Российские биологи раскрывают тайну тибетских монахов: овладели техникой гибернации

25.05.2021

Уникальные способности отшельников помогут будущим покорителям Марса

Перелететь человеку на Марс могут помочь тибетские монахи. И это не преувеличение. Вы удивитесь, но одна из главных проблем взаимодействия человека и агрессивной космической среды может быть решена при помощи их тысячелетних тибетских практик. Российские ученые проникли в святая святых Тибета — древние монастыри. О сделанных там открытиях рассказал участник серии уникальных научных экспедиций, руководитель отдела психологии и психофизиологии Института медико-биологических проблем РАН Юрий Бубеев.

Как уснуть на полгода

– Наш институт всегда интересовала проблема выживания человека в экстремальных условиях, в том числе в длительном космическом полете. Как он сможет преодолевать факторы невесомости, радиации, автономного существовании в очень ограниченном пространстве при нехватке ресурсов? Изучается множество способов, которые могли бы помочь людям с меньшими потерями для организма добраться до своей мечты — Марса. Это и защита корабля от радиации, профилактика воздействия невесомости и разработка принципиально новых космических аппаратов, которые могли бы доставить космонавтов на другую планету в разы быстрее имеющихся. Но есть еще один способ, который рассматривают сейчас и у нас, и в NASA, – это гибернация.

Справка «МК»: Гибернация – это состояние замедленной жизнедеятельности организма вследствие снижения уровня его обмена веществ. К естественной гибернации относят зимнюю спячку животных, к искусственной – введение лекарственных средств, блокирующих активность вегетативной нервной системы. Искусственная гибернация используется в настоящее время с целью защиты организма при необходимости длительного хирургического вмешательства или тяжелой травме.

- Еще Сергей Павлович Королев, который разрабатывал проект пилотируемого полёта на Марс, говорил о гибернации, – говорит Бубеев. – Европейские и американские ученые тоже рассматривают вариант введения космонавтов в состояние «длительного сна» во время такого полета. Тогда организм за счет торможения метаболизма будет в разы меньше использовать свои ресурсы, за счет чего, возможно, повысится его устойчивость к радиации. В психологическом плане от длительной спячки тоже будет польза, - космонавты меньше устанут друг от друга, не будет межличностных конфликтов.

– Можно сначала задать очень важный вопрос, который все еще мучает многих: зачем человеку лететь на Марс, когда там успешно «справляются» роботы-марсоходы?

– Марс активно исследуется автоматами, я с вами согласен, но человека все равно невозможно заменить. Один американский астробиолог сказал: «Если бы меня на один день доставили на Марс в район моря Сирен и дали бы мне лопату и биохимический анализатор, то я в течение одного дня решил бы проблему: «Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе?». Понимаете? Доставив на другую планету человека, мы могли бы сократить решение принципиальных вопросов ее исследования на десятилетия!

– Спасибо, убедили. Однако надежной радиационной защиты у человечества пока нет, супербыстрых космических кораблей тоже, есть ли сейчас в арсенале ученых способы введения человека в гибернацию, которая подошла бы для космического полета?

– Есть медикаментозные способы введения человека в длительный сон с торможением метаболизма, но они используются в исключительных случаях, когда риск смерти от серьезной травмы превышает все другие риски.

– Например, риски от этих лекарственных препаратов?

– Конечно. Действие их ограничено несколькими часами. После могут наступить необратимые изменения в мозге. Но есть еще средства введения человека в гибернационные состояния различной продолжительности и глубины. Это охлаждение организма и использование инертного газа ксенона, которое практически не имеет никаких побочных действий. Анестезиологи всего мира включили их в свою практику сравнительно недавно. А родился метод около 20 лет назад в стенах нашего института.

– Так может, использовать ксенон и другие инертные газы для дальних космических полетов?

– Не исключено, что мы будем его использовать. Надо изучать проблему в экспериментах на животных, решать вопросы о дозировке, самочувствии и работоспособности человека после нескольких месяцев пребывания в таком «наркозе». Никто и никогда не делал этого. Но параллельно с этим мы ведем поиск других возможных средств, которые могут нам помочь. И один из них – использование практик измененных состояний сознания, в чем в наибольшей степени преуспели буддистские монахи.

