от 24.06.2021

22 июня 2021 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

(проводится в режиме видеоконференции)

Председательствует президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.

Заседание открывает вручение академику РАН Валерию Васильевичу Береговых государственной награды Российской Федерации ордена Почета. Награду вручает президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.

Президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев зачитывает Указ Президента Российской Федерации о награждении членов РАН государственными наградами Российской Федерации:

- За большой вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией (COVID-19) и самоотверженность, проявленную при исполнении профессионального долга, наградить орденом Пирогова академика РАН Георгия Авраамовича Франка — заведующего кафедрой федерального государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования», город Москва;

- За большой вклад в организацию работы по предупреждению и предотвращению распространения коронавирусной инфекции (COVID-19) наградить орденом Пирогова: члена-корреспондента РАН Михаила Франковича Вилька — директора федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийский научно-исследовательский институт железнодорожной гигиены», город Москва;

- За заслуги в области здравоохранения и многолетнюю добросовестную работу наградить орденом Почета академика РАН Валерия Николаевича Ракитского — научного руководителя Института гигиены, токсикологии пестицидов и химической безопасности федерального бюджетного учреждения науки «Федеральный научный центр гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана», Московская область;

- Наградить: орденом Почета академика РАН Ивана Сократовича Стилиди — директора ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, орденом Дружбы академика РАН Бориса Ивановича Долгушина директора НИИ Клинической и экспериментальной радиологии, одновременно — заместителя директора по научной и лечебной работе ФГБУ РОНЦ им Н.Н. Блохина МЗ РФ, члена-корреспондента РАН Давида Георгиевича Заридзе — руководителя отдела эпидемиологии и профилактики, заместителя директора РОНЦ им. Н. Н. Блохина, члена-корреспондента РАН Всеволода Борисовича Матвеева — заместителя директора по научной и инновационной работе РОНЦ им. Н. Н. Блохина;

- За заслуги в области здравоохранения и многолетнюю добросовестную работу наградить Почетной грамотой Президента Российской Федерации члена-корреспондента РАН Владимира Георгиевича Полякова — советника директора Научно-исследовательского института детской онкологии и гематологии федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина», город Москва.

х х х

Члены Президиума заслушали сообщение «Великая Отечественная война 1941-1945 гг. и советское общество: основные проблемы и перспективы изучения».

Докладчик — доктор исторических наук Юрий Александрович Петров, директор Института российской истории РАН.

22 июня, в день памяти и скорби о погибших в годы Великой Отечественной войны, разговор о войне и обществе нельзя не начать с вопроса об оценке людских потерь СССР. В советский период называлась цифра около 20 млн. чел. Ныне используется разная методика подсчетов, от исчисления прямых безвозвратных потерь (гибель военнослужащих и мирного населения от военных действий, а также от вызванных войной ранений, болезней, голода и др. за период 1941-1945 гг.) — до демографических потерь (демографы берут за основу сверхсмертность — «избыточную» смертность населения по сравнению с естественной, включая в статистику потерь и количество детей, не родившихся за период войны).

Численность безвозвратных военных потерь СССР за 1941-1945 гг. составила от 11,4 до 12 млн. человек. В том числе чуть более половины — 6,8 млн. военных погибло в бою или умерло в госпиталях, остальные пропали без вести или не вернулись из плена (погибли или стали коллаборантами, невозвращенцев было порядка 500 тыс.) Потери гражданского населения в зоне оккупации составили около 13,7 млн. чел., в том числе преднамеренно истреблено более половины, 7,4 млн., остальные погибли на принудительных работах в Германии и др. странах или от голода, болезней и др. во время оккупации. Сверхсмертность также была высокой в условиях войны на советской территории — за счет голода, болезней (особенно страдали маленькие дети), от бомбежек, артобстрелов врага и др. В немецком плену оказалось порядка 4,6 млн. советских солдат и офицеров, из которых выжило и вернулось на родину немногим более 2 млн. чел. (44%).

Со времен перестройки дискуссия о людских потерях не утихает, причем, на нее порой влияют политические пристрастия авторов. Те, кто склонен обличать советское руководство за пренебрежение человеческими жизнями, оперируют фантастическими данными. Однако подавляющее большинство исследователей на сегодня склоняются к цифре демографических потерь СССР в годы войны на уровне примерно 26,6 -27 млн. человек. Ученые также согласны с тем, что, с одной стороны, возможности для уточнения этих данных сохраняются, и эту работу необходимо продолжать, однако с учетом чрезвычайных условий военного времени высокой точности в исчислении прямых потерь достичь мало реально.

Дискуссия по вопросам демографии выходит на проблему трудовых ресурсов в городе и в деревне в военный период. В последнее время руководством РФ предприняты важные меры по увековечиванию заслуг тружеников городов военных лет: в 2020-2021 гг. несколько десятков тыловых городов, ковавших Победу, получили почетное звание «Город трудовой доблести». Институт российской истории РАН активно поддержал эту инициативу, участвовал в экспертизе материалов. Однако справедливо было бы обратить внимание и на массовый трудовой героизм сельских жителей военных лет. Вероятно, имеет смысл поставить вопрос о присвоении особо отличившимся аграрным регионам почетных званий по аналогии с городами трудовой доблести.

Можно сказать, что историки только сейчас подходят к всестороннему изучению повседневной жизни деревни военных лет. Ушедших на фронт мужчин в колхозах заменили женщины и подростки. На фронт была отправлена и значительная часть тракторов и лошадей. В некоторых современных работах присутствует тенденция выдвигать на первый план значение репрессивно-принудительных мер в деревне и недооценивать самоотверженный труд колхозников, их патриотизм. Тем временем именно крестьяне накормили страну и внесли значительный вклад в Победу.

