно назвать положительным моментом в деятельности профсоюза. Стало больше проводиться выездных мероприятий, - если раньше, в начале нашей деятельности,  было раз в году,  то теперь  два-три мероприятия в год проводятся вне Москвы. Это Нижний Новгород, Казань, Екатеринбург, Саратов, Новосибирск и многие другие.  Эта работа тоже очень полезная, там происходит обмен опытом, и это возможность ознакомиться с работой профсоюзов в данном регионе.
Выводы. На основании анализов  документов профсоюза КРК отмечает многоплановую работу Совета и Исполкома профсоюза РАН, деятельность которых соответствует Уставу.  КРК отмечает финансовую работу и работу по бухгалтерскому учету.  Состояние отдела производства удовлетворительное.  Протоколы заседаний сброшюрованы и хранятся  в  папках, имеются электронные версии документов.
Замечания. Анализируя   материалы  работы КРК за пять лет, видно, что  повторяющимися замечаниями были нерегулярность и, главное, несоответствие Уставу профсоюза проведение  заседаний Совета и Президиума профсоюза. Не составлялся план реализации замечаний, выводов и предложений  КРК по работе с  советами профсоюза и особенно территориальных и региональных организаций профсоюза. Протоколы заседаний не содержали данных о сроках исполнения и  ответственных за выполнение принимаемых решений.
Второе.   Совет профсоюза не  рассматривал и не утверждал планы работы и отчетов созданных им же (Советом)  комиссий.
Третье. Для снятия проблемных и спорных вопросов, поступающих в Совет профсоюза от членских организаций, члены КРК не привлекались. Форма и содержание финансовой   отчетности большинства профорганизаций представляются в неубедительной форме, что затрудняет работу по обобщению полученных материалов и не информирует о состоянии финансовой работы в  регионах. Большинство  региональных и территориальных организаций не проходили перерегистрацию в  органах государственной регистрации, в некоммерческих организациях Министерства юстиции  по территориям в  течение нескольких лет и длительный период не вносили изменений и дополнений в  учредительные документы.
Рекомендации. 
Совету профсоюза, председателям комиссий, созданных в 2007-2008 гг.,  представлять план работы на год с указанием  примерной суммы расходов на  проведение мероприятий  комиссий Совета профсоюза.
Финансовую и статистическую отчетность  региональных, территориальных, первичных организаций профсоюза  представлять в соответствии с Положением  о порядке уплаты, распределения, перечисления и контроля за поступлением членских взносов.
Привлекать Контрольно-ревизионную комиссию профсоюза для  оказания методической помощи и решения  спорных вопросов, поступающих в Совет от первичных организаций.
Руководящему органу профсоюза  разработать систему подготовки  кадрового резерва. Рассматривать ход выполнения ранее принятых  решений. Ввести в практику  заслушивание  информации региональных   и территориальных организаций о своем деятельности, положении дел и т.д. Проводить работу по  упорядочению структуры профсоюза. Иметь картотеку членских организаций и статистическую базу, подтверждающую легитимность   организации и ее деятельности.
Заключение. В современных условиях   финансовый контроль за средствами  профсоюза органами исполнительной  власти не осуществляется.  Вы знаете, что все мы стали независимыми,  никто нас не проверит, кроме тех органов, куда сдается ежемесячная отчетность. Прежде всего, это Налоговая инспекция.
Поэтому на Ревизионную комиссию возлагается  контроль за использованием средств  профсоюза и консолидация  финансовых средств для  обеспечения потребности членов профсоюза.  Не только советов, не только исполнительных органов, но и членов профсоюза.
КРК поддерживает необходимость  избрания ревизионных комиссий по  всей структуре профсоюза,  начиная от профкома, от объединенных профсоюзных  комитетов,  центральных комитетов и предусматривать в смете  профорганизаций расходы на работу комиссий.  Совету и исполнительному органу профсоюза надо прислушиваться  и по возможности использовать в своей работе  результаты работы контрольно-ревизионных комиссий, включающих выводы и рекомендации.
В заключение я хочу выразить благодарность  всем членам комиссии. Они представляли различные регионы.  Это  квалифицированные и очень доброжелательные, трудолюбивые люди.  В комиссии, с одной стороны, было трудно работать,  потому что каждый представленный регион  волновал больше тех, кто представлял регион. Тем не менее,  люди прислушивались к мнению друг друга и  принимали выношенное, выстраданное, но оптимальное решение по всем вопросам.
Кроме того, я хочу поблагодарить  исполнительный орган, потому что  этот орган в течение 10 лет  работы нашей комиссии представлял  буквально все интересы. Был виден объем работы. Этот орган никогда не  имел много замечаний от КРК. То есть там сложился рабочий, профессиональный коллектив. Поэтому мне хочется выразить благодарность  за их доброжелательность,  за их содействие работе комиссии и, самое главное, за открытость. Спасибо за внимание. (Аплодисменты)

А.К.ЕГОРОВ
Уважаемые коллеги! Прежде  чем приступить  к ответам на вопросы, позвольте предоставить слово для приветствия Кулагину А.С., ученому секретарю комиссии РАН.

А.С.КУЛАГИН
Наша комиссия – Комиссия РАН по оценке  результативности деятельности научных организаций РАН. У меня не столько приветственное слово, сколько информация,  потому что к нам поступает масса вопросов: зачем эта комиссия, что будет  дальше?
Особенно много вопросов в связи  с тем, что  постановление Правительства, в соответствии с которым комиссия образована, предусматривает  какие-то радикальные преобразования, в том числе и в Академии наук,  прежде всего в том смысле, что все научные организации  будут поделены на три  категории.  Первая категория –  научные организации-лидеры, вторая – стабильные научные организации,  третья -  научные организации, которые утратили возможность  для ведения профессиональной научной деятельности.
В принципе система анализа  деятельности научных организаций в Академии наук сложилась очень давно.  Вы знаете, что каждый год в институты выезжают специальные комплексные комиссии,  которые смотрят работу институтов и выносят оценку. Часто эта оценка в определенной степени  формальная. 
Принципиально новым для нас с вами являются  два вопроса. Первый вопрос – оценка  теперь будет не на уровне отделений, а  некой централизованной комиссии.  Второй вопрос -   по результатам оценки  будет присваиваться некая категория.
Учитывая, что система оценка в Академии сложилась давно,  было принято решение, что   старая и новая системы соединяются в одну; те 79 институтов, которые  в этом году подвергаются проверке, в  конце года  (ориентировочно – в  конце ноября)  будут оцениваться, и им будет присваиваться  категория.
Своевременна эта акция или несвоевременна?   Наверное, в 90-ые годы, когда была сложная обстановка, это было, конечно, совершенно несвоевременно.  Сейчас наступил некий период стабилизации и  надо разобраться, с какими болячками  мы  вышли из всего предыдущего периода.  Здесь мы в своей среде и, наверное, каждый понимает, что  в Академии очень неравномерно сохранились те научные направления, которыми  она занималась 20 лет тому назад. Где-то институты работают лучше, где-то  - хуже. На периферии, по моим наблюдениям, работают лучше, чем  московские институты.  Наверное, сейчас целесообразно разобраться: что мы потеряли, что мы сохранили и  какие перспективы развития у нас есть.  Поэтому, по сути, комиссия будет измерять температуру. Вопрос – за методами лечения.  Это уже не только вопрос комиссии, это вопрос  отделений,  это вопрос Комиссии по совершенствованию структуры РАН, которую возглавляет академик Козлов, и, наконец, это вопрос Президиума РАН.
Значит ли это, что  если институту присвоена вторая или третья категории, это означает немедленное закрытие института или какие- то санкции? И сразу же возникает вопрос (тем более у профсоюза!): как это скажется на зарплатах  сотрудников?
50-54
Вы все прекрасно знаете, что окладная часть в нашем заработке, это только часть заработной платы и не всегда большая, поэтому руководители всегда имеют возможность компенсировать за счет надбавок при формальном не снижении окладов. Поэтому в определенном смысле это скорее порицание, а, если грубо говорить, это ущемление института, если он не получил первую категорию.
Но значит ли, что институт надо закрыть? Нет, не значит. Его надо «лечить». Вопрос в том, какую роль могут сыграть профсоюзы во всей этой работе?
Я много лет занимаюсь системной оценкой. Научная организация, как объект оценки,  имеет одно принципиально важное отличие от любых других организаций. Решающую роль здесь играет не заработная плата, не уровень оборудования, а социальная обстановка в коллективе. Если говорить старыми терминами, то социально-политическая обстановка в коллективе. И здесь роль профсоюза была бы очень значительной.
Когда только комиссия организовывалась, я предложил объединенному комитету принимать участие в этих проверках, и схемы здесь примерно будут следующие. В каждом отделении создана подкомиссия нашей большой комиссии. И это подкомиссия будет обсуждать отчетный материал тех институтов, которые выходят на оценку. И в работе этих подкомиссий, как мне представляется,   должны обязательно принимать участие представители профсоюзных организаций.
Думаю, было бы целесообразно, чтобы в составе нового объединенного комитета образовать специальную комиссию по повышению эффективности работы научных организаций. Мне кажется, это было бы полезно. Подкомиссия  координировала бы работу представителей профсоюза во всех отделениях, и тем самым повысился бы авторитет профсоюза.
Вот собственно все. Что я хотел сказать. Если хотите, это пожелание и приглашение к работе.
Спасибо.

А.К. ЕГОРОВ
Уважаемые коллеги!
Поступило 11 заявок на выступления.
Я их разложил по времени регистрации. Поэтому давайте приступим к обсуждению сделанных докладов.
Нет возражений? Нет.
С места:
 А когда будут ответы на вопросы к докладчикам?

А.К. ЕГОРОВ
Давайте поступим следующим образом. В выступлениях могут появиться вопросы.
И когда мы дадим заключительное слово каждому из докладчиков, они ответят на все вопросы и предложения.
Из зала:
Надо сразу отвечать на вопросы.

А.К. ЕГОРОВ
Хорошо. Тогда слово предоставляется первому из докладчиков Вячеславу Федоровичу Вдовину.

В.Ф. ВДОВИН
Коллеги, на самом деле, вопросов и предложений поступило не очень много.
 Первый вопрос касался жилищных проблем.
Почему я хотел позже отвечать на вопросы? Потому что записавшиеся для выступлений будут говорить по этим проблемам, поэтому, может быть, придется что-то добавлять.
В частности, в моем докладе прозвучало, и много было разговоров по поводу того, что же у нас творится с жильем. На данный момент есть проект предложения, что надо бы обратиться (адресат пока не указан) от участников Съезда, выразить свое недоумение, недовольство  на неоправданно затянувшиеся проволочки с выполнением поручения Президента Медведева  Д.А. в части обеспечения сотрудников РАН жильем.
Документы по обещанным квартирам (адреса можно указать), в частности от военных, есть. Когда выяснилось, что этих пяти тысяч квартир нет, а будет тут миллиард и там миллиард, тут же было предложение от военных дать квартиры. Но до сих пор ничего нет.
Фактически сейчас картина с квартирами безобразная. И вопрос, предложение — с этим нужно обратиться.
Я полагаю, с предложением по жилищным делам адресат вполне понятен. Надо обращаться к Президиуму Российской академии наук, который занимается реализацией жилищной программы, как военными квартирами, сертификатами  и прочими.
Думаю, нам надо создать некую редакционную которая это обращение по жилью подготовит.
Поэтому я  хотел спросить зал: поддерживает ли Съезд обращение к Президиуму РАН по состоянию дел по жилищным вопросам?
Из зала:
Более чем!

В.Ф. ВДОВИН
Коллеги! Тогда мы попросим  Людмилу Георгиевну Шарапову. Она у нас одна из наиболее пострадавших на этом фронте руководитель территориальной организации. Она у нас еще большой стилист в части написания документов. Поэтому попросим ее возглавить редакционную группу по этому вопросу.
А с кем она будет работать, решим.
Это по части данного вопроса.
Есть предложение коллеги Коржавина из Кольского научного центра. Написан, как вопрос, но это может быть постановление конференции, может быть отраслевое соглашение. Стоит внести некие аспекты, связанные с проблемами «неполноставочного» задействования наших сотрудников.
Известен факт, что сейчас, в связи с дефицитом бюджетных, многих людей переводят на 0,5, 0,7, 0,1 ставки. И здесь надо работать.
Я считаю, коллега Коржавин правильно сформулировал то место, где мы должны на эту тему говорить.  Предложение такое, что нужно встать на защиту ученых и добиваться отмены негласного мероприятия.
Дело в том, что нет никакого постановления, предписывающего переводить сотрудников на 0,1, 0,5 ставки
Если мы сумеем в нашем тарифном отраслевом соглашении прописать и согласовать с работодателем какие-то вещи, хорошо. Соответствующую запись в резолюции Съезда мы должны принять. А эта резолюция должна реализоваться в соответствующий документ — поправки к отраслевому соглашению, чем мы будем заниматься фактически после Съезда.
Понимаете, что  отраслевому соглашению остался еще год. То есть, по всей видимости, мы его продлим, и будем заниматься поправками в этот документ.
Предлагаю так, коллеги! Мы принимаем это предложение и передаем его в рабочую группу по отраслевому соглашению.
Нет возражений? Нет.
Есть еще одно предложение по повышению эффективности нашей деятельности.
Четко было сказано  в докладе  нашего главного контролера, что не все комиссии одинаково эффективно работали. И в то же время в докладе прозвучало, что сейчас есть  такая форма общения, как телеконференции. По крайней мере, руководство профсоюза использует это.
Есть предложение устраивать видео и телеконференции, заседания комиссий, тогда комиссии будут более живыми, рабочими. Им будет легче работать и не надо будет из Новосибирска приезжать.
Я считаю, это хорошее предложение.
Съезд поддерживает его? Поддерживает.
Новому составу Совета предложим, чтобы комиссии работали, в том числе и с использованием этого инструмента.
По-моему, одна или две комиссии проводили телеконференции. Были такие попытки.
Дальше вопросы, на которые Татьяна Леонидовна попробует ответить.

