На просвет! Профсоюз РАН ратует за открытость финансов

20.01.2015



Конец ушедшего года оказался насыщен событиями, которые уже в ближайшее время повлияют на жизнь ученых. В предновогодней суете не все новости получили должное освещение. Мы попросили председателя Профсоюза работников РАН Виктора Калинушкина прокомментировать те из них, которые затрагивают интересы академических институтов.

- Виктор Петрович, недавно были опубликованы поручения Президента РФ по итогам заседания Совета по науке и образованию, на котором обсуждались результаты первого года реформы. Оказалось ли в них что-то для вас неожиданное?

- По-моему, в документе вполне адекватно отражены выводы членов совета по всем поднимавшимся вопросам, и с этой точки зрения никаких неожиданностей, к счастью, нет. Хочется отметить ряд положительных для академических организаций моментов. Среди них требования, во-первых, обеспечить сохранность имущества, закрепленного за подведомственными ФАНО научными организациями и, во-вторых, не уменьшать объемы их финансирования. Давно назрела и отраженная в перечне поручений необходимость четко разграничить права и обязанности ФАНО и РАН. Радует возможность выделения дополнительных средств на квартиры для молодых ученых в рамках программы “Жилище” в 2015 году. Своевременным является указание обеспечить участие Академии наук в мониторинге и оценке результативности работы научных учреждений вне зависимости от их ведомственной принадлежности. Правда, в законе о реорганизации РАН говорится об оценке результатов деятельности этих организаций. Результаты и результативность - это одно и то же? Ждем разъяснений.

Одним словом, поручения в основном полезные. Вот только как они будут толковаться и выполняться? Когда на фоне требования сохранить в запланированных объемах финансирование подведомственных ФАНО институтов происходит секвестр их бюджетов, это вызывает вопросы.

- Профсоюз задает кому-то эти вопросы?

- Мы готовим обращение к руководству страны с требованием не урезать бюджет академической науки. Как известно, Президент РФ и ранее неоднократно давал соответствующие публичные обещания. Профсоюз будет добиваться их выполнения.

Это не отменяет нашего участия в переговорах с ФАНО о том, какие именно расходы могут быть сокращены в первую очередь, если экономическая ситуация в стране не улучшится. Перед праздниками у меня состоялась встреча с Михаилом Котюковым и его сотрудниками. На ней мы обсуждали накопившиеся проблемы в социально-трудовой сфере подведомственных ФАНО организаций и принципы взаимодействия агентства и профсоюза. Затрагивался, разумеется, и финансовый вопрос. Известно, что Правительство РФ обеспечит бюджетные обязательства перед ФАНО в размере 90% от запланированной на 2015 год суммы. Михаил Михайлович предложил следующий выбор - можно сократить на 10% базовые бюджеты институтов, а можно закрыть программы Президиума и отделений РАН и использовать резерв главы ФАНО на капремонты и закупку оборудования. Мы считаем, что финансирование институтов уменьшать нельзя, сокращать нужно другие статьи расходов ФАНО.

- Какими направлениями, на ваш взгляд, можно пожертвовать?

- Пока на этот вопрос нет ответа. Профсоюз РАН поставил перед ФАНО вопрос об обеспечении прозрачности распределения выделяемых агентству средств. Мы предложили свой вариант регламента представления общественности таких данных. В РАН в последние годы, во многом благодаря активности профсоюза, был достигнут высокий уровень открытости расходования бюджетных средств. Президиум РАН публиковал на сайте и предоставлял нам все необходимые данные. Сложнее было получить информацию о расходовании средств в институтах. Сегодня ситуация обратная. Институты по требованию Минфина публикуют сведения о себе и, в частности, об операциях с бюджетными средствами на официальном сайте bus.gov.ru. А вот полной информации о расходовании средств ФАНО взять негде. Мы договорились о том, что работа в этом направлении продолжится и необходимые технические моменты в ближайшее время будут отрегулированы.

- По каким еще вопросам проводились консультации?

- Мы говорили, в частности, о том, как будет вводиться новая система оплаты труда (СОТ). “Примерное положение об оплате труда работников подведомственных ФАНО научных организаций”, в разработке которого принимали участие представители профсоюза, в ближайшее время будет зарегистрировано и вступит в законную силу. Этот документ определяет общие правила формирования систем оплаты труда в институтах, состыковывая две существенно отличающиеся системы: действовавшие в институтах РАН и принятые в РАМН и РАСХН. На основе примерного положения организации должны сформировать свои локальные нормативные акты. Мы считаем, что институтам необходимы рекомендации по их составлению: опыта такой работы у НИИ мало. Профсоюз РАН собирался подготовить разъяснения своими силами. Но в итоге была достигнута договоренность, что они будут выпущены соответствующей рабочей группой ФАНО, что придаст им больше веса.

- Профсоюз традиционно участвовал в распределении ведомственного жилья. Сейчас он оказался в стороне. Насколько мне известно, представитель профсоюза даже не включен в сформированную ФАНО Жилищную комиссию. Это связано с тем, что жилищная программа в основном рассчитана на молодых ученых?

