Гимн науке в Колонном зале

16.02.2015



Первая церемония награждения премией «За верность науке», прошедшая 10 февраля 2015 года в Колонном зале Дома Союзов, пожалуй, лучше всего описывается слегка измененной цитатой из Черномырдина «Хотели как лучше, но получилось очень помпезно». Новая премия была учреждена Министерством образования и науки РФ, и в короткие сроки оргкомитету нужно было всё делать с нуля – продумать экспертизу, систему голосования, номинации, да и сами награды.

Председателем оргкомитета выступил академик РАН, специалист в области информационных технологий и математического моделирования Александр Кулешов. В его состав также вошли научные журналисты Егор Быковский, Ольга Орлова, директор Департамента науки и технологий Сергей Салихов и директор Департамента информационной политики Анна Усачева. Консультантом оргкомитета и главным экспертом по голосованию выступил научный журналист Александр Сергеев.

В экспертный совет, внутри которого и происходило тайное голосование, вошло более 30 человек из числа известных ученых, популяризаторов науки, научных журналистов и общественных деятелей. Среди них – Михаил Гельфанд, Константин Сонин, Сергей Пархоменко, Сергей Попов, Владимир Сурдин, Дмитрий Горбунов и Константин Северинов. Лауреаты выявлялись экспертами методом рангового голосования.

Подготовка к церемонии началось с оживленных дискуссий о дресс-коде. От участников требовались платья в пол и смокинги (или черные костюмы). После дискуссий в соцсетях организаторы разрешили номинантам и гостям приходить в том, в чем они посчитают нужным. В итоге было много платьев средней длины и выходных костюмов, несколько смокингов и два десятка платьев в пол. Несколько просветителей не изменили себе и пришли одетыми в casual стиле, обычных брюках и рубашках.

Научные журналисты, пришедшие на церемонию, удивлялись количеству незнакомых молодых людей. Уже после церемонии оказалось, что на нее пригласили лауреатов грантов Президента России и премий Правительства РФ.

Торжественная церемония началась с исполнения оркестром «Новая Россия» премьеры «Гимна российской науки», написанного композитором Павлом Кармановым специально для церемонии. Как иллюстрация к красивой мелодии зрители могли видеть слайды с «ключевыми событиями и главными достижениями российской науки», как они виделись организаторам.

«Российские ученые при участии американских коллег впервые в истории синтезировали 117-1 элемент таблицы Менделеева – он включен в таблицу под временным названием Ununseptium», – гласил первый слайд.

«Результаты реформы РАН: Российская академия наук, Российская академия медицинских наук и Российская академия сельскохозяйственных наук стали единым центром координации фундаментальных исследований», – радостно сообщал другой. И это притом, что значимая часть научного сообщества, в том числе и председатель оргкомитета премии, академик Кулешов и палеонтолог Александр Марков, выступала против такой «механистичной» реформы РАН.

«Создан Научно-координационный Совет ФАНО России», – говорилось на третьем слайде, и это после нескольких месяцев требований ученых наконец его создать, да и рано говорить об успехе Совета, который еще не начал свою работу.

На четвертом слайде в качестве следствия «теперь Крым наш» рассказывалось о том, что крымские институты вступили в российский научно-технологический комплекс, создан Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского, а также Севастопольский государственный университет. О протестах двух старейших научных институтов Севастополя – Морского гидрофизического Института (МГИ) и Института биологии южных морей (ИнБЮМ) – против их захвата Институтом природно-технических систем (ИПТС, г. Сочи) не говорилось, естественно, ничего. Напомним, что коллективы двух институтов требуют исполнения указания Президента РФ от 3 апреля 2014 года (Пр-702), которое, как отмечается в их открытом письме, «предписывало закрепить все научные организации новых субъектов РФ в региональной собственности, с последующей передачей их в ведение ФАНО».

