10 февраля 2007 г. Ю.А. Осипьян об уставе РАН, «Поиск», №6

10.02.2007



Уставные взаимоотношения

Академия поправила свой основной документ

Как известно, в начале декабря прошлого года президент страны подписал закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике». Вслед за этим правительство РФ выпустило постановление, обязывающее Российскую академию наук до 1 апреля представить новую редакцию ее устава с учетом изменений в законе. В связи с этим даже пришлось перенести весеннюю сессию Общего собрания - именно съезд ученых должен принять основной документ, по которому будет жить академия. Недавно Уставная комиссия РАН вынесла рабочий вариант новой редакции устава на суд президиума академии. «Поиск» попросил председателя комиссии академика Юрия Осипьяна рассказать о содержании и дальнейшей судьбе этого документа.

- Юрий Андреевич, когда началась работа над новой редакцией устава?

- Наша комиссия - постоянная, и она никогда не прекращает работу над совершенствованием документа, определяющего устройство и деятельность академии. Надо сказать, что это важнейшая комиссия в академии - только ее председатель избирается на Общем собрании РАН. Комиссия подотчетна исключительно Общему собранию, но фактически ее деятельность проходит в тесном сотрудничестве с президиумом РАН.

- Однако подготовка нынешних изменений в устав выходит за рамки повседневной работы комиссии…

- Да, эта работа проводилась в связи с тем, что были приняты поправки в закон "О науке и государственной научно-технической политике". В поправках содержится несколько принципиальных положений, изменяющих принципы функционирования Академии наук, которые необходимо было отразить в уставе. Теперь президента РАН утверждает Президент РФ, а устав Академии наук - правительство. Надо было согласовать с действующим законодательством также изменившиеся земельные и имущественные отношения в РАН. Эту работу мы практически завершили, обсудили подготовленный вариант нового устава с президиумом РАН и сейчас занимаемся шлифовкой текста с учетом предложений и дополнений, высказанных членами президиума.

- «Поиск» довольно подробно освещал перипетии принятия Госдумой поправок в закон о науке. Многие из вновь появившихся в законе положений стали предметом компромисса сторон, участвовавших в процессе - РАН, Минобрнауки, Администрации Президента РФ. Много ли было проблем с тем, чтобы вписать в устав РАН противоречивые положения изменившегося закона о науке?

- Мы не видим в новой редакции закона никаких серьезных противоречий. Компромиссные решения принимались на этапе внесения закона в Думу и его предварительного обсуждения. Окончательный вариант закона вопросов у нас не вызывает. Другое дело, что его по-разному понимают. Проблемы возникают, когда должностные лица из министерств, считающие себя носителями государственности, начинают заниматься произвольной трактовкой, например, правового статуса РАН и ее организаций.

Академия наук стала называться государственной, оставаясь при этом самоуправляемой некоммерческой организацией. Минфин постоянно указывает нам, что в соответствии с Бюджетным кодексом на государственный средства можно финансировать только государственные учреждения. РАН таковым не является: по признакам избираемости руководящих органов и самоуправляемости ее скорее можно отнести к общественным организациям. Но при этом право Академии наук на бюджетное финансирование прямым текстом записано в законе о науке. Да и в некоторых других федеральных нормативных актах содержится перечень тех государственных организаций, которые не являются госучреждениями, муниципальными и региональными структурами, но деятельность их обеспечивается бюджетными средствами. Речь идет об особо важных объектах научной, образовательной и культурной сферы. Так что, прописывая в уставе данное положение, как и другие, связанные с регулированием земельных и имущественных прав РАН, мы следовали букве закона. Надеемся, что если эти пункты и вызовут вопросы, то их удастся решить в ходе согласований, которым и будут посвящены полтора месяца, отделяющие нас от Общего собрания РАН.

- До сих пор Уставная комиссия не проводила никаких согласований готовящегося текста с Минобрнауки?

- Нет, не проводила. В соответствии с законом о науке, право и обязанность представлять в правительство текст нового устава закреплено за РАН и ее главным руководящим органом - Общим собранием. Семь ответственных министерств будут выполнять лишь действия согласующего характера. В принципе мы можем и не представлять им новую редакцию устава до обсуждения и принятия ее на Общем собрании. Но, учитывая позитивный опыт взаимодействия с Минобрнауки, принято решение в ближайшее время разослать подготовленный текст в аппараты согласующих министерств.

- Каков механизм учета поправок, внесенных в новую редакцию устава РАН правительством РФ?

- Для выполнения этой работы будет создана согласительная комиссия, куда войдут представители правительства и РАН. Если правки министерств будут носить принципиальный характер, мы вынуждены будем вновь созывать Общее собрание. Когда правительство подпишет устав, будут проведены выборы президента РАН, и его кандидатура внесена в Администрацию президента РФ. В процессе подготовки к выборам кандидатура президента Академии будет согласовываться с руководством страны. Это процедура Академии знакома: раньше мы вели согласования с ЦК КПСС. Иногда возникали и конфликтные ситуации. Так, против предложенной высшим руководством страны кандидатуры академика Анатолия Петровича Александрова возражала группа членов президиума АН СССР, видевшая на этом посту своего кандидата. Александров был для Академии человеком со стороны, к тому же в возрасте - ему на момент избрания исполнилось 72 года. Но ЦК настаивал на своем решении, и Александров был выбран подавляющим большинством голосов.