- На самом деле, кроме распределения сертификатов для молодежи в рамках жилищной программы осуществляются строительство и покупка служебного жилья для всех категорий сотрудников. Постепенно набирает обороты и ведомственное кооперативное строительство, в котором тоже участвует не только молодежь. Профсоюз по-прежнему активен на этом поле. В течение прошедшего года мы постоянно били тревогу в связи с затяжкой поступления в подведомственные ФАНО организации средств по ФЦП “Жилище”. К сожалению, финансирование было расконсервировано только в самом конце года. Если жилищные сертификаты для молодых ученых удалось в последний момент распределить, то с освоением средств на строительство (покупку) служебного жилья возникло много проблем. Будем работать над тем, чтобы в наступившем году это не повторилось. Как уверили меня в ФАНО, агентство исправит ошибку, и представитель профсоюза Яков Богомолов войдет в Жилищную комиссию.

- А что ожидает в ближайшее время ведомственную медицину?

- Медучреждения РАН перестанут с 2015 года получать средства на лечебную деятельность через ФАНО и будут финансироваться по линии Фонда обязательного медицинского страхования. Это не связано с реформой РАН, речь идет о перестройке системы здравоохранения страны. Но и в новых условиях ведомственную медицину можно попытаться сохранить. Откликаясь на предложение профсоюза, руководитель агентства выразил готовность оказывать административное содействие медучреждениям РАН. Чтобы получить такую поддержку, заинтересованные в ней главврачи, директора институтов, председатели научных центров должны обращаться в ФАНО и Профсоюз работников РАН с конкретными предложениями по решению возникающих проблем.

- В конце декабря вышли долгожданные проекты ведомственных приказов о порядке проведения аттестаций и конкурсов на научные должности. Не могли бы вы их прокомментировать?

- Ничего особенно нового для нас там нет: в РАН такая или примерно такая система работает давно. Единственная серьезная новация - требование публиковать информацию о конкурсе в Интернете. Его выполнить можно, хотя это приведет к росту бюрократической нагрузки на институты. Правда, есть серьезный вопрос: кто и как будет утверждать “количественные показатели результативности труда и критерии качества результатов”? Эти параметры, похоже, будут сильно различаться для сотрудников научных организаций, принадлежащих разным ведомствам, например, для институтов бывшей РАН, с одной стороны, и бывших РАСХН, РАМН, ГНЦ - с другой. Боюсь, при распространении привычной для нас системы на все научные организации страны возникнут сложности.

Сейчас проекты приказов находятся в стадии обсуждения, профсоюзы участвуют в дискуссии. Надеюсь, в результате мы получим выверенные, устраивающие все стороны документы.

- Не тревожит ли профсоюз начавшаяся реструктуризация сети находящихся в ведении ФАНО институтов?

- Этот процесс как будто бы вошел в нормальное русло: объединение проводится без административного давления, по предложению институтов, с учетом мнения их коллективов. Руководитель ФАНО заверил меня, что создающиеся структуры не будут получать финансовые преференции за счет бюджетов других организаций. Агентство будет помогать им в получении дополнительных средств по различным программам.

Реструктуризация институтов принципиально ничего не изменит, это всего лишь смена вывесок в угоду ряду чиновников от науки. Разговоры о том, что кластеризация послужит развитию междисциплинарных исследований, не более чем прикрытие этой странной акции. Наши научные коллективы давно научились успешно взаимодействовать в любых условиях. В общем, если реструктуризация не будет проводиться насильственно, большого вреда она не принесет в отличие от других заявленных в последнее время инициатив.

- Какие нововведения вы считаете особенно опасными?

- Внедрение предложенной Советом по науке при Минобрнауки модели функционирования институтов, в которой предполагается резко ограничить число постоянных позиций для научных сотрудников. Не вписывается в существующие реалии и разработанная тем же Советом по науке схема изменения правил обеспечения госзаданий. Ну, и особенно тревожит нас отсутствие каких-либо планов по увеличению финансирования исследований. Помощник Президента РФ Андрей Александрович Фурсенко заявил в декабрьском интервью, что в науке “деньги, конечно, важная вещь, но все-таки не основополагающая”. Если люди, определяющие научную политику страны, действительно не понимают, насколько сложно вести исследования на мировом уровне, конкурируя с коллективами, которые получают финансирование в 5-10 раз больше наших, это очень грустно.

Очевидно, что майский 2012 года Указ Президента РФ о доведении к 2015 году бюджетных ассигнований на науку до 1,77% ВВП выполнен не будет. К сожалению, власть не сумела сделать вложения в науку привлекательными для частного бизнеса. До сих пор на этот счет нет даже разумных мыслей. В итоге большинство научных коллективов России не имеет минимально необходимого финансирования, а с тех, у кого оно есть (например, получателей мегагрантов), спрашивать отдачу вроде не собираются.

Надежда Волчкова, Поиск

©РАН 2019