Тибет

– Вы входите в группу ученых, которая изучала практики тибетских монахов в их монастырях. Расскажите для начала, с чего началось такое, прямо скажем, необычное сотрудничество?

– В 2017 году большая группа российских ученых из Института мозга им. Н.П. Бехтеревой РАН, биофака МГУ им. Ломоносова, Института когнитивных исследований СпбГУ, Института перспективных исследований мозга МГУ имени М. В. Ломоносова, была приглашена Далай-ламой в его резиденцию в предгорье Тибета, в городе Дхарамсала. На той встрече присутствовали академики РАН Святослав Медведев, Константин Анохин, профессор Александр Каплан.

Узнав после мероприятия о том, что Далай-лама готов сотрудничать с учеными в рамках совместных исследований измененных состояний сознания монахов традиционными научными методами мы тоже заинтересовались, этим исходя из своих «космических» интересов и были включены в исследовательскую группу. С тем пор я побывал в Тибете трижды.

– Зачем Далай-ламе понадобилось сближать религию и науку?

– Далай-лама давно интересуется продвижением буддистского учения и использованием западной (или современной, отличной от традиционных буддистских воззрений) науки для совместных исследований. Уже более 15 лет у него в монастырях сотни монахов обучаются современным наукам о человеке, о земле. Их главный наставник, который демонстрирует открытость миру, даже заявил как-то: «Если я увижу расхождение между догмой буддизма и научным открытием, я поменяю догму». Если честно, я с этим не очень согласен. С учением, которому 2,5 тысячи лет, надо обращаться аккуратней (улыбается). Хотя, с другой стороны буддизм – это в меньшей степени религия и в большей степени философия, образ жизни, взгляд на мироустройство. Наверное, Далай-лама хочет для продвижения буддизма адаптировать эзотерические моменты учения для современного мира.

– А миру это надо?

– К слову сказать, мы уже давно используем многие буддистские техники. Современная психотерапия состоит из них на 99%. Вы когда-нибудь слышали о ментальном фитнесе? Это то же самое, что «прокачка мышц», только в отношении мозга. Как я понимаю, это молитва, медитация, – в общем, — система упражнений для управления сознанием.

– Приведите пример использования ментального фитнеса.

– Можно значительно улучшить управление памятью, управление вниманием, рациональнее распределять психические ресурсы. Когда мы работали в монастырях, каждое утро в 5 утра просыпались под гул, который стоял вокруг нашей гостиницы. Это монахи вслух учили наизусть буддистские тексты, своеобразную буддистскую Библию, и каждый монах должен быть знать наизусть 1200 страниц. Раньше эти тексты передавались из поколения в поколение только по памяти.

В другой своей командировке мы попали на межмонастырский «чемпионат» по риторике. Ведущий задает тему, какое-то утверждение, а монахи, разбившись по двое, должны докопаться до его сути. Часто между ними возникают споры, и каждый в этом споре должен уметь защитить свою точку зрения. Ну и самые интересные для нас практики касались измененных состояний сознания. Эти состояния достигались многочасовыми медитациями, изоляцией, монотонными произношениями мантр, при которых достигается глубокая концентрация мыслей. Это было уже ближе к интересующим нас состояниям сознания, благодаря которым человек может изменять скорость метаболизма, вводить себя в определенные ресурсные состояния.

Тукдам — отсроченная смерть

– Вы можете дать научное определение медитации?

– Это особая разновидность углублённого размышления о каком-либо предмете, духовной истине, иной идее, когда человек отрешается от всего внешнего и погружается в себя. Самые общие правила для медитации – создать внутреннюю тишину, остановить мысли и при этом не забывать концентрироваться на проблеме.

Мы попросили у Далай-ламы дать нам возможность изучить электрическую активность мозга у наиболее успешных практиков–монахов. В свою очередь, Далай-лама предложил исследовать неизученный западной наукой феномен «посмертной медитации» - тукдам, когда после констатации смерти тело монаха неделями находится на жаре без признаков разложения.

Для исследования медитации нам дали более 100 монахов — практиков.