Отечественная историография Великой Отечественной войны традиционно развивалась по двум автономным направлениям: фронт и тыл. Одни ученые занимались изучением планирования и осуществления боевых операций, историей воинских формирований, применения военной техники. В центре внимания других были проблемы экономики военных лет, эвакуации, жизни людей в тылу, труда в городе и в деревне, разные аспекты помощи фронту.

Одним из трендов современной историографии является преодоление прежнего разрыва между проблематикой фронта и тыла. Их рассмотрение в тесной взаимной увязке, во взаимодействии дает как новое понимание известных исторических процессов, так и ставит перед историками новые вопросы.

Прослеживается интерес к «синтетическим» темам, которые не укладываются в прежние рамки тематики только «фронта» или только «тыла». Это, например, актуальные как для тыла, так и для фронта гендерные аспекты войны. Особенно с учетом того, что ни в одной армии мира в годы Второй мировой войны не служило так много женщин, как в РККА, причем, по некоторым данным, до 500 тыс. прошло за годы войны через передовую — связистами, снайперами, санинструкторами и др. По другим данным, в общей сложности в боевых и обслуживающих фронт воинских подразделениях за годы войны работали до 1 млн. женщин, что являлось уникальным феноменом всех времен и войн.

За последние 30 лет в историографии стал особенно заметен акцент на социальную составляющую истории войны. Ныне активно изучаются такие темы, как «человек на войне», национальные и конфессиональные отношения в условиях войны, повседневность и стратегии выживания населения, военно-историческая антропология, война сквозь призму истории эмоций и др. В итоге появляется возможность дополнить традиционный государственно-институциональный подход взглядом на войну «снизу», глазами ее участников и очевидцев. Различным аспектам изучения темы «человек на войне» уже посвящено значительное число научных публикаций. Тем не менее, многое здесь не изучено.

Современная историография не отказывается от изучения проблем, которые в советское время считались «запретными», хотя и сегодня они вызывают острые дискуссии. Перечислю лишь некоторые из них. Это — история депортаций народов, использование принудительного труда в условиях войны (ГУЛАГ, трудовые армии, военнопленные и др.), жизнь населения в условиях оккупации и разные формы коллаборационизма. Депортации военных лет, которые ныне официально осуждены, затронули не только гражданское население, но и военнослужащих этой национальности, которые находились в РККА. Некоторые зарубежные авторы пытаются доказать, что эти акции военного времени подпадают под понятие «геноцид» со стороны сталинского режима. Однако такой политизированный подход вызывает отторжение даже в западной историографии. Отечественные исследования последних лет дают всестороннее представление о принудительных переселениях народов СССР во время войны, которые ни в коей мере нельзя считать геноцидом.

Объектом приоритетного изучения в последнее время стала история оккупации части территории СССР. В рамках проекта «Без срока давности» с участием Росархива и Российского исторического общества выявлен большой массив документов о преступлениях нацистов. При научной поддержке Института российской истории РАН в 2020 г. состоялась конференция по «плану Ольденбург» (экономическая часть плана «Барбаросса» накануне вторжения в СССР — о планировании экономического ограбления и эксплуатации советских оккупированных территорий). Поставлен вопрос о проводимой нацистами политике геноцида в отношении советского населения на оккупированных территориях.

Значительное место в современной отечественной и зарубежной историографии занимает проблема коллаборационизма в период войны. Современные исследователи обращают внимание на разные виды коллаборационизма, выделяя, в частности, сознательный и вынужденный или принудительный. Типичный пример вынужденной работы на рейх — миллионы остарбайтеров, насильно вывезенных в Германию с территории СССР. Важным историографическим вопросом является проблема массового уничтожения врагом славянских народов СССР, а также геноцид по отношению к еврейскому населению (холокост).

В современной историографии приоритетными являются исследования жизни советского общества в условиях военного времени (труд и быт в городе и в деревне, карточная система снабжения, социальное обеспечение, миграционные процессы, общественные настроения и др.), изучение характера, форм и методов взаимодействия государства и общества в период войны. В частности, актуально изучение разных аспектов перестройки государственного управления на военный лад, роли «человеческого фактора» в не имевшей аналогов в мировой истории эвакуации предприятий и людских ресурсов на восток страны в 1941 г. В центре внимания — деятельность ГКО, сосредоточившего в своих руках в то время всю полноту власти.

Одной из наиболее активно разрабатываемых в историографии тем является роль и место Русской православной церкви, других конфессий в годы войны, а также государственная политика по отношению к религии и церкви, патриотической деятельности Русской православной церкви и других конфессий, их вклада в Победу.

Актуальным представляется изучение темы «Наука в годы войны», которая может стать большим исследовательским проектом с участием ученых разного профиля под эгидой Отделения историко-филологических наук. Многое о вкладе АН СССР в Победу до сих пор неизвестно, в том числе по причинам секретности. Сотрудники конструкторских бюро совершенствовали и создавали новые образцы боевой техники. Члены так называемой Комиссии Минца, историки, филологи, собирали документы в ходе боевых действий, обеспечивая сохранение памяти о войне и т.д.

Отмеченные выше тенденции изучения Великой Отечественной войны дают основание говорить о необходимости более четкой координации работы по изучению разных аспектов ее истории. Полагаю, в частности, необходимым предложить создать Научный совет РАН по истории Великой Отечественной войны как единый методический орган, координирующий работу исследователей (в системе РАН более 10 институтов, которые так или иначе вовлечены в разработку истории войны). Кроме того, в Институте российской истории РАН планируется организация научного Центра по истории войны в качестве научного подразделения, призванного методически объединить усилия отечественных и зарубежных ученых, работающих в этой области. Эти инициативы могут помочь в реализации поставленной А.М. Сергеевым задачи подготовки нового обобщающего академического труда, в котором будут подведены итоги исследования войны как важнейшего события отечественной истории.

