http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=ff4caa0d-3bbb-463c-be93-2a73efb38dec&print=1
© 2017 Российская академия наук

Чиновной мысли дерзновенный полет

05.11.2013



Федеральное агентство научных организаций стало реальностью. 25 октября Медведев подписал Постановление правительства РФ № 959, утверждающее Положение о ФАНО. Оба документа стали доступны общественности 28 октября. Весьма любопытные документы. Согласно им, в скором будущем руководить наукой будет гораздо больше народу, чем это было в РАН вместе с медицинской и сельскохозяйственной академиями. В Постановлении № 959 написано: «Разрешить Федеральному агентству научных организаций иметь до 7 заместителей руководителя, в том числе одного первого заместителя руководителя, а также в структуре центрального аппарата до 18 управлений по основным направлениям деятельности Агентства». При этом в самом Положении о ФАНОесть такой пункт: «Федеральное агентство научных организаций осуществляет свою деятельность непосредственно, через свои территориальные органы…» Представляете, сколько новых чиновников появится. И все они будут усиленно развивать отечественную науку!
Любопытно, что в Положении нет ни единого упоминания о Научно-координационном совете – том коллегиальном органе, включающем в себя известных ученых, на создании которого настаивали Президиум и общественность РАН. Именно этот орган мог встать на пути бездумного сокращения и слияния институтов, поскольку руководитель ФАНО должен был бы согласовывать с советом все принципиальные решения. Правда, в постановлении правительства есть такой пункт: «Федеральному агентству научных организаций образовать научно-координационный совет в целях координации взаимодействия Агентства и подведомственных ему научных организаций с федеральным государственным бюджетным учреждением "Российская академия наук", включив в его состав ученых, проводящих научные исследования на общепризнанном мировом уровне». Но если в Положении о ФАНО Научно-координационного совета нет, то не существует и конституированного механизма его взаимодействия с ФАНО. Совет станет ширмой. То есть руководство агентства сможет спокойно плевать на рекомендации совета.
Необходимо признать, что по тексту Положения обильно разбросан рефрен «совместно с федеральным государственным бюджетным учреждением "Российская академия наук"» или «с учетом предложений федерального государственного бюджетного учреждения "Российская академия наук"». Но эти формулировки тоже ни к чему не обязывают ФАНО и его руководителя.Так что всё прекрасно! Для чиновников. Делай, как чиновная душа пожелает. Воплощай дерзновенный полет чиновной мысли в жизнь.
Еще из Положения о ФАНО следует, что наука становится сферой государственных услуг. Кому услуг? Учёным? В том смысле, что ФАНО обеспечивает их работой и финансированием? Навряд ли. Скорее, чиновный язык подразумевает некий символический заказ на науку со стороны общества. Но право формулировать такой заказ неминуемо оставляют за собой чиновники.
Есть в Положении уйма других занятных формулировок. Например: ФАНО «проводит оценку эффективности деятельности организаций, подведомственных Агентству, в том числе с учетом оценки научной деятельности указанных организаций, осуществляемой федеральным государственным бюджетным учреждением "Российская академия наук"». Можете представить себе, как будут проводить оценку эффективности чиновники, не знающие науки. Скоро ученые погрязнут в горах бумаг, которые придется писать, дабы чиновники ФАНО могли спать спокойно.
Непосредственно о науке в Положении сказано мало: разве что в пункте 5.3.3.: ФАНО «разрабатывает совместно с федеральным государственным бюджетным учреждением "Российская академия наук" план проведения фундаментальных и поисковых научных исследований научными организациями, подведомственными Агентству, в рамках выполнения программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период». Похоже, для этого и нужна нынешняя РАН, превращенная в клуб академиков — чтобы помогать ФАНО разрабатывать план проведения научных исследований, но принимать решения будут чиновники. У нас только так.
А еще ФАНО «организует конгрессы, конференции, семинары, выставки и другие мероприятия в установленной сфере деятельности». Интересно, а сами институты смогут теперь организовывать конгрессы, конференции, семинары, выставки и другие мероприятия – то, что с успехом делали ранее? Или в будущем это возможно только через ФАНО? То есть теперь надо выпрашивать позволения провести конференцию или просить провести ее всемогущее ФАНО? Не менее интересен вопрос об участии в зарубежных конгрессах, конференциях. На них по-прежнему будут ездить ученые или теперь только чиновники ФАНО?
Есть в Положении странные вещи: ФАНО «обеспечивает собственную мобилизационную подготовку, а также контроль и координацию деятельности в области мобилизационной подготовки организаций, подведомственных Агентству». Похоже, из ученых в случае чего создадут научно-штурмовые роты или полки.

Но главный шедевр Положения – пункт 5.15. Согласно ему, ФАНО «осуществляет функции главного распорядителя и получателя средств федерального бюджета, главного администратора (администратора) доходов федерального бюджета, главного администратора (администратора) источников финансирования дефицита федерального бюджета». Вдумайтесь: ФАНО – администратор источников финансирования дефицита федерального бюджета! Похоже, это о распродаже зданий институтов. И, наверное, архивов. В иных институтских архивах десятки тысяч автографов великих людей, ценнейших рукописей или артефактов. Каждый можно загнать за очень большие деньги! Курочка по зернышку, а в итоге то ли бюджет будет сыт, то ли чиновный карман.
В довершение ко всему этому стоит напомнить, что за фундаментальную науку, а она почти вся была академической, теперь отвечает экономист – недавний заместитель министра финансов Михаил Котюков. Что он понимает в естественных науках? А в гуманитарных? Как сможет оценить важность тех или иных фундаментальных исследований? Впрочем, он и не должен уделять этому серьезное внимание:премьер Медведев, напутствуя Котюкова при новом назначении, сказал, что одна из основных задач главы Федерального агентства – выстроить систему управления имуществом научных организаций. Получается, что управление имуществом научных организаций – главное в деятельности ФАНО! А наука – дело второстепенное.
Сценарий скорого будущего известен: научных работников сократят, институты сольют, здания продадут, а оставшихся ученых посадят на голодный паек и заставят в планах на будущий год писать, сколько будет сделано фундаментальных открытий и сколько нобелевских премий будет получено. А когда через некоторое время выяснится, что из затеи с ФАНО ничего хорошего не получилось и Россия осталась без фундаментальной науки, Котюкова заменят на другого эффективного менеджера.
В четверг Путин предложил установить мораторий на год как на решения по имуществу РАН, так и на кадровые решения. Как полагает президент, за этот год ФАНО сможет «не спеша разобраться» с тем, как следует распоряжаться имуществом и какое имущество можно использовать «по другому назначению», «чтобы в течение года не принимались решения, которые могли бы привести к невосполнимым утратам». И разобраться в этом ФАНО поможет президиум РАН. Доводы ученых услышаны? Поживем – увидим.
Ежедневный журнал, 3.11