8 января 2005 г. П.С. Мартышко: «Дать хороший пас приятнее, чем забить гол самому…»

08.01.2006



Заместитель председателя Совета профсоюза РАН, председатель Совета Уральского отделения РАН П.С. Мартышко - единственный руководитель академического профсоюза, занимающий пост директора института. Поздравляя Петра Сергеевича с недавно случившимся юбилеем, мы попросили его дать интервью для газеты и профсоюзного сайта. Знаем, что от журналистов он не прячется, наоборот – как руководитель территориальной организации уделяет большое внимание публичной политике. Профсоюз УрО РАН регулярно проводит пресс-конференции, а накануне массовых акций в обязательном порядке доносит до представителей масс-медиа свою позицию. В результате местная пресса с удовольствием сотрудничает с профсоюзом и обращается туда за разъяснениями по всем острым вопросам , касающимся научной политики. На нашем сайте размещено интервью П.С. Мартышко телекомпании «Ермак» «Научная реформа - мнение оптимиста», где он излагает свою позицию по поводу «академической перестройки».  Мы же попросили юбиляра побольше рассказать о себе и своей деятельности на профсоюзной ниве.

- Петр Сергеевич, поделитесь подробностями своей научной биографии…
- После окончания школы в Приморском крае я поступил в Уральский университет. Готовился поступать в МГУ и даже учился в университетской заочной школе. Но экзамены в главный вуз страны проходили в июле, и на то же время попала Всероссийская спартакиада школьников, где я должен был участвовать в составе сборной края. Спортом я занимался серьезно – играл в футбол, выступал в различных видах легкой атлетики. Впервые в жизни мне нужно было сделать серьезный выбор, и я решил, что возможности поучаствовать в первенстве России мне больше может и не представиться, а хороших вузов в стране немало.
Так и оказалось - в Свердловском университете тогда была сильная математическая школа, и учиться там мне было очень интересно. После окончания университета научный руководитель уговорил меня пойти работать в Институт геофизики УрО РАН, и об этом своем выборе я тоже не жалею. Геофизика очень прочно стоит на земле, в ней используется серьезный математический аппарат, позволяющий решать  важные практические задачи. Это наука фундаментальная во всех смыслах, требующая разносторонней подготовки – знания физики, химии (свойства материалов), наук о Земле.
В Институте геофизики я, говоря спортивным языком, устанавливал рекорды – существенно понизил возраст кандидата наук для этой области исследований, докторскую защитил в 37 лет. Причем не форсировал ни то, ни другое событие. Даже наоборот: материал для докторской диссертации был давно готов, но тогда, в 90-е годы, казалось, что степени отменят, и я не спешил с защитой. Пошел на нее только став завлабом, чтобы обеспечить стабильность своей лаборатории.
 
- А как Вы попали в профсоюз?
- Председателем профкома Института я стал по просьбе коллег, хотя всегда считал, что такая работа не для меня. Я больше склонен к административно- управленческим схемам, где существует четкий порядок действий. Общественная деятельность в какой-то степени «расплывчата», здесь постоянно надо что-то обсуждать, голосовать. Но в Институте мне часто удавалось разрешить спорные ситуации, получалось убеждать людей, поэтому когда они оказали доверие, решил пойти навстречу.
С председательством в профсоюзной Уральского отделения РАН в 1994 году вообще получилась довольно смешная история. Когда приехал на отчетно-выборное собрание, узнал, что на председателя Совета выставлена моя кандидатура. Эту «ловушку» организовал тогдашний председатель Исполкома, поняв, что уговорить меня не сможет. Он знал, что я ответственно отношусь к выбору коллег: если они проголосуют – не смогу отказаться. Выбрали практически единогласно. Я немного повозмущался, потом пошел поговорить с тогдашним председателем Президиума  УрО РАН Г.А. Месяцем. Оказалось, что у нас с ним общее понимание задач профсоюза – стараться снимать проблемы, а не создавать дополнительно. В таком ключе взаимодействуем с Президиумом УрО РАН по сей день…

- Вы единственный представитель директорского корпуса в руководстве нашего профсоюза. Каково место профсоюза в структуре РАН с директорской колокольни?
- На мой взгляд, Профсоюз РАН – прекрасная кузница административных кадров для Академии. Если человек ответственно относится к работе, он многому может научиться в должности председателя профкома. Поварится в этой кухне, почувствует, способен ли руководить – тогда его и дальше двигать можно…
Для меня участие в профсоюзных делах стало хорошей управленческой школой. Почувствовал это, когда стал директором: практически не пришлось перестраиваться – и организационными навыками, и всей нужной информацией уже владел. В тяжелые 90-е годы мы совместно с дирекцией решали, как смягчить удары, которые сыпались на науку, удержать кадры. Так что я признателен коллегам, которые меня почти насильно мобилизовали на профработу.
Я считаю, что председатель профсоюзной организации должен успешно работать в науке, находиться, так сказать, в гуще событий. А директору научной организации необходимо активно взаимодействовать с профсоюзом. Некоторые устраняются , к примеру, от выбора председателя профкома, а потом получают проблему – ведь у профсоюза достаточно  много прав. 

