Родительный падёж. Из-за чего население России становится все меньше

04.03.2021

Источник: Еженедельник "Аргументы и Факты", 04.03.2021, Юлия Шигарева, Татьяна Богданова, Михаил Калмацкий, Дмитрий Писаренко, Злата Медушевская, Ума Саадуева



Недавно были озвучены печальные статданные: смертность в России в 2020 г. стала рекордной с 2008 г. Детей же в 1-м полугодии 2020 г. родилось на 38,7 тыс., или 5,2% меньше, чем годом ранее. При этом в нацпроекте «Демография» указаны совсем другие цифры: коэффициент рождаемости в России должен подняться с 1,62 в 2017 г. до 1,7 в 2024-м. Удастся ли их достичь и что нас ждёт дальше?

Зарисовки из роддома

Пока единственным ­федеральным округом России, где наблюдается устойчивый прирост населения, остаётся ­Северо-Кавказский.

«Наши женщины крепкие»

В Дагестане всегда рождается много детей. В среднем в каждой семье воспитываются 3–4 ребёнка. Так, по данным ЗАГС, в 2020 г. в республике родились 46 506 детей, на 990 больше, чем годом ранее. Но врачей эти данные не ­обнадёживают.

«Мы фиксируем снижение рождаемости на протяжении 5 лет, – рассказывает главный врач Махачкалинского родильного дома № 1 Земфира Гаджиева. – В 2016 г. у нас было 6500 родов, в 2020 г. – всего 5500. Хотя в 2020 г. есть небольшой прирост по сравнению с предыдущим годом. Может быть, сыграли роль выплаты на первого ребёнка. При этом за 5 лет в нашем роддоме не было ни одной смерти роженицы. И количество абортов снизилось в 3 раза».

Первого и второго ребёнка в республике рожают в ­25–35 лет. Впрочем, по словам главврача, за последние 4–5 лет возраст мам повысился. «Есть и мамочки-«первородки», которые рожают после 40 лет. А кто-то решается родить и после 48 лет. Дагестанские женщины крепкие, особенно родившиеся в 1960–1970 гг. А вот молоденькие девочки очень слабые здоровьем, есть риск недоносить плод по тем или иным заболеваниям, – рассказывает З. Гаджиева. – Если раньше большин­ство молодых людей вступало в брак в возрасте от 18 до 24 лет, то сейчас таковых в 2 раза меньше, люди откладывают свадьбу, стремятся добиться чего-то в материальном плане и в ­карьере».

Профицит акушерских коек

«Не соответствуют современным стандартам оказания медпомощи» – с таким «приговором» в последние годы в ­Нижегородской обл. закрыли сразу несколько роддомов. Рожениц везут за несколько десятков километров в перинатальные центры. На экстренный случай есть санитарная авиация.

Родильные отделения при районных больницах упраздняют ещё и потому, что рожать в глубинке стали заметно реже. Молодёжь стремится уехать в большие города в поисках лучшей доли, рабочих мест на селе явно не хватает.

А недавно и в самом Нижнем Новгороде стало на один роддом меньше – окончательно закрыт родильный дом № 6. Здание обветшало, использовать его небез­опасно, а со скромным «наплывом» рожениц из Сормовского района вполне справится профильное ­медучреждение в соседнем районе. Региональный Минздрав утвержает, что в городе даже сложился «профицит акушерских коек» из-за невысокой рождаемости. По данным Нижегородстата, если в 2010 г. в области на свет появились 36 299 человек, то в 2020-м – на 8450 человек меньше.

«Я бы не сказала, что за 10 лет резко изменился социальный статус будущих мам, – говорит акушер-гинеколог Татьяна Спирина. – Рожают и богатые, и бедные. Но стимулирующие выплаты многих заставили задуматься о втором ребёнке. Это очевидная тенденция. Первенцев всё чаще рожают женщины ближе к 30 годам. Видимо, до этого делают карь­еру. К сожалению, не у всех, желающих родить, в порядке женское ­здоровье. У многих молодых женщин есть проблемы с зачатием и вынашиванием плода. Это часто последствия раннего начала половой жизни».

(jpg, 299 Kб)

Выберемся ли из ямы?

Пандемия коронавируса заставила говорить о проблемах не только здравоохранения, но и демографии. Пострадали все страны. В России численность населения сократилась на 510 тыс. чел.

Печальные рекорды

Такова предварительная оценка Росстата. Пандемийный 2020-й поставил рекорд за последние 15 лет. Хотя коронавирус не является самым страшным патогеном из тех, с которыми встречалось человечество, на демографические показатели он, безусловно, влияет. Во-первых, тяжёлые случаи инфекции приводят к смерти, во-вторых, многие люди, не зная, сколько продлится пандемия и каковы будут экономические последствия, откладывают рождение детей.

