Российская наука стала двуглавой

20.01.2015



РАН и ФАНО поделили сферы влияния

Кто, как и в какой мере будет управлять наукой и хозяйственной деятельностью в научных организациях, ранее принадлежавших Российской академии наук, наконец-то решили руководители Федерального агентства научных организаций (ФАНО) и Российской академии наук. В конце прошлой недели руководитель ФАНО Михаил Котюков и президент РАН Владимир Фортов подписали шесть регламентов по ключевым направлениям взаимодействия. Таким образом, с ранее подписанным их стало семь.

Так о чем договорились две «головы» российской науки? Как создавать или ликвидировать институты, оценивать их эффективность, формировать госзадания, осуществлять международное сотрудничество, совершенствовать инфраструктуру, готовить отчеты о научно-исследовательских работах (НИРах) и выбирать директоров.

Порядок взаимодействия, в общем-то, устраивает обе стороны. Почти в каждом из пунктов четко расписаны функции ФАНО и РАН. Так, инициатором создания нового института или ликвидации действующего могут стать в равной степени как ФАНО, так и РАН. Обе стороны при этом ставят друг друга в известность, обсуждают проблему и в конечном итоге выносят ее на суд правительства.

Следует отметить, что еще до этого регламента председатель попечительского совета Российского научного фонда Андрей Фурсенко поторопился предложить несколько пилотных программ по объединению ряда институтов в федеральные исследовательские центры по направлениям: «Информатика и программное обеспечение вычислительных комплексов и систем» — на базе Института проблем информатики РАН; «Промышленные биотехнологии, безопасность и качество продуктов питания» — на базе Института биохимии им. А.Н.Баха РАН; «Растениеводство и генетические растительные ресурсы» — на базе ВНИИ растениеводства им. Н.И.Вавилова РАСХН; «Молекулярная генетика и клеточная биология» — на базе Института цитологии и генетики СО РАН. То есть, по сути, ряд институтов при этом перестанут существовать как юрлица, а значит, будут ликвидированы. С академиками эти проекты предварительно никто не обсуждал и оценку результативности институтов по новым правилам не проводил.

Кстати, что касается последнего пункта, ее (оценку) впредь будет проводить ФАНО, учитывая хозяйственную деятельность, количество грантов, патентов, числящихся за институтом, и научные публикации. В качестве экспертов будут привлекаться представители РАН. А вот в деле формирования госзаданий для институтов первую скрипку станет играть академия. От нее будут поступать все предложения, ФАНО останется только их утвердить.

В деле международного сотрудничества агентство и РАН будут абсолютно равны: к кому бы ни поступил запрос на этот счет, две организации, согласно регламенту, обязаны поставить друг друга в известность и «запросить позицию».

Один из регламентов, который, как и вышеуказанные, вступает в силу с 1 января, определяет порядок согласования и утверждения кандидатур на должность директора института. «МК» уже сообщал, что кандидатуры могут предложить как научные коллективы институтов, так и члены РАН, ФАНО или президиума Совета по науке при Президенте РФ. Главным критерием помимо таланта руководителя должен стать возраст претендента на пост главы научной организации. Он не должен превышать 65 лет. Кстати, нескольким десяткам институтов, которые провели выборы в минувшем году, удалось проскочить это ограничение: нескольким новоиспеченным директорам на тот момент уже исполнилось 65. Согласно новому закону, у них, как и у более молодых коллег, на руководство институтом есть только три года. Впрочем, есть в законе и лазейка. В случае, если к тому времени возраст директора достигнет отметки 67 лет, и ученый совет сочтет, что институт еще нуждается в нем, то его могут оставить в директорском кресле до 70 лет.

Наталья Веденеева

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26720 от 20 января 2015

©РАН 2019