х х х

Члены Президиума заслушали сообщение «Современные подходы к решению вопросов мониторинга и прогнозирования экологической обстановки в Сибири. Цифровые технологии»

Основной доклад — академик РАН Игорь Вячеславович Бычков:

- опыт СО РАН по мониторингу экологической ситуации по Байкалу и взаимодействие с контролирующими органами;

- «100-миллионник» по мониторингу Байкала;

- необходимость сведения данных различных контролирующих органов в одну систему;

- проблемы взаимодействия субъектов Российской Федерации по экологическим вопросам (Иркутская область – Республика Бурятия);

- роль РАН в решении экологической проблемы России.

Содоклад — академик РАН Андрей Георгиевич Дегерменджи:

- возможность управления экологической ситуацией;

- задачи Научного совета по экологии Сибири и Восточной Арктики;

- Красноярск — пилотный город по решению задачи «Чистый воздух»;

Также с сообщениями выступили:

• академик РАН Борис Николаевич Порфирьев, член-корреспондент РАН Александр Александрович Широв:

- комплексный подход к решению экологических проблем на примере карбонового следа;

- Республика Татарстан — пилотный регион по решению вопросов карбонового следа;

• академик РАН Зинфер Ришатович Исмагилов

- взаимосвязь проблем экологии и угольной промышленности на примере Кузбасса;

Влияние процессов добычи, хранения, транспортировки, переработки угля и угольной генерации на экологическое состояние природной среды Кузбасса. (pptx, 8 Мб)

• д.ф.-м.н. Игорь Васильевич Пташник

- возможности дистанционного мониторинга состояния атмосферы;

- итоги экспедиции летающей лаборатории по мониторингу в 2020 году состава атмосферы в Арктике;

• академик РАН Арнольд Кириллович Тулохонов

- взаимодействие с региональными властями по проблемам экологии Байкальского региона;

• вице-президент ПАО «Норникель» Андрей Михайлович Грачев

- опыт взаимодействия ПАО «Норникель» с СО РАН по мониторингу экологической обстановки в индустриальных районах Арктики;

• вице-президент ПАО «РУСАЛ» Елена Степановна Безденежных

- о программе работ ПАО «РУСАЛ» по решению экологических задач алюминиевой промышленности;

• советник Министра природных ресурсов и экологии РФ к.э.н. Стариков Иван Валентинович

- вопросы реализации государственной политики в области охраны окружающей среды;

• академик РАН Алексей Эмильевич Конторович

- о стратегии развития угольной и нефтегазовой промышленности в условиях новых энергетических вызовов и малоуглеродной экономики;

• председатель Научного совета РАН по глобальным экологическим проблемам член-корреспондент РАН Степан Николаевич Калмыков

• профессор РАН д.мед.н. Олег Леонидович Лахман.

==

Представляем некоторые доклады:

«Совет по экологии СО РАН: создание универсального инструмента прогнозирования и оценки эффективности управления качеством воздуха городов Сибири». Академик РАН А.Г. Дегерменджи, директор Института биофизики СО РАН — обособленного подразделения ФИЦ КНЦ СО РАН, Первый заместитель Научного совета СО РАН по проблемам экологии Сибири и Восточной Арктики.

Экология как наука о взаимодействиях живых организмов между собой и с их средой обитания, автоматически включает в себя и активности человека. При этом ряд особенностей экологии отличают ее со знаком минус от других естественных наук: основной метод — наблюдения (мониторинг) и неразвитость экспериментального моделирования с целыми объектами и/или частями; огромное биоразнообразие видов зачастую с неизвестными эко-функциями и свойствами видов; слабость знаний о взаимодействиях (трофических, аллелопатических и др.) даже для доминантных видов; фрагментарность теории экосистем и существенная нелинейность взаимодействий приводит к сценариям контринтуитивного поведения и управления экосистем. И как следствие этого — исчезающе скромный опыт реального управления целыми экосистемами. Вместе с этим остро стоит задача восстановления состояния окружающей среды, нарушенной деятельностью человека.

В связи с актуальностью экологических задач Сибири и был создан «Научный совет по проблемам экологии Сибири и Восточной Арктики» (далее ПЭСВА): Основным направлением деятельности ПЭСВА определена подготовка предложений по созданию методов управления экосистемами, активации компенсаторных механизмов и/или соответствующих технологий и их практическая реализация.

Ключевое слово — УПРАВЛЕНИЕ. Этим совет проводит «водораздел» с чисто академическими экологическими исследованиями (этим заняты Институты по госзаданиям), чисто технологическим (этим заняты прикладные институты) и чисто запретительными мерами (этим заняты надзорно-контролирующие органы). Видится главное: через конкретные проекты нового Совета подготовить научно обоснованные рекомендации по сценариям управления на основе уже имеющегося базиса научных и технологических наработок, их эффективному, хронологическому, событийному и затратному ранжированию для трех основных сред-секций Совета: городов (главное качество воздуха), водных и наземных экосистем. Назовем это парадигмой Совета (см. схему ниже). Опорой в формулировании этой парадигмы служит положительный и уникальный наш опыт в России по выработке управления для водных экосистем, когда неразрывное взаимодействие мониторинга и специальных экспериментов, математического моделирования и технологий воздействия позволило де факто восстановить «чистоту» нескольких водоемов в Красноярском крае. Именно этот подход и предлагается положить в основу работы всех трех секций, естественно с учетом природы и специфики объектов.