Т.Л. РОСЛЯКОВА
 Я получили  три просьбы от Ивлева Георгия Алексеевича. Достаточно большие вопросы. Я попытаюсь ответить в соответствии с тем, как он их задает.
«Профсоюзные взносы 1 процент. Вы пишите, что в 2006 году  средняя зарплата была 6 тысяч рублей.
В 2010 году — 30. К 2010 году она увеличилась до средней тысячи рублей.
По Вашим сведениям количество членов профсоюза  в эти годы составило 100 тысяч».
Пока на этом остановлюсь.
Да, 1 процент каждый член профсоюза перечисляет свои членские взносы
В 2006 году на том уровне, когда мы проводили 1У Съезд, средняя зарплата была 6 тысяч рублей. К 2010 году она увеличилась до средней в 30 тысяч рублей.
Но надо понимать, что такое зарплата. Заработная плата состоит не только из должностного оклада. Она состоит из стимулирующих надбавок, премиальных, доплат за степень, других доплат, участия в работе хоздоговоров, грантов и т. д. Вот откуда появляется эта цифра.
Далее Вы пишите, что выросли отчисления с 4,2 до 9,6 млн. рублей.
Да, выросли отчисления, потому что зарплата увеличилась. Хотя, в принципе,  эта цифра не большая на самом деле. При  этом перечисления составили 5 процентов.
Должна Вам сказать, в течение этого пятилетия не все организации перечисляли 5 процентов.
Несмотря на то, что мы этот вопрос поднимали каждый год, не только на ревизионной комиссии, но и на всех заседаниях Совета профсоюза этот вопрос обсуждался, был в поле зрения. Некоторые умудрялись перечислять и 3,5 процента, а некоторые даже меньше.
Но мы считаем, что исполнительская дисциплина у нас улучшилась в этом направлении. Во всяком случае стали перечислять очень близкую цифру к 5 процентам. Особых претензий к конкретным организациям у нас нет. У нас есть одна единственная претензия в этом отношении, что не все перечисляют ежемесячно, не все перечисляют через бухгалтерии институтов. Там, где идет перечисление через бухгалтерию института, там проблем нет. Деньги к нам приходят с копейками, включая рубли. Иногда бухгалтерия присылает два рубля на наш счет. Что-то не перечислили в предыдущий период, прислали два рубля.
А дальше идет поквартально или раз в полгода общая сумма отчислений от валового сбора членов профсоюза региональных организаций.
Что за перечисления? За какой период? И все перечисления только с круглыми цифрами.
Вы спрашиваете, как поступления могли вырасти в два раза при росте зарплаты в пять раз?
Я вам хочу напомнить, что примерно 50 процентов сотрудников РАН составляют научные сотрудники, и уровень этой зарплаты приходится в основном на этих сотрудников. Но у нас профсоюз работников Российской академии  наук, где заработная плата значительно ниже. Вы знаете, и мы об этом говорили, что у нас есть категории, особенно обслуживающий персонал, социальная сфера которые, несмотря на введение новой системы оплаты труда получают заработную плату значительно ниже. Из-за этого получается разница.
Дальше вы говорите по поводу того, что инфляция выросла вы два раза и что тут думает делать профсоюз?
А профсоюз думает как раз в этом направлении. И в  течение этих лет работал в этом направлении. И сейчас планирует работать в этом направлении. Если мы берем только должностной оклад, то понятно, что от 10 до 17 тысяч рублей — это наша сетка. Хотя она выше, чем в других научных отраслях.
Профсоюз, естественно, в этом направлении думает. И у Вас есть документ «Основные направления и задачи...», где первым пунктом ставится этот вопрос.
Есть такой вопрос: «Как территориальные организации распределены в членстве в профсоюзе?»
Членство распределено по-разному. Я не стала приводить эту документацию. Она очень объемная. Но эту работу мы сделали и сделали вместе с вами.
Когда мы готовились к Съезду, мы попросили от каждой организации, чтобы к нам пришли анкеты организаций. И эти анкеты организаций нам представили полностью всю картину.
Они останутся у нас. Мы приведем все это в порядок. Можем опубликовать в очередном номере нашего бюллетеня, чтобы вы все видели.

55-59
Там есть и членство, там есть вход, выход из профсоюза, то есть там вся статистика представлена. Поэтому целесообразно было включить в доклад исключительно только средние цифры, они более понятны.
 «Есть ли связь процента входящих и выходящих?» Безусловно, связь в этом направлении есть. Во-первых, я и в своем докладе хоть и вскользь, но сказала такую фразу: как только пошло увеличение заработной платы, во многих организациях пошел вал выхода из профсоюза. Это было, и от этого никуда не денешься. Жалко деньги, один процент жалко перечислять. Но с другой стороны, мы не можем сказать, что мы много членов профсоюза потеряли, все-таки 3 тысяч вышло, а 7 вошло, и то, что к нам самостоятельным образом вошло за этот период 8 организаций, это говорит о том, что они надеются на наш профсоюз, и они считают необходимым входить в наш профсоюз. Так что это тоже не самый худший вариант.
 И еще один вопрос: «По информации коллег из Новосибирска и Томска знаю, что процент охвата научных центров весьма далек от 100 процентов».  А мы никогда не говорили, что у нас 100 процентов. Даже на 2006 год было не 100 процентов, у нас было 97 тысяч, а сейчас стало 92, но это уже после больших сокращений.
 Пожалуй, это все.

А.Г.ТОЛСТИКОВ
 У меня есть два вопроса, касающиеся аспирантов. Первый вопрос: «Что же все-таки с регистрацией по месту пребывания для наших аспирантов РАН?» Вопрос решается с мая 2010 года. То есть уже больше года есть проблемы у наших аспирантов – аспирантов Российской академии наук, причем не только в Москве, но эти проблемы есть и в других городах, в Питере и в малых наших научных городах. Вопрос на самом деле решается пока плохо. Вы знаете, что статус ДАСов сейчас несколько изменился, это не просто общежития. И у нас ведутся постоянные консультации и переговоры с руководством академии, переписка, дважды мы обращались к Юрию Сергеевичу по вопросам, связанным с этим, общались с Константином Александровичем Солнцевым. Сейчас мы готовим новое обращение, оно уже, собственно, готово, но его немножко надо подкорректировать, которое как раз связано с системными проблемами ДАСов. Я вижу эту проблему, но не верю, что мы скоро ее сумеем решить. И то, что с мая 2010 года эта проблема висит, она у нас под прицелом, но ничего хорошего я пока вам сказать не могу.
 Еще один вопрос связан с аспирантскими стипендиями. Здесь совершенно справедливо указывается, и Минобрнауки нам не раз говорит: академия вправе сама распоряжаться своими ресурсами. А раз так, то она может установить своим аспирантам стипендию хоть в 20 тысяч, и все будет в порядке. Собственно, такого рода предложение Юрию Сергеевичу мы делали во время одной из наших встреч. Чем он аргументирует нежелание и невозможность самостоятельно принять решение на эту тему? Во-первых, все-таки аспиранты – это не есть наши штатные сотрудники, здесь есть некий ущербный компонент, то есть они не входят в численность работников, хотя их и много – 10 тысяч. Поэтому здесь есть некая особенность. Вы знаете, что аспирантские стипендии относятся к категории стипендий, а не зарплат, и аспирантские стипендии устанавливаются единым документом по всей стране, для всех аспирантур, и это предписано законом о единстве образовательной политики в государстве. Поэтому Осипов не хочет нарушать этой нормы. Если бы это касалось какой-то категории, допустим, стеклодувам надо поднять зарплату в академии, иначе они все уйдут, это было бы его внутреннее решение, и он бы мог отобрать у нас всех и установить им зарплату в 50 тысяч, и мы бы тогда сохранили этих уникальных спецов. А аспиранты не есть таковые специалисты.
 И есть финансовый аспект. Все-таки эта цена вопроса близка к тому, что было по этим ставкам. У нас около 10 тысяч аспирантов, и если мы хотя бы по 5 тысяч добавим им, то это будет полмиллиарда и даже больше. Значит, эти деньги мы с вами должны изъять от нас и отдать  этим молодым. Я не уверен, что это решение будет популярным.
 Вот это все вопросы.

А.К.ЕГОРОВ
 Был вопрос в Контрольно-ревизионную комиссию. Людмила Павловна, пожалуйста.

Л.П.АРХИПОВА
 Владимир Иванович Медведев задает вопрос по поводу численности профсоюза. Я назвала цифру 82 тысячи, а на самом деле сейчас 92 тысячи. 10 тысяч ниоткуда не появились. Вот это как раз говорит о том, что в результате акта ревизионной комиссии по работе Совета профсоюза в 2010 году была такая цифра. Это результат того, что региональные, территориальные и первичные организации не предоставляют статистические отчеты в Совет профсоюза. Вместе с финансовым отчетом надо предоставлять и статистику. А вот эта цифра 82 тысячи взялась из того, что, как я вам говорила, удалось вычислить, сколько с одного человека приходится профсоюзных взносов, и таким образом экспериментальным путем это было установлено. А сейчас при подготовке к съезду вы прислали статистические данные, сколько у вас членов профсоюза, сколько того, сколько сего. Поэтому такая цифра и получилась. Она уточненная, она правильная – 92 тысячи, то, что говорила в докладе Татьяна Леонидовна. А ревизионная комиссия работала с 28 по 30 марта этого года, и многие регионы еще даже ничего и не прислали.
 Вопрос Ивлева: «Где можно ознакомиться с актами и рекомендациями, отчетами и так далее?» С этим можно ознакомиться в региональной и территориальной комиссии советов. Это тоже говорит о том, что председатель региональной, территориальной,  в общем, ответственный за работу в регионе, приезжая в Центральный Совет, назовем его так, не знакомит с теми материалами, которые обсуждались на Совете профсоюза. Это первое. Второе – есть сайт профсоюза. И третье – это информационный бюллетень. Кстати, у меня в докладе про него написано, он изменил форму, он несколько изменил содержание, он стал более насыщенным, там приводятся и внутренние (по нашему ведомству) документы, и правительственные документы, касающиеся науки, и решения Совета, и всякие передвижки. Поэтому информационный бюллетень – это и информационный бюллетень, и методическая помощь в работе советов и руководителей первичных профсоюзных организаций.
 Дальше, чем нужно сопровождать доклад, - презентацией с таблицами и графиками. Следующий состав ревизионной комиссии этим, наверное, и займется.

В.Ф.ВДОВИН
 Есть еще одно обращение, но она такое достаточно тривиальное. Мы с вами уже говорили о проблемах зарплаты в системе здравоохранения. Коллеги из Мурманской организации прислали обращение и просят поддержать, что все-таки неправильно, что в единой системе работы люди одинаковых квалификационных групп имеют разные оклады. Я считаю, что надо поддержать съездом такого рода обращение с тем, чтобы наши медики были точно такими же, как мы все остальные, это было бы правильно. Нет возражений? (Нет). Тогда заносим это в протокол.

А.К.ЕГОРОВ
 Переходим к обсуждению тех докладов, которые прозвучали. Слово предоставляется Долгих Григорию Ивановичу, члену-корреспонденту РАН, заместителю председателя Дальневосточного отделения Российской академии наук.

Г.И.ДОЛГИХ
 Добрый день! Мне очень приятно участвовать в работе V съезда.
 Я бы хотел начать с того, что у нас роль профсоюза во время рынка изменилась по сравнению с ролью профсоюза в советское время. Если в то время у нас роль профсоюза была защищать права граждан между работодателем и тружеником, то теперь роль профсоюза – это защищать права граждан, работающих в Российской академии наук, относительно государства, а не относительно работодателя, который является непосредственно директором, администратором и так далее. Почему? Потому что в советское время государство ставило огромные задачи перед Академией наук СССР, и эти задачи решались. Если вы посмотрите историю, то, оказывается, деньги вкладывались в фундаментальную науку, и там был выход. Это касалось и ядерной программы, и космоса, и машиностроения, и других сфер. Именно фундаментальная наука являлась основой прикладной науки. И эти задачи решались буквально за 4-5 лет. Теперь совершенно другое, теперь профсоюзу необходимо решать другие задачи.
 И здесь, конечно, я не совсем согласен с тем, что у нас в Российской академии наук большая зарплата. Если вы возьмете зарплату, допустим, в Европе, в США, Южной Корее и в нормальных развитых государствах, там зарплата в 8-10 раз больше такого же профессора, как у нас. Я понимаю, что нельзя нашу зарплату поднимать только из-за того, что у нас учителя, врачи, вот эта сфера преподавателей высших учебных заведений из-за того кризиса, который у нас возник, у них не получилось повышения зарплаты. И в это время, конечно, невозможно профсоюзу говорить о том, что у нас маленькая зарплата, потому что относительно других она все-таки лучше.
 Здесь говорилось о среднем возрасте – у нас очень приличный средний возраст. Если мы будем существовать в таком же положении, то через 10-15 лет Российская академия наук просто отомрет, она отомрет сама по себе, потому что у нас такой возраст. А что делать для того, чтобы это преодолеть, чтобы Российская академия наук не умерла? Я думаю, здесь необходимо решать 3-4 задачи, и на это направлять все наши усилия. Первая задача – это, конечно, пенсии. То есть необходимо добиваться, чтобы пенсии были на уровне 70-80 процентов от того, что получает ученый. То есть, почему мы, работая на государство, не являемся госслужащими? Почему мы не получаем такие пенсии? И мы, допустим, руководители институтов, не можем отправить человека на пенсию, обрекая его на нищенское существование, потому что он из 8-10 тысяч рублей должен 50 процентов отдать на коммунальные платежи, а остальное что, покупать китайскую лапшу и есть? И таким образом мы не можем освободить место для молодых.
 А теперь о молодых. Стипендии 2,5 тысячи – это нормально? Молодой человек приходит – стипендия 2,5 тысячи, а через год он женился, через два года у него ребенок, через четыре – второй ребенок. И кто он будет-то? Разве его жена потерпит на такие деньги? Конечно, нет.
60-64
Поэтому  необходимо требовать повышения стипендии хотя бы до уровня  стажера-исследователя, - это 8-10 тыс. рублей. Конечно, 2,5 тыс. – это не та стипендия. Я понимаю, что молодые люди, которые к нам приходят, это какие-то отрешенные люди, потому что приведите мне пример хорошего студента из Москвы, который закончил московский вуз, который пойдет на такую зарплату. Он будет просить от 50-60 тыс.  в месяц, и меньше он говорить не будет. Сейчас идут к нам только отрешенные. Раньше шли не отрешенные, а те, кто учился лучше. Теперь, к сожалению,  в Российскую академию наук идут далеко не лучшие.
О жилье.  Я слушал о жилье и печалился, потому что, например, во Владивостоке, сертификаты – это 1 300 тыс. «Гостинка» стоит 1 800 тыс. Кандидат наук, у которого двое детей и жена, получает сертификат, может добавить 500 тыс., неизвестно у кого взявшего, и купить только «гостинку». Это блага!?  Но почему-то у нас забывают, что  Россия – большая территория и  у Академии наук земля в оперативном пользовании, а нам не разрешают на этой земле строить.  Я знаю, что у Сибирского отделения РАН 153 га. Они составили списки желающих. Но мы не должны забывать и о профессорах, которые тоже в общежитиях живут.  Молодым не дают квартиры, но что мы за общество, в  котором плохо относятся к уважаемым людям?  Прежде всего, о них думать должны и, конечно, о молодых.  Сибирское отделение  написало, что они хотят строить на этих 153 га жилье для молодых и они  отдают их в Фонд Бравермана, и тот обещает  им, может быть, вернуть.  Я разговаривал в декабре: из 153 га 33 га они должны вернуть. Нужно не просить, а требовать, чтобы нам  разрешили строить на наших землях. Мы возьмем ссуду, мы возьмем 5 процентов и  сможем на каких-то паевых условиях построить жилье  (молодым, не молодым!) по себестоимости.  Это гораздо ниже чем то, что есть на рынке.
Четвертое, что, может быть, не входить в деятельность  Российской академии наук, но   вообще катастрофа с нашим школьным образованием. Полтора года назад на Общем собрании РАН выступал Фурсенко и  говорил:  ах, что же происходит с образованием, надо срочно делать реформы!  Я сидел и думал: извините, 10 лет министр,  а кто виноват, я что ли, что  такое образование. У  нас в советское время   физики, математики всегда занимали призовые места на олимпиадах.  В этом году наши ученики заняли 80-ое место.  Китайцы – на 1-ом, американцы – на 19-ом. Кто вырастит из нашего школьника -  физкультурник или домохозяйка, а физики, математики, химии и других наук не будет.  Я сказал, может быть, не оптимистично,  хотя   я по природе оптимист. Эти задачи надо решать срочно, потому что я думаю  (и не только я, -  говорил и с высокопоставленными людьми, и они тоже согласны с этим), что мы постепенно гибнем.  Это не только связано с тем, что сейчас у нас поднимают университеты.  Университеты надо поднимать, но там 80 процентов науки делает как раз Российская академия наук.  Мне всегда нравилось высказывание Евстигнеева из фильма «Берегись автомобиля»: «Насколько бы Ермолова  выступала на сцене лучше,  если бы она 8 часов  в день  провела у станка, а потом играла на сцене». Здесь тоже можно сказать: насколько  бы лучше мы давали результаты,  если бы по 6-8 часов  каждый день  читали лекции или проводили практические занятия в университетах, а  фундаментальные результаты получали бы вечером.
Я выступал для того, чтобы понять наши задачи и   обеспокоиться. Я верю, что они  будут решены.  Спасибо за внимание.

