РАН: Количество Нобелевских премий у наших учёных связано с ситуацией в науке. Комментарии

06.10.2015



В столице Швеции стартовала Нобелевская неделя. Первой премии в области физиологии и медицины удостоились американец, японец и китаянка. А вот редкое попадание отечественных учёных в списки претендентов на одну из главных премий в области научных достижений эксперты связывают со сложным состоянием самой российской науки.

Напомним, что первой премии в области физиологии и медицины удостоились учёные Уильям Кэмпбелл, Сатоши Омура и Ту Юю. Первые два исследователя сделали серьёзные открытия, позволяющие лечить заболевания, вызванные круглыми червями. Ту Юю вместе с группой учёных сумела открыть миру новое лекарство для лечения малярии. Таким образом, она стала двенадцатой женщиной в мире, получившей Нобелевскую премию по медицине. Ранее средства массовой информации писали, что в списке претендентов на премию был наш соотечественник Александр Руденский, который сегодня возглавляет Людвиговский центр иммунотерапии рака США. Среди его достижений — открытия в области назначения клеток иммунной системы. Тем не менее в Российской академии наук напоминают, что открытого списка претендентов на Нобелевскую премию не существует. «Список является закрытым, и шведский Комитет королевской академии наук никогда не разглашает эту информацию. Всё обсуждение проходит только внутри комитета», — рассказал НСН президент РАН Владимир Фортов.

Он также добавил, что редкое попадание в список российских учёных связано в первую очередь с тяжёлым положением науки в стране. «При этом в России трудятся достаточно сильные исследователи, будем надеяться, что их работа будет оценена Нобелевским комитетом. При этом не стоит забывать, что часть учёных покинула страну», — напомнил Фортов.

Отметим, что возможных обладателей Нобелевских премий в области науки традиционно пытаются определить по цитируемости их публикаций. А компания Thomson Reuters даже ежегодно представляет общественности соответствующий рейтинг.

Парламентская газета

***

По мнению Валентина Горделия, сотрудника Лаборатории перспективных исследований мембранных белков МФТИ, а также профессора Университета Аахена премию по физиологии и медицине должен получить один из основателей оптогенетики профессор Эрнст Бамберг и его коллеги. Несомненно премии достоин Алексей Оловников, понявший, почему клетка может делиться конечное количество раз, и введший понятие теломеры.

Впрочем и в прошлом году лауреатами стали ученые, которые не фигурировали ни в одном рейтинге. Это норвежские физиологи Эдвард и Мэй-Бритт Мозер и британский невролог Джон О'Киф за научные работы, пролившие свет на то, как мозг ориентируется в пространстве.

Что касается ученых нашей страны, то лауреатами Нобелевской премии по физиологии и медицине они становились лауреатами лишь дважды. Награды удостоились Иван Павлов ("за работу по физиологии пищеварения", 1904 год) и Илья Мечников, получивший награду совместно с немцем Паулем Эрлихом "за труды по иммунитету" в 1908 году.

***

Заместитель директора Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора академик Виктор Малеев:

- Человек сосуществует в мире с гельминтами, которых великое множество. Они вызывают различные паразитарные заболевания. Бывают глисты крупные - аскариды, а бывают такие мелкие, которых можно разглядеть только под микроскопом - филярии, повинные в возникновении "речной слепоты". Их нельзя уничтожить, но необходимо добиться, чтобы люди от них не страдали. Кэмпбелл и Сатоши разработали химические препараты против паразитарных инфекций, против аскарид. Это не один препарат, а целый комплекс, на его создание ушли годы.

Вторая часть премии присуждена китаянке Юю Ту за новый метод борьбы с малярией, от которой на планете страдает около миллиарда человек. От малярии, точно так же, как от паразитарных инфекций, нет вакцины.

Для противостояния паразитарным инфекциям применяют достижения химии. А вот для борьбы с малярией Юю Ту неожиданно предложила использовать… обыкновенную полынь. Из нее создано лекарство Артемизинин. Его легко получать, и он оказался самым эффективным.

***

Константин Викторович Северинов, д.б.н., заведующий лабораторией регуляции экспрессии генов элементов прокариот Института молекулярной генетики РАН, заведующий лабораторией молекулярной генетики микроорганизмов Института биологии гена РАН, профессор Университета Ратгерса (США), профессор Сколковского института науки и технологий (SkolTech):

– Я считаю, что в этом году премия присуждена очень метко. Длительное время большинство премий давалось за результаты, влияющие на жизнь даже не «золотого миллиарда», а «сливок» из этого миллиарда, которые живут слишком долго и поэтому болеют раком, диабетом и прочими болезнями, лечение которых оказывается экономически выгодным в развитых странах.

Это при том, что огромное количество людей умирает вовсе не от рака, а от болезней, которые для многих из нас кажутся оставшимся в прошлом. Малярия продолжает быть одной из самых грозных болезней по количеству ежегодно уносимых жизней. А в качестве лекарства с XVII–XVIII веков и до сих пор применяется лишь хинин. Болезни, вызванные паразитарными круглыми червями, широко распространёнными в тропическом поясе, где живёт очень большое количество людей, также очень распространены, крайне опасны и плохо излечимы.