В направлении предлагаемой парадигмы будет развиваться и обеспечивающая деятельность Совета:

- расширение числа научных экспертов;

- координация экспертной работы научных организаций по ПЭСВА;

- организация подготовки заключений и предложений по ключевым проблемам;

- обеспечение формирования и представления в органы власти согласованных позиций научного сообщества от имени СО РАН и РАН на основе экспертизы научных отчетов по выполненным НИР, направленным на решение ПЭСВА;

- координация исследований и разработок в рамках государственных заданий научным организациям и образовательным организациям высшего образования вне зависимости от ведомственной принадлежности, находящимся под научно-методическим руководством СО РАН; программ СО РАН, РАН и ее других региональных отделений, российских региональных и международных программ по изучению и обеспечению экологически устойчивого развития Сибири в рамках ПЭСВА;

- инициация и организация подготовки и сопровождения крупных проектов на уровне секций Совета для решения актуальных ПЭСВА с участием институтов СОРАН и других заинтересованных организаций и вузов;

- научная экспертиза и представление в президиум СО РАН экспертных заключений по крупным проектам, связанным с использованием природных ресурсов.

Укрупненные задачи по экологическим объектам и секциям Совета сгруппированы в виде отдельного списка:

А. Состояние и качество среды, атмосферы многих городов Сибири, включая Арктическую зону, далеко не соответствуют норме, что отражено в ряде указов Президента и Правительства РФ.

1. В области экологии городов:

  1. Развитие системы мониторинга качества воздуха атмосферы городов и питьевой воды на основе существующей системы гидрометослужбы и новых методов СОРАН. Создание доступных динамических баз данных и картирование, включая осадки.

  2. Экспериментальные исследования химических, фотохимических и биологических трансформаций загрязнителей в атмосфере (аэрозоли) и включение процессов в модели.

  3. Учет миграция патогенной микрофлоры в атмосфере. Значимость, контроль.

  4. Разработка и адаптация универсальных математических моделей воздушного переноса и накопления загрязнителей в городах с учетом как общих граничных условий (топографии, розы ветров, выбросы предприятий, транспорта, частного сектора и пр.), так и особенностей городского климата. Верификация моделей по базе данных мониторинга. Теоретические карты распределения загрязнений.

  5. Теоретическое выяснение чувствительности зон города по отношению к сценариям управления (уменьшения) объемов и состава выбросов. Сопряжение сценариев управления с технологическими возможностями уменьшения выбросов и глубины сжигания топлив на основе теоретического ранжирования чувствительных зон.

     Б. Водные системы также загрязнены:

1. В области водных экосистем:

  1. Борьба с «цветением» природных вод фитопланктоном (цианобактериями и микроводорослями) методом биоманипуляции трофическими цепями top-down, в том числе — в обход классической схемы трофического каскада. Конечный итог — прекращение «цветения» за счет перевода экосистемы из эвтрофного состояния в мезотрофное.

  2. Борьба с «зелеными приливами» бентосных нитчатых водорослей методом биоманипуляции “bottom-up” за счет идентификации и ликвидации источников эвтрофирования. Конечный итог — прекращение «зеленых приливов» за счет перевода экосистемы из эвтрофного состояния в мезотрофное.

  3. Биоремедиация и повышение продуктивности дистрофных арктических озер, подвергавшихся хроническому антропогенному загрязнению методом биоманипуляции “bottom-up” за счет гуанофикации. Конечный итог — повышение класса качества воды и повышение продуктивности, дающее возможность последующего зарыбления за счет перевода экосистемы из дистрофного состояния в олиго-мезотрофное.

  4. Оценка возможности управления речными системами (Енисей, Лена, Обь) с целью компенсации: негативных последствий гидростроительства и их влияния на климат городов; значимых антропогенных влияний на реки; прогноза самоочищения; оптимизация водопользования.

В. Необходимость и актуальность секции ПЭСВА по наземным экосистемам вызвана тем, под действием климатических и антропогенных факторов происходят трансформации экосистем, приводящие к серьезным биологическим угрозам, которые сопровождаются нарушением «жизненных циклов» различных организмов, инвазии «чужеродных» видов и миграций животных, в том числе и нарушением циркуляции видов в природных очагах заболеваний, что в свою очередь создаёт непредвиденные риски для жизнедеятельности человека, включая лесные пожары.

2. В области наземных экосистем:

  1. Создание и применение биологических методов контроля численности вредных для человека насекомых для снижения пестицидной нагрузки на наземные и водные экосистемы. Использование эндофитных микроорганизмов для повышения продуктивности растений и получение экологически чистой сельхоз продукции.

  2. Предотвращение гибели от инсектицидных обработок нецелевых организмов (пчел, рыб, мелких млекопитающих и т.д.).

  3. Создание интегрированных эффективных методов контроля численности насекомых и снижение фитопатогенной нагрузки на лесные экосистемы как один из методов предотвращения пожаров.

  4. Разработка методов утилизации поврежденной древесины, методов эффективного мониторинга лесов.

  5. Изучение влияния трансформации экосистем на инвазийные виды и функционирование природных очагов возбудителей человека и животных. Изучение влияние антропогенных нагрузок на популяционный полиморфизм паразитов (патогенов) в природных экосистемах.

  6. Разработка методов контроля состояния рекреационных городских зон. 

1. В области утилизации отходов:

  1. Создание новых и совершенствование имеющихся методов по биологической утилизации промышленных отходов, нефтяных загрязнений, повышения плодородия почв.

