"Смерть - ошибка природы"

24.02.2021

Источник: Российская газета, 24.02.2021, Елена Мационг



Известный российский и американский ученый, профессор Гарвардской медицинской школы Леонид Пешкин руководит группой, исследующей проблемы старения, продолжительности жизни и создающей лекарства, которые когда-то, возможно, позволят избежать смерти от старости. Один из проектов генетик реализует при участии в том числе и талантливых российских студентов.

"Смерть - это ошибка природы"... Леонид, что вы вкладывали в эту фразу?

Леонид Пешкин: То, что я не вижу ничего естественного в смерти. От старости каждый день в мире умирает примерно столько же, сколько погибло от взрыва атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки. Каждый день мы теряем около 150 тысяч человек. Нелогично считать одно трагедией, а другое нормой. Просто нелепо, что мы живем под бременем неизбежной гибели, чаще всего гибели мучительной. Это ошибка.

Посмотрите с точки зрения общества: рождается человек, долго учится ходить, говорить, читать, годам к 25 получает образование и становится полезным обществу. И всего через каких-то 40 лет стареет и умирает. Куда разумнее, если бы люди не были обречены на смерть от старости, а жили столько, сколько считают нужным.

Замечу, что старение, похоже, вовсе не является биологической необходимостью. Мы изучили разные виды животных и знаем, что есть животные, которые не стареют. Это не означает, что они не умирают вовсе, но с возрастом у них не увеличивается вероятность смерти. Вот что важно. Они не дряхлеют.

Вы имеете в виду голых землекопов?

Леонид Пешкин: Не только, хотя, если углубиться, можно долго говорить только об этих удивительных созданиях. Голые землекопы, например, практически не болеют раком. Но это тема отдельной публикации. Есть и другие животные, которые, похоже, не стареют, - осетры, некоторые акулы и крабы.

От чего же они умирают?

Леонид Пешкин: В природе они либо погибают в зубах хищника, либо потому, что не находят себе пропитание. В лабораторных условиях и в зоопарке иначе. Заразу никто не отменял, болеют, гибнут от микробов и вирусов. Понимаете, вероятность умереть есть всегда.

Расскажите о сути вашей работы.

Леонид Пешкин: Есть два основных направления нашей работы, первое состоит в том, как найти средство от старения. А другое - как проверить его действенность, если это средство нашлось. Не важно, нашел ли его я или другая группа ученых.

Мы создали платформу с использованием систем искусственного интеллекта, который позволяет тестировать различные вещества. И выявлять среди них те, которые влияют на продолжительность жизни. При этом мы проверяем, как то или иное вещество влияет не только на продолжительность, но и на качество жизни.

Тестируете на людях-добровольцах?

Леонид Пешкин: Нет, во-первых, люди все разные, живут в разных условиях, диеты у всех разные. Во-вторых, продолжительность жизни у человека слишком длинная, результаты эксперимента в лучшем случае получит только следующее поколение ученых. Выручает то, что все живые существа очень похожи, состоят из похожих генов, клеток, тканей, органов, и можно надеяться, что ломаются они тоже одинаково. Мы придумали использовать животных, которых никогда раньше не использовали, это маленькие ракообразные - дафнии. Они живут всего месяц. Создали такую систему, в которой можем за десятками тысяч этих животных наблюдать одно-временно и испытывать на них различные препараты. Смотрим, что происходит с живым существом в течение его короткой жизни. Но чтобы ускорить процесс, этим должны заниматься сотни лабораторий в мире, пробовать сотни разных веществ, чтобы найти всего, возможно, два-три, которые самую малость продлевают жизнь, и то это будет только первый шаг. То есть мы должны создать такую испытательную платформу и распространить ее среди коллег.

А где вы собираетесь искать само средство от старения?