Лауреаты премии, на мой взгляд, провели замечательные классические исследования, не пользуясь модными нынче докингами и скринингами химических библиотек. В частности, Кэмпбелл и Омура воспользовались природным разнообразием почвенных бактерий стрептомицетов для выделения и характеристики биоактивных веществ-кандидатов и доведения их до ума, так же, как в свое время искали большинство используемых сейчас антибиотиков, направленных против бактериальных инфекций. По-моему, это прекрасно.

В России результаты этих исследований, может быть, не настолько актуальны, как в жарких странах. В СССР малярия была побеждена в 1950-х годах и до сих пор не появлялась. Mассового распространения ни малярия, ни гельминтозы здесь не найдут, по крайней мере пока, просто в связи с холодным климатом. Возможно лишь появление отдельных больных, заразившихся в ходе заграничных путешествий, но источником распространения заразы они не станут.

***

Алла Михайловна Баранова, д.м.н., проф., заведующая лабораторией эпиднадзора за протозоозами НИИ медицинской паразитологии и тропической медицины им. Е.И. Марциновского:

– Артемизинин применяется для лечения тропической малярии. Это редкое в России заболевание, но смертельное для всех европейцев. А между тем число российских туристов, которые едут в страны Юго-восточной Азии: во Вьетнам, в Камбоджу, Малайзию, Таиланд, не уменьшается. Там везде есть малярия, и если человек не привился изначально, а миллионы людей это игнорируют, то есть опасность заразиться. Причём симптомы проявляются уже в России, после инкубационного периода. А у нас артемизинин не применяется, он не зарегистрирован в Минздраве РФ. Вот уже и Нобелевскую премию по нему присудили, а на территории нашей страны эти препараты применить невозможно.

Александр Олегович Терентьев, д.х.н., ведущий научный сотрудник Института органической химии РАН, проф. Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева:

– Несмотря на то, что у нас почти нет малярии, нельзя сказать, что проблемы нет вообще. Всё равно очаги заболевания постоянно возникают, поэтому препарат артемизинин и вообще препараты на основе органических пероксидов нужны в России. Помимо борьбы с малярией они могут быть использованы для лечения различных гельминтозов и других паразитарных заболеваний, которых у нас много. Например, маленьких детишек всегда прокармливают осенью каким-либо антипаразитарным препаратом. Потому что практически у всех возникают гельминтозы после лета, когда ребёнок постоянно контактирует с грязными песочницами, корнями и прочим.

Премии и раньше, и сейчас присуждаются за открытие лекарств против социально значимых болезней. Одной малярией болеет 300–500 миллионов человек в мире, а паразитарными заболеваниями в целом – до миллиарда. Поэтому данная тематика очень актуальна и для России, и для всего мира.

***

Сергей Недоспасов, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией молекулярных механизмов иммунитета ИМБ им. Энгельгардта, а также заведующий кафедрой иммунологии биологического факультета и отделом молекулярной иммунологии в Институте физико-химической биологии им. Белозерского МГУ им. Ломоносова комментирует итоги вручения премии следующим образом:

«Сегодняшнее решение Нобелевского комитета не могло не вызвать недоумения. И уж, конечно, оно посрамило всех «предсказателей» — никто и близко не угадал.

Но не надо забывать, что за эту премию голосуют медики, только часть которых занимаются проблемами фундаментальной науки. Конечно, лечение от глистов — огромная медицинская проблема. Малярия, которая продолжает уносить миллионы жизней, — еще одна огромная проблема. И лауреаты внесли важный вклад в разработку эффективных лекарств, основанных на природных веществах. За этим стояла наука, их заслуг никто не умаляет.

Однако, если посмотреть на Нобелевские премии в этой номинации последних 20 лет, то все они (за исключением, пожалуй, одной) присуждались за фундаментальные открытия в области или биологии, или физиологии, или медицины. Даже неоднозначно воспринятая премия 2005 года про то, что язвенная болезнь вызывается конкретным видом бактерии, дана за фундаментальное открытие, хотя и с очевидными медицинскими приложениями. Короче, высокого полета в премии 2015 года я не увидел. Но, оговорюсь, я — не врач.

А при этом в негласной очереди стоят многие настоящие корифеи науки (некоторые — стареющие), открывшие опухолевые супрессоры, новые иммунологические регуляторные механизмы, новые принципы передачи внутриклеточного сигнала, иммунитет у бактерий и многое другое, у чего есть и непосредственные «полезные» приложения.

Вместе с тем, надежда дожить до Нобелевской премии российским ученым (в том числе и работающим за рубежом — вспомним великого Мечникова) еще не угасла. В этом году к Руслану Меджитову в списке возможных будущих кандидатов добавился и Александр Руденский (хотя компания Thomson, к сожалению, промахнулась в своих предсказаниях). Многократно номинировался и Алексей Оловников.

Есть и другие выдающиеся кандидаты. Будем терпеливо ждать».

Источники: СМИ

©РАН 2020