А.К.ЕГОРОВ
 Коллеги, послушайте объявление.
Первое. Редакционная комиссия по Уставу просить дать письменные замечания по Уставу сегодня, что позволит их обсудить более внимательно.
 Слово предоставляется Смирнову Сергею Сергеевичу.

С.С.СМИРНОВ
 Товарищи! Лидер Петербургской организации  нашей организации Сергей Александрович Окулов,  хотя и не получил красного мандата,  но  фактически работает вместе с нами, потому что  он  все время созванивается, интересуется, что  мы сделали, что прослушали, кому предстоит выступить и шлет вам горячий товарищеский привет. (Аплодисменты)
 Наша задача, чтобы наша жизнь, условия труда, социальные гарантии    только улучшались, а ни в коем случае не ухудшались.  Между тем, за последние 20 лет мы очень много потеряли: и оздоровительные лагеря, и базы отдыха, и  землю, и многое другое. Очень хорошо, что  профсоюз РАН помогает сохранить  значительную часть не только нашей интеллектуальной собственности, но и ту собственность, на которую замахивались и продолжают замахиваться «прихватизаторы».  За эти 20 лет они привыкли к совершенно удивительным нормам прибыли в своих делишках и не понимают, что нельзя вечно грабить по такой норме.  Им было предоставлено некоторое имущество и некоторые преимущества, которые они теперь должны возвращать.  Коллективности в их деятельности нет, а продолжаются попытки придумать, как еще что-то оторвать от совместной собственности.  20 лет они страстно проповедовали, что  самое святое – частная собственность.  Но это смешно. Частная собственность – для частного лица. А святым можно назвать только то, что принадлежит обществу, коллективу, профсоюзу например.
 Повышение реальной индексированной оплаты труда,  запрещение каких-то фокусов даже с рассуждением о 40-часовой рабочей неделе,  которая является высоким достижением  международной профсоюзной деятельности за весь ХХ век, совершенно недопустимо. Нам надо быть готовым -  а эти «прихватизаторы» очень быстро и ловко начали завладевать тем, что создавалось нашим трудом  и   трудом предыдущих поколений -  к возвращению украденного и  расхищенного имущества.  В том числе это касается наших оздоровительных учреждений, детских лагерей. Пытаются замахнуться  на поликлиники и больницы. В  частности,  у нас в Петербурге это прекрасные учреждения, но испытывающие большие трудности в своей работе.
 По-прежнему должны быть гарантированными и являться священными наши  права, в частности -  право гордого ношения  профсоюзных наград.  Жалко, что коллеги,  многие из которых имеют эти награды, на съезд приехали  и не желают их надеть. Это право проведения митингов  Полиция должна не издеваться над нами, а  должна охранять нас.
 В отчете и в выступлениях уже говорилось о том, что электронные формы  нашей агитации и пропаганды должны развиваться, и мы  не должны жалеть средств членских профсоюзных взносов на  увеличение этой части работы в добавок к тому, что мы уже делаем  по радио, телевидению и в печатной форме.
 Налоги.  Безусловно, налоги должны быть только по прогрессивной шкале.  Хватит издеваться! Каким образом может профорг или председатель профкома объяснить своим товарищам  и вновь вступающим в профсоюз,  почему такое хамское налогообложение. Тех, у кого маленькая зарплата, вообще надо было бы освободить от этого налога.  Однако налоговая шкала построена так, что  она является просто издевательской.  Мне, как представителю Пулковской обсерватории,   часто приходится размышлять и отвечать на вопросы о связи с внеземным разумом.  Если бы к нам на съезд явился бы представитель внеземной цивилизации,   как бы я мог ему объяснить, что такой ужас,  такая непоследовательность, такая  дикая неразумность с этими  налогами.  В следующий промежуток после избрания нового Совета мы  должны  более активно  действовать в этом отношении  и заявить свою твердую позицию.  Хватит воровать -  наворовались, теперь давайте платить! Установили себе высокие зарплаты – не ленитесь платить и  высокие налоги!   Иначе по-прежнему слова «элита», «работодатели»  будут сопровождаться издевательскими усмешками. Как они издеваются над народом, также будет и ответная  реакция.  Работодатели, элита, олигархи  лишаются ощущения реального  состояния общества и тем  самым ставят и новые правовые вопросы,  с которыми им самим рано или поздно в развитии общества или профсоюзного движения  придется столкнуться.
 Поскольку  полагается давать оценку работе, то я предлагаю оценить работу Совета и  КРК как удовлетворительную.
 И еще одно слово по одному документу.  Правительственные издания часто используют замысловатые формулировки и слова.  Мне кажется, что в заявлении, которое нам предлагается принять (в целом совершенно правильном)  «Об  образовании  как  цивилизационной обязанности государства», слова «цивилизационная», а потом и «нация»   не очень хорошо звучат.  Может быть, сказать ближе к русскому языку,  чем такое соединение как «цивилизационные  интересы нации», -  «социальные интересы социума или общества»!  (Аплодисменты)
65-69

В.Ф. ВДОВИН
Предложение хорошее. Попросим редакционную комиссию включить его. Спасибо.
Но здесь прозвучало еще одно предложение по поводу того, чтобы профсоюз занимался общенациональными проблемами.
Единство мнений здесь есть?
Поддерживает ли Съезд предложение  о введении прогрессивнеой шкалы налогообложения?
С места:
Да!

В.Ф. ВДОВИН
Отлично!
Есть ли возражающие?
Есть один.
Кстати, я бы тоже воздержался. Причина к этому есть, но она совершенно абсурдная
Александр Александрович выступает.

А.А. САМОХИН
Как-то приходилось здесь говорить, что проблемы профсоюза и Академии наук в некотором роде весьма схожи.
Мы сейчас сидим в зале. Этот зал академический. Сидим мы в ужасной духоте.
Один из предыдущих докладчиков, намекнул, что он и пиджак не надел,  а хотел бы.
Зал академический, мы профсоюз, который вроде бы обязан заниматься условиями работы. И вот мы сидим в этих условиях и отмахиваемся от всего этого профсоюзными документами.
Это я к слову. На этом дальше я не буду останавливаться.Но ситуация, на самом деле, гораздо серьезнее. Это частный эпизод.
К сожалению, подготовка к Съезду оказалась полностью сорвана. У нас не было полноценного предсъездовского обсуждения, говорилось и писалось за год, как минимум. И это, я считаю, очень серьезным организационным провалом.
И именно из-за этого возникают разные вопросы, которые были бы полностью сняты, если бы такое обсуждение было. Но его не было. И вопрос почему,  очень серьезный.  Его надо будет еще выяснять. Но так или иначе это уже факт.
И этот факт нельзя оценить, как удовлетворительный. Это неудовлетворительный факт. По этому признаку работу соответствующих структур профсоюза никак нельзя назвать удовлетворительной.
И, кстати, одним из проявлений этого факта явилось то, что для многих, даже членов Совета, вчера стала полной неожиданностью наша кадровая проблема.
Оказывается, у нас есть проблема с будущим руководством нашего профсоюза. Наверное, многие уже знают.
Я не буду сейчас на этом останавливаться, но Вячеслав Федорович снял свою кандидатуру. Взял самоотвод. Этот вопрос еще будет обсуждаться.
Но тот факт, что это дошло до делегатов, членов профсоюза только сейчас, это тоже провал. Это не просто частный вопрос. Этот вопрос связан с вполне понятным решением товарища Вдовина. Человек решил пойти другим путем. Это вполне естественно,  понятно.
Но то, что у нас в профсоюзе существует тяжелая кадровая проблема на  очень многих уровнях, это тоже провал организационной работы. И эту часть тоже никак нельзя оценить удовлетворительно.
В целом можно говорить, что все у нас хорошо, за исключением этого, этого. Но я про это написал, и, наверное, Вы смотрели.
Теперь конкретное замечание. Я надеюсь, что стенограмма этого Съезда будет своевременно доступна всем членам профсоюза. А стенограмма предыдущего Съезда до сих пор не доступна. Не буду сейчас на этом подробно останавливаться, потому что времени нет. А аудиофайл всех этих выступлений на нашем мероприятии, на мой взгляд, должен быть вывешен на сайте профсоюза фактически сразу после окончания Съезда. Технические возможности для этого есть.
Я думаю, профсоюз такое естественное предложение поддержит.
 Нет возражений?
(С места: Нет!)
(Аплодисменты)
И последнее, что хотел сказать, в плане предложения. Мне кажется, что этот организационный провал — отсутствие предсъездовского обсуждения можно в известной степени компенсировать обсуждением после Съезда. Там у нас время будет.
Может быть, создать специальную комиссию, может быть, без комиссии, но надо аккуратно пройтись по ситуации в нашем профсоюзе, которую мы всерьез никогда не обсуждали.
Здесь тоже ситуация очень похожая на ситуация в Академии наук. Я цитировал выступление одного академика, который писал, что мы собираемся на Общее собрание, обсуждаем научные проблемы, а ситуацию в Академии наук ни разу не обсуждали.
Вот эту ситуацию нам нужно обсудить всерьез, с соответствующими выводами, не торопясь, обстоятельно. И, может быть, первый шаг сделать на Поволжской ассамблее, а потом и на специальном заседании, посвященном только этому вопросу.
Спасибо за внимание.
 (Аплодисменты)

А.К. ЕГОРОВ
Спасибо.
Докладчики правом реплики воспользуются?

В.Ф.ВДОВИН
Александр Александрович! В интеграле оценка удовлетворительная или нет?

А.А. САМОХИН
Это как Съезд решит.

В.Ф. ВДОВИН
Ваша оценка?

А.А. САМОХИН
Надо рассмотреть все.

В.Ф. ВДОВИН
Ваша какая оценка?

А.А. САМОХИН
В интеграле склоняюсь к положительной оценке, но с обязательным обозначением тех пунктов.

В.Ф. ВДОВИН
Итак, Александр Александрович ушел от ответа.
Сейчас идет обсуждение доклада и обсуждение работы.
Замечания сделаны. За них Александру Александровичу спасибо.  Жаль, что он не взялся оценить со своей точки зрения нашу работу.
А предложение его, как в рамках Съезда, так и после Съезда, заниматься эффективностью нашей работы, я считаю, безусловно должно быть принято. Точно также как и по части выкладки стенограммы в общедоступное поле, чтобы все могла ознакомиться. Это вполне разумное предложение, и мы должны его выполнить.
С места: По кадрам.

В.Ф. ВДОВИН
По мнению Александра Александровича, у нас тяжелый кадровый кризис. Я не считаю, что кадровый кризис у нас имеется. Проблемы кадровые, конечно есть. Они есть и в Академии.
Да, это отражение проблем всей Академии.
Есть вполне дееспособные люди, которые представили огромную работу всего профсоюза. Я считаю, что здесь сгущены краски на эту тему.
Но в то же время в докладе Татьяны Леонидовны Росляковой прозвучало, что у нас есть вакансии, есть возможности, и нам следует укреплять наши рабочие органы.
Вчера Совет профсоюза рассматривал эти кадровые вещи. Я не без удовольствия отметил, что выдвинуто довольно много новых людей в состав Совета.
В составе Совета осталась большая часть его коллектива. И это тоже приятно. Это работоспособные люди.
В проект состава Совета, (я видел последние предложения) не включен, по-моему, Виктор Степанович Миронов по собственному желанию. Вся остальная команда, включая Самохина, Ваш покорный слуга и есть новые люди выразили готовность продолжать работу в составе Совета.
А что касается меня, то созрело решение, что надо провести ротацию в верхнем эшелоне. Я должен рассчитывать на поддержку Вас всех. Но уходить от этой нашей работы я не буду. Но в силу определенных собственных обстоятельств я не имею возможности вести работу на первой позиции должным образом. Но вторые-третьи позиции, если мне будет что-то доверено, я буду продолжать выполнять эту работу.
И мне не кажется, что ситуацию надо рассматривать, как кризисную. Мне кажется, что ситуацию надо оценивать, как рабочую. Надо находить новых людей (они у нас уже подобраны), и продолжать работу. В первую очередь, это молодой слой Совета, которых надо пробовать в деле.

Т.Л. РОСЛЯКОВА
Уважаемые коллеги!
Когда я отвечала на вопросы, я совместила две записки. Одна оказалась от совершенно другого делегата. Эти записки похожи друг на друга, поэтому я их сплюсовала.
Тем не менее, я хочу прочитать: «Вы не ответили  на вопрос:  увеличение зарплаты научных сотрудников анонсировано Президентом Российской Федерации. Реально средняя зарплата всех сотрудников по отношению к инфляции не изменилась. Неудовлетворительная работа профсоюзов».
Во-первых, должна сказать, она не анонсирована Президентом. На самом деле, было постановление правительства 236 о введении пилотного проекта. И мы вместе с вами проходили этот пилотный проект поэтапно. А после того, как был пройден очень сложный трехгодичный этап, министерство прислало нам рекомендации, чтобы можно было для бюджетной сферы сделать новую систему оплаты труда, чем Академия и мы очень активно в этом плане занимались.
Я сказала в докладе коротко, но отметила, что нам удалось добиться, чтобы базовый оклад был выше, чего не сделали медики, потому что руководство сориентировалось на трехсторонний приказ. Они проиграли,  потому что малюсенький должностной оклад и огромное количество всевозможных надбавок, которые то ли получал, то ли не получат.
Проблема в этом, безусловно, есть.
Еще раз повторяю, от 10 до 17 тысяч рублей «голый» оклад — это мизер. И если бы наши сотрудники не получали дополнительно, конечно, это бесконечные копейки. Но над этим надо работать и идти вперед.
Мы не зря в «Основных направлениях» ставим эту программу на первое место. Надо добиваться европейских стандартов в этом отношении.
Если я недоответила, прошу в рабочем порядке пообщаться.