Совет на ближайшие годы создается не как структура, в которой будут фигурировать/дублировать чисто научные исследования по экологии подобные госзаданиям и гостематике, а как институт, организующий на базе уже разработанных (!) подходов подготовку актуальных проектов «ближнего действия», нацеленных на кардинальное улучшение состояния окружающей среды, основанное на УПРАВЛЕНИИ ЭКОСИСТЕМАМИ. Руководители секций совместно с экспертами, входящими в секцию, должны уточнить на ближайшее время актуальные направления работы, по результатам которых можно будет предложить ряд мер с ранжированием по эффективности и по существенному улучшению окружающей среды, которые можно будет рекомендовать местной власти и правительству РФ для реализации. По сути проекты по трем тематическим секциям (Экология городов, водные экосистемы, наземные экосистемы) будут в ближайшее время центрами притяжения наших интересов. Причем проекты секций должны реализовывать предложенную парадигму управления экосистемами, эффективность которой показана на управлении водными экосистемами.

Особую сверхактуальность и значимость сейчас имеет работа секции Экология городов. Муниципалитеты городов Сибири, независимо от планов Совета, разработали планы уменьшения выбросов от разных источников. Мы в свою очередь должных оперативно создать на основе цепочки «мониторинг-модели-технологии» и предложить новый эффективный действующий инструмент, который позволил бы на примере «пилотного» города Сибири (Красноярска):

- на основе государственной многодесятилетней открытой и опубликованной системы данных наблюдений Росгидромета за состояние среды и атмосферы города систематизировать и сформировать базу данных для последующего использования математическими моделями;

- адаптировать математические модели динамики загрязнений атмосферы города к карте города и граничным условиям. Модели — очень важная часть работы, которые формируют теоретически динамику атмосферы в конкретном городе с учетом его географии, гор, местоположения, рек, испарений, поглощений, граничных условий и ветровой обстановки и т.д. И граничные условия — это самое важное для нас — это выбросы: это локации стационарных точек выбросов от теплогенерирующих предприятий, включая частное печное отопление, с их составами и объемами, динамикой во времени, и от автомобильного транспорта и это же будущие «рычаги» сценариев управления качеством воздуха городов. Могут потом быть модели отдельных улиц, дворов и т.д. Это уже второй уровень. Прямая задача показывает, как выбросы формируют атмосферу города, некоего типичного города — формируется карта распределения загрязнений в атмосфере города, естественно может быть сформирована карта осадков, тоже согласно моделей переносов. Она верифицируется (проверяется) на основе указанной выше базы данных для достижения ее максимальной адекватности. Наличие действующей адекватной модели формирования качества воздуха в любой точке города позволяет проверить эффективность природоохранных мероприятий в отношении эффекта улучшения качества атмосферы. Кстати в предлагаемой системе легко проверить эффективность и уже идущих муниципальных/федеральных планов уменьшения выбросов. Инструмента такой оценки ранее никогда в практике прогнозирования в каждом городе не было. Кстати, созданный инструмент прогноза потом будет передан для постоянной работы в администрации городов Сибири. Он, например, позволит даже в режимах близких к «черному небу» не равномерно для всех предприятий ограничивать их выбросы. Больной вопрос о появлении «инверсионного» слоя атмосферы, блокирующего и ограничивающего удаление выбросов города за его пределы. Насколько можно им управлять? Главное — насколько мы эффективно сможем справится с уже очевидными «банальными» выбросами!

 (jpg, 44 Kб)

==

«Взаимосвязь проблем экологии и угольной промышленности на примере Кузбасса». Академик РАН З.Р. Исмагилов — Научно-аналитический центр исследования химического состава и структуры углеродных материалов и наноматериалов (Центр коллективного пользования -КемЦКП). Федеральный исследовательский центр угля и углехимии СОРАН

БАНК УГЛЕЙ КУЗБАССА (pptx, 9 Мб)

Центр коллективного пользования (ppt, 11 Мб)

==

«Возможности дистанционного мониторинга состояния атмосферы; итоги экспедиции летающей лаборатории по мониторингу в 2020 году состава атмосферы в Арктике». Д.ф.-м.н. И.В. Пташник — директор Института оптики атмосферы имени В.Е. Зуева СО РАН.

1) меня попросили отразить в этом коротком сообщении два основных момента: возможности дистанционного мониторинга состояния атмосферы; итоги экспедиции летающей лаборатории по мониторингу в 2020 году состава атмосферы в Арктике. Разумеется, отведенного времени на сообщение совершенно недостаточно, поэтому буду говорить очень кратко, тезисно.

2) Дистанционное зондирование атмосферы можно условно разделить на пассивное и активное. Пассивное — это когда источником излучения от изучаемого объекта является Солнце или же это тепловое излучение Земли. А активное зондирование — это когда источником является, как правило, лазер. И типичный прибор используемый при этом называется ЛИДАР. Прибор, который посылает лазерные импульсы в атмосферу и собирая телескопом рассеянное молекулами или аэрозолем излучение определяет (на основе спектрального анализа) состав атмосферы на разном расстоянии от лидара.

3) За 50 лет существования, Институтом оптики атмосферы, который я представляю, разработаны и используются самые разные виды лидаров, позволяющие дистанционно, например, — визуализировать вихревые следы самолетов в аэропортах, мониторить аэрозольное и газовое загрязнение атмосферы, обнаруживать нефтяные пленки на поверхности воды. Здесь показан лидар, с помощью которого периодически изучается состояние атмосферы над Байкалом. СКР-лидары хороши для измерения профилей температуры и газов.