- Предлагались ли в текст новой редакции устава поправки, не связанные с изменением закона о науке?

- Конечно, предлагались: Уставная комиссия рассмотрела около сотни поправок, представленных членами РАН, отделениями, академическими общественными организациями - музейным советом, профсоюзом. Представитель профсоюза Татьяна Рослякова как член Уставной комиссии активно участвовала в ее деятельности и настаивала на неукоснительном соблюдении в формулировках устава интересов рядовых сотрудников РАН. Так, профсоюз отстоял представительство на Общем собрании научных сотрудников, не являющихся членами Академии.

Кстати, с этими представителями научных коллективов ситуация возникла непростая. В 90-х годах, в период демократического угара, развернулась кампания за расширение участия сотрудников в управлении Академией. В итоге устав РАН пополнился положением, которое дает право участвовать в работе Общего собрания представителям коллективов, выбранным учеными советами по квотам институтов. В последние годы эта часть Общего собрания, примерно его четверть (450 человек), ведет себя, мягко говоря, неактивно. Многие, приезжая в Москву издалека, отмечают командировки и уходят по своим делам. В связи с этим постоянно возникает вопрос о кворуме, работа Общего собрания тормозится. А ведь его созыв - весьма сложное и дорогостоящее мероприятие. Такая ситуация вызывает недовольство членов РАН. На этот раз они подали предложение исключить представителей научных коллективов из числа участников Общего собрания, сделав его собранием членов Академии наук, как это было до 1991 года.

Уставная комиссия при активном участии профсоюза решила не принимать это предложение, чтобы не накалять обстановку на местах. Нам кажется, что острое обсуждение данной проблемы и доведение его до сведения общественности должно привести к усилению активности представителей научных коллективов, против реального участия которых в деятельности Общего собрания у нас нет никаких возражений.

- Как решился вопрос по возрастному цензу, который давно уже ставят некоторые члены РАН?

- Это предложение Уставной комиссией принято. В представленной нами новой редакции устава РАН значится: административные должности в РАН, а именно - должности президента, вице-президентов, главного ученого секретаря, академиков-секретарей отделений и заместителей всех этих должностных лиц, членов президиума, директоров институтов, руководителей административных подразделений институтов - человек имеет право занимать до 70 лет, независимо от времени его избрания. Второе ограничение касается ротации руководителей - на административной должности можно работать не более двух сроков подряд.

- Не стоял ли вопрос о принципиальном изменении устава Академии?

- Нет, не стоял, поскольку жизнь РАН регулируется законом о науке, а он не внес принципиальных изменений в статус Академии наук: она по-прежнему является самоуправляемой некоммерческой организацией. Вообще же РАН, на мой личный взгляд, имеет в высшей степени прогрессивно организованную структуру, доказавшую свою эффективность и жизнеспособность. Поэтому с точки зрения государственных интересов вряд ли стоит затевать ее коренную реорганизацию: ничего хорошего это не принесет. Академия испытывает известные всем трудности, в основном связанные со старением кадров. Ситуация, при которой нам сегодня непросто найти президента Академии моложе 70 лет - результат государственной политики, проводившейся в течение последних 15 лет. Академии нужны реформы, и они постоянно проводятся. Но еще больше в них нуждается система государственного управления и деятельность чиновников, которые отвечают за государственную научно-техническую сферу.
Беседу вела Надежда ВОЛЧКОВА

P.S. Когда этот материал готовился в печать, в научном сообществе начала распространяться информация о неком «Модельном уставе государственной академии наук», якобы разработанном правительством. Как заявлено на сайте opec.ru, где опубликован текст этого документа, он «проходит процедуру согласования в федеральных органах исполнительной власти». Хотя Министерство образования и науки официально не представляло «Модельный устав», его, тем не менее, прокомментировало газете «Коммерсантъ» вполне ответственное лицо - заместитель министра Дмитрий Ливанов. Презентованный им в газете документ неизвестного происхождения «лишает Президиум РАН финансовых и административных полномочий, наделяя лишь правом экспертизы научных достижений». Функции управления Академией наук он передает некому «правлению РАН» и наблюдательному совету, состоящему в основном из представителей власти.

Мы попросили Ю.Осипьяна высказать свое мнение по этому вопросу. «Так называемый «Модельный устав» не соответствует нормам действующего законодательства и содержит много нелогичных, да и просто абсурдных вещей, - сказал Юрий Андреевич. - Не хочу подробно останавливаться на его содержании. Скажу только, что это калька с уставных документов коммерческих структур совершенно неприемлема для РАН. Минобрнауки никто не уполномочивал писать устав для академии: по закону оно выполняет лишь согласующие функции. Комментировать документ, подготовленный уставной комиссией РАН, они тоже не вправе, так как мы свой проект пока никому не передавали. Видимо, имеет место очередная попытка шантажа РАН, которую трудно расценивать как конструктивное или дружественное действие…»

Подготовила Надежда Волчкова, «Поиск» №6 

 

Подразделы

Объявления

©РАН 2020