В.Ф. ВДОВИН
По поводу неудовлетворительной оценки работы профсоюза.
Это право делегатов. Мы это должны принять и в протокол включить.
Но в то же время Ваше заявление о том, что зарплата не выросла, это не соответствует действительности, даже с точки зрения инфляции.
Да, инфляция «съела» значительную часть той прибавки, которую нам принес пилотный проект. Но тем не менее зарплата выросла. Есть и статистические данные на эту тему, и есть совершенно четкий рост благосостояния наших трудящихся.
Марки автомобилей, которые за последние пять лет стали парковаться около институтов, стали совершенно иными. Профком начинает решать проблему парковки автомобилей и тому подобные вопросы.
Этих проблем не было пять-десять лет назад. Тут и объективные и субъективные вопросы.
Есть еще один вопрос. Я должен ответить. Правда, он был не ко мне. Я сходил к Анатолию Ивановичу Широкову, проконсультировался.
Вопрос: «Как удается украинцам платить стипендии аспирантам более высокие, чем России?» Он ответил мне словами классика украинской политической беллетристики: «Украина не Россия».
 (Аплодисменты)

А.К. ЕГОРОВ
Уважаемые коллеги!
Мы так плавно обсудили доклады и подвели предварительный итог.
 По регламенту у нас обед.
            

(П е р е р ы в)

70-74

                                                               

Вечернее заседание

А.К.ЕГОРОВ
 Продолжим нашу работу. Слово предоставляется Черешневу.

В.А.ЧЕРЕШНЕВ
 Свое выступление я буду сопровождать демонстрацией слайдов.
 Начну с наукоемких технологий. Если мы не вкладываемся в технологические уклады, то как мы переносим кризисы? Вот отсутствие пятого технологического элемента, и пожалуйста, 2009 год – кризис. Посмотрите, Китай – рост валового продукта на 8 процентов, Россия – падение на 8 процентов. Вы видите, тут и США, и Япония - у всех падение на 2, 3, 4 процента, но самое большое падение из «восьмерки» в России, самое большое повышение – в Китае. Потом Индия, немножечко в Бразилии – 2 процента, но Китай показывает пример. А вывод экономистов такой, судя по динамике, что экономические кризисы не закончились, они будут повторяться и тоже будут ускоряться, следовательно, мы так и будем переносить эти кризисы, если не будем развивать наукоемкие технологии.
 Как выходить из этого? Развитый мир делает ставку на науку – основного поставщика новых технологий. Создание инновационной экономики требует защиты интеллектуальной собственности. Вот открывается  инновационное предприятие в Японии, что нужно? Принести патент, что это ваша интеллектуальная собственность, что это можно разработать и внедрить. Все, больше никаких документов, никаких справок, ничего, там уже арендуете, и все. Вот главный критерий.  То же самое в Германии, то же самое в Соединенных Штатах.
 А вот, пожалуйста, количество патентов, только подчеркну сразу, международные патенты, полученные в  2009 году, которые поддерживаются. Вот смотрите, в мире 155 тысяч патентов, в основном связанных с пятым укладом, с некоторым переходом на шестой уклад. И кто сколько этих патентов имеет? Соединенные Штаты – 45 тысяч, Япония – 30 тысяч, Германия – 15 тысяч, Россия – 569. Чтобы сравнить, вверху посмотрите, фирма «Панасоник» (Япония) имеет 1892 международных патентов – в три раза больше, чем Россия. То есть кончилось то время, когда японцы и корейцы схватывали наши патенты, реализовывали за копейки и так далее. Сейчас всё поменялось. Россия имеет 569 международных патентов, не потому что мало, а потому что вывозят и реализуют на Западе. Невыгодная система, потому что часть 4 Гражданского кодекса, которая посвящена интеллектуальной собственности, не определяет четко ни гонорары, ни вознаграждения, ни кто обладатель и так далее. И поэтому это способствует тому, что все уходит на Восток и на Запад.
 Болевыми точками нашей инновационной системы являются слабость прикладной науки, отсутствие крупных высокотехнологичных компаний мирового уровня и низкая восприимчивость экономики к инновациям. А государственная поддержка науки – это не только у нас; в мире, везде сегодня серьезная государственная поддержка. Вот что в Соединенных Штатах делается – два мощнейших центра создано. НАСА – это не только космонавтика, а это любые договора по любым проблемам, от биологии до космоса. И второе мощнейшее агентство – это Агентство перспективных оборонных разработок, которое  финансирует практически 70 процентов конкретных разработок гражданской науки. Вот мы слышим, что 20 триллионов предполагается до 2020 года истратить на оборону, но мы даже не знаем, сколько на науку. Кто об этом знает? По каким статьям идем? Мы в Думе не можем узнать, сколько тратится на военную науку. Вот на гражданскую – 70 миллиардов 100 миллионов, а на военную? Примерно адекватно. А есть целое агентство, которое этим занимается.
 Сегодня императивы дня – укрепление института государственных научных центров, основы прикладной науки, как остатки. У нас было 6 тысяч прикладных институтов, осталась тысяча. Среднее количество работающих в институте было  1000-1500, сегодня – 50-100 человек. Видите разницу?
 Совершенствование структуры государственных академий наук и его правового обеспечения и развитие университетской науки, но адекватно, обоснованно и с тем, чтобы было понятно, почему у нас такой пузырь мыльный надувается – университетский исследовательский центр, и в это время финансируется фундаментальная наука. А из этих университетских идут за сотрудниками в Академию наук. Почему, кто разработал, где система? Мы просим Минобрнауки обосновать - а вот конкурсы, лоты и так далее. Нельзя эти рыночные вещи конкурсные просто стихийно вносить, и если имеется такое мощнейшее достижение, как фундаментальная наука в рамках Академии наук, почему же ее не использовать? Почему не на это направить законы, а на раздувание очередных пузырей?
 Посмотрите, правовое обеспечение, которое необходимо и нам достичь. У нас сегодня примерно 8 тысяч действующих законов в Думе, в Соединенных Штатах – 22-23 тысячи, и каждый год дополняется, чтобы наука функционировала. Я назову некоторые из них: Закон о национальных кооперативных исследованиях, Закон о торговле и конкуренции, Закон о трансфере федеральных технологий, Закон о налогах в целях оздоровления экономики, Закон о справедливом налогообложении и финансовой ответственности, Закон о высокотехнологичных совместных научно-технических предприятиях, ну и так далее и тому подобное.
 Нам, конечно, надо совершенствовать аппарат науки. Необходима политика, которая обеспечивает союз бизнеса, науки и руководства, и государственных академий наук в лице государственных центров, вузов и российских государственных академий наук. Посмотрите, что делается в стране сегодня. 80 федеральных ведомств – агентства, министерства – распределяют деньги на науку: Минздрав – на медицинскую науку, Минобр – на университетскую науку, Министерство экономики – на свои лоты, гранты и так далее. 80 распределяют, 12 федеральных органов власти отвечают за защиту прав на получение интеллектуальной собственности, три органа координируют взаимодействие, и ни один не отвечает за конечный научный результат. С кого спросить? Вот деньги внесены, а почему не внедрено? У вас в лоте написано – производство конкретного лекарства, где оно? А вот там смежники подвели и так далее. Отговорок миллион. То есть требование, чтобы ввести, по аналогии с зарубежными коллегами, Госкомитет по науке и технике, пускай он по-другому называется, с особыми полномочиями, возглавляемый вице-премьером, который над всеми, который может проверить академические исследования в плане выполнения, отраслевые и так далее и остановить работу любой программы, любой темы. Вот были полномочия – был результат, был один ответственный – Госкомитет по науке и технике. Сегодня этого нет.
 Перейдя к работе комитета, хочу сказать, что у нас в комитете сегодня работают 15 депутатов,  причем три представителя «Справедливой России» во главе с председателем партии Левичевым и руководителем фракции Мироновым, 3 представителя КПРФ во главе с Алферовым и руководителем партии Зюгановым, один представитель ЛДПР – Дубровская Татьяна и 8 представителей «Единой России». Первый год было довольно сложно. Сейчас это комитет, работающий дружно и четко понимающий, что в науке надо не руководство наукой, а самое главное, обеспечить возможности заниматься наукой. Сейчас у нас такое единое мнение у всех, и никаких противоречий не возникает.
 И я хочу вас познакомить с теми законами, которые приняты, что разрабатываются конкретно, чтобы вы имели представление. Не обо всех, конечно, из 50-ти, что сегодня в портфеле, о некоторых только скажу. «О патентных поверенных», в двух Думах он никак не утверждался, мы его за полгода провели. «О внесении изменений в статью 8 Федерального закона «О статусе наукограда в Российской Федерации» - все наукограды получили подтверждение. «Об инновационном центре Сколково», «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об инновационном центре Сколково» - они сопряжено шли. Вот спрашивается, а что нам мешает в России инновациям? Мы полгода работали над законом по Сколково, мы четко отвечаем – мешают 102 закона. Мы 102 закона отменили – по налогам, по земле, по отчетности, по всему, и тогда стал центр Сколково. Вот чтобы все было, как в Сколково – по налогообложению, по квартирам, по приглашениям, по отсутствию виз, по зарубежным контактам и так далее, нужно 102 закона сегодняшних отменить. И тогда будет нормальный инновационный процесс. Но Минфин стоит строго на страже всего этого. А откуда закрывать дыры? Сейчас сделали налог 34 процента для крупных предприятий, до 30-ти, 4 процента выпало, правительство на Думу: 400 миллиардов рублей, товарищи думцы, решайте, чем заполнить. Значит, откуда будем брать? Опять бюджетники, опять сокращать программы. Ну а где? Бизнес, что ли? Бизнес не пустит. Поэтому все эти проблемы очень и очень серьезные.
 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания малых предприятий при академиях и при вузах». Тут тоже много вопросов.
 Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты по вопросам создания малых предприятий». Закон закрепляет возможность создать эти предприятия.
 Проект Федерального закона «О внесении изменений в статью  27 закона «О высшем послевузовском профессиональном образовании». Закон наделяет хозяйственное общество правом (добавка к 217-му закону) предоставлять третьим лицам использование результатов интеллектуальной деятельности. Сейчас еще одна добавка, что сам вуз или институт, организовавший малое предприятие, может быть непосредственным участником всех этих процессов, не сбоку наблюдать,  общественником быть не может, только учредителем. Неверно. Все должны зарабатывать, в том числе и сотрудники, работающие в конкретных институтах.
 Проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты по вопросам обеспечения технологического единства научной и научно-технической деятельности».
 Проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам разграничения полномочий между органами государственной власти и региональными». Это то, что в 71-й статье Конституции четко сказано: должны быть конкретизированы основные полномочия субъектов и федеральных, то, что отменил 122-й закон, чтобы у регионов не спрашивать, регион сам должен решать, что ему надо, а не просто так огульно запретить финансирование фундаментальных исследований.
 Проект Федерального закона «О внесении изменений в части благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности субъектов малого и среднего предпринимательства». То есть это тоже опять опора на Сколково. Вот даже ради того  нужно было принять «Сколково», чтобы убедиться, что мешает инновационной деятельности в России. Это как раз сегодня идет расширение, на малые и средние  инновационные предприятия при вузах и при Академии наук распространить еще больше налоговых льгот по аналогии со Сколково.
 75-79
(Слайд)  О науке. В части уточнения «научная организация». Написать «не менее 60 процентов занимающаяся наукой». Нет.  Международный институт космических исследований – три человека.  Выигрывают лоты, и берут в подряд кого  - университеты и Академию наук.  А почему? Нет понятия, ушла аккредитация научных  исследований. Мы просим: давайте введем, что такое научная организация.  Не могут три человека во главе с доктором наук и  два менеджера организовать  институт  международных космических исследований.  Они все международные, все в одной комнате и чаще всего  в третьей комнате  квартиры организатора. Адрес юридический совпадает с домашним. Потому что до сих пор у нас нет понятия, что такое научная организация.
(Слайд) Закон о государственно научно-технической политике в  части  обеспечения комплексного  решения вопросов деятельности государственных  научных центров. Остался небольшой островок – 50  ГНЦ прикладной науки.   Нет никакого положения о них. Как бы они не участвовали в лотах, Миннауки говорит: Нет, нельзя вам участвовать, вы - не те! Почему мы не те?  А у вас не записано,  что вы занимаетесь  фундаментальными исследованиями. Запишем! Вот запишите, будем рассматривать.  И идет такая волынка. Нет положения о ГНЦ.
(Слайд)  Опять о науке и государственной научно-технической политике в части  законодательного регулирования государственного сектора науки.  То есть, нужно определить, что мы относим к государственному сектору науки вслед за понятием, что такое  научная организация.  Чтобы прикрыть ворота всякого рода шарлатанов, которые  тут же моментально рождаются как грибы, с любым грифом «фундаментальные», «прикладные», «ГНЦ»….  Поскольку нет конкретного положения, они   тут же моментально просачиваются.
(Слайд)  Проект федерального закона «О внесении изменений по поддержке научно-технической инновационной деятельности правового статуса фондов». Имеется в виду правовой статус РФФИ, РГНФ.  В первом чтении он прошел, но  сейчас столько поправок,  столько изменений!  В понедельник мы будем рассматривать во втором чтении.  Больше 200 поправок  на 70 листах. Со всех сторон пытаются урезать эти фонды,  пытаются записать: давать академиям наук или не давать, разбирайтесь, где фундаментальные исследования и т.п. Ясно и так:  Российский фонд фундаментальных исследований. Просят определить, что такое фундаментальная наука, что такое прикладная наука. То  есть растянуть, разорвать, чтобы   закон не был принят.  Таких глупостей много, но надо все  обосновывать, поскольку без этого не будет полноценного закона.
(Слайд) Закон   о внесении  изменений,  касающиеся   деятельности государственных академий наук и подведомственные им организации.  Во вторник я его докладывал в первом чтении. Прошел единогласно,  440 депутатов поддержали.  Проект определяет  организационно-правовые нормы  государственных академий наук (их у нас  шесть во главе с Российской академией наук), а также  подведомственных академиям  наук организаций.  Государственная академия наук наделяется правом осуществления  от  имени Российской Федерации  полномочий собственника федерального имущества. Подведомственные  государственным академиям  учреждения  - в форме   государственных учреждений,   государственных унитарных предприятий или  автономных учреждений.  Если бюджет не назвался, ты ничего не можешь сделать. Пришлось три поправки сделать в Гражданский кодекс и изменить четыре основополагающих  закона, чтобы   сделать  закон о государственных академиях наук.  Три года ушло на это, но пошло. Думаем, что в сентябре-октябре должны принять, чтобы вновь не  принимать  в трех чтениях до конца декабря   закон по государственным академиям, где разрешается бюджетное финансирование по тем правилам, которые существуют для бюджетных организаций.   Опять будет по субсидиям. Но это выгода для академии наук, которая сама будет определять  свои финансы.
(Слайд) Проект федерального закона «О внесении изменений в федеральный закон о  высшем послевузовском образовании». Совместно с Комитетом по образованию мы пытаемся  выделить четкую квоту, чтобы не просто – тысяча ставок на один год.  Когда будет вторая тысяча, никто не знает.  Надо, чтобы была система, что ежегодно для  Академии наук готовится тысяча по таким-то направлениям. Надо, чтобы в законе было написано, а не так:  через годик посмотрим, может быть еще….!  Что получилось? За три года, с 2004 по 2006 г., сократили Академию на 20 процентов, из 111 тыс. сделали 91 тыс.   А сейчас нам по тысяче в год дают!  За три года 20 тыс. убрали, а сейчас  - по тысяче в год.  А мы: вот здорово, государство занимается!   Еще 20 лет надо ждать, чтобы восполнить то, что  было в 2004 г.  Причем, сами взяли и сократили.
(Слайд) Проект закона «О  государственной поддержке инновационной деятельности Российской Федерации».  Самый длительный закон. 3,5 года над ним работали.  Это «Аля «Сколково», но для всех.  Минфин здесь не дает никаких поблажек. Мы говорим: десять  налогов снять!  - Нет, два -  можем,  восемь – нет.  Нас это не устраивает, опять это будет половинчатое решение.
К первому чтению выйдем в сентябре-октябре. Это серьезный, всеобъемлющий и самый длительный закон, написанный на 50 страницах.
 (Слайд) Все наиболее значимые вопросы, которые рассмотрел комитет,  реализованы в виде «круглых столов», слушаний, в которых активное участие принимает и представители руководства Академии наук.  Вячеслав Федорович, Татьяна Леонидовна – участники всех этих процессов.  
Это «Законодательное обеспечение инновационного развития».  Как правило, проводятся выездные заседания. Это  Зеленоград,  Обнинск, Екатеринбург, Саранск (трижды), Санкт-Петербург, Новосибирск, Томск.   Отсюда и рождаются идеи и пытаемся реализовать это в законотворческом процессе. «Оценка результативности организаций как субъектов инновационной деятельности», «Законодательная поддержка процессов кадрового потенциала инновационного развития России» и т.д.
Завершая свое выступление, хочу сказать, что я знаю работу руководства профсоюзом и тоже предлагаю  признать вполне удовлетворительной, потому что действительно мы чувствуем  поддержку. 
У нас при комитете работают семь советов: два – по инновационному развитию, остальные – по направлениям.   Как правило, их возглавляют академики.  В этих семи советах   работают 40 членов  Академии. Работа  достаточно плодотворная. Мнение, что Дума опять что-нибудь  выкинет для науки, к счастью, прошло.  Все знают, что в думе есть люди,  которые этого не допустят. А если что-то взрывоопасное, мы сразу обращаемся в профсоюз,  к руководству Академии, к другим академиям.  Например, сейчас был закон по фондам. Практически все  президенты академий наук  пришли на рабочее совещание по слушанию закона по фондам  во втором чтении, и академик Некипелов – от Российской академии наук.  Я хочу сказать, что  и руководство понимает, что этим надо пользоваться, потому что не сделаем какой-то шаг -  многое пропустим.
Спасибо за внимание. (Аплодисменты)

