Сила школы

05.03.2021

Источник: ПОИСК, 5.03.2021, Аркадий СОСНОВ

Академик Игорь Горынин не делил науку на фундаментальную и прикладную

Жизнь предлагает нам четкие аналогии - надо лишь присмотреться. Для обеспечения круглогодичной навигации по Северному морскому пути и освоения шельфовых месторождений в России спроектирован самый мощный в мире атомный ледокол «Лидер». Чтобы его построить, нужны материалы с уникальными, подчас взаимоисключающими свойствами. Высокая прочность, пластичность, стойкость к коррозии, сопротивляемость динамическим воздействиям ледовых полей и ветроволновым нагрузкам - вот характеристики сталей, способных работать в Арктике при температурах до минус 60°С. Кто должен был взяться за их создание, если не лидер отечественного материаловедения НИЦ «Курчатовский институт» - ЦНИИ конструкционных материалов «Прометей»? В институте разработали не только рецептуру новых хладостойких сталей Arc, но и технологию их изготовления.

- Нам удалось воплотить мечту материаловедов, совместив несовместимые характеристики, высокую пластичность и прочность, и регулировать их в зависимости от условий эксплуатации. По хладостойким сталям мы точно впереди планеты всей, - сказал «Поиску» директор ЦНИИ КМ «Прометей» член-корреспондент РАН Алексей Орыщенко. И особо отметил, что у истоков этих разработок стоял его учитель и предшественник на посту директора академик Игорь Васильевич Горынин, чье имя сегодня носит институт. Признанный лидер научной школы «Фундаментальные и научно-прикладные работы в обеспечение создания перспективных высокопрочных свариваемых сталей, полимерных композиционных материалов, средств защиты от коррозии и многофункциональных покрытий для широкого применения в надводном и подводном корабле­строении».

Каждый, кому, как мне, посчастливилось общаться с этим выдающимся ученым, наверняка попадал под обаяние его личности. Человек, казалось, абсолютно, погруженный в науку и оттого немного насупленный и невозмутимый, но с мгновенной живой реакцией на собеседника и неповторимым чувством юмора. Что уж говорить о сотрудниках «Прометея», которому он отдал 49 лет жизни, пройдя путь от инженера до президента - научного руководителя! Стремление к лидерству, которым он заряжал коллектив, было неотъемлемой чертой Горынина-ученого. Как настоящий лидер он не мог мириться с отставанием на каком-то направлении, вызванным недофинансированием науки, нехваткой оборудования или кадров. Тем более что потребность в лидерстве в материаловедении предопределена природно-климатическими условиями нашей страны.

- По нашим данным, американские программы в области материаловедения финансируются раз в триста лучше, чем в России, - переживал он. - А ведь эта область является ключевой почти для любого проекта завтрашнего дня. Как известно, из бумаги ничего не построишь - нужны материалы, способные выдерживать нагрузки в экстремальных условиях. Для России это в первую очередь освоение нефтегазового шельфа в полярной зоне. Отличие наших «северов» от Северного моря, принесшего богатство Англии и Норвегии, очевидно - там Гольфстрим, тепличные условия. Даже на Аляске по сравнению с нами курорт! Я уже не говорю о Мексиканском заливе. А у нас в районе Приразломного месторождения - лед свыше двухсот дней в году и температура до минус 40! А в районе острова Сахалин еще и сейсмика 8-9 баллов.

И ведь такие материалы под руководством Горынина были созданы, в том числе для первой в мире ледостойкой стационарной добывающей платформы «Приразломная» в Печорском море. Ко многим разработкам «Прометея» можно отнести эти слова - «впервые в мире»: инициировано применение прочных, коррозионно-стойких титановых сплавов в кораблестроении, создан материал для магистральных трубопроводов любой требуемой толщины и диаметра, не боящихся коррозии, прочных и хладостойких - трубы, изготовленные по технологии «Прометея» Ижорским трубным заводом ПАО «Северсталь», оказались наилучшими. В основе этих достижений - характерный для Горынина подход, сочетавший постижение структуры материалов тончайшими аналитическими методами, их испытания в условиях, приближенных к реальным, и разработку технологий для передачи на производство. Недаром у института появился свой мощный прокатный стан, позволяющий проводить научно-промышленные эксперименты и выпускать опытные партии рожденных в лабораториях материалов.

- Мое кредо заключается в том, что наука не делится на прикладную, фундаментальную, вузовскую, отраслевую, - формулировал он. - Наука едина: она или есть, или ее нет. Представлять дело так, что где-то в недрах академии ученые совершают открытие, а потом уже приходят прикладники, которые сами порох не изобретут и на этом фундаменте строят нечто практическое, было бы ошибкой. Весь мой опыт, а я в институте с 1949 года, показывает: решая любую проблему, мы обычно разрабатываем и теоретическую, и экспериментально-технологическую ее части. Только так можно получить принципиально новый результат.