4) Жемчужиной этой коллекции является уникальная научная установка — Сибирская лидарная станция — единственный в мире лидар с диаметром приемного зеркала 2,2 м, который позволяет измерять профили аэрозоля, озона и температуры вплоть до 100 км.

5) Лидары разного типа являются составной частью нашей проектной системы «Город», для оперативного обнаружения газовых и аэрозольных загрязнений атмосферы в промышленных районах. С помощью лидаров эта Система может очень оперативно регистрировать не только объемы, но и источники выбросов на основе такого вот пространственного сканирования поля загрязнения над городом.

6) Говоря далее о мониторинге экологической обстановки в Сибири хочу отойти от лидаров и отметить Уникальную многоуровневую систему мониторинга парниковых газов, созданную 20 лет назад на территории Западной Сибири совместно с японским Институтом исследования окружающей среды. Это сеть мачт, оснащенных в основном японским оборудованием. Их обслуживание и обработку данных ведут сотрудники Института оптики атмосферы. Это давно работающие те самые «карбоновые полигоны», аналоги которых сейчас начинают создаваться нашим Министерством, зачастую «с нуля», без предварительного сбора информации о том, что уже есть.

Ну и, наконец, еще одна жемчужина нашей коллекции — самолет-лаборатория «Оптик» который тоже включен в УНУ и на котором уже 40 лет проводятся экспедиции в разные регионы Сибири и России. Здесь показан краткий список оборудования, которым оснащен самолет.

7) Один из наиболее интересных, и вместе с тем — тревожных, результатов этих экспедиций, результат, за который научный коллектив самолета-лаборатории был удостоен национальной премии «Хрустальный компас», это обнаружение резкого снижения скорости поглощения СО2 лесными экосистемами Западной Сибири после 2004 года. Здесь на графике это изменение тренда показано черной и красной прямыми, а зеленая прямая показывает среднемировой тренд роста СО2.

8) Другой, совсем свежий результат, это прошлогодняя уникальная экспедиция самолета-лаборатории с целью комплексного исследования тропосферы на морями Российской Арктики. 42 часа полетов. Такая экспедиция никогда ранее не выполнялась даже в СССР. Тут показаны основные задачи, которые были поставлены.

В итоге, получен, можно сказать, единовременный по всем 6 морям высотный срез концентраций разных газов, аэрозоля, метео- и ряда других параметров. Получены уникальные материалы, которые готовятся к публикации.

9) Здесь показано фото самолета, экипажа и поверхности Беригова моря с высоты несколько км и 200 м — минимальная разрешенная высота полета над водой.

10) Из наиболее интересных и опять же, тревожных, результатов этой экспедиции следует отметить. Первое — это обнаружение повышенного содержания метана у поверхности всех морей Российской Арктики, как это видно из высотных профилей метана на левом графике. Наибольшее значения этого превышения наблюдались над Карским морем.

И второй момент — сравнение текущих результатов с измерением над этим же Карским морем 6 лет назад показывает в 3 раза большую скорость роста содержания метана у поверхности моря, чем на высотах 5 км и выше, где скорость роста метана сравнима со средней по Земному шару.

Заканчивая тему самолета-лаборатории не могу отметить серьезную проблему — в 2020 г. закончился срок службы самолета-лаборатории «Оптик». Теперь его аттестуют каждый год.
В итоге, вскоре под научным руководством РАН не останется ни одного научного воздушного судна. Нужна поддержка РАН для выделения средств из Министерства. И лучше — не на один самолет, а на два — один для мониторинга Сибири, другой — Дальнего Востока — страна наша большая.

Возможности дистанционного мониторинга состояния атмосферы (pptx, 4 Мб)

==

«Правовые и региональные аспекты экологического мониторинга на Байкальской природной территории». Академик А.К. Тулохонов — научный руководитель Байкальского института природопользования СО РАН.

Прежде чем обсуждать научные результаты, относящиеся к данной проблематике, считаю целесообразным рассмотреть некоторые правовые аспекты государственного экологического мониторинга. В его основе заложен Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и его 10 глава «Государственный мониторинг окружающей природной среды», а точнее 63 статья «Организация государственного мониторинга окружающей среда (государственного экологического мониторинга)», которая дает определение государственному экологическому мониторингу как «комплексной системе наблюдений за состоянием окружающей среды под воздействием природных и антропогенных факторов, осуществляемых органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ». Обращаю внимание, что в этой формулировке поставленная задача должна выполняться органами государственной власти. В этом перечне академические организации не упоминаются и, следовательно, не имеют прямого отношению к выполнению мониторинговых работ со всеми вытекающими отсюда последствиями. Непосредственно деятельность академических структур регулируются главой 12 того же закона и его 70 статьей «Научные исследования в области охраны окружающей среды», в которой, опять же, организация государственного экологического мониторинга не входит в сферу задач академических учреждений. В пункте 3 этой статьи научные исследования в области охраны окружающей среды проводятся научными организациями в соответствии с федеральным законом о науке и государственной научно-технической политике. Следует также отметить, что одним из условий качества государственного экологического мониторинга является непрерывное, регулярное и стандартизованное наблюдение за изменениями природной среды, которое невозможно обеспечить в рамках деятельности академических учреждений с недостаточным, а тем более грантовым финансированием.

Необходимо обратить внимание на то, что в МПР России создано Федеральное государственное учреждение «Российский фонд информации по природным ресурсам и охране окружающей среды» в который должны поступать данные полученные в ходе проведения государственного экологического мониторинга и в том числе результаты научных исследований, исключающие возможность дублирования иных мониторинговых наблюдений выполняемые за счет бюджетных средств. Теперь необходимо отметить некоторую специфику научных исследований природной среды на Байкальской природной территории. Прежде всего, в итоговом постановлении нашего заседания необходимо акцентировать внимание на необходимость научно обоснованного разделения антропогенной и природной составляющей в изменении природной среды и борьбу с экологическим алармизмом.