А.К.ЕГОРОВ
 Валерий Александрович, если у Вас есть немного времени, позвольте нашим коллегам задать  несколько вопросов.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА
 Валерий Александрович, в курсе Вы или нет, что у нас патенты никто не может делать.  У нас нет таких специалистов. Я работаю в Физтехе, у нас главный патентовед, которому 75 лет,  говорит:  я  последний, за мной никого нет! Это первый вопрос.

В.А.ЧЕРЕШНЕВ
 Мы же все разогнали: и патентные бюро, и спецотделы. Все надо восстанавливать, потому что все стало открытым, все стало доступным и все реализуется  совсем не в наших регионах. Безусловно, все надо восстанавливать.  Сегодня в 13.00 начался «Правительственный час». Я там около часа побыл и поехал сюда.  Министра спорта Мутко спрашивают: «Как Вы считаете, можно опять ввести ГТО?»   Он говорит: «Можно ввести, но года через три-четыре. Когда мы создадим систему подготовки для  всех, тогда можно вводить ГТО, а сейчас какое ГТО?!»   То есть, я хочу сказать, что опять возвращаются к тем  нормальным, проверенным вещам,  которые массово давали здоровье всем.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА
 И второй вопрос по финансовому обеспечению патентов. Нужны  деньги. Пока их нет, патентов не будет.  Мы сами тоже можем написать, - не так квалифицированно, но нужны деньги.

В.А.ЧЕРЕШНЕВ
 Все правильно. Но опять нужен соответствующий закон.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА
 Валерий Александрович,  мы как профсоюз занимаемся защитой интересов работников.  Центральным объектом всех инноваций  является научный сотрудник.  Когда мы в конце-концов  получим некий документ,  который защищал бы научного сотрудника? Как мы предполагаем, этот документ должен быть о статусе научного работника.

В.А.ЧЕРЕШНЕВ
 Да, есть такая поправка, которая неоднократно вводилась.  И в законе о научном учреждении, и в законе о  государственных научных центрах  есть «права и обязанности научного сотрудника». Пока не проходит, потому что там написано  соответствующее «пенсионное обеспечение» и т.д.  Нам говорят: «Вы сразу напишите, откуда брать деньги. Пишите: из Минобороны взять столько-то,  из  Минобразования взять столько-то… Мы не можем 400  млрд. найти на решение президента, а вы нам здесь о статусе научного работника, пенсионном обеспечении…»

ИЗ ЗАЛА
 Надо ввести прогрессивный налог!

В.А.ЧЕРЕШНЕВ
 Кто был за прогрессивный налог? Какая партия?  Только одна, все остальные не поддержали.   Кстати, весь мир так живет. В США  определенные люди платят до 80 процентов в год   от прибыли.  80 процентов своей прибыли отдают государству.  Сейчас у нас вручалась премия «Глобальная энергия».  Это миллион долларов на двоих. Наш получил 500 тыс. долларов, а американец в итоге получил 240 тыс.,  а 260  тыс. отослал по месту жительства.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА
 Валерий Александрович, во-первых, огромная благодарность за защиту РФФИ и РГНФ.  Каковы шансы, что они не только будут сохранены, получат статус, а люди получат деньги, но и получат нормальные деньги, хотя бы сравнимые с грантами ЭФЦП?   И сразу второй вопрос: что за безобразие с  ЭФЦП  и куда смотрят депутаты и Правительство, потому что их критикуют много лет. Все лежит на сайтах,  у шести экспертов абсолютно одинаковые оценки. Просто очевидно видно, что они заранее согласованные. Это не экспертиза, это очевидная фальсификация. Это делается  на глазах всего народа на протяжении нескольких лет.  Сажать надо!

В.А.ЧЕРЕШНЕВ
 Когда после науки погружаешься в законодательные вещи, делаешь очень много открытий.  Вы спрашиваете:  будет ли  достойное финансирование  по РФФИ и РГНФ в следующем году? Не будет!   В этом году – 6,5 млрд., в следующем году – 6,5 млрд., в 2013 г -  6,.4 млрд. Как оно может быть другим,  если все заморожено на тех же цифрах?!  Все заложено в бюджете. У Гуманитарного фонда  был миллиард,  в 2013 г. будет 1.100 млн. рублей.
80-84
А ФЦП? Вы спрашиваете, куда депутаты смотрят?
Федеральные целевые программы — министерские... Никакого отношения Дума к ним не имеет. Она только утверждает бюджет Министерства обороны и т. д. И все. Они сами решают, куда направить деньги.
Вы что думаете, они так приняли решение финансировать университеты на пять лет 80 миллианачинаютрдов, а по центральной части Академии наук — 6,2, а в 2013 году — 16,1, 16,2, 16,0млд. А где инфляция?
Эти цифры никто не скрывает, они все опубликованы.
Мы спрашиваем, на каком основании в четыре-пять раз увеличивают финансирование вузов, исследовательских университетов и на нуле остаются государственные академии наук? Отвечают, что надо развивать университетскую науку, она отстала, ее вообще не финансировали. Хорошо, она будет профинансирована, уйдет вперед, но отстала и Академия наук — основной источник. И нам начинают доказывать, как во всем мире.
Не надо говорить, как во всем мире. Во всем мире нет государственных Академий наук.
Петр 1 думал 16 лет.
В понедельник я делал доклад о Ломоносове в Архангельске. Там было выездное заседание Президиума Уральского отделения.
Ломоносов, Ломоносов, Ломоносов.
В неграмотной феодальной стране, какая Академия наук? А нравится: в Германии — академия, в Италии — академия. Четырнадцатый век, как придумать? И придумал.
Кто придумал «утечку мозгов»? Петр 1.  Что он сделал? Пригласил двадцать лучших ученых. Эйлер — выдающийся математик — 25 лет. Бернулли — 18 лет и 20 лет, два брата. Теорему открыли. И таких двадцать человек.
Предложили десятый чин статского советника, дом в Петербурге, любое оборудование в течение года и зарплата 1000 рублей золотом на первый год, а дальше, как работать будете. Через год назвали «Санкт-Петербургская императорская Академия наук», и ни один из двадцати по-русски не говорил. Что делать? Петр 1 назначает своего лейб-медика, личного врача президентом Санкт-Петербургской императорской Академии. Через два года все заговорили по-русски, и ни один не уехал, кроме Вольфа, который поссорился с Миллером.
Надо историю знать и понимать. Ничего так не получается и не возникает просто так.
Нужна воля, нужно понимание всех этих процессов.
А то, что министерство имеет огромную власть, огромные деньги в виде целевых программ,  и все это завязано с коррупцией, разве мы это не знаем? Кто выигрывает, как выигрывает и т. д.? Все понятно, все известно. Но механизм власти такой. А как повлиять? Только законами.  За неисполнение надо наказывать. Но к этому надо привыкнуть. Надо понимать, что мы все участники процесса.

В.Ф. ВДОВИН 
Валерий Александрович, я еще маленький вопрос задам.
Мы все изучали стратегию Минэкономразвития, что будет у нас с наукой, и там есть перечень законодательных инициатив. Профсоюз не имеет такого права, а министерство имеет.
Там написано, что в 2011 году по плану законодательных инициатив введение возрастного ценза возрастного ценза с государственных академиях наук.
У Вас уже этот законопроект есть? И каковы перспективы этой идеи?

О.А. ЧЕРЕШНЕВ
Это концепция. Это не законопроект. Пока есть концепция инновационного развития. Она очень критичная.
Там есть возраст 70 лет.
Думаю, наши чиновники настолько ловки во всем, что на выходе будет 95 лет. (Смех в зале).
Конечно, было бы здорово!
Я два срока был председателем Уральского отделения. Смена в любом деле должна быть, кроме личной жизни. (Смех).
Новый человек приходит, он по-другому смотрит.
Пришел мой заместитель, Валерий Чарушин.  Новая струя. Он же хочет зарекомендовать себя, чтобы было лучше.
Молодая команда — это естественно, это нормально. Науку всегда делали молодые.
Хоть про Сталина мы говорим (понятно, никаких оправданий нет тому, что было), но в этой части, посмотрите. Курчатов  - 40 лет доктор наук. Никто его не знал. Когда были выборы в 1943 году, компанию Иоффе развил, и на место Курчатова избрали другого. И когда Берия доложил Сталину, что избрали не Игоря Васильевича, а называет другую фамилию, что Академия наук избрала другого. Курчатов не был членом-корреспондентом, а избрали члена-корреспондента из его же лаборатории. И Иоффе этому способствовал не потому, что он не любил Курчатова. Они все просчитали: мы возьмем человека не проходного, а Сталин даст еще одну вакансию. Так и получилось.
Дали две вакансии. И на следующий день было забавно: все академики, которые выступали и говорили, что Игорь Васильевич, конечно, хорош, но его работ по ядерной энергетики мы пока не видели, но товарищ, который работал в его лаборатории, был уже шесть лет членом-корреспондентом, все эти академики выступили, как будто вчерашних выборов не было. Один единственный достойный — это Игорь Васильевич Курчатов. И если не выберем его единогласно, нас народ не поймет. И все единогласно прошло.
Если в истории Академии наук покопаться, там много интересных моментов.
Сахаров за 1953 год: в декабре — Государственная премия, в августе, после взрыва водородной бомбы — доктор наук, ноябрь-декабрь — Герой социалистического труда, лауреат Государственной премии, лауреат Сталинской премии. И все нормально.
Я хочу сказать, что вещи не формальные. Но люди не подвели. И все они были молодые — 30-35 лет. Поэтому омоложение нужно. Безусловно, ротация должна быть. Без этого будем топтаться на месте.

В.Ф. ВДОВИН
Спасибо, Валерий Александрович!
Коллеги! Давайте поблагодарим Валерия Александровича.
(Аплодисменты)
Мы продолжим нашу работу, продолжим прения по отчетам.
Хотел сказать, что среди участников Съезда Эвалд Евгеньевич Антипенко, начальник финансового управления Академии наук. Не все его знают в лицо, поскольку Съезды у нас не так часто проходят, как меняются руководители финансовых служб. Поприветствуем его. (Аплодисменты)
Он также, как и все, имеет право записаться для выступления в прениях. И мы Вам предоставим слово, если захотите.
 
А.К. ЕГОРОВ
Спасибо.
Уважаемые коллеги! С кратким словом хочет выступить Сергей Юрьевич Таскаев.

С. Ю. ТАСКАЕВ
Добрый день, уважаемые коллеги!
Я постараюсь кратко внести некоторые предложения,  связанные, как мне кажется, с некоторым несоответствием отчетного доклада статусу нашего мероприятия.
Я хоть и член Президиума, председатель самой крупной первичной профсоюзной организации — Института ядерной физики (она крупнее даже ряда территориальных организаций). Здесь присутствуют большинство членов  первичных профсоюзных организаций. И нам, председателям первичных профсоюзных организаций, кажется, надеюсь, не без основания, что основная профсоюзная деятельность ведется именно в профсоюзных организациях.
У нас есть некая традиция, когда каждый год в последнюю пятницу ноября проводится отчетное собрание. Перед этим в каждом 21 структурном подразделении первичной профсоюзной организации проводятся отчетные собрания, на которых профорги отчитываются, вносят свои предложения. Эти отчеты аккумулируются профкомом. И на отчетном собрании представляется отчет.
Собственно отчет состоит из трех частей. В первой части дается информация о том, как первичная профсоюзная организация видит, что такое институт. Дается информация о том  , как институт представляется глазами профсоюзной организации. Поскольку это мнение основано на объективной информации, интересно дирекции. Дирекция в полном составе сидит на первом ряду.
Затем дается информация, что первичная организация собой представляет.
И потом дается отчет о деятельности не только профкома, а о деятельности всей первичной профсоюзной организации, о том, какие мероприятия были сделаны не только профкомом, но и в каких-то подразделениях.
Мне кажется, что проведение Съезда раз в пять лет — это Съезд профсоюза работников РАН, а не расширенное заседание Совета профсоюза. Поэтому мне кажется, что в отчетном докладе было бы полезным, если бы мы смогли дать некую оценку, что представляет собой Академия наук, та организация, в которой мы работаем. Наверное, эта оценка была бы интересна представителям работодателей.  И, может быть, члены Президиума РАН сидели бы на первых рядах.
Также было бы полезным, чтобы на Съезде прозвучала оценка о деятельности всей профсоюзной организации работников Академии наук.
Даже я помню съезды Коммунистической партии Советского Союза, когда давались отчеты о том,  стране творится.
На Общих собраниях РАН Осипов докладывает о том, произошло в Академии наук за истекший год. У нас на Съезде нет этой информации о том, что мы представляем собой, как профсоюзная организация, какие дела мы сделали за истекший период.
Я понимаю, что с формальной точки зрения отчет выстроен абсолютно правильно. Это отчет Совета.
Но есть некие другие понимания. Мне, как председателю первичной профсоюзной организации, ясно, что этого недостаточно.
Пользуясь этим пониманием, я предоставил  в президиум информацию о том, что мы, как первичная профсоюзная организация, за последние пять лет сделали такого, что могло бы быть интересным и для других. Мы здесь собрались для того, чтобы обменяться опытом. И мне было несколько обидно, что эта информация абсолютно не прозвучала.
Заканчивая, я хотел бы сделать короткое предложение: мы все чему-то учимся. И давайте попробуем на следующем Съезде профсоюза работников РАН отчетный доклад считать докладом не только Совета, а профсоюза работников РАН.
 (Аплодисменты)

В.Ф. ВДОВИН
Спасибо, Сергей Юрьевич!
Две небольшие ремарки я должен сделать.
Первая. Организация Новосибирского ИЯФа не больше некоторых, она больше большинства территориальных организаций.
И второе. Мы получаем в рамках отчетной компании отчеты наших территориальных организаций. Получается довольно толстый том по году. Известно, что Российская академия наук проводит раз в год эти мероприятия, и тоже получается объемная информация.
85-89
За пять лет этот перечень даже коротко представить невозможно. Из того обширного перечня, который, в частности, в вашем институте это делается, ну да, мы слышали, пожалуй, только про Академиады, тут ваш вклад радикальный. Но здесь я вас всех призываю еще к использованию наших Интернет-ресурсов. Вся та огромная, обширная работа, которую ведут наши организации, она выставляется на Интернет-ресурсы, вы можете зайти на сайт  этого самого крупного института и увидеть всю ту работу. Хотя предложение, на мой взгляд, имеет право на жизнь. Может быть, опять же при помощи Интернет-ресурса или еще как-то сформировать этот общедоступный отчет о работе всего профсоюза.

