"Мы сводим концы с концами". Почему переезжает журнал "Знание-Сила"

15.12.2020

Источник: Радио Свобода, 15.12.2020, Лиля Пальвелева



В 2021 году журналу “Знание-Сила” исполняется 95 лет. Отмечать юбилей редакции этого научно-популярного издания предстоит в новом помещении. Из просторного памятника архитектуры “Палаты Кожевенной слободы 17 века” журнал вынужден выехать. По новому адресу он будет располагаться на площади 21 квадратный метр.

Обычному читателю, который возьмет в руки номер журнала “Знание-Сила”, скорее всего, будет невдомек, что это добротное в содержательном и полиграфическом отношении издание выпускается в свет едва ли не на голом энтузиазме. Число сотрудников некогда многолюдной редакции сократилось до минимума. Кто-то ушел на пенсию, кто-то умер. Желающих занять освободившиеся места немного. Не в последнюю очередь из-за более, чем скромной зарплаты, - девять тысяч рублей. Теперь к многочисленным трудностям прибавилась необходимость освободить здание, в котором редакция располагалась в течение последних 37 лет.

Филолог Анна Кречетова работает в журнале недавно, но случившееся приняла близко к сердцу. На портале Change.org она разместила петицию против выселения из исторического здания в центре Москвы:

"Мы обращаемся с просьбой ко всем думающим, читающим людям. Давайте отстоим право журнала на свой дом, на связь с историей страны, давайте выступим против наступления чиновников на свободу научного творчества", - пишет Анна Кречетова.

Впрочем, она понимает, что сроки поджимают. “Знание-Сила” должно выехать из Палат до 1 января:

– Попытки выселить предпринимались неоднократно. Я здесь работаю корректором и пишу статьи для нашего журнала. Кроме того, я люблю это издание как читатель. Во все годы это был прогрессивный журнал, и ему всегда удавалось отстаивать свою позицию. При этом давление на журнал было и в давние, и в недавние времена. Теперь, по всей видимости, журнал отстоять не удастся. Мы уже вывозим вещи. Когда я сейчас захожу в Палаты, у меня возникает такое чувство, как будто я во время войны попала в чей-то дом, а многих его жителей уже нет в живых. Часть вещей, которые никто не забирает и которые могут выбросить, я решила куда-нибудь перевезти и сохранить. Это старые фотографии, старые печати, гранки и так далее. Думаю, что когда-нибудь возникнет музей, и эти вещи составят интересную экспозицию.

- Известно ли вам, кто займет после вас Слободские палаты?

- Нет, мы этого не знаем. Может быть, здесь будет ресторан, ночной клуб или что-то еще.

- Сейчас многие старые добрые издания ушли в интернет. У вашего журнала до сих пор существует бумажная версия?

- Да. И стоимость подписки по нынешним временам небольшая. Например, на полгода это две тысячи рублей. На год – четыре тысячи. Но я понимаю, что сейчас такие траты не каждый может себе позволить. Далеко не каждый. Вместе с тем, если бы государство было заинтересовано в таком издании как “Знание-Сила”, оно могло бы подписать на наш журнал библиотеки. Такой вариант предложила Мариэтта Чудакова. Подписка поднялась бы, и журнал мог бы вносить арендную плату. Почему бы этого не сделать? Видимо, по каким-то причинам власти не заинтересованы в таком решении. Я сама занимаюсь рассылкой подписчикам, и мне больно смотреть на то, что, к сожалению, это очень небольшое количество адресов.

Не все, но кое-какие материалы наш журнал выкладывает на свой сайт. Ознакомиться с ними можно не совсем бесплатно, но почти бесплатно. Конечно, люди охотнее пользуются таким ресурсом. Может, и в этом причина того, что часть тиража остается не распроданной, - говорит Анна Кречетова.

 

ФОТО 1

Журнал "Знание-Сила" начал выходить в 1926 году

 

Общим местом стало считать, что сейчас никто не читает бумажную периодику, тем более, если речь идет о научно-популярных изданиях. Научный обозреватель Общественного телевидения (ОТР), ведущая программы “Гамбургский счет” Ольга Орлова не столь категорична:

– Естественно, я вижу эти процессы. Как и все читатели, я замечаю, что все бумажные книги и журналы (даже глянцевые бумажные журналы) во всем мире испытывают трудности. Это особенность сегодняшнего мирового рынка и перехода на цифру. Но тут есть одна важная деталь: те издания, в которых живет высокая полиграфическая культура, в том числе, культура художников и дизайнеров, все равно сохраняют своего читателя. Если же мы говорим про конкретный журнал "Знание-Сила", то важно помнить про его историю. Все-таки он создавался в 1926 году, а это было время нового искусства, особенно в Советской России. Вот этот уровень культуры в редакции журнала всегда сохраняли. И, безусловно, некоторыми читателями всегда ценилась эта прелесть “бумаги”.

Когда я бываю в РАН на общих собраниях, всегда вижу там номера этого журнала. Он очень ценится в академическом сообществе, а в его научный совет входят уважаемые академики и те люди, которые занимаются популяризацией науки. На различных фестивалях науки этот журнал в бумажном виде обычно тоже представлен.