Ещё один печальный рекорд – уровень смертности. По итогам января – октября 2020 г. он составил 113,2 чел. на 10 тыс. населения и стал максимальным с 2010 г., когда много жизней в России унесло аномально жаркое лето.

Всего в минувшем году в нашей стране зарегистрировано 2 млн 124,5 тыс. смертей, что на 18% больше, чем в 2019-м. Специалисты говорят об избыточной смертности – временном увеличении числа умерших, которое обычно вызывается внешними причинами (пандемиями, экстремальными погодными явлениями и пр.). В 2020 г. такая смертность в России составила 140,2 тыс. человек. Вице-премьер Татьяна Голикова причиной каждой третьей избыточной смерти называет коронавирус. По её словам, не будь пандемии, смертность в России снижалась бы, а не повышалась.

Именно высокий уровень смертности многие демографы считают главным вызовом национальной безопасности России. Из-за того что миллионы людей у нас умирают в трудоспособном возрасте, страна на протяжении последних десятилетий несёт гигантские потери. Подсчитано, что, если бы в последней трети ХХ в. мы добились такого же снижения смертности, что и ведущие страны Европы, население России сейчас было бы в два раза больше!

Минус перевесит плюс?

Когда весной 2020 г. почти все мы были вынуждены запереться в самоизоляции, звучали оптимистичные прогнозы, что через 9 месяцев нас ожидает бурный всплеск рождаемости. Однако серьёзные специалисты предупреждали: из-за неопределённости будущего в связи с обрушившейся на человечество болезнью, из-за возросшего уровня тревоги и стресса многие семьи отложат рождение детей. А значит, стоит ожидать снижения этого важного демографического показателя.

И вот подоспели цифры Росстата. Уровень рождаемости в декабре 2020 г. по сравнению с тем же периодом 2019 г. вырос на 9%. Народ оказался прозорливей экспертов? Но ограничения в виде самоизоляции были введены в конце марта и начале апреля, так что рождённые в декабре дети были зачаты, скорее всего, до того, как население осознало всю серьёзность пандемии COVID-19.

А вот уровень рождаемости в целом за год снизился на 3,3%. Если коронавирус и повлиял на данный показатель, то незначительно. Не будем забывать, что Россия несколько лет назад вступила в очередную демографическую яму и её прогнозируемый ежегодный вклад в снижение числа родившихся как раз 3%.

Что такое демографическая яма? Это отголоски Великой Отечественной войны, которые принимают в расчёт современные демографы. В первой половине 1940-х в Советском Союзе родилось мало детей. Плюс война унесла огромное количество людей детородного возраста. Поэтому послевоенное поколение было малочисленным, и когда оно подросло, неминуемо произошёл ещё один спад рождаемости. Следующая демографическая яма пришлась на 1990-е – она усугубилась падением уровня жизни и обнищанием населения. Сейчас мы переживаем очередной спад рождаемости в том числе по этой причине (вступило в детородный возраст поколение из 90-х).

Но пандемия коронавируса всё же может привести к отложенному всплеску рождаемости. Он обычно случается через полгода после окончания кризисов, о чём говорит независимый демограф Алексей Ракша: сначала рождаемость остаётся на пониженном уровне (возможно падение до 7%), а затем реализуются отложенные беременности. «Прогнозирую прибавку в среднем на 3%, – рассуждает Ракша. – Но в любом случае провал будет глубже, чем последующий подъём. И в целом минус всё равно перевесит плюс».

Рожать или не рожать?

Снижение рождаемости – не только российская проблема. Такова глобальная мировая тенденция.

В прошлом неоднократно высказывались гипотезы о том, что Земле грозит перенаселение. Можно вспомнить и труд англичанина Томаса Мальтуса, резонансный доклад Римского клуба «Пределы роста» и закон гиперболического роста, над которым работал наш академик Сергей Капица. Однако все эти прогнозы, что цивилизация погибнет или резко сократит свою численность из-за перенаселения, разбились о реальность 60–70-х гг. прошлого века, когда жители развитых стран стали по-новому планировать свою жизнь, в том числе рождение детей. Повысился возраст материнства, в результате резко снизились темпы прироста населения. И сейчас большинство демографов считают, что в течение следующих десятилетий цивилизация достигнет пика численности, а потом начнётся снижение. Согласно приблизительным оценкам, к середине века нас будет 9 млрд, а к концу столетия – уже 8 млрд.

Российская власть не скрывает, что демографическая политика – один из её приоритетов. В стране принято много мер поддержки (см. инфографику). Демографы оценивают их по-разному. Кого-то эти меры действительно стимулируют. С другой стороны, имеет ли смысл учить молодёжь, сколько ей рожать детей? У каждой семьи они есть в проекте, если только супруги не относят себя к т. н. движению чайлдфри (добровольно бездетных), которых в России, к счастью, не очень много.

