Кто и как должен определять направления исследований и их финансировать

13.05.2015



Археолог Ирина Сапрыкина об очередных шагах в реформе РАН

Основная претензия, которую можно сформулировать к деятельности министерства в сфере регулирования научной и научно-технической деятельности, – это попытка зарегулировать исследовательские работы сверху

В декабре президент Владимир Путин на заседании совета по науке и образованию объявил мораторий в отношении реформы Российской академии наук. Он касается вопросов имущества, но не собственно организации работы исследователей, механизмов определения основных направлений научной деятельности и ее финансирования. В последнее время Минобрнауки частично приняло, а отчасти продолжает готовить к принятию нормативно-правовые акты, регулирующие основные принципы управления наукой в стране. Затем их, по-видимому, планируется оформить в новом федеральном законе о науке и научно-технической деятельности.

Основная претензия, которую можно сформулировать к деятельности министерства в сфере регулирования научной и научно-технической деятельности, – это попытка зарегулировать исследовательские работы сверху, перевести академические научные учреждения, где осуществляется широкий спектр фундаментальных исследований, в разряд госучреждений, оказывающих госуслуги в рамках государственного задания – примерно как школа или поликлиника.

На самом деле фундаментальные научные исследования должны инициироваться почти исключительно снизу: научными лабораториями, группами и отдельными исследователями. Функции государства должны состоять в этой области лишь в определении тех групп исследователей, которым государство на основе анализа их компетенций и научных результатов дает возможность заниматься исследованиями в области их интересов. Такой отбор и дальнейший мониторинг деятельности исследовательских коллективов должны осуществляться тематическими экспертными комиссиями, состоящими из ученых с безупречной профессиональной репутацией и по возможности включающими в свой состав ученых из российской научной диаспоры. Единственным критерием для определения тех групп и исследователей, которым выделяется госфинансирование, должно быть качество проводимых исследований (соответствие их мировому уровню), но не их тематика.

Установление жестких приоритетов в этой области носило бы деструктивный характер. Те направления фундаментальной науки, которые сегодня не выглядят приоритетными, вполне могут стать таковыми в более или менее отдаленном будущем. Однако новый проект «Программы фундаментальных научных исследований на долгосрочный период», разработанный министерством и представленный к утверждению в правительство, предполагает, что в первую очередь будут установлены приоритеты в фундаментальной науке. Исследования будут планироваться и финансироваться исключительно исходя из этих приоритетов.

Разумеется, государство может и должно определять свои непосредственные интересы в области фундаментальных и поисковых научных исследований. Такие исследования следовало бы вести в рамках специальных госпрограмм, имеющих отдельный источник финансирования. В них уместно определение тематических приоритетов исходя из госинтересов и ясных представлений о востребованности результатов исследований.

Другая претензия к министерству связана с разрабатываемым документом «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим государственные работы в сфере научной (научно-исследовательской) и научно-технической деятельности». Проект этих рекомендаций содержит беспрецедентный в мировой практике почти полный отказ от базового финансирования исследований и переход к конкурсному. Пропорция базового и конкурсного финансирования – не более 25/75.

В российских реалиях это огромная опасность. При отсутствии развитой сети научных фондов, способных осуществлять полномасштабное финансирование исследований, перевод большей части научных организаций, коллективов, лабораторий и отдельных исследователей на конкурсное финансирование может полностью уничтожить фундаментальную науку в стране. Особенно пострадают научные коллективы в регионах и организации, имеющие крупные, как правило, уникальные научные установки. Пострадают молодые научные сотрудники и ученые, ведущие работы в новых, пока не устоявшихся направлениях исследований. Для многих передовых в научном отношении стран характерно сочетание базового и конкурсного финансирования в пропорции не менее чем 70/30; полностью конкурсное финансирование ни в одной из них не существует.

В случае принятия этих рекомендаций, согласно нашим расчетам, будут уволены более 60% научных сотрудников в РФ. Причем не на основании оценки их научной состоятельности, а на основании изменения правил финансирования научных организаций. Эта ситуация в ближайшем будущем может коснуться, например, около 45 000 человек – научных сотрудников учреждений, подведомственных Федеральному агентству научных организаций, не участвующих в конкурсах на позицию «ведущий сотрудник» или «научно-технический персонал». Это позволит Минобрнауки рапортовать о выполнении поручения президента об оптимизации сети российских научных учреждений. В предшествующие годы аналогичный подход был применен к другим бюджетным сферам. Результаты печальны – сказалось отсутствие четкого планирования целей и самого процесса реформирования, анализа последствий оптимизации и ведомства, ответственного за результаты проведенных реформ.

Автор – научный сотрудник Института археологии РАН, секретарь Комиссии общественного контроля в сфере науки

Ведомости

©РАН 2019