Изменения в меню

29.07.2011

Эксперты РАН помогут власти расширить взгляд на экономику

Поиск, 29.07.11

Надежда Волчкова

 В предыдущем номере «Поиска» мы опубликовали репортаж о встрече академических экономистов с главой правительства Владимиром Путиным, министром финансов Алексеем Кудриным и замглавы Минэкономразвития Андреем Клепачем. В ходе четырехчасовой беседы ее участники обсуждали посткризисное состояние экономики России и стратегические проблемы развития страны. Знаменует ли этот визит новый этап отношений между правительством и экономическим научным сообществом? Будут ли востребованы предложенные учеными идеи? На эти вопросы «Поиску» ответил вице-президент РАН, специалист в области теории управления социальными и экономическими системами академик Александр Некипелов.

- Александр Дмитриевич, с чем связан визит в РАН председателя правительства и других высоких государственных чиновников?

- В некотором смысле это было благоприятное для нас, экономистов, стечение обстоятельств. Член секции экономики Отделения общественных наук Сергей Юрьевич Глазьев на одном из мероприятий с участием премьер-министра предложил ему посетить академию и пообщаться с учеными-экономистами, и Владимир Владимирович принял это приглашение.

 

- Как ученые оценивают итоги встречи? Вы ведь наверняка обменялись мнениями по этому поводу?

- Конечно, мы сопоставили свои впечатления и сошлись на том, что общение было очень содержательным и конструктивным. Нам показалось, что и премьер остался доволен беседой. Это было видно хотя бы по тому, что мероприятие заняло значительно больше времени, чем изначально планировалось. Всем участникам была предоставлена возможность обосновать свои позиции. Хотя обсуждалось много спорных вопросов, обстановка в течение всего разговора оставалась очень доброжелательной. Завершая встречу, Владимир Владимирович предложил участникам подготовить по затронутым вопросам справки-рекомендации для правительства и отметил, что готов обсуждать эти темы еще более подробно.

 

- И вы подготовили свои предложения?

- Сразу после встречи мы взялись за работу, и на данный момент первые одиннадцать записок уже направлены в правительство.

 

- После вашей встречи с премьером в прессе прошла информация о том, что академическим экономистам было предложено подготовить альтернативный вариант Стратегии социально-экономического развития страны до 2020 года. Насколько это соответствует действительности?

- Надо сказать, что многие вещи, опубликованные СМИ по итогам этой встречи, для нас, ее участников, стали откровением. В погоне за сенсациями журналисты явно перестарались. Вынужден опровергнуть и упомянутую «новость»: как я уже сказал, нам было предложено внести предложения по конкретным вопросам, затрагивавшимся в дискуссии.

- Интересно, ученые высказывали консолидированное мнение академического сообщества? Или каждый излагал личную точку зрения?

- Каждый представлял собственные взгляды. Наши позиции далеко не всегда совпадают: в научной среде по-другому просто не может быть. При этом по широкому кругу вопросов нам удалось достигнуть консенсуса, благодаря многолетней совместной работе, постоянному обмену мнениями в ходе семинаров и конференций. Во встрече смогли принять участие не все руководители крупных научных направлений. Многих просто не было в Москве, да и нельзя было сильно расширять число участников. Но мы найдем способ донести до правительства разные взгляды работающих в РАН экономистов по темам, которые важны для развития страны.

 

- Понятно, что премьер и министр финансов сформировали по ряду проблем определенную позицию. Складывалось впечатление, что убедить их ее поменять невозможно в принципе…

- На самом деле, дискуссия была абсолютно научной по своей сути: стороны слушали и слышали аргументы друг друга. Наиболее острым оказался вопрос о характере денежно-кредитной политики России. Ряд наших коллег - Сергей Юрьевич Глазьев, Глеб Геннадиевич Фетисов и Виктор Викторович Ивантер - обратили внимание премьера на ненормальность существовавшей до кризиса ситуации, когда предложение денег в экономике зависело в основном от поступления или оттока валюты. Это давало широкие возможности для развития экспортноориентированным сырьевым отраслям, в то время как реальный сектор экономики прозябал без дешевых и «длинных» кредитов. В ходе кризиса государство отошло от такой схемы и начало широко использовать механизм рефинансирования коммерческих банков, благодаря которому конечным кредитором предприятий оказывался Центробанк. Это позволило более гибко реагировать на реальные потребности экономики и решить проблему долгосрочного кредитования, которая остро стоит с начала реформ.