А.К.ЕГОРОВ
 Слово предоставляется Виктору Васильевичу Хлопкову.

В.В.ХЛОПКОВ
 Уважаемые коллеги!
 Как вы знаете, я представляю, с одной стороны, управление безопасности, охраны труда и гражданской защиты РАН, а с другой стороны, я заместитель председателя профкома Президиума. Татьяна Леонидовна в своем докладе дала краткий обзор состояния охраны труда в Российской академии наук, привела ряд цифр. С моей точки зрения, несмотря на то, что в предыдущей пятилетке, с 2006 по 2010 годы, у нас произошло значительное снижение общего травматизма – где-то на 36 процентов по сравнению с предыдущей пятилеткой, по смертельному травматизму – больше, чем на 50 процентов, ситуация с охраной труда остается крайне сложной. В чем это заключается? Во-первых, надо сказать, что несовершенна наша законодательная база, касающаяся вопросов безопасности и гигиены труда. Многие нормативно-правовые акты, которые существуют и действуют на сегодняшний день, они были разработаны еще в советские времена, когда была другая страна, другой строй и другие люди. Это первый момент.
 Более того, хотя сейчас все основные принципиальные вопросы по охране труда включены в Трудовой кодекс, и Российская Федерация ратифицировала многие конвенции МОТовские, в том числе две конвенции – 155-ю и 187-ю, которые касаются вопросов обеспечения безопасности и гигиены труда и которые четко предусматривают, что каждая страна, ратифицирующая конвенцию, должна разработать национальную политику в области охраны и гигиены труда, которая бы охватывала все уровни управления, от государства до конкретного предприятия, к сожалению, до сих пор у нас такой политики не разработано.
 Второй момент, который дает негативные последствия, прежде всего для бюджетных организаций, - это то, что финансирование мероприятий по охране труда для бюджетных организаций не урегулировано законодательством. То есть, если есть статья в Трудовом кодексе, которая, в общем-то, декларативно написана, но не проработан механизм финансирования мероприятий по охране труда для бюджетных организаций, и в бюджетных классификаторах нет статьи по охране труда, то, естественно, все расходы на мероприятия по охране труда  идут в научных учреждениях из «прочих расходов».
 Поэтому многие вещи, которые предписаны в статье 212 Трудового кодекса, которые обременительны, то есть они обременительны для работодателя, это проведение аттестации рабочих мест, обучение, медосмотры, спецодежда и так далее, они во многих наших организациях не решаются.
 Мы за последние 5 лет участвовали в проведении комплексных проверок более чем в 100 организациях. И аттестация рабочих мест проведена у нас не более чем на 20 процентов, медосмотры проводятся у нас не в полном объеме, проблемы со спецодеждой и так далее. И с учетом того, что по инициативе того же Минздравразвития, на которое возложено нормативно-правовое регулирование по вопросам охраны труда, инициатива заключается в том, что они сейчас вносят предложение в Госдуму о том, чтобы Кодекс об административных правонарушениях был дополнен в части увеличения штрафных санкций за конкретное нарушение требований охраны труда, в том числе за непроведение аттестации рабочих мест, за непроведение медосмотров, обучения и так далее, это всё у нас ляжет на плечи наших работодателей, то есть на директоров наших институтов.
 Так что ситуация крайне сложная. К сожалению, нам не удалось добиться принятия программы по охране труда. В прошлом году мы обращались к президенту с такой запиской, просили всего лишь 30 миллионов для того, чтобы оказать финансовую помощь в проведении аттестации рабочих мест в центральной части Академии наук. Получили резолюцию: а где мы возьмем такие деньги?
 Четыре года тому назад было подписано распоряжение о том, что в восьми организациях должны быть созданы специальные структуры, которые должны заниматься проведением аттестации рабочих мест в академических учреждениях. Ну и что? Четыре года прошло – распоряжение не выполнено, и теперь его уже бессмысленно выполнять.
 С другой стороны, есть много проблем непосредственно в организациях. Во-первых, это отношение первых руководителей к вопросам охраны труда и отношение профсоюза. Практически ни в одном проверенном учреждении (а я в год бываю не менее чем в 20-ти учреждениях Российской академии наук) не работают комитеты по охране труда, а если они созданы, то они созданы только на бумаге, не избраны уполномоченные и доверенные лица, и так далее и тому подобное.
 Основная концепция, которую проводит МОТ по системе управления охраны труда, это обязательно должна признаваться роль первого руководителя и взаимодействие первого руководителя с работниками и их представителями, чего, к сожалению, у нас нет. Вот над этим вопросом съезду надо подумать, как все-таки реализовать Положения Трудового кодекса в части взаимодействия профсоюза и представителей с работодателями в области  обеспечения безопасности и гигиены труда.
 И второе. Я считаю, что необходимо съезду подготовить Обращение к руководству Академии наук, чтобы все-таки программа по охране труда была.
 Оценка работы Совета профсоюза удовлетворительная.

А.К.ЕГОРОВ
 Слово предоставляется Виктору Петровичу Калинушкину.

В.П.КАЛИНУШКИН
 Глубокоуважаемые коллеги! 
 Что хотелось бы мне сейчас в своем выступлении сказать? Было уже достаточное количество выступлений и будет еще, где будут отмечаться те или другие недостатки в нашей работе, я тоже чуть-чуть о них скажу. Но хотел бы немного сказать о том,  в какой ситуации работает наш профсоюз Российской академии наук, и отметить некоторые моменты  тех успехов, по крайней мере, я их считаю успехами, про которые здесь не было сказано или сказано не в полной мере, в нашей работе.
 Коллеги, я много раз говорил, у нас в Академии наук два работодателя: юридический – это директор института у каждого из нас, и фактический – это руководство страны, потому что оно определяет все правила жизни, по которым мы живем, и выделяет нам средства. Ситуация у нас такова, что фактический работодатель – руководство страны, с моей точки зрения, не считает российскую науку нужной стране и, соответственно, РАН тем более не считает нужной нашей державе. Вообще говоря, удивительно, как в таких условиях мы еще существуем. Забастовки мы применять не можем по полной программе, потому что, во-первых, это непонятно как, а во-вторых, работодателю наплевать на наши забастовки, раз он не считает, что мы нужны. Более того, РАН в целом оппозиционно к нынешнему руководству страны, пусть в мягкой степени, и так далее. Вот в такой ситуации мы живем, в такой ситуации мы работаем.
 Многим кажется, что надо куда-то обратиться, и вот это все решится, и руководство РАН мало чего делает. Они работают, может, много что неправильно делают, но, наталкиваясь на противодействие бюрократических структур и нежелание высшего руководства страны, кроме многочисленных публичных заявлений, что-либо делать, мы попадаем туда, куда попадаем.
 Что хотелось бы отметить, что, может быть, не было отмечено в успехах работы нашего профсоюза? Коллеги, первое – это относительно высокий уровень окладов, которого удалось добиться в течение длительной работы, как для научных сотрудников, так и для не научных. Здесь говорилось, что проигнорировало руководство Российской академии наук этот тройственный приказ, проигнорировало и под нашим нажимом, и благодаря своему пониманию создавшейся ситуации. Это был не очень простой шаг. Поэтому у нас гарантированная оплата составляет где-то 70-80 процентов нашей базовой зарплаты. Такого нигде нет. Я как пример могу сказать, в Москве средняя зарплата 44 тысячи рублей в месяц. В Академии наук она пониже, безусловно, но не намного на самом деле. Но гарантированная оплата, которую ни один руководитель предприятия не может снять, 10-15 процентов от этой суммы, то есть 6-10 тысяч рублей в месяц, не более того. Это по Москве, в других регионах, я думаю, ситуация еще хуже.
 Другой момент, который хотелось бы отметить, - это ситуация с аттестациями. Вы помните, какой у нас был шум, крик и так далее. Отмечалась Российским советом положительная роль Московской региональной организации, бог с ним, не в этом дело. Но нам удалось добиться того, что под тем давлением, что мы заявили, что аттестация будет признана незаконной и мы поддержим юридически всех, кто проиграет, оказалось, что из всех научных сотрудников только 5 человек были не аттестованы. А если бы она прошла по старым правилам, то таких было бы 10-15 процентов от общего числа сотрудников Российской академии наук. И это, безусловно, наш успех.
 Хотел бы отметить еще один момент, о котором здесь не говорилось. Все забыли, что когда рассматривался Устав Российской академии наук, был поставлен вопрос на уставной комиссии о том, чтобы ликвидировать этот статус и этих представителей институтов, которые сейчас являются членами Общего собрания. Кто отстоял этот статус? Профсоюз работников РАН. Об этом публично несколько раз заявлялось. Это мы его отстояли, конкретно это делала, выражая нашу волю, Татьяна Леонидовна Рослякова.
 Вот, коллеги, на этих моментах хотелось чуть-чуть остановиться.
 А теперь о наших неких проблемах. Одной из основных проблем, которая мешает нам добиваться существенно больших результатов, с моей точки зрения, является низкий процент участия, вообще говоря,  почти мизерный процент участия сотрудников Академии наук в наших массовых акциях. Это характерно не только для Российской академии наук, это характерно для всего нашего общества. Последняя ситуация, когда акция, которую объявил Московский профсоюз образования и науки, против тех нововведений в образовании, которые касаются всех – всех присутствующих, вообще всей страны – с просьбой подписать некое Обращение в Интернете (я лично его подписывал), вы знаете, в Московском профсоюзе образования и науки 680 тысяч человек, подписей было в простейшем варианте подписания собрано меньше 13 тысяч. У нас ситуация примерно такая же. Я неоднократно выступал, говорил и буду говорить: если мы выведем вместо 300-400 человек на улицы в славном городе Москве 5-8 тысяч, результат и по финансированию Российской академии наук, и по финансированию российской науки будет в целом совершенно другой. Я вам гарантирую это дело. Как этого добиться, я не знаю. Много у меня по этому поводу вопросов, предположений. Ну не идут люди. Ну  хорошо, я могу все понять, последняя акция – 5 переносов места, дождь страшный, мало народу пришло. Но если бы этого не было, вместо 300 человек была бы тысяча, не больше, я в этом абсолютно убежден. И как это переломить? Нам надо попытаться это сделать в ближайший пятилетний период. Тогда наша действенность будет намного больше, и результаты будут намного лучше. Хотя мы и так, шантажируя власть тем, что мы можем там чего-то вывести, добиваемся на самом деле не так уж и мало.
 И последнее. Финансы Российской академии наук, и опять во многом это заслуга нашего профсоюза, открыты в очень высокой степени. Много чего печатается на сайте Российской академии наук, масса материалов печатается нами и так далее.
90-94
Мало, в каком ведомстве  существует такая ситуация, чтобы  каждый знал, сколько в институт поступает базового финансирования, какую часть составляет фонд заработной  платы и т.д.  Но это не все.  В первую очередь нужна борьба за открытость  финансирования  внутри институтов Российской академии наук, - то, о чем мы неоднократно говорим.  95 процентов средств Российской академии наук расходуется  в  институтах.  Может быть, не 94, но 94-96 процентов.
Несколько раз мы обращались к руководству Академии наук. Кстати, Юрий Сергеевич Осипов всегда говорит, что, да, он только за это, включает это в децильные коэффициенты, хотя  это вопрос сложный, и распределение по зарплатам. Может быть, от имени съезда стоит обратиться по этому поводу в руководство Академии наук.
Коллеги! Мне трудно давать оценку работе нашего Совета в силу того, что я – один из его руководителей.  Мне кажется, что мы делали все, что могли.  Наверняка у нас многое, что не получилось.  Мне представляется, что оценка должна быть удовлетворительной.  Спасибо за внимание. Всегда готов ответить на вопросы.  (Аплодисменты)

В.Ф.ВДОВИН
 Спасибо, Виктор Петрович. У меня небольшая ремарка.  Я полностью поддерживаю направления, связанные с  повышением эффективности  работы  массовых акций.    У нас инверсная картина по сравнению с  нашими французскими коллегами, это я говорю как вице-президент Всемирной федерации.  Там 5 процентов  - членство, а выводят 100 процентов работников отрасли.  У нас 95 процентов – членство, а  выводим 5 процентов на акции.
 По поводу децильного коэффициента. Лед тронулся, в том числе благодаря и нам.  Я внимательно слежу за т.н. мегагрантами, которые проводит  Минобрнауки. В первой серии лотов об этом речи не было, а сейчас новая серия пошла,  все заявляющиеся на получение поддержки обязаны указать  децильный коэффициент в этом учреждении.  То есть  эта информация теперь будет публично засвечена, и министр образования и науки это будет знать.

А.К.ЕГОРОВ
 Спасибо за комментарий. Слово предоставляется  Олейникову  А.Я.