Глубину изучения структуры и свойств материи обеспечил институтский наноцентр, под создание которого была заложена солидная теоретическая база. В одной из своих статей Игорь Васильевич подробно классифицировал способы получения умных конструкционных наноматериалов. Это управляемое создание наноструктуры в объеме материала, чаще всего путем интенсивной пластической деформации. Это получение исходных наноматериалов - тех «кирпичиков», из которых складывается наноструктурированное «здание», - в виде порошков, волокон, проводов. Это инжиниринг поверхности, например, разработанными в институте технологиями электрохимического легирования, сверхзвукового холодного газодинамического или скоростного микроплазменного напыления. Наконец, едва ли не самый перспективный способ - послойное направленное создание материалов лазерными порошковыми методами - например, в интересах медицины - для выращивания по данным компьютерной томографии индивидуальных имплантов.

- Созданием наноматериалов наша миссия не исчерпывается. Мы занимаемся их диагностикой и технологиями превращения в конструкции, скажем, чтобы сварной шов или паяное соединение были равнопрочными с материалом, - рассказал начальник научно-исследовательского отделения «Прометея», непосредственно участвовавший в организации наноцентра, Павел Кузнецов.

Еще одно детище Горынина - лаборатория радиационного материаловедения, созданная в 1968 году в бытность его главным инженером «Прометея». Это была опять же первая в мире «горячая» лаборатория в составе не ядерно-физического или проектно-конструкторского, а чисто материаловедческого центра. Технологическая цепь из 17 «горячих» камер стала полигоном для исследования влияния нейтронного облучения на физико-механические свойства конструкционных материалов. Специалисты здесь оценивают безопасный срок службы действующих и проектируемых элементов оборудования атомных энергетических установок. О надежности комплекса говорит тот факт, что срок его службы продлен до 2035 года.

Между тем уже создан новый класс сталей, обеспечивающих проектный ресурс наиболее ответственного и несменяемого элемента АЭС - корпуса реактора. Из этих сталей по институтском технологиям были построены практически все транспортные атомные установки и стационарные АЭС в СССР и других странах. Ныне 67 реакторов АЭС надежно эксплуатируются в России и за рубежом. Атомный ледокол «Ленин» стал флагманом единственного в мире атомного ледокольного флота. И это тоже зримое подтверждение успешности сочетания теоретического и экспериментально-технологического подходов к решению проблем по Горынину.

- Как руководитель Игорь Васильевич был наделен крайне важной чертой. Будучи очень сильным ученым с глубочайшими предметными знаниями, он, тем не менее, мог изменить свою позицию и принять доводы того, кто ему возражал. Но это требовало времени и многократного возвращения к предмету спора. Игорь Васильевич как бы исключал эмоцию, убирал самомнение и последовательно проверял доводы оппонента. И если в итоге тот оказывался прав, принимал это безо всякой ревности. Мы ведь действительно делали общее дело, - вспоминает доктор технических наук, заместитель генерального директора, начальник научно-производственного комплекса НИЦ «Курчатовский институт» - ЦНИИ КМ «Прометей» Алексей Ильин.

Несколько раз автор этих строк просил академика Горынина прокомментировать достижения молодых специалистов «Прометея». И всегда поражался его отеческому отношению к молодежи, заботе о том, чтобы она работала на современном оборудовании, поскольку, как он выражался, «с помощью тряпки и мочалки науку не сделаешь».

- В меня вселяет надежду, что время, когда выгоднее было пиво в палатке продавать, чем в науке работать, постепенно уходит: государство повысило финансирование, ВПК вновь в сфере внимания, появились заказы, молодежь возвращается в науку. Раньше у меня сердце ныло: уйдешь - и все развалится. Сейчас такого ощущения уже нет. Я всегда хожу на конференции молодых ученых. Очень толковые ребята, не хуже, чем прежде, - признавался он журналисту Сергею Лескову в середине 2000-х.

Это не было заигрыванием, лидер научной школы реально следил за становлением и ростом этих ребят, знал их по именам, наверняка сравнивал с молодежью своего поколения. Рассчитывал на них как на коллег, которым в перспективе можно будет передать эстафету. Для подготовки смены были созданы базовые кафедры «Прометея» в родном для Горынина Политехническом университете и Корабелке, она в каждодневном рабочем режиме продолжалась в стенах института.

- Я был молодым специалистом, когда начал принимать участие в рабочих совещаниях у Игоря Васильевича. Что сразу бросалось в глаза, он не делал разницы между доктором наук и рядовым инженером. Умел выслушивать мнения, как немногие, и разговаривал с каждым на равных. Это создавало, наверное, самую лучшую рабочую среду для научного поиска, - подтверждает выпускник Политеха, ныне - начальник лаборатории «Прометея», доктор технических наук Григорий Калинин.

Память о выдающемся ученом, которому на днях исполнилось бы 95 лет, - это не только 8 его монографий, свыше 450 научных трудов и более 200 изобретений, но и бороздящие просторы Арктики ледоколы, устойчивые к полярным холодам и штормам платформы на шельфе, корпуса атомных реакторов, изготовленные из созданных под его руководством материалов. И, что не менее важно, эту память хранят сотни исследователей, с гордостью причисляющих себя к школе академика Горынина.

 



Подразделы

Объявления

©РАН 2021