28 февраля 2008 года. Об обсуждении проблем с финансированием программ РАН

28.02.2008

-

Об обсуждении проблем с финансированием программ РАН

В российском электронном журнале «Наука и инновации в России», а также в группе связанных с ним форумов идет обширная дискуссия по одному из актуальных для академического сообщества вопросов – ритмичности финансирования программ фундаментальных исследований Президиума РАН. Инициаторы дискуссии увязывают эту проблему с возможностью возвращения в Россию высококвалифицированных научных кадров.

Спасибо коллегам с STRF за подключение к вопросу, который давно находится в сфере внимания профсоюза: предложения по нему нами направлены в Президиум РАН…

Важно, что старт дискуссии был положен двумя интервью К.Северинова и Ю.Осипова «Российской газете»  (http://www.rg.ru/2008/02/05/severinov.html) и (http://www.rg.ru/2008/02/08/osipov.html). Убежден, что столь высокое звучание проблемы, несомненно, послужит ускорению распределения академических средств.

К большому сожалению, стартовое интервью К.Северинова «РГ» содержало немало сомнительных тезисов, впрочем, скорректированных в его последующем интервью STRF (http://www.strf.ru/client/news.aspx?ob_no=7217). Если б Константин именно так изложил ситуацию самого начала, вопросов к нему у меня почти не было бы. "Почти" - поскольку и сейчас есть повод поспорить, особенно по части интерпретации им моих слов и вопросов в мой адрес (Кстати, готов на них ответить, если вопросы не риторические). Собственно, претензии к Константину состояли лишь в том, что его не вполне корректные формулировки в интервью «РГ» (замечу, официальной газете российской власти) не только подставляют лично его и руководство одной из наиболее правильно и транспарентно организованных программ Академии - МБК, но и дают козыри его оппонентам начать дискуссию не по сути проблемы, а по деталям. Не следовало выносить в заголовок вопрос об особых условия «возвращенцам» (тем более что по тексту ясно - Константин за поддержку всех активных ученых). Не надо было настаивать на термине "грант": понятно, что ничего плохого не желающий «кандидат фарм. наук», подписавший информацию о конкурсе на сайте программы МБК, использовал это слово по своей инициативе без каких-либо законных оснований. По положению о программах фундаментальных исследований Президиума РАН, никто не имел права обещать победителям конкурса финансирование на срок более года.

Все это дискуссия по форме, по существу спорить не о чем: хоть горшком называй, но плати средства текущего года с января! Так как это делает РАСХН, по словам первого вице–президента РАСХН академика В.И. Фисинина (http://www.strf.ru/client/news.aspx?ob_no=7233 ). Ответственность за задержку финансирования программ руководства РАН очевидна (в том числе, в части заблаговременного выполнения экспертизы и формулировки предложений). Однако  хотелось бы подчеркнуть, что неправильно переваливать ВСЮ вину исключительно на крайнего - руководство РАН. В условиях отсутствия необходимой нормативной базы и жесткого бюрократического прессинга гражданской науки и РАН со стороны правительственных финансовых структур планировать бюджет академии непросто. Замечу, у РАСХН проблемы на порядок меньше. А бюрократия ставит палки в колеса исследователям е только в России. Буквально на прошлой неделе получил информацию из Франции, что там из-за возникновения новой формы в SNRC, которую кто-то не заполнил, так и не пришли деньги бюджета уже давно начавшегося года.

Обратите внимание, даже в докладе А.Фурсенко на итоговой коллегии МОН (http://www.mon.gov.ru/main/4525/) график финансирования науки печально загибается вниз к минимальным показателям, подсчитанным без учета инфляции и утвержденным в процентах к бюджету 2002 года! А.Фурсенко намеренно не указал другой процентный график, принятый Президентскими советами – отношение финансирования науки к расходам бюджета. На графике А. Фурсенко для этой кривой просто не хватило бы шкалы! 

Профсоюз давно требует и индексации аспирантской стипендии в 1500 рублей (эта болевая точка также упомянута Константином). Мы ставим вопрос о том, почему РАН не дали средств на прошедшую индексацию степенных надбавок, и ее платят за счет отсрочки введения очередных этапов пилотного проекта (фактически за счет зарплаты Константина и его сотрудников). Многие знают, что Минфин выкинул академических инженеров и программистов из очередной индексации зарплат бюджетникам с 1 февраля, мотивируя это тем, что с утверждением Устава РАН эти категории сотрудников более не являются бюджетниками. Все эти вопросы не к руководству РАН, а пожинать последствия приходится именно здесь, в Академии, перекраивая бюджет, экономя и на программах, и на зарплате ученых. Боюсь, что по перечисленным причинам ни Константин, ни остальные ученые РАН не получат обещанного третьим этапом пилотного проекта оклада до 4 квартала.

Нельзя не остановиться на второй «ветке» дискуссии, связанной с возвращением ученых в Россию. В интервью STRF Андрея Лисицы (РАМН) (http://www.strf.ru/client/news.aspx?ob_no=7214) совершенно правильно сказано, что для привлечения и для закрепления молодежи в науке необходимо решить  проблему жилья. Ко мне как к руководителю профсоюза недавно обратились коллеги из ИРЭ РАН, с которыми я сотрудничаю по научным делам: активные и успешные парни заканчивают аспирантуру и пока живут в общежитии. Что дальше? Пока ничего или почти ничего: сотня сертификатов на всю Академию - капля в море. Гуд бай, Россия!?

Возвратившаяся из Штатов Казима Булаева в интервью STRF уверяет, что в России ученых из-за границы никто не ждёт. Думаю, что не совсем так. Ждут, особо сильных и активных, причем не важно из-за границы или нет, вот только в сильных институтах, куда и нужно пополнение, вакансий нет – сокращение. Кому это сокращение нужно –не знаю. Согласен с В.В. Козловым (http://www.strf.ru/client/news.aspx?ob_no=7202), что академии талантливые сотрудники нужны – и возвращающиеся, и не уезжавшие и выделять кого-то из них по признаку места предыдущей работы- сомнительно. Даже в проблемном Пакистане приезжающим из-за рубежа ученым предоставляют жилье в университетском кампусе и обеспечивают зарплатой выше европейских стандартов. И представьте себе, в Пакистан и в Гонконг едут из мирной Швеции и спокойной Англии. К нам тоже поедут, но на оклад не в 30000 рублей, обещанный пилотным проектом по РАН, а хотя бы 4-5 тысяч долларов. Перебои в финансировании не напугают. Денег же для выплаты $5,000 в стране достаточно. Может, лучше не гасить ипотечный кризис в США нашим стабфондом, а войти в мировое научное сообщество нормальными зарплатами ученых? Тогда никакие частные проблемы не «охладят пыл» желающих вернуться (http://www.strf.ru/client/news.aspx?ob_no=7236), о чем собственно и свидетельствует еще одно интервью на STRF http://www.strf.ru/client/news.aspx?ob_no=7234.

Очень надеюсь, что и Константин Северинов, и корреспондент РГ Юрий Медведев, и журналистка STRF Наталья Быкова, стараниями которых была «раскручена» данная заметная, но далеко не главная проблема РАН,  присоединятся к решению других, куда более значимых проблем академического сообщества, перечисленных здесь мною.

Вячеслав Вдовин


 

Источник: ПР РАН

©РАН 2019