Конечно, его целевая аудитория – очень специфическая. Но я не скажу, что это всегда люди только старшего поколения – это не так. Помимо того, что я действующий научный обозреватель, я еще преподаю научную журналистику. Мои студенты – это молодые люди 20-22 лет. В начале нашего курса, я всегда говорю им: "Ребята, вы должны сделать обзор рынка – кто, как, в каком виде рассказывает в медиа о науке. Это онлайн-издания, это радио, телевидение и бумага". В обзоры моих студентов "Знание-Сила" попадает регулярно. Они видят этот журнал, они его замечают. Так что, свою нишу этот журнал всегда имел и будет иметь.

Вообще, я не хотела бы говорить о журнале "Знание-Сила" в прошедшем времени. Да, переезд из одного здания в другое – это тяжелая трансформация. Это тяжело, но стены – это всего лишь стены, а журнал "Знание-Сила" – это журнал про картину мира. У него высочайшая культура научной популяризации. Эта нацеленность на большую картину мира намного важнее любой политической конъюнктуры. Все-таки надо понимать, что в советскую эпоху журнал пережил тяжелейшие и времена, и полнейший расцвет, а потом вновь тяжелейшие 90-е годы. Журнал это все переживал, он переживал это вместе с нами, своими читателями. Журнал "Знание-Сила" менялся, но не изменял себе. Несмотря на трудности, журнал про картину мира выживет в любых стенах. Я уверена в этом. Когда я разговариваю со студентами, какой я вижу отклик, на что больше всего они реагируют? Они реагируют не на новинки гаджетов, квадрокоптеры, приколы про котиков, забавные факты про животных, про путешествия – а все это то, куда сейчас мигрируют научно-популярные глянцевые издания. Это либо про какие-то прикольные технически штучки, либо это про развлечения. Но студенты острее всего реагируют на картину мира. Когда ты начинаешь им рассказывать о тех материалах, которые публикуются в "Знании-Силе", вот тогда они отрываются от гаджетов и начинают пристально, вопросительно смотреть тебе в глаза. Поэтому я думаю, что журнал переживет и это время, он переживет и тесные стены.

Если говорить о коммерческой стороне дела, то мы все знаем, что у нас есть две модели. Одна – это коммерческий вариант. Если вы входите в какой-то большой медиа-холдинг, где есть большие рекламные заказчики, тогда у вас есть большие тиражи. Вы интересны рекламодателю, и по остаточному принципу в такие журналы науки и техники что-то перепадает, и вот так они выживают. Это один вариант. Это не вариант "Знания-Силы", потому что у "Знания-Силы" очень маленький тираж, и трудно себе представить, что он попадет в какой-то большой коммерческий медиа-холдинг. Но есть еще спонсорская модель, то есть когда вам дают невозвратные деньги, но при этом вы что-то добиваете подпиской. Это очень тяжело. И вот так вот журнал и выживал последний год, потому что периодически были небольшие гранты, были какие-то очень маленькие деньги от подписки, но при маленьком тираже это, конечно, очень и очень тяжело. Поэтому то, что происходило со "Знанием-Сила" – это некоторое трагическое совпадение тех коммерческих и рыночных процессов, которые переживали разные издания. И те, где публикуются авторы очень низкого уровня, и те, где замечательные авторы, и там, где такая высокая культура редактуры как в "Знании-Сила", и там, где редактора попроще и похуже. В этом смысле журнал переживает нелегкие времена, как и все, кто, вообще, пытается работать с “бумагой”. Но если говорить о его предназначении, о том уровне обработки материала, о том выборе тем, которому они всегда следовали, я думаю, что они выживут. Может быть, они выживут только в цифре. Насколько я знаю, журнал выпускает цифровую версию. Ну так будет только онлайн версия. Так произошло с журналом "Наука и жизнь", который сегодня прекрасно существует в онлайн версии. Там очень хорошая посещаемость, – говорит Ольга Орлова.

По словам главного редактора и генерального директора журнала “Знание-Сила” Игоря Харичева, не точны те, кто говорит, будто редакция покидает Палаты на Кожевнической улице в связи с тем, что собственник повысил плату за аренду:

- Нет, нам не повысили аренду. Нас просто попросили платить полную арендную плату. История довольно запутана, но все дело в том, что Палаты кожевенной слободы – это памятник федерального значения, однако в начале 90-х его взяла под свою опеку Москва. У Москвы есть льготные арендные ставки для некоммерческих организаций. И у нас была такая льготная ставка. В середине 2000-х начались судебные тяжбы: федералы стали возвращать это здание долгими судами в свою собственность. Чтобы было понятно, есть два уровня государственной собственности – федеральная и субъекта Федерации. То и другое – государственное имущество, но уровни разные. Вот федералы добивались, чтобы этот памятник федерального значения был в федеральной собственности. Они считали, что Лужков неправомерно его включил в собственность города Москвы. После долгих разных тяжб федералы в 2019 году, наконец, восстановили свои права. И вот Росимущество (это та организация, которая представляет интересы государства на федеральном уровне в отношении недвижимости) потребовало ту арендную плату, которую можно назвать коммерческой. Было заявлено, что "у нас, на федеральном уровне, понятия "льготная арендная плата" нет. Платите, пожалуйста, полную арендную плату".

