Слияние или поглощение в Крыму

18.02.2015



Писатель Платон Беседин — об угрозе существованию старейших севастопольских научно-исследовательских институтов

Весной прошлого года, едва ли не сразу после речи Владимира Путина, заявившего, что «после тяжелого, длительного, изнурительного плавания Крым и Севастополь возвращаются в родную гавань», заговорили о том, как будет выглядеть это возвращение. Какие акценты расставить и какие приоритеты назначить?

Агентство стратегического развития, возглавляемое «народным мэром» Алексеем Чалым, в частности, провело опрос среди севастопольцев, выбравших основные направления. Одним из главных пунктов стало научно-техническое развитие Севастополя.

Ведь город не только моряков, но и прежде всего инженеров обладает уникальным потенциалом в данной сфере, доставшимся ему еще из царских и главным образом из советских времен. Это и человеческий, и материальный (научно-исследовательские институты, университеты, лаборатории, проектные центры, конструкторские бюро и т.д.) ресурсы. В руинах украинской независимости всё это, под стать общему пейзажу, пришло в полумертвое состояние. С наступлением в Севастополе российской эры город ждал позитивных изменений.

Президент Российской академии наук В.Е. Фортов, отмечая обширную сеть научных севастопольских предприятий, обратился с инициативой создания Крымского научного центра. В том числе речь шла и о двух ключевых черноморских институтах: Институте биологии южных морей им. А.О. Ковалевского (год основания 1871) и Морском гидрофизическом институте (1929). То есть о тех институтах, которые имеют колоссальное научное значение и в то же время наглядно иллюстрируют актуальную для Крыма мысль — «когда славное прошлое намного лучше тоскливого настоящего». В новом контексте необходимо было решить вопросы национализации, распределения имущественного комплекса, нормативного регламентирования, то есть, говоря простым языком, пристроить ИнБЮМ и МГИ в правильные руки, обеспечив их дальнейшее благоприятное развитие.

Включение их, как и других региональных научных организаций, в состав единого Крымского научного центра — такова была первоначальная задумка — противоречило российскому законодательству. Своим распоряжением Владимир Путин поручил закрепить их в региональной собственности с последующей передачей в ведение Федерального агентства научных организаций (ФАНО) России.

До начала 2015 года институты находились на муниципальном финансировании. Потом стало хуже: сотрудники перестали получать зарплату, о чем есть соответствующее обращение в прокуратуру. Начались брожения, волнения относительно будущего. Ведь большая часть поручений российского президента исполнена не была.

Чем занималось ФАНО, есть изогнутый, аки рыболовный крючок, вопрос. Не меньший вопрос есть предмет занятий самих севастопольских институтов. Суета началась только ближе к концу 2014 года. ФАНО, видимо, получило жесткую директиву более оперативно решать вопрос. И предложило самый быстрый, самый удобный для себя способ — передать ИнБЮМ и МГИ в ведомство сочинского Института природно-технических систем (ИПТС), возглавляемого Маратом Амирхановым.

Вот только с подобной инициативой не согласились коллективы севастопольских институтов, отреагировавшие сначала категорическим отказом, а после — митингами и протестами. С их слов, под угрозой находится само существование институтов, которые в случае плана, предложенного ФАНО и господином Амирхановым, окажутся лишь структурными подразделениями ИПТС, утратив самостоятельность.

В качестве альтернативы рассматривалось создание центра, объединившего бы все указанные институты. Соответствующий протокол был подписан директорами в начале сентября прошлого года. На этом всё. При этом севастопольские институты так и не получили соответствующих разрешений, закрепляющих их юридический статус в Российской Федерации. Необходимые документы зарегистрировал лишь руководитель ИПТС Марат Амирханов.

Это привело к абсолютному разногласию сторон. ФАНО настаивает на варианте вхождения севастопольских институтов в структуру ИПТС, а их коллективы данный вариант категорически отвергают, проводя протестные митинги, создавая оспаривающие документы, ища поддержки у муниципальной власти, сенаторов Совета Федерации Федерального собрания, депутатов Государственной думы.

Люди боятся, что ИПТС поглотит старейшие черноморские институты, которые в итоге перестанут существовать и как самостоятельные единицы, и как бренды. Для сравнения: сочинскому институту, решающему в общем-то не близкие МГИ и ИнБЮМу научные задачи, лет гораздо меньше. Гарантированы массовые сокращения, потому что новой структуре тысячный штат сотрудников, безусловно, не нужен.

Смущает севастопольских ученых и сама личность Марата Амирханова, являющегося, во-первых, доктором экономических наук, хотя речь идет исключительно о технических институтах, с научными работами по развитию рекреационных регионов и туризма, а во-вторых, его риелторская деятельность, которая, по их мнению, в будущей его работе может иметь доминантное значение, учитывая приморское расположение зданий.

Нельзя говорить, что в рядах ИнБЮМ и МГИ царят исключительно протестные, негативные по отношению к сочинским «варягам» настроения. Есть группа лиц, поддержавшая инициативы господина Амирханова. Те, кто выступает за слияние, обвиняют митингующих в косности и подчеркивают, что это лишь временная мера перед дальнейшим объединением в единый научный центр. Однако заявления на работу, по которым структура Амирханова выплачивает деньги, пишется в контексте вступления МГИ или ИнБЮМа в состав ИПТС.

Несогласные же с предложениями сотрудники севастопольских институтов, с их же слов, не хотят «сливать» институты, чей общий трудовой стаж превышает два столетия, а требуют независимости и присвоения юридического статуса с регистрацией в качестве федеральных государственных бюджетных учреждений, о которой, впрочем, они должны были позаботиться раньше. Нельзя сказать, что они в принципе против слияния с другими организациями: оптимальным им видится вариант объединения с Институтом океанологии имени П.П. Ширшова, имеющим близкую сферу научных интересов.

18 февраля назначено рассмотрение дела в суде. Городские власти предпочитают отмалчиваться, настраивая парус по ветру перемен, хотя 6 февраля губернатор Сергей Меняйло подписал указ о передаче имущества севастопольских институтов в распоряжение ИПТС. Правда, позже под давлением общественности данное распоряжение было приостановлено.

Ситуация со старейшими черноморскими институтами, как вирусная инфекция, вскрыла серьезные проблемы, существующие в научной сфере Севастополя как украинского, так и российского периода.

Ведь долгое время элитная часть сотрудников МГИ и ИнБЮМа, несмотря на скромные зарплаты, жила вполне терпимо, приобретая не только автомобили, красующиеся перед входом, но и недвижимость. Делалось это на западные гранты, в том числе и натовские. Кроме того, на данный момент первый этаж здания МГИ занимает стрип-клуб, аренда которого на 10 лет противоречит украинскому, а теперь уже и российскому законодательству.

Российский же период ознаменовался слиянием, поглощением и приглашением на места в севастопольские структуры «варягов» из других российских городов, часто не знающих местных реалий. Как сказал мне один из сотрудников: «Знаете, что самое обидное? Я вот начинал работать в советское время, потом был этот жуткий украинский этап, когда разруха, хаос и мы чужие. Справились, пережили. Вернулись домой. А теперь все мы вдруг можем закончиться. Как-то это неправильно, да?»

Известия

©РАН 2019