Важнейшим решением, радикально повлиявшим на судьбу проекта, было решение об организации группы монахов-исследователей. Для этого было организовано собеседование с желающими и рекомендованными вступить в группу молодыми монахами, и отобраны кандидаты по одному из каждого монастыря - всего 8 монахов.

Они были приглашены для обучения и общего ознакомления с физиологическими методами исследования в МГУ, Институт мозга человека им. Н.П. Бехтеревой РАН, Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН и в Институт медико-биологических проблем РАН для прослушивания цикла лекций по исследованию мозгового обеспечения высшей нервной деятельности и сознания и для овладения практическими навыками работы в условиях лаборатории. Кроме того, для них были проведены тематические экскурсии в указанных институтах для ознакомления с современным уровнем работы в психофизиологический лабораториях.

Как впоследствии стало ясно, именно этот визит монахов во многом предопределил успех создания лаборатории. Впервые были созданы реально научные подразделения в буддистских монастырях и появилась новая «специальность» – монах-исследователь. Именно на их плечи легла впоследствии вся рутинная работа в лаборатории.

Значение этого события трудно переоценить. Если до него научная работа в основном осуществлялась западными визитерами с периодическим использованием монахов как помощников, то сейчас появилась реальная лаборатория с укомплектованным постоянным штатом.

Это, в частности, позволило решить очень сложные проблемы, которые стоят перед каждым западным исследователем в буддистском монастыре, особенно в ситуации закрытия границ. Это сложность контакта с монахами, большинство которых не говорит по-английски. Многие темы для них табуированы. Западные исследователи не знают этикета, ментальных различий, не понимают иерархии ценностей монахов, которые, к слову, не являются однородной группой. Они различаются уровнем и стажем медитативного опыта.

Осенью прошлого года результаты наших исследований были доложены на конференции по нейронаукам. Наша группа отметила интересный феномен: впервые было доказано, что мозг медитирующего может полностью отключаться от внешних раздражителей. То есть, если обычно звуковые стимулы вызывают «всплески» на ЭЭГ, то здесь слуховой анализатор как бы полностью отключается.

Затем настало время исследования загадочной практики монахов – тукдама — «правильного» перехода в мир иной, связанного с тем, что тело человека после смерти долго остается без признаков разложения,

– И как же это происходит?

– За несколько дней до своей смерти монах должен читать определенные мантры, чтобы подготовиться к тукдаму. Обычно монахов хоронят не позднее, чем через три дня после смерти (впрочем, как и в христианской традиции), потому что в жаре тело покойника быстро разлагается. Но владеющим техникой тукдама этот закон не писан. После смерти тела этих монахов не меняются до двух-трех недель.

– Вы имели возможность лично обследовать их?

– Да, тело, представленное нам, лежало в доме на жаре и не претерпевало никаких изменений, свойственных умершим. В ряде случаев покойник в этом состоянии может даже находится в позе лотоса.

– Вам разрешили сделать умершему монаху электроэнцефалограмму?

– Да, не только ЭЭГ, но и электрокардиограммы. Также мы обследовали тело при помощи тепловизора и исследовали напряжение кислорода в тканях. Нам было интересно понять, каким образом тело не разлагается? Обычно же как происходит: у умершего останавливается кровоток, возникает гипоксия мозга, потом смерть мозга, начинается разложение.

– А у умерших монахов?

– В течение многих дней и недель они как будто спали. Мы рассчитывали, что их состояние все-таки больше напоминает сон, измеряли электроактивность мозга. Но ее не было, как и электрической активности сердца... То есть, согласно приборам, они были мертвы, а согласно тому, что видели мы, – просто спали глубоким сном. Мы описали 5 подобных случаев в прошлом году.

– А что было с температурой тела?

– Распределение температуры было равномерным, как это, впрочем бывает у всех покойников.

– Она была ниже, чем у живых людей?

– Она была такой же, как температура окружающей среды, около 30 градусов, что обычное дело для той местности. Так что по температуре мы не смогли сделать никаких выводов. Надо отметить, что мы не успели до конца провести все интересующие нас исследования из-за введенного в Индии карантина в связи с коронавирусом. Но в Тибете остались те самые, обученные медицинским методам исследования монахи, которые пересылают нам сейчас данные новых измерений.

