Восток и в науке – дело тонкое

28.01.2015



Кризис, который сегодня переживают гуманитарные науки, и в частности востоковедение, системен и всеобъемлющ. Его истоки кроются как в фундаментальных изменениях современной миросистемы, начиная с коммерциализации знаний, интернетизации интеллектуального пространства и дегуманизации общественных отношений, так и в особенностях развития отечественной науки. Ещё десять лет назад наметился дефицит специалистов. Сегодня проблема кадров стоит гораздо острее: ушли целые поколения востоковедов, а привлечение молодёжи крайне затруднительно из-за второй глобальной проблемы гуманитарных наук – недостаточного финансирования.

Финансирование гуманитарных наук сокращается и в России, и в других странах. Востоковедение, основу которого составляют история и филология, испытывает в дополнение к сложностям практического применения выводов трудности с обоснованием своего существования. Комплексный характер востоковедения затрудняет его отнесение к какой-либо конкретной гуманитарной науке. Сочетание истории, филологии, культурологии, экономики, философии, религиоведения, социологии, политологии, этнологии, антропологии в исследованиях приводит к утрате востоковедением собственной специфики в глазах не только отдельных мыслителей, но и принимающих решения чиновников. Подтверждением таких сомнений служит отрицательное отношение к термину «востоковедение» (Oriental studies, Orientalism) в зарубежной англоязычной традиции, где оно считается наследием колониальной эпохи.

Если исследования не будет финансировать государство, востоковедение скоро исчезнет.

Ещё в конце ХХ в. такой проблемы не существовало. Сегодня она более актуальна, чем борьба с историческим материализмом на рубеже 1980–1990 годов. Сокращение финансирования гуманитарных институтов Российской академии наук, ныне подчинённых Федеральному агентству научных организаций, подтверждает готовность властей пожертвовать ими. Журнал «Восток (Oriens)», которому в этом году исполняется 60 лет, находится в конце первой тысячи российских журналов в системе Science Index. Из тридцати материалов номера, включающих не менее 12 полноценных исследовательских статей, цитируются четыре, чаще – два. Эти факты указывают на распад связей внутри востоковедного сообщества. По открытым данным Российского научного фонда, ни одна востоковедная заявка не была профинансирована в конкурсах 2014 г.

Закрытие востоковедных центров на Западе свидетельствует о возможности их исчезновения в целом. Но какое востоковедение утратило привлекательность? Ведь о восточных религиях, традициях, народах выходит множество книг, снимаются фильмы и ролики, японская анимация проникла и в отечественную мультипликацию. Популярность карате и прочих восточных единоборств не падает, туристические направления в страны Востока развиваются, несмотря на нынешний кризис. Следовательно, привлекательность утратил не Восток, а дисциплина, которая его изучает. Неинтересно академическое, научное востоковедение.

Почему? Думаю, гуманитарные науки, включая востоковедение, утрачивают смысл своего существования. Любая наука изначально нацелена на поиск истины. Но сегодня господствует иной подход: всё имеет право на существование, все точки зрения истинны (следовательно, все они и ложны, но это никого не интересует). Зачем углублённое изучение какого угодно общества, если гораздо важнее его коммерческий образ? Зачем поиск истины, если в интернете есть всё – «все вопросы к Яндексу»? Виртуальный мир исключает саму постановку вопроса о том, как на самом деле. В виртуальности всё одновременно и на самом деле и не существует.

В условиях противостояния России и стран Запада отказ от востоковедения выглядит очередной капитуляцией перед англоязычным миром, свойственными англоязычной политической и интеллектуальной культуре стереотипами.

А ведь современность – эпоха всемирно-исторического триумфа Востока. И хотелось бы верить, помня о полиэтнической, поликультурной, многоконфессиональной истории нашей страны, – и триумфа России.

Антон ЗАХАРОВ, доктор исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, заместитель главного редактора журнала «Восток (Oriens)»

©РАН 2019