Соцопросы показывают, что большинство российских семей в среднем хотели бы иметь чуть больше двух детей. Но им нужны стабильность и уверенность в завтрашнем дне. А с этим как раз напряжёнка…

Рабочих рук не хватает!

Демографические проблемы отражаются и на экономике страны.

Численность рабочей силы в России сокращается уже несколько лет. В декабре 2020 г., по данным Росстата, трудо­способных россиян в возрасте от 15 до 72 лет насчитывалось 75,09 млн человек – на 650 тыс. меньше, чем годом ранее. Число занятых за это время сократилось на 1,6 млн человек – до 70,65 млн. О том, как это сказывается на экономике и можно ли восполнить такое убывание привлечением кадров из-за рубежа, рассказывает профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНХиГС­ Александр Щербаков:

– Сокращение населения грозит нам снижением экономической активности и уровня жизни. Наша экономика устроена так, что при уменьшении численности рабочей силы она также особо не растёт. Соответственно и уровень жизни падает. Сейчас демографическую проблему отчасти смягчает то, что многие пенсионеры предпочитают продолжить работу, да и пенсионный возраст повысился. Но рассчитывать только на них нельзя. Уменьшение населения ведёт к тому, что молодёжь не может полностью заместить уходящих на пенсию работников, и мы имеем дефицит молодых кадров. Это проявляется во всех отраслях, но в большей мере в тех, что связаны с цифровой экономикой.

Нужно учитывать и то, что у нас очень низкая производительность труда – на сегодняшний день она в 2,5–3 раза ниже, чем в наиболее развитых странах – Франции, Германии, США, Японии. В результате, хотя количество рабочей силы у нас сейчас больше, чем в ряде развитых государств, мы выпускаем продукции в 3–4 раза меньше, чем они. При таком уровне эффективности нам потребуется больше работников, поэтому дефицит рабочей силы будет расти. С другой стороны, в России есть нацпрограмма по повышению производительности труда – с 2024 г. на 5% ежегодно. Если удастся это реализовать, дефицит кадров может сократиться.

А вот заместить нынешнее убывание рабочей силы мигрантами не получится, потому что у нас в стране довольно низкая заработная плата. Вряд ли специалисты высокого уровня согласятся работать за такие деньги, они будут искать места в тех государствах, где платят больше. На зарплату, которую мы сейчас предлагаем мигрантам, могут прийти только работники с низкой квалификацией. Едва ли они помогут нам повысить эффективность труда. Сейчас основная часть приезжих в России занята в сфере ЖКХ, строительстве и на подсобных работах в сфере услуг, где нужен ручной труд. Конечно, у нас есть иностранцы, работающие, например, в здравоохранении, и среди медиков их становится всё больше, но всё же три четверти мигрантов – это малоквалифицированные и неквалифицированные работники.

Сокращение населения негативно отражается на экономике ещё и потому, что снижается совокупный спрос на товары и услуги. Меньше людей – меньше потребности. Зато повышение рождаемости, а за ней и спроса всегда благоприятно для экономики, потому что стимулирует рост производства.

Метод Европы: маткапитал и налоговые льготы

В Евросоюзе в среднем на одну женщину приходится 1,55 детей.

Самый высокий уровень рождаемости во Франции – 1,88. За ней следуют Румыния, Ирландия, Швеция и Дания. «Французскую систему можно считать прообразом российского материнского капитала, – отмечает директор Института научной информации по общественным наукам РАН, профессор МГИМО Алексей Кузнецов. – Когда у нас готовилась эта программа, апеллировали именно к её опыту. В том числе определив, что необходимость господдержки возникает при наличии двоих детей. Правда, во Франции выплаты были заметно выше, чем в России. Система поддержки там заработала в начале 2010-х гг., и она реально помогла – каждая третья женщина, имевшая одного ребёнка, родила второго благодаря маткапиталу.

В Скандинавии нашли другой стимул. Там многие десятилетия для работающих женщин создаются максимально благоприятные условия. Если женщина понимает, что она защищена и декретный отпуск позволяет ей позаботиться о младенце, а потом вернуться и не сильно потерять в карьерном росте, это стимулирует рождаемость. Кроме того, она знает, что ребёнок будет гарантированно обеспечен местом в детском саду и хорошим медобслуживанием.

В Германии существует семейное налогообложение – доход, с которого берутся налоги, делится на всех членов семьи. Если два немца зарабатывают одинаково, но один семейный, а другой одиночка, то у первого ставка налогообложения окажется ниже, потому что будут учитываться все иждивенцы. Плюс в некоторых странах Европы отпуск по уходу за ребёнком идёт в трудовой стаж, который учитывается при выплате пенсии.