Далее, под плавные жесты балерин, шел слайд о том, что «в 2014 году российские научные организации приняли активное участие в проектах ЦЕРН. Исследования были посвящены изучению фундаментальных свойств материи, в течение прошлого года результаты исследований в ЦЕРН были представлены в 240 научных статьях и в 130 докладах на международных конференциях».

«Сотрудники совместной команды Института физики перспективных материалов УГАТУ и Лаборатории механики объемных наноматериалов СПбГУ обнаружили новый механизм упрочения наноматериалов – благодаря ему российские ученые и инженеры смогут создавать сверхпрочные металлические сплавы. Об открытии мы заявили на Международном конгрессе по наноматериалам, который прошел в МГУ», – процитировал еще один слайд профессора-«мегагрантника» Руслана Валиева.

«В рамках официального года науки Россия – ЕС были поддержаны 69 российско-европейских проектов с участием научных организаций из 15 стран Евросоюза. Финалом года науки стало определение нового статуса России в европейской программе «Горизонт 2020!», – гласила следующая картинка, обрамленная движениями белоснежных балерин.

«Более 800 российских ученых, студентов и аспирантов. Более 60 иностранных ученых и 23 стран мира приняли участие в первой международной научно-технической конференции “Наука будущего в Санкт-Петербурге”», – говорилось далее.

Еще один слайд повествовал об успехах программы мегагрантов, что «в 2014 году 160 новых научных лабораторий привлекли к сотрудничеству более 4000 ученых – признанных специалистов и исследователей со всего мира, включая трех лауреатов Нобелевской премии». Естественно, говорить на этом слайде о проблемах финансирования новых лабораторий и их дальнейшей судьбе места бы не хватило.

Заключительные слайды с ключевыми успехами 2014 года были такими:

- «…Более 600 научно-образовательных организаций получили доступ к эксклюзиовному контенту самых авторитетных, мировых профильных изданий, около 200 организаций стали обладателями лицензионной подписки на базы данных Web of Science и Scopus»;

- «Аспирант Института химии твердого тела Сибирского отделения РАН Денис Рычков получил международную премию Лудо Фревеля за научную работу по фундаментальной химии»;

- «95 российских научных организаций вошли в рейтинг Европейской научно-промышленной палаты и получили высокие оценки уровня исследований – от AAA до С. Наиболее весомыми показателями отмечены учреждения РАН и Государственные научные центры РФ». (Заметим, что собственно о научной популяризации, которой была посвящена премия, не говорилось ничего).

В самом начале церемонии министр Дмитрий Ливанов вручил специальную премию «За покровительство российской науке» основателю фонда «Династия» Дмитрию Борисовичу Зимину. Очень хотелось бы, чтобы министерство и другие государственные организации научились помогать науке так, как это делает Фонд Зимина. Эффективно, рачительно, с продуманной системой экспертизы, без бюрократических преград и барьеров. Зимин призвал министра способствовать тому, чтобы в календаре государственных праздников появился День просветителя. Уже несколько лет Фонд «Династия» проводит в середине ноября такой День лекциями просветителей в Москве и других городах страны.

Главная интрига вечера, пожалуй, заключалась в том, кто же станет популяризатором года. На премию в этой номинации экспертами были выдвинуты биоинформатик Михаил Гельфанд, палеонтолог Александр Марков, астрофизик Сергей Попов, астроном Владимир Сурдин, интернет-телеведущая Евгения Тимонова и астрофизик Борис Штерн. Александр Марков, получивший премию из рук главы ФАНО Михаила Котюкова, пожелал процветания нашей науке, чтобы «было что популяризировать».

Следующую номинацию присутствующие, наверное, не забудут никогда. Премию в номинации «За лучшее печатное СМИ о науке» должен был вручать глава Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы Олег Бочаров, но его в зале не оказалось. Ведущий церемонии, продюсер Федор Павлов-Андреевич мгновенно вышел из ситуации, попросив вручить награду министра Дмитрия Ливанова. Тот вышел на сцену с некоторыми колебаниями, наверняка, он уже знал, что награждать придется газету «Троицкий вариант-Наука».

