Нефти добавят амбиций

07.09.2009

В развитие энергетики до 2030 года придется вложить 2,5 триллиона долларов

К 2030 году добыча нефти в России должна вырасти максимум на 9,7 процента, а газа - на 41,5 процента. Такие ориентиры заложены в новой энергетической стратегии России, в целом уже одобренной правительством. Сейчас идет доработка этого документа, которая завершится к концу года, сообщили "РГ" в минэнерго.

Напомним, что премьер-министр Владимир Путин назвал стратегию недостаточно амбициозной. В ней, по мнению экспертов, недостаточно масштабно прописана роль России в развитии мирового энергетического рынка.

Например, как пояснил "РГ" один из авторов документа, директор Института проблем нефти и газа Анатолий Дмитриевский, проблемы освоения рынка сжиженного газа (СПГ) в стратегии представлены весьма скромно. Хотя не секрет, что в самом ближайшем будущем мировая потребность в этом продукте возрастет. Доказательство тому - повышенный интерес к российскому СПГ в США и Японии.

Кроме того, более серьезно в этом документе должна быть представлена нефтехимия. Вместо дорогостоящей сырой нефти в будущем миру потребуются переработанные продукты. И если Россия не успеет "впрыгнуть в уходящий поезд" сейчас, через десять лет она станет неконкурентоспособна. А внесение положений по развитию нефтяной и газоперерабатывающей отрасли надежно "впишет" Россию в мировое сообщество будущего. Именно эти пункты, по мнению одного из авторов документа, предстоит доработать специалистам.

Тем временем выполнить заложенные в стратегии планы развития нефтяной и газовой отраслей - задача не из простых. Последние десять лет добыча энергоресурсов в нашей стране шла ни шатко ни валко, прибавляя в год по нефти 2-3 процента и примерно столько же по газу. Таким образом, чтобы добиться поставленной цели, этот процесс надо ускорить как минимум в несколько раз. По силам ли такое топливным отраслям в условиях кризиса, давление которого, по оценкам большинства экспертов, мировая и российская экономики будут испытывать еще не один год?

В энергостратегии эти особенности ближайшего десятилетия учтены. Все модели поэтапного развития энергетического сектора созданы с учетом двух проработанных гипотез. Ориентировочно к 2013-2015 годам страна вернется по темпам социально-экономического развития к началу предкризисного периода. Это гипотеза "потерянного времени". По более оптимистической гипотезе "наверстывания" в рамках второго этапа ориентировочно к 2020-2022 годам мы сумеем восполнить то, что потеряли.

Таким образом, это не застывший монолитный документ, как раньше, а развивающийся с учетом ситуации в экономике. В этом ее принципиальное отличие от старой стратегии, принятой на период до 2020 года. "Если раньше стратегия играла роль документа, который служил в большей степени статичным ориентиром в развитии топливно-энергетического комплекса, - рассказал академик Анатолий Дмитриевский, - то сегодня энергетическая стратегия будет активно влиять на ситуацию, предсказывать ее и помогать принимать необходимые меры, чтобы наметить новые направления, планы и программы в случае изменения внешних условий".

Новая стратегия разбита на три этапа. Первый - с 2009 до 2013-2015 годов (привязка ориентиров не к жестко фиксированным годам, а к качественно определенным этапам - еще одна из новаций Стратегии-2030). Здесь предстоит не только преодолеть кризис, но и использовать его для качественного обновления и модернизации ТЭК, чтобы обеспечить возможность ускоренного посткризисного развития.

Второй этап - до 2020-2022 годов - предусматривает более резкое повышение энергоэффективности экономики и энергетики, масштабное обновление отраслей ТЭК, ускоренную реализацию энергетических проектов в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, полуострове Ямал и на шельфе арктических морей.

И, наконец, третий этап - до 2030 года. Эта финишная восьми- десятилетка должна на базе уже накопленного потенциала привести отрасль к конечным результатам. Но и они не самоцель. Главное - все эти 20 лет обеспечивать развитие российской экономики, дать ей энергию для качественного рывка, модернизации производств и освобождения от топливной экспортной зависимости.

Кроме того, говорит Дмитриевский, значительное внимание в стратегии уделено мерам по повышению коэффициентов нефтеотдачи, то есть степени извлечения углеводородов из недр. "Рассмотрены новые регионы, нефтегазодобычи и, в частности, новые четыре центра газодобычи на востоке страны: якутский, иркутский, красноярский и район шельфа острова Сахалин". По мнению эксперта, это начало активного освоения нефтегазовых ресурсов Арктического шельфа, который имеет гигантские запасы углеводородов. Предстоит выход на новые глубины, более сложные и совершенно новые условия залегания.

А теперь о деньгах. По оценке, данной в стратегии, для развития отраслей ТЭК необходимо 1,8-2,2 триллиона долларов инвестиций (в ценах 2007 года). А с учетом вложений в программу энергоснабжения - в 2,4-2,8 триллиона долларов. Это почти в два раза больше, чем для стратегии до 2020 года. Правда, в документе нет расшифровки, в каком соотношении будут складываться частные и государственные инвестиции. Это еще предстоит обсудить и просчитать, но очевидно, что преобладающую долю здесь составят внебюджетные средства.

Впрочем, стратегия - это исключительно программный документ. Когда она будет окончательно принята, на ее основе будет сформирован и скорректирован широкий комплекс смежных документов - региональных энергетических стратегий и программ, генеральных схем развития отдельных отраслей ТЭК, программ геологического изучения регионов страны. Скажется это в определенной степени и на параметрах инвестиционных программ и крупных проектов компаний энергетического сектора. Планируется, что эта работа завершится в течение первого года после окончательного принятия стратегии правительством. А оно ожидается уже в этом году.

Российская газета , Сергей Зыков

©РАН 2019