К примеру, несколько лет назад зеленая общественность совместно с некоторыми представителями академической наукой в качестве экологической катастрофы воспринимало зарастание водорослями мелководья Байкала, которое исчезло с началом периода многоводья. Далее, и сегодня часть ученых утверждает об ухудшении экологической ситуации на Байкале. Между тем после разрушения плановой экономики в бассейне оз. Байкал закрыты десятки промышленных и аграрных предприятий и из всех основных загрязнителей сегодня в бассейне оз. Байкал работают только авиационный и локомотиворемонтный заводы и мясокомбинат, которые суммарно дают выбросы и сбросы в окружающую среды в десятки раз меньше советского времени и по логике существующая экономика региона не может ощутимо влиять на загрязнение окружающей среды.

Кроме того, ужесточение экологического законодательства и пандемия ковида резко сократило влияние туризма в центральной экологической зоне оз. Байкал. Исчез китайский и монгольский туризм. Сегодня на решение природоохранных задач на Байкале выделяются немалые средства и в том числе на строительство очистных сооружений. Между тем, существующие требования к нормативам допустимых сбросов требуют доведения качества стоков выше естественного состояния природных вод, которое недостижимо в условиях российской экономики. В результате не могут начать деятельность уже построенные очистные сооружения, и завершено строительство новых природоохранных объектов.

Наш институт многие годы пытается привести эти нормативы в соответствие с реальной обстановкой. Однако в результате такой политики разработку новых нормативов поручают институту в Челябинске, сотрудники которого видели Байкал разве, что из окна поезда. Для решения этой патовой ситуации необходимо срочно утвердить новые нормативы допустимых воздействий, позволяющие завершить строительство и пуск всех запланированных очистных сооружений, что может реально повысить качество природоохранных мероприятий. Никакие новые подходы и в том числе цифровые технологии не могут дать объективную оценку мониторинга природной среды без соблюдения определенных условий. Поэтому при проведении экологического мониторинга важнейшим критерием является «прозрачность», «точность» и «вневедомственность» наблюдений.

Между тем, по данным поста наблюдений «порт Байкал» Иркутской УГМС уровень оз. Байкал с 9 сентября по 20 октября 2017 г. в течение 42 дней показывал одну и ту же отметку 456,26 м, такой стабильности уровня не может быть в природе. Такая ситуация свидетельствует о том, что данные Иркутской УГМС отражают ведомственные интересы ОАО «Иркутскэнерго». С нашей точки зрения уровенный мониторинг не может быть привязан к данным одного поста наблюдений и не учитывать такие явления как сейши и другие пространственные изменения уровня озера на всем его 600 км протяжении.

Сегодня в Байкал поступает аномально большое количество воды его притоков, превышающие средние значения. Первым признаком наступающего половодья в регионе стали небывалые паводки этого года на малых реках — притоках р. Селенга. В результате уже началось подтопление в береговой полосе г. Улан-Удэ, а между тем основные осадки в Бурятии и в Монголии выпадают в июле-августе. Как итог такой гидрологической обстановки вполне реальной становится повторение паводковой ситуации в Иркутске ниже плотины Иркутской ГЭС по сценарию в Красноярске, когда в результате переполнения водохранилища на Енисее возникнет необходимость увеличения пропуска воды через плотину Иркутской ГЭС и подтопления прибрежных населенных пунктов на Ангаре.

Как известно, с момента ввода в эксплуатацию в 1959 г. Иркутской ГЭС оз. Байкал перестало быть природным объектом и теперь является частью Иркутского водохранилища более чем на метр выше уровня своего естественного состояния. В настоящее время уровень оз. Байкал полностью определяется интересами энергетиков, которые пролоббировали принятие правительством РФ возможность изменения уровня оз. Байкал от 455,54 м до 457, 85 м, т.е. с амплитудой 2 м 31 см. Между тем в естественных условиях амплитуда многолетних колебаний не превышает 1 м. Именно такую амплитуду колебаний уровня оз. Байкал мы обосновали в постановлении правительства РФ от 2001 г., которая обеспечивала биологическое разнообразие на байкальском мелководье и устойчивость береговой линии озера. Вместе с тем оно ограничивало масштабы хозяйственной деятельности энергетиков.

Кроме байкальских проблем я хотел бы отметить, что при прогнозировании экологической обстановки в Сибири мы должны учитывать, что значительная часть бассейна рек Иртыш, Селенга, Онон, Аргунь, Амур находятся в Китае, Казахстане и в Монголии. Поэтому при мониторинге водных ресурсов должны быть разработаны согласованные вопросы международного сотрудничества с нашими юными соседями. Необходимо обратить внимание на то, что из государственной природоохранной политики постепенно исчезла практика советского времени по проведению научно-практических конференций для обсуждения важнейших экологических проблем. После международной конференции 1998 г. по устойчивому развитию Байкальского региона, организованной Сибирским отделением РАН, не проводилось каких-либо заметных мероприятий по этим вопросам. Равно тихо «умер» и Байкальский форум.

Поэтому сегодня нет федеральных и региональных площадок для обсуждения задач указанных в повестке нашего заседания. Следует также отметить, что сегодня экологическая политика государства в значительной степени определяются не уровнем научных знаний об окружающей среде, а давлением «зеленого» сообщества при участии так называемых иностранных агентов влияния. В такой ситуации только академические структуры в состоянии на научной основе решать в соответствии с Конституцией РФ проблемы повышения уровня жизни людей, где человек, его права и свободы, являются высшей ценностью государства.