В своей короткой речи ее главред Борис Штерн порадовался тому, что критикуемые вручают премию критикующим и пообещал критику не прекращать, хотя ситуация такого приятия критики создает возможность для того, чтобы критика была спокойной и конструктивной. Он отметил, что газета «не может обещать нести свет в широкие массы. Это не наш формат и для этого у нас нет ресурсов. Что мы можем обещать – это возделывать наш оазис, потихоньку пытаясь его расширить, чтобы на этом оазисе могли образовываться несанкционированные скопления мыслящих людей».

На премию в номинации «Лучший научно-популярный проект года» претендовали «Публичные лекции Полит.ру», но тайное голосование более, чем 30 экспертов выявило другого победителя. Им стал московский музей «Экспериментаниум». Представитель музея отметила, что они недавно переехали в новое здание у м. «Сокол» (Ленинградский просп., дом 80/11), это потребовало крайнего напряжения сил, почти все новогодние праздники сотрудники «Экспериментаниума» провели на работе. Впрочем, по итогам тайного голосования, о которых можно прочитать в статье Александра Костинского, наши лекции заняли третье место, уступив еще и лекциям Политехнического музея.

Премия «Лучшая телевизионная программа о науке» досталась программе «Academia» на телеканале «Культура». На награду в номинации «Лучший Интернет-проект о науке» претендовал помимо прочих проект «Диссернет», но эксперты отдали большинство голосов сайту «Постнаука». Антипремию за лженаучных программ в жесткой конкуренции с ТВ-3 и Общенациональной ассоциацией генетической безопасности получил телеканал Рен-ТВ.

Забавной придумкой организаторов церемонии был выход на сцену известных актеров, которые старались оживить сухие строчки из Большой советской энциклопедии, а затем переходили на поэзию. Ирине Мирошниченко досталось слово «атмосфера», а Валерий Баринов творчески оживил слово «оплодотворение». Кажется, впервые в Колонном зале Дома Союзов прозвучали слова про зиготу, сперматозоид, оплодотворение и отбор.

Легендарный Валентин Гафт прочитал два своих стихотворения. Александр Филиппенко артистично исполнил фрагмент о больших полушариях головного мозга и потом быстро перешел на стихи «Дело было вечером, делать было нечего. Медик резал и молчал, физик маятник качал».

Вечер завершился симфонической «Поэмой экстаза» Александра Скрябина и банкетом. Уже поздно вечером и на следующий день участники вечера стали обсуждать, имело ли смысл проводить столь помпезное мероприятие.

Как оказалось, на исполнение этого контракта Минобрнауки потратило 44 млн. рублей. Может быть, имело бы смысл сделать церемонию более скромной, камерной, но увеличить денежные эквиваленты призов? Газете «ТрВ-Наука», как и другим победителям, вручили сертификат в 75 тыс. рублей (пока непонятно, с налогами или без), и этого не хватит даже на месяц выпуска.

В конце декабря с карты российской популяризации из-за финансовых проблем исчезла «Наука в фокусе», в прошлом году научный отдел РИА Новости был ликвидирован вместе с ликвидацией этого агентства, в поисках стабильного заработка научные журналисты меняют профессию, становясь пресс-секретарями, и таких потерь немало.

Хотелось бы пожелать, чтобы премии «За верность науке» удалось сохранить и развить независимость экспертизы, чтобы стали более заметны региональные проекты (об этом говорил один из номинантов, организатор лекций в Новосибирске Александр Дубынин), чтобы премия стала аналогом «Просветителя», способствуя оживлению научной популяризации и научной журналистики.

«Если команда Ливанова уйдет, то что станет с премией?» – спросила я после церемонии у зам. министра Людмилы Огородовой. Ее мой вопрос поставил в тупик, но на него тут же ответил Михаил Гельфанд «Если команда Ливанова уйдет, то вручать премию будут уже другим», – заметил он.

НАТАЛИЯ ДЕМИНА, Полит.ру

©РАН 2019