В целом же в европейских странах показатели рождаемости не слишком высоки. Все прекрасно понимают, что рождение второго ребёнка снижает экономическое благополучие семьи. Поэтому ещё с довоенных времён там придерживались следующей логики – одного ребёнка семьи будут рожать даже в тяжёлых условиях, но для рождения второго и последующих нужно придумывать стимулы.

Почему власть не спрашивает мнения учёных?

Довольно часто падение рождаемости пытаются объяснить внешними причинами – мировыми тенденциями или отголосками Великой Отечественной войны. А что насчёт нынешней социально-экономической ситуации? Неужели она не влияет на смертность и рождаемость?

Многие демографы убеждены, что самые важные ориентиры для тех, кто решает, рожать или не рожать больше одного ребёнка, – это интересы и комфорт собственной семьи, а вовсе не субсидии или материнский капитал. К улучшению демо­графических показателей ведут стабильность и предсказуемость жизни, социальные нормы, принятые в обществе, а также пример родителей и того окружения, которое было у нас в детстве.

На последнем Общем собрании РАН на тему демографии и её связи с социально-экономической ситуацией высказался академик ­Роберт Нигматулин. По его мнению, сокращение численности населения, низкая рождаемость и высокая смерт­ность связаны в том числе с пренебрежительным отношением власти к нашей науке и учёным.

Роберт Нигматулин, академик РАН

Начну с цифры. Полмиллиона человек – это разница между числом умерших и числом рождённых в 2020 г. Даже если мы вычтем потери, которые принесла пандемия, всё равно останется 400 тыс. человек – вот на сколько сократилось население России по социально-экономическим причинам.

А по расчётам Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, к 2025 г. наша численность будет уже стабильно, безо всяких пандемий уменьшаться с интенсивностью 500 тыс. человек в год!

Приведу два факта, которые поясняют, откуда взялись эти цифры. Из-за того что была сокращена система здравоохранения, у нас выросла смертность. До ­1990-х она была примерно такой же, как в Европе, и если бы сейчас оставалась на том же уровне, была бы на 200 тыс. меньше. А в ближайшие 2–3 года финансирование здравоохранения будет ещё больше ­сокращаться.

Второй факт. После 2015 г. в России катастрофически упала рождаемость, хотя с конца 1990-х и особенно с 2000 г., когда президентом стал Владимир Путин, рождаемость интенсивно росла. Она выросла на 35%, но потом всего за 5 лет упала на 30%. Фактически стала такой же, как в 1990-е гг. Причём это не связано с падением числа детородных женщин – оно осталось примерно тем же.

Существует точка зрения, что падение рождаемости является следствием демо­графических ям, которые ­периодически повторяются со времён Великой Отечественной войны. Это глупость. Та волна уже затухла. Если исходить из этой логики, можно вспомнить и Гражданскую войну, и Отечественную войну 1812 г. Просто жить снова стало тяжело, вот женщины и перестали рожать. Упали доходы населения, вырос риск безработицы. И женщины теперь опасаются рожать больше одного ребёнка.

Таким образом, смертность сейчас сильно зависит от финансирования здравоохранения, а рождаемость – от уровня жизни людей. Вот такая обстановка. А всё потому, что с 2013 г. наша экономика деградирует. Весь остальной мир нас обгоняет. За первые 5 лет доходы населения снизились на 7%, затем ещё – и в итоге они ­упали на 10%.

При нынешней социально-экономической стратегии нет никаких шансов на заметный рост с обеспечением приемлемого уровня жизни и прекращением депопуляции страны. Россия слабеет! И это провоцирует наших геополитических противников – мы ведь чувствуем, как они стали пренебрежительно себя вести по отношению к нам. Они ­делают это потому, что Россия ослабла экономически и потеряла технологический ­суверенитет.

Как же выйти из этого пике? Одна из причин отставания – пренебрежение руковод­ством страны наукой и учёными. Оптимизация образования и здравоохранения, реформа Академии наук – какой во всём этом был смысл? Бюджет распределяется вопиюще не­эффективно. Сравните: на развитие человека ­(образование, здравоохранение, науку, культуру) в странах Европы выделяют 20% от ВВП. У нас – ­более чем в 2 раза меньше!

Я считаю, что правительство должно согласовывать с учёными, какую долю национального дохода надо распределять на науку, образование и здраво­охранение. Так мы приведём эти цифры к мировым нормам. Мы, учёные, должны высказывать экспертное мнение по коренным проблемам нашей страны.

А при сохранении нынешней социально-экономической стратегии и отношения ­правительства к науке население России будет и дальше сокращаться. Как следствие, жизнь большинства наших граждан будет ухудшаться, а интеллектуальный и технологический уровень страны – падать и падать.

 



Подразделы

Объявления

©РАН 2021