Руководитель Территориального органа ФАНО РФ по Дальнему Востоку Андрей АКСЕНОВ: Есть организационные трудности, но не проблемы

26.01.2015



Территориальный орган ФАНО РФ по Дальнему Востоку был создан летом 2014 года. О том, как ведется работа нового органа, какие вопросы ставят перед ним ученые и насколько быстро удается их решать, рассказал его руководитель Андрей АКСЕНОВ.

- Андрей Анатольевич, с большим хозяйством на Дальнем Востоке, которое передано в ведомство ФАНО из ДВО РАН, разобрались?

- Должен заметить, что мы приступили к работе 26 июня, за этот период было сделано достаточно много, прежде всего сформирован коллектив территориального органа. На сегодняшний момент основные наши задачи и основные компетенции - это контрольно-ревизионные функции. По мере нашего становления и с учетом тех решений, которые будут приняты после недавнего заседания президентского Совета по науке и образованию, думаю, полномочия будут поэтапно расширяться, с тем чтобы через какое-то время мы заработали в полной мере, принимая участие в решении всех важных для институтов проблем.

Пока мы только входим в курс дела. У нас более 70 учреждений по всему Дальневосточному округу (в наше ведение входят институты всего ДФО, за исключением Республики Якутия). Это колоссальный разброс: от институтов, которые делают, без всяких сомнений, передовую науку, до детских садов и иных учреждений. В нашем ведении находятся два заповедника (морской биосферный и Уссурийский), обсерватория, Горнотаежная станция, ботанический сад. У этих учреждений большое количество земель, зданий и сооружений, которые находятся в оперативном управлении. Важно отметить, что нам переданы также учреждения академии сельскохозяйственных наук и академии медицинских наук, которые не только обеспечивают хорошее качество науки, но и ведут лечебную работу.

В этом году мы провели девять комплексных и тематических проверок различных научных учреждений, в основном они связаны с земельно-имущественным комплексом. Кстати говоря, на заседании совета президент отметил, что это одно из достижений ФАНО, когда большое количество объектов, по сути дела, возвращено государству. Что касается нашей работы, то где-то речь идет просто о нормальной инвентаризации, а где-то действительно приходится возвращать, потому что возникли непонятные обременения, на землях академии ведется незаконное строительство. Но должен заметить, что у нас нарушений не так много, они, скорее, не корыстного, а организационного характера. Наша задача - в самое ближайшее время все неучтенные объекты поставить на соответствующий учет, и эта работа будет продолжена в 2015 году. Смотрим, как осуществляется бухгалтерский учет, решаются правовые аспекты, - собственно, занимаемся тем, что было сформулировано как одна из основных задач ФАНО, - управлением имуществом.

- Дальневосточные ученые не раз озвучивали проблему с финансированием научных экспедиций, как пытаетесь ее решить?

- Действительно, такая проблема есть, она в основном также относится к числу организационных. Я бы не хотел вдаваться в подробности, но могу сказать, что на сегодняшний день контракт с руководителем Управления научно-исследовательского флота (УНИФ) не продлен, ведется поиск кандидатов на замещение данной должности. Этот вопрос обсуждался с руководством ФАНО в Москве, все понимают, что ситуация не совсем правильная, потому что нарекания ученых есть в связи с тем, что в 2014 году не все запланированные экспедиции состоялись. Есть ясное понимание того, как это все должно быть изменено, например, возможно, стоит создать совета флота. Наша задача - сделать так, чтобы основные центры коллективного пользования, назовем их так условно, которым также является и УНИФ (а у нас есть еще автобаза, библиотека, издательство «Дальнаука» и другие), максимально работали на удовлетворение потребностей ученых.

- А какова дальнейшая судьба научно-исследовательских центров коллективного пользования, укомплектованных уникальным оборудованием, как решается вопрос и их финансирования?

- Центры коллективного пользования, сформированные в некоторых институтах, таковыми и являются, здесь сосредоточено самое современное оборудование, уникальное, иногда чуть ли не единственное в России. Меня радует, что они работают в широкой кооперации с университетами. Это позитивный опыт и действительно работающая система. Развитие этих центров будет продолжаться, но, в какой форме будет осуществляться финансирование, пока не готов ответить.

- Еще одна проблема, которую озвучивают ученые, - сложности с финансированием унитарных предприятий, перешедших из РАН в ФАНО.

- Есть такие трудности, но это компетенции все-таки не территориального органа. Наверное, это проблемы переходного периода. Мы же с вами слышали оценку президента, что, несмотря на трудности, первый год реформ, в принципе, прошел безболезненно. Вот это отнесем к трудностям, а не к проблемам. Кто-то мудрый сказал: как тяжело жить в эпоху перемен. Думаю, привыкнем, и все станет на свои места.

- Год моратория закончился, наверное, он стал годом осознания проблем и кристаллизации решений по возможной реструктуризации научных учреждений. Каковы планы в этом направлении, как их изменит продление моратория еще на год?

- Да, принято решение о продлении моратория, хотя он накладывает ограничения только в части выделения научных подразделений из состава академии. Это, наверное, правильно. С другой стороны, это совсем не отменяет какие-то решения по плановой разумной реструктуризации. Но окончательный ответ на этот вопрос, думаю, мы в скором времени получим, в том числе и во время визита во Владивосток руководителя ФАНО Михаила КОТЮКОВА.

- И все-таки проблема реструктуризации институтов в коллективах обсуждается?

- Такой диалог идет, это правильно и разумно, его, кстати, многие институты ведут между собой. Я видел несколько таких предложений - с чем-то согласен, с чем-то - нет. Но озвучивать какую-то конкретику я бы пока не торопился.

За этот период я побывал во всех научных учреждениях Приморского края и Хабаровска. Это знакомство позволило сделать вывод, что научные учреждения Дальнего Востока имеют очень серьезный потенциал, многие из них хорошо оснащены научным оборудованием. Теперь стоит задача не просто все это сохранить, а приумножить и помочь ученым избавиться от несвойственных им задач, в том числе и по организации экспедиций, в соответствии с четким и заранее согласованным планом решать поставленные задачи.

- Что касается кадров руководителей научных подразделений, не секрет, что многие из них имеют критический возраст - 65 лет. Как планируете решать эту проблему?

- Вопрос непростой, думаю, что в каждом конкретном случае надо будет подходить персонально. Но в значительной мере решение все-таки будет определяться законом: есть закон и он должен быть исполнен, хотя закон тоже предполагает какие-то нестандартные решения.

Ни для кого не секрет, что во многих научных учреждениях есть разрыв поколений. Но там, где эта проблема стоит наиболее остро, возможно, стоит идти по пути, по которому сегодня идет ДВФУ, - на какие-то важные направления приглашаются ученые либо из-за рубежа, либо из западных регионов страны. Не вижу в этом ничего плохого, тем более что многие из ныне действующих директоров институтов в свое время как раз таковыми и являлись, когда приезжали сюда по приглашению кто-то молодыми специалистами и потом остался, а кто-то - сразу на руководящие должности.

Журнал Дальневосточный капитал

©РАН 2019