https://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=90dc8d6b-a01b-44af-aeb7-7ec08697b925&print=1
© 2021 Российская академия наук

Против системы: история женщины-биолога, которая уехала из Москвы в Сибирь

16.04.2020

Источник: NEWS.ru



Специалист по грибным болезням растений нашла в Новосибирске работу мечты и мужа

Екатерина Сколотнева осматривает свежий урожай. Зеленые всходы колосятся ровными рядами в пластиковых контейнерах под мягким светом лабораторной лампы. Екатерина — не садовод, а биолог. На примере этих растений она изучает «поведение» опасного гриба, который снижает урожайность пшеницы и ухудшает качество хлеба.

Молодой учёный руководит лабораторией молекулярной фитопатологии «ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН» уже несколько лет. Она одна из тех специалистов, которые пошли против системы. Пока многие сибиряки уезжают «покорять Москву», Екатерина переехала из российской столицы в Новосибирск четыре года назад. Здесь она встретила мужа, сделала много открытий в науке и оценила все прелести работы в пешей доступности от дома.

У Екатерины быстрая речь и горящий взгляд. Особенно она вдохновляется, когда речь заходит о стеблевой ржавчине. Это болезнь хлебных злаков, вызываемая грибом Puccinia graminis. Коварный враг ежегодно убивает или значительно ухудшает качество до 20% пшеницы в Сибири. Если учёному и её коллегам получиться с ним справится, урожаи хлеба в регионе увеличатся.

Екатерина Сколотнева родилась в подмосковном Сергиевом Посаде и закончила биологический факультет МГУ им. Ломоносова. Пожив и поработав в Москве, она предполагала уехать в страны, где для учёных созданы лучшие условия. Женщина признаётся, что если бы ей ещё 10 лет назад сказали, что она окажется в Сибири и будет здесь счастлива, то не поверила бы.

Так получилось, что я изначально выбрала для себя редкое направление – грибковые возбудители болезней растений. Я фундаментально занималась этой проблемой. Со второго курса вуза стала изучать стеблевую ржавчину. Этот грибковый возбудитель даже внешне напоминает продукт окисления металла, — показывает Екатерина фотографию поражённой пшеницы.

Стеблевая ржавчина не была значимой проблемой для России, потому что с ней успешно справились агрономы еще в 80-х годах. Закономерности распространения гриба изучали только в лабораториях.

Ситуация изменилась в 2009 году, когда в Африке возникала опасная раса стеблевой ржавчины. Зараза начала распространятся по континентам и дошла до Западной Сибири. Условия жизни для неё оказались идеальные — несколько лет назад в этом регионе наступило солнечное и жаркое лето. Гриб почувствовал себя вольготно, и значительная часть урожая стала гибнуть. В Центральной же России проблемы удалось избежать — ржавчина поражала растения в гораздо более лёгкой степени, поэтому они выживали.

Местные власти поставили перед НИИ Цитологии и генетики задачу справиться с инфекцией и спасти урожай. Так в Новосибирске появилась лаборатория по изучению стеблевой ржавчины.

Екатерина Сколотнева на тот момент была достаточно известным специалистом по стеблевой ржавчине в России. Успела написать несколько научных работ и даже слетать в Мексику для изучения грибковых возбудителей болезней растений. В руководстве «ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН» молодому учёному предложили возглавить лабораторию молекулярной фитопатологии.

В июне 2015 года я прилетела в Новосибирск в командировку. Была очарована академгородком, в котором расположен институт. Много зелени, лес рядом, пляж неподалёку. Тогда сразу захотела здесь остаться», — рассказывает она.

Когда в феврале 2016 года биолог прилетела в Сибирь на ПМЖ, её ждал неприятный сюрприз. Климатическая особенность региона — обильные осадки зимой. Снег практически не убирают, он ложится неровным слоем на пешеходные дорожки. На них образуются буераки и лед. Местные коммунальщики не знают слова «реагенты». Привыкшая ходить на каблуках Екатерина была разочарована, но через пару месяцев она всё же полюбила новое место жительства, вопреки трудностям.

В Москве я тратила по четыре часа на дорогу, работая в нескольких институтах. Я почти не видела свою дочь, потому что жизнь состояла только из работы и дороги до неё. В Новосибирске я поняла, что может быть по-другому. Пешком из института до дома. Ребёнок в садике неподалёку. Зарплата немного ниже московской, но это компенсируется отсутствием трат на транспорт, — рассуждает Екатерина.

Даже для похода в театр учёному не нужно преодолевать длинный путь. В 15 минутах ходьбы от её дома находится Дом учёных академгородка. Здесь постоянно дают концерты российские знаменитости, а также приезжают столичные театральные труппы.

В Сибири биолог встретила свою любовь и вышла замуж. Её супруг – учёный-химик, который также живёт и трудится в Новосибирском академгородке. Муж с женой стали счастливыми обладателями ипотечной квартиры в зелёной зоне. Иногда супругам даже удаётся поработать вместе – их области изучения тесно соприкасаются.

Сейчас Екатерина Сколотнева плотно работает с селекционерами. Учёные уже исследовали механизмы распространения стеблевой ржавчины. Они выяснили пути её перемещения по Сибири и соседним регионам.

Мы впервые полностью раскрыли геном этого гриба. Сейчас мы разрабатываем тест-систему для наших собственных сибирских рас ржавчины, — рассказывает она.

Результатом работы Екатерины и её коллег станет создание сортов пшеницы, полностью устойчивых к стеблевой ржавчине и разным видам плесени. В Сибири появится сорт, защищённый от этого вида паразитов. Подобные знания могут быть полезны агрономам из других регионов России.

К сожалению, история Екатерины — пока скорее исключение. Большинство российских учёных работе в регионах предпочитают Западную Европу или США. По данным пресс-службы Российской академии наук, с начала 90-х годов из России уехали около 150 тысяч научных сотрудников и преподавателей вузов. В целом за 20 лет страну покинули порядка 70–80% ведущих математиков и 50% ведущих физиков-теоретиков. Чаще всего наши соотечественники направляются в США, Израиль, Италию, Францию, Германию.