Шесть женщин восемь суток проведут в гермообъекте

14.10.2015



Ученые Института медико-биологических проблем Российской академии наук (ИМБП РАН) готовят оригинальный эксперимент. Нет, об экипаже из роботов-андроидов, как у Лема, речь пока не идет. Все гораздо интереснее: провести имитацию полета к Луне поручено экипажу, состоящему только из женщин.

Андроиды Лема «тихо курят в сторонке» по сравнению с идеей ИМБП: навскидку не удается припомнить ни одного сюжета, где бы экипаж космического корабля состоял исключительно из представительниц прекрасного пола. Для симуляции облета Луны было отобрано 10 кандидаток, но только шести из них предстоит провести в условиях, близких к реальному полету, восемь суток. Всего в программе задействовано около трех десятков молодых ученых. Старт запланирован на 28 октября.

Изоляционный эксперимент

Правильное название мероприятия – изоляционный эксперимент. Наиболее известным подобным исследованием был международный проект «Марс-500», который ИМБП проводил совместно с зарубежными партнерами. После «возвращения» экипажа с Марса в 2011 году прошло достаточно времени для того, чтобы начать запуск целого ряда новых программ на обновляемом НЭК – наземном экспериментальном комплексе. В институте особо отмечают, что подобных многофункциональных комплексов, где можно провести имитацию космического полета в максимально возможном в земных условиях объеме, в мире нет.

НЭК может сымитировать все параметры и условия реального космического полета, за исключением радиации и невесомости. В планируемом «полете» на Луну НЭК будет использоваться не полностью, так как лунный корабль, по идее, меньше марсианского. В нем нет ряда компонентов, например кают-компании. Также не будет использоваться имитатор поверхности, поскольку «высадка» на Луну на этот раз не планируется. В институте подчеркивают, что «Луна-2015» – лишь начало новой серии экспериментов.

Однако помимо нового типа экипажа возник ряд других вопросов. И первый из них – почему, собственно, Луна? Спутник Земли находится по космическим меркам совсем рядом. На Луну, помимо десятков автоматических станций, летали люди. Правда, женщин в лунных экипажах Apollo не было, но зато женщины, особенно из-за рубежа, весьма успешно осваивают орбиту. Этот и многие другие вопросы, связанные с экспериментом «Луна-2015», «НГ-Науке» помогли прояснить руководители программы и ее непосредственные участницы.

Гендерный перекос на орбите

Если посчитать, сколько всего женщин побывало в космосе, то гендерное неравенство абсолютно очевидно: из более чем 500 летавших в космос мужчин всего 60 женщин. И что самое печальное – «страна Гагарина» отправила на орбиту только четырех. Рекорд по числу летавших в космос женщин принадлежит США – 45 человек. Даже в таких «мало летающих» странах, как Канада и Япония, и то нашлось место для двух представительниц прекрасного пола.

Сергей Пономарев, руководитель проекта «Луна-2015», старший научный сотрудник ИМБП, кандидат медицинских наук: «В США вышла работа, где отмечается важность экспериментов с участием женщин. Как правило, в подавляющем большинстве опытов принимают участие мужчины. Мы считаем, что медико-биологических противопоказаний для полетов в космос женщин нет никаких». Если так, то остается одно: политическое решение советского руководства, которое в итоге сказалось на подготовке женщин-космонавтов в России. В ИМБП надеются, видимо, со временем исправить эту ситуацию, тем более что участие в изоляционных экспериментах может стать одной из ступеней к реальному подъему на орбиту.

Как рассказали организаторы проекта, в «Луне-2015» участвуют две девушки, которые потом планируют поступить в отряд космонавтов. С «космической» мотивацией у остальных участниц эксперимента тоже все в порядке. Даже если не все с детства мечтали о космосе, то работа в ИМБП сделала космос главной составляющей их работы. Елена Лучицкая, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ИМБП РАН, участница проекта: «Я не могу сказать, что прямо с детства мечтала о космосе, но за время работы в ИМБП у меня появилась возможность к нему прикоснуться, а поучаствовать в чем-то таком, что реально похоже на космический полет, – это уже воплощение каких-то мечтаний».

