Чтобы не погасла. Есть ли шанс сохранить российскую науку?

15.05.2015



Чтобы не погасла

Есть ли шанс сохранить российскую науку?

В последнее время “Поиск” практически в каждом номере пишет о выступлениях ученых против опасных, с их точки зрения, инициатив чиновников. В научном сообществе все чаще прорывается недовольство новой системой организации науки, контуры которой обозначаются все яснее. Направить в единое русло накопившееся возмущение решил постоянно действующий оргкомитет Конференции научных работников, который объявил о проведении 29 мая третьей сессии конференции ­ “для выработки коллективной точки зрения на происходящие процессы”.

Напомним, решение придать конференции перманентный характер родилось в ходе первой сессии, состоявшейся в августе 2013 года. Она была созвана по инициативе сотрудников академических институтов, советов молодых ученых, клуба “1 июля” и Профсоюза работников РАН, которые выступали против силового продавливания властью законопроекта о реорганизации Академии наук. Благодаря решительному протесту научной общественности, выраженному, в том числе, на этой конференции, итоговый вариант закона оказался несколько мягче, чем первоначальный.

Поводом для созыва второй сессии стало создание ФАНО типового устава института, в котором роль Ученого совета в принятии решений была сведена к минимуму. На форуме обсуждался широкий спектр проблем, связанных с управлением наукой. В резолюции было отмечено, что принципиальные решения в научно­образовательной сфере, готовящиеся органами государственной власти, должны приниматься только после обсуждения и согласования с научным сообществом. Кроме того, конференция выразила возмущение попытками чиновников предельно формализовать оценку работы ученых и НИИ и перевести исследования на преимущественно грантовое финансирование.

В итоге в типовом уставе НИИ нашли отражение многие ранее действовавшие в институтах РАН принципы научного самоуправления. Появилось и несколько новых площадок для консультаций представителей науки и властных структур.

И вот профессиональное сообщество вновь бьет тревогу. Вопросы, ради которых собирается третья сессия, поставлены в открытом письме клуба “1 июля” и оргкомитета Конференции научных работников председателю Правительства РФ. В этом послании выражается тревога по поводу набирающего темпы процесса разрушения научной среды, которую, по словам ученых, “невозможно купить, завезти и пересадить на отечественную почву”. Напомнив Дмитрию Медведеву его обещание на мартовском Общем собрании РАН участвовать в корректировке “самых разных вопросов, если это отвечает интересам науки и Российской Федерации”, авторы письма попросили отложить утверждение ряда документов, представляющих серьезную угрозу существованию российской науки.

Речь идет о плане ФАНО по реструктуризации институтов, а также подготовленных в Минобрнауки Программе фундаментальных научных исследований Российской Федерации на долгосрочный период и методических рекомендациях по распределению бюджетных субсидий государственным научно­исследовательским и научно­техническим организациям. Главную опасность этих документов подписанты обращения видят в том, что в них реализована стратегия перевода науки на конкурсное финансирование.

­ Наука не спортивное состязание и не совокупность конкурирующих бизнес­проектов, ­ заявляют ученые. ­ Пытаться оставить только “самые лучшие” коллективы, руководствуясь принципами мифической “эффективности”, ­ гибельно. Такие коллективы, как разбросанные головешки костра, все равно погаснут, произойдет их деградация. Опыт, в том числе международный, показывает, что качественная фундаментальная наука может развиваться только в условиях регулярного “базового” финансирования, позволяющего вести исследовательскую работу достаточно широкому слою научных сотрудников, а не только отдельным “выдающимся ученым”.

“Поиск” попросил инициаторов конференции пояснить, почему потребовалось срочно трубить сбор широких научных масс.

­ Принятие навязываемых нам документов, в частности нового порядка финансирования институтов, грозит превратить поляну российской науки в крохотный пятачок, ­ считает один из лидеров Комиссии общественного контроля в сфере науки, главный научный сотрудник Института ядерных исследований РАН, академик Валерий Рубаков. ­ Поэтому я призываю всех коллег принять участие в подготовке конференции и в самом мероприятии. Назрела настоятельная потребность обменяться соображениями о том, во что нас пытаются затащить.

­ Валерий Анатольевич, новый порядок распределения базового бюджета подготовлен по инициативе Совета по науке при Минобрнауки, состоящего из авторитетных исследователей, представителей научного сообщества. Вы просите главу правительства этот документ не утверждать. А не проще ли ученым договориться между собой?

­ В какой степени совет при министерстве представляет интересы научного сообщества и как он их отстаивает ­ это вопрос. Договориться с ними не получилось. Члены нашей Комиссии общественного контроля в сфере науки обсуждали предложения совета с его председателем Алексеем Рэмовичем Хохловым и членом совета Юрием Юрьевичем Ковалевым, но все остались при своем мнении. Давайте на конференции послушаем других ученых.

­ Необходимость скорейшего принятия плана реструктуризации академических институтов и Программы фундаментальных исследований РФ диктуется поручениями президента страны. Отвергая чиновничьи разработки, надо, наверное, предлагать альтернативные варианты. Они у вас есть?

­ Правильно составленных бумаг бюрократического характера у нас нет, ученые и не должны их писать. В процессе подготовки к конференции нам необходимо выработать общее понимание того, как должна развиваться наука, ­ своего рода манифест. Ну, а после того, как принципы сформулированы, сделать официальный документ ­ техническая задача.

Председатель Профсоюза работников РАН, заведующий лабораторией Института общей физики РАН Виктор Калинушкин сообщил, что он подготовил методику расчета последствий введения в конкретных институтах конкурсного порядка распределения базового бюджета.

­ Предварительные выкладки по самому мягкому варианту (без учета секвестра, с повышающими коэффициентами по зарплате, равными единице) показали, что персонал московских институтов будет сокращен примерно в 3 раза, Санкт­Петербургских ­ в 2­2,5 раза, других регионов ­ в полтора, ­ проинформировал руководитель профсоюза. ­ Вариации связаны с разными средними зарплатами по стране, от которых “пляшут” оклады сотрудников. Коллеги из ивановского Института химии растворов РАН, которые провели более точные расчеты, определили, что у них от работающих сегодня более чем 200 человек останется около 60.

­ Вы пытались довести свои результаты до разработчиков методики?

­ Да, нас приглашали на консультации в министерство, и по ряду вопросов мы встретили понимание. Но надежд на то, что министерство добровольно сдаст назад, мало. Судя по всему, окончательное решение будет принимать министр, а мы разговаривали с его заместителями. Ситуация ведь экстраординарная еще и потому, что важнейший, судьбоносный для науки документ пытаются провести приказом по министерству, а он не требует согласований, разве что в Минюсте. Дмитрий Ливанов может ввести его в действие одним росчерком пера. Если что­то и спасет положение, то только единство и активность научного сообщества.

Надежда ВОЛЧКОВА


Источник: Профсоюз работников РАН

©РАН 2019