Сейчас начался возврат к старой схеме, и это неправильно, считают наши коллеги. Премьер и министр финансов, со своей стороны, указали на риски, возникающие при широком использовании механизма рефинансирования: есть опасность, что банки будут давать кредиты без разбора и успешным, и слабым предприятиям, и в результате в экономике окажется много денег, не обеспеченных продукцией. Авторы идеи видят эти риски и уже разработали конкретные рекомендации, направленные на недопущение негативного развития событий.

Одним словом, на встрече шел предметный разговор о том, как можно реализовать в нынешних условиях эффективные механизмы денежного предложения. Подчеркну: это не было жестким, не допускающим компромиссов противостоянием.

 

- Значит, вы будете продолжать убеждать власть в своей правоте?

- Никто из нас не считает, что раз мы встретились с главой правительства и изложили свои идеи, их немедленно начнут реализовывать. Для ученых принципиально важно, чтобы, принимая решение, руководители страны знали обо всех возможных вариантах развития событий и точках зрения на данную проблему – условно говоря, имели перед собой полное меню.

 

- Получается, что до сих пор такого меню власти не имели? Всем известно, и это звучало в выступлениях на встрече, что сегодня они опираются только на мнение ограниченного круга экспертов.

- Нам действительно кажется, что потенциал Академии наук используется недостаточно. Так получилось, что взаимоотношения академических экономистов с исполнительной властью долгие годы складывались не просто. С самого начала радикальных реформ многие наши ученые выступали оппонентами проводившегося курса. И вовсе не потому, что они были против перехода к рыночной экономике. Просто у них было свое представление о том, какие издержки допустимы в процессе этого перехода, чем можно и чем нельзя жертвовать, где баланс между скоростью реформ, их влиянием на жизнь населения. Поскольку мы вносили предложения, которые шли вразрез с доминировавшими в правительстве представлениями, особого энтузиазма там наши взгляды не вызывали. А парламентарии, кстати, консультациями академических специалистов пользовались и пользуются весьма активно.

 

- Видимо, визит председателя правительства в РАН свидетельствует о стремлении изменить существующее положение?

- Нам кажется, что проявленное представителями исполнительной власти внимание к работам наших ученых – очень важный шаг с их стороны. Он, помимо прочего, может внести вклад в оздоровление ситуации в отечественной экономической науке. Проблема в том, что в последние два десятилетия возникла тенденция к разделению экономистов на два клана. Уже стало считаться само собой разумеющимся, что члены каждого из них должны во всем друг с другом соглашаться, чтобы не ослабить общие позиции. Считаю это полной нелепостью. Нашей области знаний присущ широкий спектр мнений, поскольку наряду с объективной составляющей, в ней есть широкое поле для ценностно-нормативных суждений, отражающих позицию конкретного исследователя.

 

- Премьер вроде бы положительно прореагировал на высказанное вами предложение о проведении на базе РАН очередного пилотного проекта – на этот раз по созданию Фонда управления имуществом, работающего в коммерческом режиме. В чем смысл этого начинания?

