Академические реформы ДВО РАН: мнения

26.01.2015



Директор научно-исследовательского центра «Арктика» (г. Магадан), член-корр. РАН Аркадий МАКСИМОВ: Лозунги расходятся с жизнью

- В последнее время работать стало очень сложно, мы занимаемся вместо науки бумаготворчеством. Насколько я понимаю, ФАНО создавалось не для этого, а для того, чтобы решать в том числе и вопросы, связанные с имущественным комплексом. Но на них сейчас фактически наложен мораторий.

В НИЦ «Арктика» после всех реформ из 78 осталось 45 человек, а площадь нашего здания в Магадане почти 3 тыс. кв. метров. Понятно, что на 45 человек они не нужны. Чтобы сохранить это здание в центре города, на которое не выделялось более пяти лет средств на капремонт, мы договорились с администрацией области о создании на освободившихся площадях инновационного бизнес-инкубатора. Такое соседство и науке было бы на пользу. Три года решали этот вопрос в академии наук, дошли до самого верха, чтобы передать безвозмездно из федеральной собственности в государственную, но региональную, часть здания. Губернатор под инновационные программы пробил выделение средств, но вопрос вновь завис. Если мораторий продолжится, то мы и четвертый год не сможем начать работу, деньги, которые получила область, будут возвращены государству, а здание продолжит разрушаться.

В ФАНО ссылаются на мораторий - удобная позиция! А то, что за эти годы здание развалится и никому не будет нужно, - это никого не волнует. К сожалению, больше никаких контактов, которые дали бы какие-то положительные эмоции мне как директору, который уже 25 лет в Магадане занимается научными проблемами сохранения здоровья человека в экстремальных условиях, не было.

Что касается финансирования, то оно идет в объемах прошлого года, но нужно делать поправки на инфляцию. Планирую в следующем году большую экспедицию на Чукотку, но у нас в стране полный парадокс: самолетом попасть из Магадана на Чукотку можно только через Москву. Значит, на одного человека мне нужно будет только на дорогу 100 тысяч рублей. И попробуй обоснуй перед ФАНО наши экспедиционные затраты. Естественно, такую маленькую организацию проще ликвидировать, чем содержать. Боюсь, что с «Арктикой» будет покончено, если ее, конечно, не спасет актуальное на сегодняшний день название, потому что Арктика сейчас на слуху как стратегический объект.

Главная проблема, которой занимается НИЦ «Арктика», - адаптация человека в экстремальных условиях Севера. К сожалению, условия нашей работы становятся тоже экстремальными. Складывается впечатление, что в ФАНО считают руководителей не учеными, а менеджерами, которые должны заниматься только бумагами. Я таким менеджером быть не хочу, мне все еще интересна научная работа. Одним словом, лучше пока не стало, хотя реформы шли как раз под лозунгом сделать лучше, освободить ученых от несвойственной им деятельности. Но лозунгов в нашей жизни мы слышали немало и знаем, что они зачастую расходятся с жизнью.

***

Директор Вычислительного центра ДВО РАН (г. Хабаровск), член-корр. РАН Сергей СМАГИН: Цель не достигнута

- Скажу коротко: пока та цель, которая была поставлена, - улучшить условия работы ученых - не достигнута. Есть только надежда, что когда-нибудь жизнь ученых станет лучше. На самом деле просто происходила передача полномочий из одного ведомства в другое, со всеми сложностями, которые при этом обычно возникают.

Если смотреть в 2015 год, то для улучшения работы нужно прежде всего чтобы нам не мешали, не дергали со всякими мелочными вопросами и запросами. Пока же приходит масса запросов. Возникла новая организация, они начинают интересоваться, кем они руководят, причем отвечать приходится достаточно быстро, без учета нашей отдаленности и разницы во времени.

Приведу конкретный пример. Например, получаю письмо, в котором сообщается, что есть некий документ, который подписан руководителем ФАНО, по поводу корректировки финансирования, и его можно получить в Москве, в здании по улице Солянка. То есть я должен приехать за ним сам либо посылать курьера из Хабаровска в Москву, а у них нет возможности и средств отправить нам этот документ. Сама по себе постановка вопроса, что за каким-то документом директору института надо ехать в Москву, по меньшей мере удивляет.

Те достижения ФАНО, о которых сегодня говорят, - что не было перерывов в финансировании - не такие уж достижения. У нас и раньше с этим вопросов не было, финансирование было стабильным, все обеспечивалось президиумом РАН и ДВО.

Специфика нашего института состоит в том, что мы отвечаем за информационно-коммуникационные ресурсы всего Дальневосточного отделения. И тут мы имели проблемы. Мы должны провести конкурсы, заключить договоры и контракты на обеспечение информационными ресурсами всего ДВО РАН. Все это мы делаем в конце года и обязаны в течение всего следующего года исправно платить по счетам, так вот в 2014 году мы начали платить только в мае-июне, когда получили средства. Пришлось просто уговаривать наших партнеров подождать, потому что идет реформа. Как вы считаете, это облегчило нам жизнь и работу? Надеемся, в новом году будет лучше.

Ирина БАРАННИК. Журнал "Дальневосточный капитал", январь, 2015 год.

©РАН 2019