Следующая станция – Луна

Луна была выбрана целью эксперимента по целому ряду причин. Во-первых, освоение спутника Земли стоит в числе приоритетов Федеральной космической программы. Во-вторых, существующий план не предусматривает длительного изоляционного эксперимента. В-третьих, «Луна-2015» – волонтерский молодежный проект с использованием ограниченных ресурсов. И в-четвертых, как сказала Елена Лучицкая, начинать надо с малого: «Нужно учитывать, что «Луна-2015» – молодежный эксперимент при участии ИМБП и его руководства. Но далеко не все вещи мы можем воплотить. И потом, к глобальным вещам надо подходить постепенно. Это была молодежная инициатива, когда молодые ученые, от руководителя, техперсонала до участников, берут на себя ответственность за проведение достаточно серьезного эксперимента. Мы понимаем, что когда-то это все надо будет делать самостоятельно, и мы должны этому научиться, начиная, скажем, от расчета питания до подготовки документации и проведения самого эксперимента. То есть одна из главных целей – обучающая».

Пресс-секретарь ИМБП, медиаменеджер проекта Олег Волошин объяснил, что планируемый «полет» – начало новой большой программы изоляционных испытаний: «Проект «Луна-2015» – волонтерский. За работу по нему деньги никто не получает. У нас нет поддержки РАН, и Роскосмос нас не финансирует. Все делается силами института, который тратится на содержание и работу НЭК, закупку еды, страховку и аутентичные гигиенические комплекты и другие текущие расходы. Этот проект – один из серии экспериментов.

За основу сценария восьмидневного полета к Луне был взят полет Apollo-10. «В рамках нашей подготовки и тестирования мы встречались в РКК «Энергия» с кандидатами в отряд космонавтов. Они, как инженеры, обосновали реальную длительность полета в восемь суток», – говорит участница проекта, сотрудница отдела психологии и нейрофизиологии ИМБП, аспирантка Дарья Счастливцева.

«Сроки взяты не с потолка. Были проведены все необходимые расчеты, в том числе и баллистиками. «Высадки» на поверхность в этом эксперименте не будет. Но одно из испытаний предусматривает дистанционное управление луноходом «с орбиты», – поясняет Елена Лучицкая. Также лунному экипажу предстоит выполнить перестыковку космических аппаратов – «подлет», выход на орбиту Луны, работа на орбите в течение двух суток и возвращение на Землю. Работа экипажа в скафандрах не предусмотрена.

Изоляционный эксперимент все же не настоящий космический полет, поэтому любой участник может без объяснения причин отказаться от дальнейшего участия даже тогда, когда изоляция уже в процессе. В институте пояснили, что предоставление возможности отказа – стандартное право любого испытателя любого эксперимента. Олег Волошин рассказал, что за всю историю работы НЭК был лишь один случай отказа: по ходу программы SFINCSS длительностью 270 суток один из испытателей покинул гермообъект через четыре месяца.

Восемь суток на науку

Один из критериев отбора в экипаж – своеобразный конкурс научных работ. Соискатель должен представить комиссии план научной работы, которая будет проведена по ходу изоляции. Даже на вопрос: «Что вы будете делать в свободное время» одна из кандидаток, научный сотрудник Татьяна Шигуева, сказала, что и тогда можно позаниматься наукой: «На досуг много времени не будет, и каждая из участниц выберет дело по своему вкусу: книжки почитать, посидеть за своими научными заметками, будем, может быть, смотреть фильмы, беседовать. Кстати, групповая дискуссия входит в число опытов».

Имитация полета обычно предполагает разного рода нештатные ситуации – симуляция аварий и неполадок. Программа «Луны-2015» не предполагает создания серьезных аварийных случаев, хотя, как предполагают участницы, что-то все же может произойти.

Руководитель проекта «Луна-2015» Сергей Пономарев сказал, при каких условиях опыт будет признан успешным: «Все испытатели должны полностью отработать весь срок внутри гермообъекта, чтобы не было выходов ни по медицинским показаниям, ни по личным. Также должна быть полностью выполнена утвержденная научная программа».

Сюда же, кажется, можно добавить, что и хороший медийный «выхлоп» также не помешает и будет отчасти способствовать развитию перспективных идей и проектов ИМБП.

Независимая газета, Роман Смирнов

©РАН 2020