А.Я.ОЛЕЙНИКОВ
 С вашего разрешения я «зацеплюсь» за последние слова Виктора Петровича про малую активность. Мне кажется, что  малая активность связана с тем, что  люди не верят в силу  профсоюза, и, наверное, мы мало себя пропагандируем.   Я считаюсь молодым председателем профкома, хотя работаю  в Институте радиотехники с 1962 г. Первое, с чем я столкнулся,  я  увидел, какая слабая роль  профсоюзной организации. Думаю, что это не только у нас в институте.
На ум пришла аналогия с советскими временами. Тогда был понятен  «треугольник». Разве можно было  хоть одно важное решение провести без решения «треугольника»?   Сейчас у нас парторганизаций в институтах нет, поэтому мне кажется, что часть прав, которые имела парторганизация, должна быть делегирована профсоюзу.  Сплошь и рядом я  сталкиваюсь с тем, что многие  решения  принимаются без профсоюза, все время приходится  о себе напоминать.
 Если говорить о том, как я предлагаю поднять роль профсоюза среди прочего,  - это очень важный вопрос, связанный с назначением  директоров институтов.  Подчас в связи с возрастным цензом  (скоро это будет массовым явлением) на сегодняшний день, насколько я знаю,  директора институтов  назначаются с учетом  мнения коллективов. Что такое учет мнения коллектива –  на самом деле   весьма расплывчатая формулировка.
 В ельцинские времена было такое положение, что директора институтов  назначались из состава кандидатов, выдвинутых коллективом. Это очень важно, потому что институт – не банк или прачечная. У  него очень много традиций, научные школы и т.п., и  здесь должен быть человек,  выпущенный из своих рядов.  Мое предложение в этой части  сводится к тому, чтобы  обратиться к руководству Академии наук  с  тем, чтобы это положение о назначении директоров  кардинально изменилось в лучшую сторону с учетом  мнения коллектива.
 Второе предложение, тоже связанное с усилением роли профсоюза. Что было при советской власти? Председатели профкомов автоматом  входили в состав ученого совета.  Мне кажется, что  если можно было бы закрепить это каким-то нормативным актом,  это сильно усилило бы наши позиции.
 Наконец последнее. Я не совсем уверен, что я здесь  прав.  Возвращаюсь к понятию «треугольник».  Если мы имели бы перечень тех локальных актов, которые  должны существовать в институтах, которые заведомо должны согласовываться с профсоюзной организацией. Некоторые согласовываются, некоторые не согласовываются, но узнаешь об этом в последнюю очередь.
 Таковы три моих предложения. А в  целом, окунувшись во всю эту деятельность, я считаю, что эту работу нужно оценить как удовлетворительную.  (Аплодисменты)

В.П.КАЛИНУШКИН
 Небольшой комментарий по вопросу  о возможности более широкого участия трудового  научного коллектива  в выборах директоров.
 Этот вопрос оказался очень деликатным, потому что право  veto  в какой либо структуре  при проведении конкурса на избрание  на научную должность – вещь очень  тонкая. Наверное, многие из вас не знают, что на настоящий момент Московская региональная организация ведет судебный процесс по  поводу того, что  в  одном из институтов Академии наук  было внесено такое право  veto, в том числе и для научного коллектива. Это противозаконное дело, человек подал в суд, и мы его поддерживаем.  Поэтому Вы правы в принципе, но к этому  надо отнестись  достаточно аккуратно, чтобы увеличить роль  научного или трудового коллектива, но  это не должно быть право  veto.

А.К.ЕГОРОВ
 Слово имеет Виктор Арсеньевич Картошкин.

В.А.КАРТОШКИН
 То что, я хотел сказать, уже затрагивалась в  предыдущих выступлениях, но я думаю, что это не повредит.
 С предыдущего съезда профсоюза прошло пять лет.  На съезде в 2006 г.  мы принимали Устав. Долгая  процедура, Устав принят, но, как оказалось, до сегодняшнего дня Устав не вступил в законную силу, потому что не зарегистрирован, то есть не является документом, с которым никуда наружу мы выйти не можем.
В этот раз нам предстоит  обсуждать и принимать  уже новый Устав. Будет он принят  или нет – решать съезду. Но если мы ничего не изменим с исполнительной дисциплиной в части контроля за принимаемыми решениями, то можем оказаться в ситуации, когда  через пять лет мы получим тот же самый Устав, тоже не зарегистрированный и тоже  какой-то подвешенный. 
Поэтому я считаю, что необходимо обратить внимание на  эти вещи и  сделать так, чтобы не было в нашем профсоюзе размазывания ответственности между должностными лицами и  чтобы конкретные люди отвечали за исполнение конкретных решений.
 Мы – относительно маленький профсоюз, потому что в рамках страны 100 тыс., размазанных по такой территории,  это не очень много. Поэтому, естественно, возникает необходимость  как-то кооперироваться с другими профсоюзами, в первую очередь с теми, кто работает в  таких же условиях, как и мы,  то  есть с другими бюджетниками.  Давались соответствующие поручения  о  заключении договоров, соглашений. Я так понимаю, что этот вопрос тоже повис. Скажем, трудно добиться индексации зарплаты, потому что  это не от нас зависит,  а эти вещи, скорее, зависят от того, хотят это люди сделать или нет. То, что эти соглашения не доведены до ума и не замечены, это тоже  большой прокол нашего профсоюза.
 Относительно проведения акций.  Действительно, очень трудно вывести людей, потому что, несмотря на то, что проблемы есть и все ругаются, но, с другой стороны, возможности грантов, программ  и прочего позволяют  большинству закрывать свои финансовые дыры, поэтому достаточно тяжело людей подвинуть на какие-то мероприятия.
 Тем не менее, мне кажется, мы должны изменить  подходы к той части, что  возникает  информационный повод  по тем вопросам, которые нас беспокоят. Например, техника безопасности. Как вы знаете,   несколько месяцев назад президент страны отмечал, что  состояние дел с техникой безопасности  в стране удручающее. Дальше -  опять же с его подачи -  возник  вопрос о  низкой зарплате работников рабочих специальностей. То есть, те же вопросы, которые  поднимаем и мы. В шутку или всерьез встал вопрос  о возможной отставке Фурсенко.
 Мне кажется, что когда такие вещи озвучиваются, то профсоюз за эти вещи должен цепляться и  пытаться для себя из этого что-то по максимуму  выгадать. Причем, это надо делать именно в тот момент, когда это все произносится,  потому что через полгода об этом забудут, а  через год об этом уже никто не вспомнит. Мне кажется, что здесь мы существенным образом недорабатываем.
 Далее, что касается пилотного проекта. С одной стороны, это  наше самое крупное достижение за последние пять лет (особенно резко выросли заработные платы), но  при этом все было не просто так.  Если взять наш институт,  то у нас сокращение составило 27 процентов. То есть нам, сначала обнулили вакансии, а потом   спустили нормативное сокращение.  Выросли зарплаты, но  в 2009-2010 гг. никаких индексаций не было. Инфляция (не монетарная, а потребительская!)  была за 20 процентов.  Это значит, что за два года мы потеряли наполнение своей зарплаты в полтора раза. Если мы также будем смотреть и ждать, то года  через три мы окажемся на том же уровне по зарплатам, где были в 2004 г., и весь пилотный проект для нас закончится сокращением опять же на 20 процентов.
 То, что касается аттестации процедуры пилотного проекта. Я не стал бы петь дифирамбы о том, как все здорово, потому что  то, что было у нас в институте, привело к тому, что  при нормативной численности  на сегодня 1600 человек, в институте работают 2000 сотрудников и 200 совместителей. Это значит, что  остальные  человек 600 работают  не на полной занятости.   Когда некоторые лаборатории целиком, а некоторые на 30-40 процентов содержат на себе работающий не полный день, мне  кажется, что это ненормально.  Когда берут на такой основе студентов, это ладно, но когда это касается сотрудников, работающих на постоянной основе не первый год,  с этим надо бороться.
 Поскольку время заканчивается, я повторю, что нам надо поднять вопросы исполнительной дисциплины и  попытаться это дело зафиксировать в  новой версии Устава, если она будет принята.
 Если говорить об оценке деятельности профсоюза, я думаю, что с учетом всех этих вещей, то она, скорее, отрицательно, нежели положительна.
(Аплодисменты)

В.Ф.ВДОВИН
 Так я понимаю, что оценка неудовлетворительная.
 Я не могу не ответить на некоторые соображения. Во-первых, повторю соображение, которое было в качестве резюме.   Действительно Совет, рассматривая новые поправки к Уставу, поддержал эту идею и  того, чтобы более жесткое выстраивание зоны ответственности по всем вопросам было отражено и в  наименовании должностей, чтобы  не было непонятностей, кто за что отвечает.  Поэтому в этом плане есть такие предложения, я думаю, что съездом они будут поддержаны. Более подробную точку зрения можно прочитать в «Научном сообществе», тем не менее мне кажется, что  вопрос по Уставу поднять на слишком высокий ранг, поскольку  съезд утвердит Устав, устав для нас стал обязательным.
95-99
Действительно, по ряду объективных и субъективных причин устав не прошел нужные регистрационные процедуры. Мы это отмечали в качестве наших проблем и недостатков.
Спасибо за то, что Вы об этом нам напомнили.

А.К. ЕГОРОВ
Слово предоставляется Чупову.

В.С. ЧУПОВ
Практически все, что я хотел сказать, уже было сказано.
Тем не менее, я остановлюсь на некоторых предложениях, которые можно было бы учесть.
Действительно, поддержки требуют молодые кадры. Но, смотря, как относятся к пожилым кадрам, молодежь с большим сомнением смотрит на свое будущее, потому что через некоторое время она станет пожилым кадром и останется перед «разбитым корытом».
Поэтому необходимо обращать внимание на поддержку ученых старшего поколения.
Проблема взаимосвязана. И мне хотелось бы вот о чем напомнить.
В свое время по отношению к членам-корреспондентам был введен институт консультантов. Если бы такой же институт был введен по отношению к научным сотрудникам  институтов, то, может быть, это до какой-то степени могло бы решить проблему. Старшее поколение, перейдя на должность консультантов, не теряло бы обеспечение и могло бы работать, а для  молодого открылись бы какие-то перспективы продвижения на следующие должности.
Конечно, это не снимает необходимости общего планирования роста, переквалификации и прочего у Академии наук.
Далее. Не пора ли озаботиться о репродуктивном вопросе молодых сотрудников Академии наук. Говорилось, что содержать семью даже с одним ребенком, а тем более с двумя или тремя детьми, на зарплату аспиранта, да и кандидата наук, очень и очень проллематично.
Видимо, нужно требовать от государства какой-то другой поддержки на существование детских садов, на возможности обучения, воспитания, на прокормление детей сотрудников Академии наук.
Нужна какая-то помощь государства в воспитании научной смены, начиная с младенческого возраста.
Почему профсоюзу приходится ставить, по крайней мере, подобные задачи?
Мы должны констатировать, что у нас построено аморально-правовое государство, государство, в котором противоправные для нормального существования действия, поставленные под защиту закона. Это бандитизм, обман, разбой и прочее. Они имеют несколько иную форму названия. Но это достаточно понятно.
Причина этого тоже достаточно ясна. К власти пришли те же люди, которые управляли страной при коммунистическом способе развития. Им сказали, что этот путь не хорош, давайте строить капитализм. А капитализм они знали в той форме, в которой изучали в Высшей партийной школе. И начали строить один к одному ту модель капитализма, которая была построена в ВПШ и других партийных школах, в Академии общественных наук специально для осмеяния и  забивания камнями на занятиях по политграмоте.
Между прочим, Академия наук виновата в этом. Потому что добиваясь определенной автономии много лет, оказавшись перед таким государством, которое можно охарактеризовать, как аморально-правовое, мы не принимаем каких-либо действий по разработке современной научной теории обществоведения, обществознания и строительства нового общества.
Я и на прошлом заседании предлагал и сейчас снова хочу предложить выступить от имени профсоюзной организации, в первую очередь, по отношению к Академии — создать совместную программу по разработке современной научной теории  обществоведения. В рамках профсоюзной организации специально создать комитет, который мог бы продвигать эту идею.
И если есть тут представители Президиума Академии наук, со своей стороны создать такую же комиссию. И, в конце концов,взяться за создание научно обоснованной теории  обществоведения.

А.К. ЕГОРОВ 
А оценка?

В.С. ЧУПОВ
Оценка вполне удовлетворительная. (Аплодисменты)

В.Ф. ВДОВИН
Коллеги! Это выступление лежит в том контексте общегосударственных проблем, которые, по мнению ряда наших делегатов, выходят за рамки чисто профсоюзной деятельности. Но мы не только профсоюзники, мы граждане.
Я считаю, что постановка такого вопроса имеет право на жизнь. По-видимому, создавать  такую структуру на уровне профсоюза трудно.
Все-таки это профессиональная деятельность то, что нам предлагается.
Коллеги, у нас есть проблема. Мы ее будем обсуждать при выборах. В нашем сообществе есть серьезный дефицит представителей общественных наук, профессионалов в этой сфере. Если бы мы здесь набрали критическую массу слышанных в научном сообществе профессионалов, тогда могли бы здесь что-то сказать. А если я, будучи инженером-физиком, начну что-то в этом плане говорить, наверное, меня выслушают, но вряд ли это будет профессиональным суждением.
Но, тем не менее, я считаю, ставить вопрос надо. Если бы собрать авторитетное мнение по этому поводу, то, конечно, можно делать.

А.К. ЕГОРОВ
Слово предоставляется Шишкиной.