- Мне тоже показалось, что Владимир Владимирович отнесся к нашей инициативе с интересом. По крайней мере, он выразил готовность продолжить ее обсуждение. Это не новая идея, мы ее прорабатываем уже давно. Суть дела вот в чем. Главная задача Академии наук – развитие фундаментальных исследований. Природе этой деятельности в полной мере отвечает организационно-правовая форма наших институтов, которые являются финансируемыми из бюджета учреждениями. Однако часто работы, начинавшиеся как фундаментальные, приобретают коммерческую перспективу, и возникает проблема внедрения результатов научной деятельности в практику. Наши институты научились ее как-то решать, но по сравнению с бизнес-структурами их возможности ограничены. Они не могут инвестировать в коммерческие проекты, привлекать кредиты, нести риски. Принятый не так давно закон, позволяющий НИИ и вузам создавать малые предприятия (МП), несколько улучшил ситуацию, но не решил всех вопросов, связанных с коммерциализацией научного продукта. Институты зачастую не имеют необходимых ресурсов для внесения в уставной капитал МП. Наше предложение состоит в том, чтобы создать вокруг РАН полноценный «коммерческий пояс».

 

- В какой форме это предполагается делать?

- Сразу подчеркну, мы не просим у государства дополнительных средств. Решение чисто организационное. В РАН имеется несколько десятков федеральных государственных унитарных предприятий (ФГУП). Большинство из них можно трансформировать в акционерные общества (АО), держателем всех акций которых стала бы холдинговая компания, назовем ее условно «Коммерческие активы РАН». Последняя учреждает дочернюю внедренческую фирму, которая выполняет роль своеобразного интерфейса, обеспечивающего взаимодействие академической науки и бизнеса. Разумеется, потребуется отработать экономическую сторону взаимоотношений, связанных с передачей интеллектуальной собственности институтов в эту компанию. В результате мы будем иметь академическую организацию, которая сможет выступать в качестве полноправного партнера для бизнес-структур.

 

- Как конкретно будет осуществляться взаимодействие с бизнесом?

- Предположим, какая-то группа ученых выходит на результат, имеющий коммерческие перспективы. В этом случае она имеет возможность перейти во внедренческую компанию и заниматься доведением своих разработок до готового к реализации продукта. В случае успешной реализации проекта институт получает право на часть дохода. Кроме того, у него освобождаются ставки, которые можно заполнить только за счет срочных контрактов. Ушедшие в «коммерцию» сотрудники должны иметь возможность по истечении согласованного срока вернуться назад и продолжить фундаментальные исследования.

Нам кажется, что такой вариант был бы привлекателен для ученых: они смогут, оставаясь в системе РАН, заниматься инновационным бизнесом. Да и Минфин, такое положение должно только радовать: у него будет гарантия, что средства, выделенные на фундаментальную науку, используются строго по назначению, а прикладные работы выполняются в коммерческом режиме.

- Серьезно ли надо изменить законодательство, чтобы запустить этот проект?

- Нормативная база требует изменений, но не очень существенных. Если сегодня Академия наук захочет превратить ФГУП в АО, она должна от него отказаться и передать для приватизации в Росимущество. После этого РАН становится чужой на этом «празднике».

Чтобы создать инновационный пояс, академии необходимо получить разрешение изменять форму собственности подведомственных организаций – с унитарной на акционерную. Такое расширение полномочий по распоряжению госимуществом не приведет к его потере, поскольку все акции нового АО останутся у государства. Кроме того, академия должна получить право на дивиденды, которые будет выплачивать холдинговая компания. Это, в случае удачной реализации проекта, обеспечит поступление в РАН денежных ресурсов, которые могут быть использованы для решения таких острых проблем, как создание системы дополнительного пенсионного обеспечения сотрудников. В Совет директоров «Коммерческих активов РАН» логично было бы ввести представителя Росимущества, который бы контролировал эффективность использования государственного капитала, находящегося под управлением академии.

- Когда все детали концепции по созданию «инновационного пояса РАН» будут доведены до правительства?

- Это уже сделано. В рамках выполнения поручения премьер-министра я подготовил, в частности, специальную записку по данной проблеме. Поскольку мы уже вели по этой теме консультации в Росимуществе и Минэкономразвития, в случае положительного заключения правительства академия могла бы начать реализацию нового пилотного проекта очень скоро.

©РАН 2019