Колесики и винтики. Механизм управления академическими институтами – в стадии наладки

22.01.2015



Непростое это дело ­ выстраивать новую систему управления академической наукой. Второй год реформы в разгаре, а ясности с распределением зон ответственности и полномочий между Федеральным агентством научных организаций и Российской академией наук в отношении перешедших в ведение ФАНО институтов РАН до сих пор нет. Правила совместной работы ведомств еще пишутся. Чтобы формализовать такое простое, казалось бы, понятие, как научно­методическое руководство РАН, необходимо продумать, как будут крутиться все задействованные в схеме колесики и винтики.

В первую рабочую неделю наступившего года руководитель ФАНО Михаил Котюков и президент РАН Владимир Фортов подписали шесть новых регламентов по ключевым направлениям взаимодействия, а именно: по созданию, реорганизации и ликвидации подведомственных ФАНО научных организаций, проведению оценки их результативности, международному сотрудничеству, совершенствованию инфраструктуры обеспечения исследовательской деятельности, подготовке и предоставлению НИИ отчетов о выполнении плана НИР, взаимодействию со средствами массовой информации.

О том, что собой представляют эти документы и как они рождались, “Поиску” рассказал вице­президент РАН Сергей Алдошин, курирующий данное направление от РАН.

­ Сергей Михайлович, как проходила работа над регламентами?

­ С каждым документом пришлось повозиться, но не потому, что РАН или ФАНО были слишком придирчивы друг к другу. Наоборот, обе стороны были нацелены на поиск компромисса, понимая, что по многим направлениям решения нужны срочно: институты должны работать без помех. Проблемы в основном проистекали из того, что ФЗ №253 о реорганизации РАН и постановление правительства, утвердившее положение о ФАНО, по многим позициям не коррелируют друг с другом. Трудно было найти варианты, которые соответствовали бы двум этим нормативным актам одновременно.

­ Какова была процедура написания и согласования регламентов? Кто в ней участвовал со стороны РАН и ФАНО?

­ Регламенты готовит рабочая группа, созданная ФАНО. Ее возглавляет руководитель агентства Котюков. У него два заместителя: Медведев от ФАНО и я от РАН. Интересы академии представляют академик Соколов, вице­президент РАН академик Хабриева, член­корреспондент РАН Бухтияров (главный ученый секретарь СО РАН) и член­корреспондент РАН Попов (главный ученый секретарь УрО РАН). Работников ФАНО в комиссии гораздо больше.

Часть регламентов писали мы, часть правовое управление ФАНО. Он рассылался всем членам рабочей группы, которые давали свои правки. В дистанционном режиме обсуждение длилось до тех пор, пока мы не достигали согласия по основным моментам. Полученный вариант выносился на очное заседание группы, где уточнялись пункты, по которым не удалось найти совместного решения. Потом опять шло удаленное обсуждение новой версии. И так до окончательного согласования. Утверждают регламенты президент РАН и глава ФАНО.

В процессе подготовки и редактирования документов мы, конечно, привлекали заинтересованные профильные управления, региональные и тематические отделения РАН, вице­президентов. Оказывал содействие и аппарат президиума, состав которого, к сожалению, резко сократился. Например, в создании регламента по международной деятельности активное участие принимали вице­президент РАН Лев Зеленый и Управление внешних связей РАН.

­ Сколько еще регламентов предстоит выпустить?

­ Мы плотно занимаемся этой работой с конца августа прошлого года. В сентябре было подписано два регламента ­ по формированию и утверждению государственных заданий на проведение научных исследований и по выбору директоров НИИ. Это были просто горящие темы: у многих руководителей закончились контракты, и госзадания на следующий год нужно было срочно утверждать. Недавно вышедшие шесть документов также очень актуальны. Например, порядок предоставления отчетности о выполнении планов научно­исследовательских работ. Уже январь, а в Академии наук отчеты институтов для формирования доклада президенту и правительству собирались в декабре. На подходе еще три­четыре ­ по издательской и инновационной деятельности, по порядку подписания соглашений с институтами развития, министерствами, регионами.

­ Реализуется ли в регламентах принцип двух ключей (когда все решения принимаются только с согласия обеих сторон), о котором в последнее время столько разговоров?

­ Мы пытались этот принцип закладывать (такова была договоренность руководителя ФАНО и президента РАН), но это далеко не всегда удавалось сделать: законодательство не позволяет. Надеюсь, что достигнутые на Совете по науке и образованию при президенте страны договоренности по созданию специального постановления правительства по данному вопросу облегчат ситуацию. После его выхода, возможно, в регламентах придется что­то менять: мы к этому готовы. Главное, что они утверждены и дают возможность работать уже сегодня.

­ Не возникало ли ситуации, когда кажется, что коса нашла на камень и компромисс невозможен?

­ Поначалу такие заторы были, но мы научились их преодолевать. От лица РАН хочу сказать спасибо академику Хабриевой и ее коллегам из Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, которые помогали членам рабочей группы от РАН “расшить” спорные места. Юристы с обеих сторон так четко все раскладывали по полочкам, определяя границы наших возможностей с точки зрения действующего законодательства, что хочешь не хочешь, а сторонам приходилось идти друг другу на уступки, чтобы достичь оптимального результата.

Не могу сказать, что нас удовлетворили все итоговые формулировки, но есть уверенность, что каждый компромиссный вариант ­ максимум, чего можно достичь на сегодня. Многие, кстати, этого не понимают. Нас упрекают, что в тех или иных регламентах надо было усилить роль академии или ученых советов. К сожалению, попытки это сделать натыкались на несовершенство существующей нормативной базы.

Подготовила Надежда ВОЛЧКОВА, Поиск

©РАН 2019