Леонид Пешкин: Как это ни смешно, искать там, где сказано в сказках. Помните, конец Кощеевой смерти был в яйце. И так получилось, что секрет долголетия в яйце, точнее, в яйцеклетках. Сама природа, эволюция уже нашла секрет долголетия и бессмертия, просто он пока не используется, чтобы продлить жизнь нам с вами, взрослым организмам. Это хорошо известное наблюдение, оно называется "обнуление зародышевой линии". Что произошло, когда я родился? У моей мамы взяли клетку, которая существовала столько же, сколько сама мама, - 35 лет. Эта клетка подвергалась ионизирующему облучению, в ней шли метаболические процессы, окисление. Она накапливала мусор. Потом эта клетка встретилась со сперматозоидом моего отца, который на тот момент существовал почти 50 лет. Этот сперматозоид тоже подвергался облучению и всяческим повреждениям. И вот эта совместная клетка, которой то ли 50, то ли 35 лет, образовала организм, которому ноль лет. Произошло обнуление возраста и очищение от мусора. Удивительная загадка природы! То есть в геноме уже сидит какая-то программа обнуления и избавления от накопленного с возрастом мусора. Просто она не включается во взрослых организмах. Если бы такой программы не было, то каждое поколение жило бы все меньше, пока не исчезло с лица Земли все живое.

Много ли в мире ученых занимаются проблемами старения?

Леонид Пешкин: Если мы с вами не доживем до таблетки от старости, то это из-за того, что очень много в науке сегодня отдано на откуп бизнесу с акцентом на быстрый оборот и прибыль. Когда меня спрашивают: "А когда ты начнешь торговать таблетками от старости?" - я честно говорю: "Не знаю, скорее всего, мы с вами до этого не доживем". Услышав такие слова, потенциальные инвесторы отвечают: "Спасибо, было интересно с вами поговорить. Всего доброго".

Фундаментальными исследованиями причин и научно обоснованной борьбой со старением занимаются от силы 20 лабораторий во всем мире. Если эта область не получит щедрой бескорыстной поддержки от филантропов на уровне средств, которые идут церквям, детским домам и музеям, если капитал не будет просто отдан в обмен на шанс продлить здоровое существование, а не в обмен на вероятную прибыль, мы не увидим результатов.

Вы тот человек, геном которого сегодня расписан лучше всего на планете, который согласился отдать его науке для использования в качестве стандарта в лабораториях всего мира. Почему вы на это решились?

Леонид Пешкин: Получилось это случайно. В Бостоне, где я живу, в одном из научных центров основали программу и стали искать человека, который отдаст свои клетки и не будет возражать, чтобы выложили его полный геном в интернете. Отчасти я это сделал из упрямства, в противовес общей панике: "Ни в коем случае не выкладывайте свой геном в интернет, о вас все станет известно, и вы пострадаете". Это паникерство необоснованно и страшно вредит науке. Если среднестатистическому американцу скажут "давай сделаем тебе бесплатный геном, но о нем будет известно всем", он ответит "нет". Человек опасается, что у него выявится предрасположенность к болезням и его начнут дискриминировать на работе или не застрахуют. Но я-то понимаю, что интерпретировать, понять геном полностью мы не сумеем, наверное, еще десятилетия, дискриминации бояться нечего. Что значит мой геном - самый хорошо охарактеризованный геном на планете? Это значит, что в этом длинном тексте на непонятном языке очень точно прочли каждую букву. Но надо понимать, что эта книга написана на языке, который пока не расшифрован.

Что же от этого науке? Мой геном используют как стандарт в научных разработках. Как эталонные гири на рынке, когда мы покупаем клубнику.

Ключевой вопрос

Леонид, на ваш взгляд, а что будет после смерти?

Леонид Пешкин: Я считаю смерть ошибкой природы именно потому, что мне совершенно очевидно, что после смерти не может быть ничего. Само понятие "быть" после смерти теряет всякий смысл, это семантический ноль. Все, что мы вкладываем в это понятие, основано на том, что мы воспринимаем через наши органы чувств - зрение, осязание, обоняние существует только в теле, и никакого "бытия вне тела" не может быть по определению самого этого понятия. Мы чувствуем, только пока мы живы.

 

 



©РАН 2021