– Какую сумму вам предложили за полную аренду?

– 670 тысяч рублей в месяц. С отоплением и всем остальным будет получаться более 700 тысяч рублей. Это значит 8,5 миллионов в год, а у нас весь нынешний оборот того же порядка. Конечно, это для нас невозможная сумма. Она практически в 20 с лишним раз больше того, что мы платили по льготной арендной ставке.

Мы пытались договориться с Росимуществом, даже суды арбитражные шли. Но так совпало, что 1 января 2021 года истекает срок долгосрочного договора, который был заключен еще в 1983 году, тогда еще с советским руководством города Москвы. Просто продлить договор они не хотят, понимая, что мы не можем платить арендную плату, значит, мы должны оставить это здание.

Те чиновники, которые отвечают за недвижимость, не имеют, по большому счету, возможностей предоставить нам другое помещение. Это не входит в их обязанности. Это такое чисто аппаратное отношение. Они должны решить проблему с памятником архитектуры, и они ее решают. При этом они не очень, наверное, озабочены судьбой журнала, да и, в общем-то, таких возможностей не имеют.

- Ну а кто имеет такие возможности?

- Пока еще какие-то существуют льготные помещения, но число их уменьшается. Все, они на уровне московской собственности. И это добрая воля правительства Москвы. Мы пытались через депутатов, через комитеты Московской Думы по культуре, по образованию достучаться в правительство Москвы, чтобы нам нашли такие помещения, но сейчас такая тяжелая пора, что не нашли. Федералы нас просят уйти, нормальных помещений нет. Все, что мы смогли найти по нашим деньгам, по нашим возможностям – это 21 квадратный метр. Так что, мы вынуждены с 525 квадратных метров перебираться на 21 квадратный метр. Отсюда уйма проблем. Но мы уже давно, еще до всей этой эпидемии, начали работать на дистанционке – это редакторы, корректоры, художники-оформители. Просто так удобнее, мобильнее. Но есть архив журнала, есть бухгалтерский архив, довольно большой. По нашим законам за последние 5 лет надо все документы хранить. Есть какое-то небольшое число вещей, которые мы бы хотели сохранить.

- До какой степени катастрофичен ваш переезд? Что будет с журналом?

- Разговоры о том, что журнал закрывается, не соответствуют действительности. Мы продолжаем работать, просто будем это делать в более трудных условиях. Первый номер на 2021 год уже отослан в типографию, сейчас заканчивается работа над вторым номером, идет работы над третьим номером. Выходить будем.

Без хорошей науки невозможно нормальное развитие страны, а в науку должны приходить люди. И наша функция – это мобилизовать каких-то молодых людей, подростков через наши материалы к тому, чтобы они науку выбирали своей стезей, думая о том, чтобы поступать в университеты, готовились к этому, изучали какие-то предметы углубленно. Рекрутирование новых ученых – это наша основная задача. Многие ученые нам говорили, что "мы пришли в науку, потому что в детстве читали ваш журнал, "Науку и жизнь" и "Юный техник"". Даже сейчас в век Интернета, мы продолжаем играть свою роль. Может быть, бумага будет отходить, а наши материалы – это качественные материалы, несущие в себе новизну именно потому, что мы работаем с учеными. Они рассказывают о том, чем занимаются. Во-первых, это гарантия качества. Люди рассказывают о том, чем занимаются, а значит тех ошибок, которые часто допускают журналисты, там точно быть не может. А второе, там новое, поскольку ученые работают. И вот то, что они недавно сделали, что наработали в каких-то сферах, они это рассказывают в собственных статьях, а иногда дают интервью. Так или иначе, там много новизны. Это полезно учителям, преподавателям и всем любознательным людям, которых все-таки еще немало. Так что, важную социальную функцию мы все-таки выполняем.

- Вы переезжаете в Ясенево. Я еще могу представить, как сотрудники редакции могут разместиться в маленьком помещении. Но как вы будете выкручиваться с тем же самым тиражом? Его ведь из типографии всегда привозили в редакцию.

- Это три тысячи экземпляров. Нам сказали, что у черного входа разрешат разгружать. Мы искали место, где есть черный вход, чтобы подъехал микроавтобус. И обычно в течение дней 10 приезжают все партнеры и берут экземпляры. Кто много, кто поменьше, но все это разбирается и остается небольшой остаток. Это какие-то заказы на прошлые номера, которые надо иметь. В общем, нам обещали, что разрешат у входа, там достаточно просторный коридор, у одной стороны складывать наши журналы. Надеюсь, что это будет, потому что, конечно, если тираж еще затаскивать на этот 21 метр, где архив надо разместить, все наши компьютеры… Как-то попытаемся жить. А что делать?! Других вариантов у нас сейчас нет. В общем, так мы сводим концы с концами. Может быть, через какое-то время снизойдут к нам какие-то верхние силы, что-то найдется более просторное, более удобное, - говорит Игорь Харичев.



Подразделы

Объявления

©РАН 2021