- Как Вам удается совмещать столько разнообразных административных нагрузок с научной деятельностью, преподаванием?
- Многие жалуются, что административная нагрузка не дает возможности всерьез заниматься научной работой. У меня же по жизни всегда получалось так, что одновременно приходилось браться за несколько дел – спорт, учеба (потом наука и преподавание), общественные нагрузки, руководство лабораторией, а теперь – институтом. Мне это помогает держаться в тонусе – переключение с одного вида деятельности  на другой побуждает к развитию, совершенствованию. Очень важный момент в нашей работе - умение подобрать надежную команду. Мне всегда  везло на активных и творческих соратников. В том же Исполкоме профсоюза УРО удается подбирать замечательных председателей, которые умеют любое совместно  принятое решение воплотить в жизнь, довести до результата.
Основная задача администратора – помочь людям раскрыть свои возможности. Командовать, указывать, навязывать свое мнение – это дурной тон, особенно в Академии наук, где работают думающие образованные люди.
 
- Как складываются отношения центрального аппарата УрО РАН с первичками?
- Основная профсоюзная  работа безусловно осуществляется на местах. Наша задача – координировать действия первичек, обеспечивать их нормативными документами, давать правовые консультации. Ну и если какой-то вопрос не удается решить в институте, мы инициируем его рассмотрение на Президиуме УрО РАН. Но это случается не так часто – обычно получается общими усилиями вовремя урегулировать ситуацию. 
     
- Кому оставили институт?
- У нас в институте очень сильный профсоюзный актив – почти все кандидаты наук, за последнее время многие из наших профлидеров стали докторами. Важным итогом своей работы мы считаем тот факт, что в Уральском отделении увеличилось число институтов, в которых возродились профорганизации. У людей зреет понимание, что трудовой коллектив должен быть как-то организован, и профсоюз – удобная форма общественного устройства. Исторически профсоюз – это система сдержек для административного произвола. Как бы хорош ни был руководитель, объективно возникают ситуации, когда интересы его и коллектива расходятся. Чем мудрее администратор, тем жестких конфликтов возникает меньше, но совсем без них не бывает.

- Став директором Института геофизики УрО РАН, Вы собирались уйти с руководящего профсоюзного поста. Но Президиум УрО РАН (беспрецедентный случай!) вместе с Советом региональной профсоюзной организации попросили Вас не уходить…
- Статус профсоюза в Уральском отделении достаточно высок, и мой тоже, это идет на пользу и членам профсоюза (я могу решать вопросы на высоком уровне), и Отделению. Понимаю, что в условиях реформирования РАН никому не хочется эту ситуацию менять.
Но работать мне приходится практически в круглосуточном режиме. Физически это непросто, как ни старайся оптимизировать процесс. Нужно находить время и просто пообщаться с людьми. Часто проблема существует только у сотрудника в голове, и если с ним вовремя не поговорить, возникает стена непонимания. Поэтому надо вовремя успеть вмешаться в процесс, а решение можно найти в любой ситуации. Я не понимаю руководителей, занимающихся подковерными играми, придерживающихся принципа «разделяй и властвуй». В их коллективах постоянно возникают конфликты, и в итоге такие организации перестают существовать как серьезные научные единицы.
Хотя я безумно люблю заниматься исследовательской деятельностью, но высшую степень удовлетворения получаю только когда удается помочь человеку раскрыть свои способности. Используя спортивные аналогии, мне приятнее не самому забить гол, а дать товарищу по команде удачный пас. Поэтому мне так нравится и административная, и преподавательская работа. С некоторых пор я еще и заведую кафедрой в Техническом университете. А буквально на этой неделе у меня защищается очередной аспирант. Он подготовил диссертацию за время обучения в магистратуре и год аспирантуры. У нас в УрО это стало довольно распространенным явлением.
Стараюсь по возможности привлекать талантливых и целеустремленных ребят в систему Академии наук. Это уникальное образование со своим особым духом, атмосферой, которое необходимо сохранить (пусть при определенных  разумных реформах).

©РАН 2019