15 февраля, 2005 г. «Российская газета» о поправках в Бюджетный кодекс, которые грозят разрушить структуру науки

15.02.2006



Юрий Медведев АКАДЕМИЧЕСКИЙ РАСПАД. // Российская газета (Москва). - 14.02.2006.- 030.- C.15

Ученым готовят новый сюрприз - поправки в Бюджетный кодекс. Они разрушат всю структуру нашей науки,-  считает вице-президент РАН Александр Некипелов.

- Не успели стихнуть страсти вокруг стратегии модернизации науки , последний вариант которой будет рассмотрен правительством через две недели, как научное сообщество вновь взбудоражено. Неужели проект Стратегии изменен без согласования с учеными?

- После долгих и непростых согласований между академией и Минобрнаукой удалось подготовить приемлемый вариант стратегии. Но она фактически перечеркивается новым документом - поправками, которые Минфин предлагает внести в Бюджетный кодекс. Кстати, любой желающий может с ними ознакомиться на сайте министерства. Суть в следующем. Сегодня получать, а главное, распоряжаться средствами из бюджета наряду с органами государственной власти могут "наиболее значимые бюджетные учреждения науки, образования, культуры и средств массовой информации", среди них РАН, МГУ, Большой театр. Почему такая привилегия? Считалось, что ученые все-таки лучше чиновников представляют, куда вложить деньги, каким направлениям исследований следует отдать приоритет. Самостоятельность - одно из главных условий развития науки. Предлагаемые минфином поправки ставят на этом крест. Теперь получать и распределять средства бюджета имеют право только органы исполнительной власти. Для нас это скорее всего будет Роснаука. То есть РАН лишается права на самостоятельность.


- Но заместитель министра образования и науки Владимир Фридлянов рассказывал нашей газете, что и сегодня РАН получает деньги через министерство. Что же меняется?

- Все верно, финансирование академии наук идет через Минобрнауки, но в том-то и дело, что деньги оказываются в руках самих ученых и они решают, как ими распорядиться. И, прежде всего, каким институтам и сколько выделить средств. Может, у нас не все гладко, может, мы не лучшим образом распределяем деньги, но по крайней мере стараемся это делать с учетом мнений самих ученых и общих тенденций в мировой науке. Поправки в Бюджетный кодекс эту схему перечеркивают. Весь академический кошелек отдадут, как я уже сказал, скорей всего Роснауке, и уже чиновники напрямую начнут финансировать институты. Но, как известно, у кого деньги, тот и музыку заказывает. А значит, вся научная политика уйдет от научного сообщества в кабинеты чиновников. Они должны взять на себя ответственность за состояние и направление научных исследований. Это означает ликвидацию РАН в ее нынешнем виде. А представьте, что власти не понравится какой-то институт, который критикует ее действия. Кстати, сегодня такие голоса, и прежде всего очень авторитетных экономистов, звучат с самых высоких трибун, вызывая у власти головную боль. А урезал средства институту, и нет проблемы. В общем, мы считаем, что совершают серьезную ошибку.

И как будет работать предлагаемая минфином схема? Ведь чтобы разобраться с приоритетами в науке , с финансированием каждого из 420 академических институтов, отслеживать, как идет выполнение работ, надо собрать под крышей Роснауки целую команду авторитетных ученых. Подобное трудно представить.

- Неужели авторы поправок не понимают, как могут ударить по науке их инициативы?

- Не думаю, что кто-то намеренно хочет ликвидировать РАН. У финансистов своя логика. Вот есть государственные деньги и есть агентства, через которые эти деньги должны распределяться. Минфину так удобно. Но надо бы и о науке подумать. Выясняется, что финансисты плохо представляют ее специфику, саму ее суть. Поэтому и рождаются такие, мягко говоря, странные документы.

Но это не все сюрпризы Минфина. Поправки могут нанести удар и по созданию инновационной системы страны, в которой важнейшая роль отводится именно академии наук . Речь о внебюджетных средствах, которые сегодня институты могут заработать, заключая контракты, выполняя заказы. Кстати, в бюджете РАН эта сумма составляет примерно 40%. Теперь предлагается, чтобы все заработанные бюджетными учреждениями деньги перечислялись в бюджет. Складывается парадоксальная ситуация. Скажем, если Минобороны выдал институтам РАН заказ, то все полученные от него деньги тут же уйдут в казну. Тогда какой смысл выполнять эту работу?

Мы пытались понять логику финансистов. Если огрублять ситуацию, то они боятся, что институты за бюджетные деньги трудятся спустя рукава, а сами ищут, как бы заработать на стороне. Поэтому Минфин и предлагает резко увеличить финансирование бюджетных организаций, но с условием - занимайтесь только тем, что вам предписано. И никаких заказов, контрактов и т.д. Но с наукой нельзя поступать так формально. Она очень специфична. Ведь в каждом институте ведут фундаментальные исследования и одновременно пытаются их результаты превратить в конкретные разработки. Только человек, далекий от науки , может вот так запросто рассечь фундаментальную науку и прикладную.

Стараясь учесть мнение Минфина, мы, казалось бы, нашли неплохой вариант. Ни один ученый не может одновременно получать деньги в кассе института из бюджетного и внебюджетного источников. Иными словами, хочешь, оставаясь в институте, участвовать в реализации коммерческого заказа, временно снимайся с бюджетного довольствия. При этом сэкономленный бюджетный фонд зарплаты мог бы использоваться институтом для срочного найма других работников и иных целей, реализация которых вполне отвечала бы интересам государства. http://www.rg.ru/arhiv/index.html

Мы считали, что такая схема вполне разумна. Но предложение Минфина все это делает бессмысленным, наносит непоправимый удар участию РАН, других государственных академий и высших учебных заведений в создании инновационной системы страны.


 

©РАН 2020