– Что же происходит дальше с умершими в режиме тукдам?

– Через две-три недели это заканчивается быстрым разложением тела в считанные часы. По буддистским понятиям — это знак того, что сознание плавно, не спеша перешло на тонкий план, усопший переселил его, и тело может быть кремировано. Что же происходило на самом деле, на физиологическом уровне, нам не совсем понятно. Понятия «душа», «сознание», «тонкое тело», - это не наши термины. Но разобраться, что именно имеют в виду тибетцы, конечно, было бы интересно.

«I will be back»

– Давайте теперь вернемся к полетам на Марс. Вы определили для себя, есть в тукдаме что-то полезное для подготовки этих полетов?

– Конечно, если отойти от фундаментальных исследований именно данной практики, что само по себе очень интересно, мы заинтересованы в обратимом состоянии.

– Чтобы входить в состояние анабиоза лишь на время?

– Именно. И Далай-лама подтвердил нам, что такая техника тоже есть в арсенале монахов нескольких монастырей. Называется она «делок». Владеют ею немногие. Совершенно здоровый человек сам себя вводит в полулетаргическое состояние, анабиоз, а через некоторое время, может, через месяц «возвращается» обратно. Вот такая практика нам бы очень подошла. Мы очень надеемся, когда закончится пандемия, возобновить наши исследования.

Сейчас мы больше склонны к тому, что «усыпление» космонавтов надо проводить комбинированным способом. К примеру, начать с психотехники, изменить сознание при помощи тибетской медитации, а потом уже добавлять другие воздействия, о которых я уже говорил: ксенон, гипотермию, лекарственные средства, чтобы добиться максимального эффекта погружения в состояние гипобиоза на несколько месяцев и выхода из него без побочных эффектов.

Вы наверняка смотрели фильм «Пассажиры», где люди лежат во время межпланетного перелета в некой капсуле, которая накачана каким-то газом, к капсуле подключен компьютер, вводит нужные препараты, когда нужно, и когда нужно выводит из этого состояния. Думаю, было бы неплохо создать похожий механизм для будущих полетов на Марс.

– Это реально – перенять технику монахов, которые оттачивали ее десятилетиями? Может, лучше космонавтов перед полетом отправить в монастырь?

– В этом есть своя сложность. Если человек сильно углубится в учение, ему могут стать неинтересными наши «земные» задачи. Тут мы должны пройти между Сциллой и Харибдой — практикам обучить, но так, чтобы желание лететь на Марс осталось. Нужен некий адаптированный вариант.

– Далай-лама согласен поделиться техникой?

– Он согласен, но нам нужно выйти на такой уровень понимания их медитативных технологий, чтобы произвести межпарадигмальный перевод — из идеалистической плоскости в материальную.

– Не очень понятно, как это можно сделать?

– Мы в начале пути. Но есть некие подсказки. Например, нам уже точно известно, что измененное состояние сознания может влиять на скорость метаболизма, — есть ряд работ, которые это подтверждают. Нейрофизиологи, возможно, найдут ключ к этому механизму. Во вторых, у нас имеется данные о распределении активности мозга во время глубокой медитации. Можно сказать, что мы уже имеем некий паспорт этого состояния. При помощи биообратной связи, показывая человеку изображение ЭЭГ монаха, мы можем попросить нашего испытателя, будущего космонавта, постараться так изменить свои мысли и внутреннее состояние, чтобы оно соответствовало картине активность долей мозга монаха.

Идея такого обучения не нова. Она была ярко продемонстрирована в американском фильме «Газонокосильщик», где из недалекого человека с примитивным сознанием с помощью биообратной связи сделали супермена.

– Но как космонавт сможет понять, о чем надо думать, чтобы картинка активности его мозга совпала с активностью мозга монаха?

– Мы знаем, к примеру, что, помимо древних текстов и мантр, которые произносят монахи, вхождение в состояние медитации связано с практикой управления дыханием – пранаямой. Возможно, надо будет обучить таким дыхательным приемам наших испытателей-первопроходцев. Дыхание и дух практически во всех языках мира – однокоренные слова. Управляя дыханием, мы влияем на состояние сознания.

 

Источник: МК

©РАН 2021