https://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=3e5646e2-c5fc-4d3a-82f2-5f82721709f1&print=1
© 2019 Российская академия наук

Роковой удар

22.10.2009

Астероид превратил Марс в безжизненную планету

Гигантский астероид мог пробить дыру в коре Марса, которая повредила его магнитное поле и лишила шансов стать такой же "голубой планетой", как Земля.

Как известно, именно магнитное поле Земли, создаваемое расплавленным железом в ее коре, защищает все живое на планете от опаснейшего воздействия космического излучения, преломляя его. Ученые долгое время пытались разгадать, почему же на Марсе отсутствует аналогичное поле. Недавние исследования показали, что скорее всего оно все же имелось. Во всяком случае, выявлены его остатки в южном полушарии Красной планеты. А вот в северном они отсутствуют. И это наводит на мысль, что в отдаленном прошлом произошло нечто, изменившее магнитное поле планеты. Еще один аргумент в пользу такой версии: скалы в северном полушарии значительно тоньше, чем в южном. Этот феномен известен как "дихотомия коры".

"Наши данные свидетельствуют, что мощный удар в начале истории планеты мог нанести ущерб жидкому ядру и повлиять на магнитное поле", - отмечает канадский астрофизик Сабин Стенли из Университета Торонто.

Предположительно Марс вместе с Землей и всей Солнечной системой появился около 4,6 млрд лет назад. Зародившиеся планеты стали расти, наиболее тяжелые элементы, например железо, оказались в центре в жидком состоянии. Железо двигалось, создавая магнитные поля на обеих планетах. Ранее предполагалось, что ядро Марса остыло просто потому, что Красная планета в два раза меньше Земли, но эта теория была опровергнута недавним открытием на Меркурии, который еще меньше жидкого ядра и магнитного поля.

"Мы знаем, что Марс обладал магнитным полем, которое исчезло 4 млрд лет назад, и что это произошло одновременно с началом дихотомии коры, что, возможно, связано с падением астероида", - отмечает Стенли.

Возможно, главный вопрос состоит в том, что бы могло произойти, если бы Марс сохранил свое магнитное поле и могла бы на нем зародиться жизнь?

Российская газета, Сергей Деменко