Именно поэтому любые природоохранные мероприятия и в том числе на Байкале не могут ущемлять права местного населения или должны компенсировать ущерб. Другой важной составляющей деятельности академической науки должна стать активная пропаганда экологических знаний среди населения, издание природоохранных журналов, выступления в СМИ, то что было в советское время.

В заключение должен еще раз отметить, что проблемы мониторинга экологической среды не относятся к сфере отдельных наук, а должны рассматриваться системно как к части изучения географической оболочки планеты и как минимум специалистами с базовым образованием, знающих предмет исследования с учетом правовых, экономических, исторических знаний.

==

В обсуждении приняли участие:

ак. А.Г. Забродский, ак. А.Н. Лагарьков, ак. Р.И. Нигматулин.

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени А.А. Ухтомского 2021 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения физиологических наук) доктору медицинских наук Юрию Евгеньевичу Шелепину (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт физиологии им. И.П. Павлова Российской академии наук) за цикл работ «Нейрофизиология зрения в целенаправленной деятельности человека». Выдвинут академиком РАН Л.П. Филаретовой.

На заседании Экспертной комиссии приняли участие в голосовании 7 членов Комиссии из 7. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени А.А. Ухтомского 2021 года рекомендована кандидатура Ю.Е. Шелепина.

На заседании бюро Отделения физиологических наук РАН приняли участие в голосовании 15 членов Бюро из 16. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени А.А. Ухтомского 2021 года Ю.Е. Шелепину.

Ю.Е. Шелепин внес существенный вклад в понимание нейрофизиологических механизмов зрительного восприятия, распознавания зрительных образов, механизмов принятия решений и физиологии целенаправленной (доминантной) деятельности человека. Он впервые установил существование ориентационно-оппонентных нейронных систем в зрительной коре, определяющих распознавание формы объектов. На основе этих исследований были предложены новые методы борьбы с искажением восприятия ориентации в экстремальных условиях.

Ю.Е. Шелепин открыл принцип оппонентного взаимодействия «перископического и телескопического, фовеолярного зрения» человека, осуществляющих круговой обзор и идентификацию цели. Им предложен новый метод оценки возможностей фовеолярного зрения.

Ю.Е. Шелепиным были изучены и установлены статистические характеристики внутреннего шума зрительной системы — важнейшего фактора, ограничивающего зрительное восприятие. Ю.Е. Шелепин разработал удобный метод визоконтрастометрии, позволивший впервые применить измерение частотно-контрастных характеристик в офтальмологии.

Научное направление и значимость представленного цикла работ Ю.Е. Шелепина заслуживает высшей оценки и присуждения премии имени А.А. Ухтомского 2021 года в области нейрофизиологии и физиологии труда.

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении золотой медали имени П.П. Лукьяненко 2021 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения сельскохозяйственных наук) доктору сельскохозяйственных наук Петру Николаевичу Мальчикову (федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Самарский научноисследовательский институт сельского хозяйства имени Н.М. Тулайкова») за цикл работ «Теория и практика селекции яровой твердой пшеницы». Выдвинут Ученым советом федерального государственного бюджетного учреждения науки Самарского федерального исследовательского центра Российской академии наук.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 11 членов Комиссии из 11. В соответствии с результатами тайного голосования большинством голосов (за — 6, против — 5, недействительных бюллетеней — нет) к присуждению золотой медали имени П.П. Лукьяненко 2021 года рекомендована кандидатура П.Н. Мальчикова.

На заседании бюро Отделения сельскохозяйственных наук РАН присутствовали 25 членов Бюро из 32. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в Президиум РАН представлен проект постановления о присуждении золотой медали имени П.П. Лукьяненко 2021 года П.Н. Мальчикову.

П.Н. Мальчиков — известный ученый в России и за рубежом в области селекции твердой пшеницы. Сфера научной деятельности Мальчикова П.Н. включает проблемы интенсификации и совершенствования селекционного процесса, внедрения новых научных концепций и знаний в селекцию конкурентоспособных адаптивных к стрессам, высококачественных сортов твердой пшеницы. П.Н. Мальчиков автор 155 научных работ, в том числе 2 монографий, имеет 17 патентов на сорта твердой пшеницы, в том числе 13 сортов, в настоящее время, рекомендованных для хозяйственного использования в России и 2 сорта в республике Казахстан. В их числе сорт Безенчукская золотистая, адаптированный к широкому диапазону условий среды, жаро- и засухоустойчивый, отличающийся высоким качеством макаронных изделий. По комплексу признаков и свойств этот сорт признан лучшим среди сортов яровой пшеницы в Российской Федерации в 2018 году. Созданные и допущенные к использованию сорта, имеют широкое распространение по регионам России, где возделывается яровая твердая пшеница — Центрально-Черноземные области, Нижнее и Среднее Поволжье, Урал, Западная Сибирь и республика Казахстан. В России в последние годы сорта яровой твердой пшеницы, созданные под руководством и непосредственном участии П.Н. Мальчикова, занимают более 60 процентов от общих посевов этой культуры. Под руководством П.Н. Мальчикова в федеральном государственном бюджетном научном учреждении «Самарский научно-исследовательский институт сельского хозяйства имени Н.М. Тулайкова» реализуются международные программы по селекции твердой пшеницы с зарубежными научными учреждениями. Совместно с коллегами из Италии и ООО «Агролига Центр селекции растений» проводятся исследования и селекционные мероприятия с применением методов маркерассоциированной селекции по признакам качества клейковины и геномной селекции по признакам адаптивности.

х х х

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.

 

©РАН 2021