Л.Н. ШИШКИНА
Дорогие коллеги!
Конечно, наш профсоюз специфический. С одной стороны, мы все сотрудники Российской академии наук. Ее главная задача — формировать и создавать новые фундаментальные научные знания и растить для этого кадра.
С другой стороны, кроме того, мы работники Российской академии наук, мы еще и члены профсоюза работников РАН. Задача профсоюза — защита социально-трудовых и  профессиональных прав трудящихся.
И с этой точки зрения, если обратить внимания, мы больше говорим не столько о защите наших профессиональных и трудовых прав, потому что зарплата все-таки, скорее, социальная задача.
А что нужно для того,  чтобы нормально мог работать любой научный сотрудник? Во-первых, так или иначе, надо иметь возможность работать, иметь рабочие места. Второй момент — представлять результаты своего труда. Третий момент — должны быть какие-то кадры, которые должны на смену себе растить. К сожалению, мы не вечны. Не важно, кто моложе, кто старше, результат будет один.
И с этой точки зрения давайте посмотрим, какие  накатывает на нас правительство очередные финансовые и прочие удавки с тем, чтобы дотюкать окончательно Академию наук.
Мне, честно говоря, было приятно слушать выступление  Андрея Сергеевича. Я не знаю, есть ли у нас, кто участвует в этих комиссиях, но нас ждет аттестация институтов. И не должно говорить, что те, опадет в первую категорию, того будут «лечить».
В правительственных документах написано черным по белому, что им будет сокращено финансирование.
Что положено в основу этой аттестации институтов? Помимо всего прочего, это сколько работ сотрудники опубликовали за рубежом, сколько сделали докладов на международных и прочих конференциях. И плюс соответственно российские журналы вообще никак уже не котируются и т. д.
В результате получается: защищают наши аспиранты работы. Работы должны быть по требованиям ВАКа в первую очередь опубликованы в российских журналах. С другой стороны, Минэкономразвития требует, чтобы мы стали исключительно всю свою продукцию гнать за рубеж. При этом, по опыту своему и своих коллег знаю, не важно, где ты опубликовал работу, это «импортные крошки», и на них все равно ссылаться не будут. Это я Вам гарантирую совершенно точно.
Поэтому надо, так или иначе, именно с точки зрения защиты трудовых и профессиональных прав все эти вопросы перед Академией наук ставить.
Вопрос, связанный с поездками, все разговоры, что можно ездить только по поводу грантов, давно перезрел. В Советское время каждый научный сотрудник имел право и имел деньги в институте съездить в командировку хотя бы один раз в год. Кто-то ездил чаще, кто-то ездил меньше, но деньги на это выделялись. Сейчас командировочных денег нет вообще.
Я, как председатель профкома, знаю, что сами по себе размеры грантов и их количество из года в год сокращаются. И это не потому , что институт стал работать хуже, просто денег становится все меньше и меньше.
В результате  все поездки потихоньку сворачиваются. И если  держать в уме аттестацию институтов, понятно, к чему это приведет.
Все эти проблемы, наверное, надо срочно держать под контролем, пока это не кончилось тем, что у нас начнется массовое закрытие институтов и будет сокращение после того, как все эти процессы войдут в полную силу.
Теперь что касается проблемы аспирантов.
С одной стороны, мы опять чего-то хотим. Но когда дело доходит до реальной помощи или, по крайней мере, движения в эту сторону, создается такое впечатление, что Президиум Академии наук в принципе не озадачен такими проблемами, как воспитание научных кадров.
 Раньше у нас называлось гостиница (общежитие), и аспирантов туда селили. У них была временная регистрация, потом регистрация по месту проживания. И они имели все нормальные права граждан, которые имеют люди, проживающие в каком-то городе.
100-104
Теперь им дают карточку гостя, по которой они никаких реальных гражданских прав в Москве, по крайней мере, не имеют. И при этом Президиум считает, что это нормальное состояние, ничего – переживут. Проблема эта наиболее остро встала с 1 января 2010 года, а воз и ныне там.
 И последний момент, который меня, например, очень волнует, потому что все программы, связанные с жильем, так или иначе упираются в то, что якобы негде строить. И что добивается фонд Бравермана, который активно пытается протащить через Госдуму? Отчуждения земель, на которых построены дома, особенно в Российской академии наук, непонятно, в чью пользу. Реально нужно вспомнить историю, как пропали индейцы, - именно потому, что их согнали со своих земель. И если начнется массовое отчуждение земель в пользу строительства фонда Бравермана, который будет соответственно иметь право земли неизвестно куда девать, кончится это все тем, что химические институты – это еще одна удавка, по которой они могут просто пропасть. При этом тот же Браверман недавно в «Поиске» написал, что в Академии наук не только среди молодых, но даже более старых сотрудников нет такого количества народа, которые готовы или могут физически заплатить по 25-30 тысяч рублей за квадратный метр, чтобы выкупить те квартиры, которые они за эти деньги обещают построить. А это значит, что квартиры пойдут во всякий торг, и в результате плюс ко всему под видом того, что этих денег нет, и научным сотрудникам в них тоже достанутся жалкие крохи.
 А что касается авторитета профсоюза, то, как говорил Христос, а по делам судите. Вот как мы будем заботиться о своих членах профсоюза, такое у нас и будет отношение с их стороны. Профсоюз – это все-таки работа с людьми. Вот от этого и будет зависеть их отношение к нам. В принципе, я все-таки оптимист по натуре и очень надеюсь, что мы все общими усилиями сумеем выжить.
 Что касается деятельности профсоюза, то ее надо оценить удовлетворительно.
 Спасибо за внимание.
 (Аплодисменты).

А.К.ЕГОРОВ
 Слово предоставляется Онищенко Евгению Евгеньевичу (Москва).

Е.Е.ОНИЩЕНКО
 Поскольку уже завершаются прения,  я постараюсь по возможности короче. И начну с того момента, где предыдущий докладчик закончил, о том, что Президиум достаточно вяло решает некоторые проблемы. Тут говорилось, что основной работодатель у нас – это государство, и государству надо вести диалог. Это правда. Но в то же время мы работаем в учреждениях Российской академии наук. Таким образом, наш работодатель, уж не знаю, юридически где правда, но один из важнейших работодателей – это руководство Академии наук, Президиум. И мне кажется, что в настоящее время руководство Академии наук не прикладывает достаточных усилий для того, чтобы создать достойные условия труда для сотрудников Академии наук.
Можно приводить массу примеров. Вот один пример, есть закон о госзакупках, по которому приходится участвовать в конкурсах, приходится производить покупки. И есть еще (не знаю, все ли с этим столкнулись) приказ Минэкономразвития № 601 от 1 декабря 2010 года «Об изменениях номенклатуры товаров и услуг», который резко сужает количество товарных групп. Таким образом, когда скоро придут деньги в РФФИ, которые пока еще не пришли во многие места, у многих из вас, у кого нет проблем с закупками, особенно у химиков, у биологов, будут огромные проблемы.
 Так вот, люди бьют тревогу, потому что даже те небольшие деньги, которые поступают, нет возможности их потратить. Я с коллегами из  МГУ ходил к Валерию Александровичу Черешневу в Думу, представители профсоюза были, потом высказывалось руководство Сибирского отделения по поводу Закона о госзакупках, о необходимости его изменения. Оппозиция Российской академии наук – где она? Нет. Казалось бы, наиболее авторитетное научное учреждение России должно было высказать четко и однозначно свою позицию, в частности, по этому вопросу, поскольку для многих людей это практически невозможность работать, невозможность закупать реактивы. Молчание.
 Поэтому я думаю, что профсоюз должен быть настойчив и активен, в том числе во взаимодействии с Президиумом, чтобы понуждать, если Президиум достаточно вял, что-то делать для того, чтобы улучшить условия труда.
 И второе. Я смотрел по направлениям и задачам. Есть много важных задач, есть задачи, связанные с зарплатой, действительно это приоритетная и важная задача, чтобы квалифицированные сотрудники получали сопоставимую зарплату, в конце концов, выйти на сопоставимый с европейскими странами уровень оплаты труда. Есть задачи важные пенсионного обеспечения для людей, чтобы были нормальные пенсии. Тоже крайне важная задача. Есть задача с Почетной грамотой, она тоже важная и нужная, но мне кажется, она не важнее, например, чем нормализация ситуации с конкурсным финансированием науки, с законами, которые диктуют (тот же закон о госзакупках) нелепые правила, с долей грантового финансирования,  которое снижается, несмотря на то, что в правительственных документах, между прочим, зафиксировано, что  оно должно расти. Например, Концепция долгосрочного экономического развития Российской Федерации принята 16 ноября 2008 года. Вот эта конкурсная сфера, поскольку в значительной степени именно конкурсное финансирование в настоящий момент дает людям а) уровень зарплаты, б) поскольку это обеспечение, собственно, реактивами, оборудованием для работы, она должна быть, мне кажется, одной из первостепенных задач для профсоюза, чтобы ситуация в этой сфере нормализовалась, чтобы правила для проведения конкурсов были нормальными, чтобы расширялось нормальное грантовое финансирование науки, а не вот это дикое лотовое финансирование, когда под нужных людей выпиливают, извините за такой жаргон, десятки миллионов рублей, по завышенным ценам, выше, чем за границей, в несколько раз. Вот за это профсоюз должен бороться и работать.
Опять же, тема прозрачности. Здесь говорилось, что прозрачность должна быть повышена. Давайте целенаправленно работать с государственными органами, с Миннауки, с Президиумом, с РФФИ, чтобы результаты работы по программам публиковались, вот самое простое, допустим, краткий отчет и список публикаций, чтобы было видно, насколько высока результативность программ или не очень высока, чтобы можно было это все оценить. То есть прозрачность трат, нормальность конкурсного финансирования, нормальность правил его распределения и подходящий способ финансирования науки, для фундаментальной науки это, конечно, гранты, а не лоты, - вот это должно быть, мне кажется, одной из первоочередных задач профсоюза, и это нужно тоже отразить в Основных направлениях.

В.Ф.ВДОВИН
 Основные направления – это следующий пункт нашей повестки. А сейчас у нас идет дискуссия по отчетам. Поэтому, если у вас есть что-то по тому, как мы отчитывались, и ваша оценка работе профсоюза, мы с удовольствием выслушаем.

Е.Е.ОНИЩЕНКО
 Я первый раз на съезде, поэтому мне сложно оценить деятельность руководства профсоюза за истекший период. Я бы просто воздержался. Есть какие-то вещи положительные, есть вещи  не очень позитивные. Я от оценки воздержусь.

А.К.ЕГОРОВ
 Коллеги, есть предложение поставить на голосование оценку работы профсоюза. Нет возражений? (Нет). В ряде выступлений оценка работы профсоюза была удовлетворительной. Дважды прозвучала оценка неудовлетворительно, и один воздержался.
 Итак, кто за то, чтобы считать работу нашего профсоюза удовлетворительной, прошу голосовать. (131). Кто против? (4). Кто воздержался? (11).
 Большинством голосов работа профсоюза признана удовлетворительной.
105-109

А.К.ЕГОРОВ
Коллеги,  что касается Контрольно-ревизионной комиссии, то мы заслушали,  обсудили, задали вопросы, а теперь надо утвердить отчет КРК. Кто за данное предложение, прошу голосовать. Кто за? Кто против?  -  Кто воздержался? - 1.

В.Ф.ВДОВИН
Я хочу сделать несколько  объявлений, не требующих принятия решений.
 Во-первых, пришла телеграмма от  наших коллег из Белоруссии.  Дело в том, что  у нас истекает срок полномочий:  нас выбрали 1-го июля,   и дальше нельзя.  На наш съезд  мы приглашали  наших коллег из братских профсоюзов.  Наши украинские коллеги прибыли, а белорусская коллега не смогла прибыть. Дело в том, что  у Натальи Николаевны Александровой,  председателя белорусского профсоюза,  30 июня  юбилей. Мы все вчера ее поздравили, и уехать на наш съезд в сувой юбилей она не могла.  Тем не менее,  наши коллеги из Белоруссии прислали нам приветственную телеграмму:
«От имени белорусского профсоюза работников Национальной академии наук искренне   приветствуем делегатов и участников  съезда.  Профсоюз Российской академии наук на протяжении  всей деятельности успешно выполняет свою  основную функцию, направленную на   обеспечение трудовых и социальных гарантий ученых России; повышение благосостояния членов профсоюза.
В своей работе  вы постоянно в поиске новых форм, методов деятельности защиты социально-трудовых прав; укрепления   престижа науки,  научного  труда в обществе. Выражаем уверенность в том, что работу У съезда будут отличать деловитость, конструктивность. Его решения дадут новый импульс для укрепления  профсоюзных организаций,  росту их рядов.
 Желаем вам и впредь не сдавать завоеванных позиций, оставаться верными принципам солидарности, сотрудничества. Вместе с поздравлениями, дорогие друзья, примите искренние пожелания  доброго здоровья,  благополучия, оптимизма, творческих успехов, новых научных достижений  и свершений на благо России. Председатель белорусского профсоюза Александрова». (Аплодисменты)
Как мы уже говорили, мы раскручиваем ситуацию, связанную с  противоправными действиями   органов полиции в Петербурге.  Мы получили письмо от соответствующих компетентных органов. Следственный комитет и прокуратура работают по  этому поводу.
Я получил также письмо от   депутата Государственной думы Левича («Справедливая Россия»): «Уважаемый Вячеслав Федорович! Полностью   разделаю ваше возмущение  неправомерными действиями сотрудников правоохранительных органов.  Поэтому в соответствии с вашей просьбой мною направлен запрос председателю  Следственного комитета». ТО есть, в этом направлении ведется работа.
Также  к нам пришло письмо из фракции ЛДПР, подписанное  руководителем фракции ЛДПР  Лебедевым с благодарностью за нашу активную гражданскую позицию, -  «…. помните,  что ЛДПР   22 года стоит на страже  интересов жизни страны, и впредь будет делать это».  (Аплодисменты)
Продолжаем нашу работу. Есть необходимость посоветоваться по  дальнейшему ведению съезда. Поступил ряд предложений.  Дело в том, что согласно утвержденной и принятой повестки пришла  пора  приступить к вопросу № 3 «Об изменениях и дополнениях  в Устав профсоюза». Учитывая достаточно перегретую атмосферу, жару и то, что мы довольного много и плотно поработали (а вопрос по Уставу не очень прост!),  основной докладчик предложил начать обсуждение  данного вопроса  завтра утром.  Более того: есть пожелание и вовсе  отпустить народ для обсуждения в кулуарах.
У меня от имени комиссии по разработке основных направлений  есть следующая просьба.    Поправки  в Устав связаны с основными направлениями  4-ый пункт.  Зачитывать  этот документ мы не собираемся. Правда, обсуждение уже было начато Е.Е. Онищенко, который начал вносить предложения. Поэтому у нас есть предложение в дополнение к тому, что  предложил делегат Зиновьев.   Действительно нам стоит объявить завершенным сегодняшний день,  дать возможность людям пообщаться, поговорить и подготовить предложения.
Этот  документ у вас есть. Вы его почитайте сами, а дальше  - ваши предложения по изъятию…. Слава Богу, Евгений Евгеньевич не  предложил, - поэтому я не буду ставить на голосование  вопрос  изъять вопрос о грамотах  Академии наук, - просто он сопоставил   это с другими, не менее важными, по его мнению, вопросами. Я считаю, что  эти предложения в основные направления, которые уже прозвучали и  будут звучать, вы должны просто принять или отклонить.
Поэтому если нет принципиальных возражений против  такого ведения дела,  я предложил бы: во-первых,   несколько слов в обоснование  позиции предоставить Зиновьеву. Если кто-то еще захочет по Уставу высказаться,  то сможет  это сделать.

В.П.КАЛИНУШКИН
Вячеслав Федорович, простите, но у меня есть следующее  предложение. Коллеги!  От ряда делегатов есть предложение  счетной комиссии:  собраться, выбрать председателя и   организовать свою работу, что бы не было того, что произошло 30 минут назад.

В.Ф.ВДОВИН
-  Правильное замечание.
Итак, нет возражений против  рассмотрения в таком формате 4-го вопроса:   зачитывать  его не будем, а завтра  после рассмотрения   3-го вопроса   обсудим поправки к этому документу. Нет возражений? (Нет) Кто за это предложение, прошу голосовать. – Кто против? Кто воздержался?   - Принимается.
Теперь по поводу 3-го вопроса.  Председатель уставной комиссии предлагает  представление версии Устава, утвержденную Советом  профсоюза и Президиумом,  перенести на завтра.  Есть ли возражения, дополнения к этому?  (Нет)
 Кто за то, чтобы рассмотрение 3-го вопроса по поправкам в Устав перенести  на  завтрашнее утро, прошу голосовать.

А.П.ФИЛИППОВ (?)
 На самом деле нам переносить ничего не надо. Месяц назад был президиум, и было расписано, что  Устав обсуждается завтра. Поэтому мы могли бы проголосовать, что сегодня Устав обсуждать, но никак не переносить.
В.Ф.ВДОВИН
 Спасибо.  Оказывается, никто этого не знал.  Итак, нет возражений против того, чтобы завтра начать рассмотрение  3-го и 4-го вопросов.  Кто за данное предложение, прошу голосовать. Кто против? Кто воздержался? – 1.
На этом  первый день съезда закрывается. Спасибо всем. 

 

 


 

©РАН 2019