Дискуссия о Профсоюзе в связи с акцией РКК

22.08.2009



                                                                 Языком взбивая пену

В науке подтасовка результатов для подтверждения своего предположения, которому очень хочется придать форму безусловного постулата, считается делом недостойным. Почему же, поменяв стезю, ученый вдруг забывает об этических нормах, незыблемость которых в своей области не подвергал сомнению? Считает журналистику второй древнейшей? Тогда зачем занимается таким недостойным делом? Вопросы эти возникли у меня при знакомстве с опубликованными в газете «Троицкий вариант» №14 от 21 июля 2009 [1] статьями Михаила Гельфанда, заместителя директора Института передачи информации РАН. Поясню сущность своих претензий к этим материалам.

Начало статьи «Дрессированные профсоюзы» звучит так:

- Говорят, осенью состоится заседание президентского Совета но науке и технике, посвященное обсуждению работы Российской академии наук. Говорят, есть какой-то неблагоприятный для РАН доклад Счетной палаты. Говорят, еще какие то бумаги пишутся – и про РАН, и самой РАН. Никаких официальных сведений, конечно, нет – обычная борьба бульдогов под ковром.

Простим автору сомнительный в этическом плане терминологический ряд, используемый им в статье: «дрессированные», «бульдоги», очевидно, позаимствованной из его профессиональной сферы (М.Гельфанд - доктор биологических наук). Но вот категоричность: «нет никаких официальных сведений» - непростительна как любая нерадивость, поскольку сведений автор очевидно не искал. Иначе легко нашел бы, обратившись за справкой в свое отделение, Президиум РАН, Профсоюз РАН или к коллегам, руководителям академических организаций. Дело в том, что данный вопрос довольно детально обсуждался на состоявшемся 7 июля расширенном заседании Бюро Совета директоров. Вице-президент РАН В.В. Козлов вполне официально сообщил участникам встречи, которых было столько, что они не вместились в зал заседаний и слушали выступления в холле по трансляции, о намеченном на сентябрь заседании президентского Совета по науке, технологиям и образованию, в подготовке которого участвует РАН, и о выводах Счетной палаты по результатам проверки работы РАН в 2008 году. На этом мероприятии присутствовали руководители (или их заместители) из большинства институтов центральной части РАН. Стоит отметить, что упомянутые темы неоднократно обсуждались и до этого - на заседаниях Президиума РАН.

В большей части академических организаций проблемы, обсуждающиеся на заседаниях Президиума РАН, отделений, Совета директоров, докладываются на ученых советах и дирекциях. Никакой тайны из этой информации не делается, подписки о неразглашении никто не дает. И, если в Институте передачи информации дела с передачей информации обстоят худо, то это в полной мере проблема именно этого института, его руководства, в которое входит М.Гельфанд, да, в общем, и всего коллектива, который благодаря таким начальникам выпадает из общеакадемического информационного поля.

Наряду с искажением фактов в статье «Дрессированные профсоюзы» имеет место и их передергивание – классический прием, который позволяет нечистоплотному журналисту нужным образом настроить читателя, сообщив ему только ту информацию, которая «ложится в строку». Итак, для начала М.Гельфанд сообщает правдивые сведения: акцию протеста под лозунгом «Мобилизовать научно-технический потенциал России для преодоления экономического кризиса в стране!», которой, собственно, посвящен материал, организовал Российский координационный комитет профсоюзных организаций науки (РКК). А потом вдруг начинает называть РКК (ассоциацию, не имеющую статуса профсоюза и не связанную договорными обязательствами - отраслевыми соглашениями ни с какими работодателями, в том числе - с Президиумом РАН) «профсоюзом», укрепляя читателя в мысли о том, что под этим «ником» скрывается Профсоюз работников РАН. Для этого М.Гельфанд несколько раз повторяет тезис о наличии связи «пароксизмов активности» «профсоюза» с периодами «возникновения неприятностей» у «академического начальства».

Возможно, М. Гельфанд, не знает, что Профсоюз работников РАН не входит в РКК, и данную акцию лишь поддерживал. Установить этот факт ему, в принципе, ничего не стоило: председатель РКК А.С. Миронов во всех сообщениях об акции оставлял свои координаты. Однако, как было уже показано, в роли журналиста М.Гельфанд не затрудняет себя «лишней работой».

Но чего точно не мог не заметить автор – так это существенного отличия требований, заявленных РКК, и предложений Профсоюза РАН. Дело в том, что в статье М. Гельфанда есть ссылка на обращение профсоюза [2]. Понимая, однако, что мало кто воспользуется этой «наводкой» и станет «искать десять отличий», автор на чем свет стоит поносит документ РКК как «сочетание очевидно не реалистических и просто дурацких требований в комбинации с подчеркнутым невниманием к тому, что реально надо делать». При этом он не сообщает читателям, что Совет профсоюза РАН задолго до РКК предложил и направил властям свой, отдельный, пакет инициатив, который содержит и то, что «реально надо делать» в понимании М.Гельфанда, и многое другое, касающееся именно РАН (РКК, напомним, представляет разные научные структуры), а критикуемых М. Гельфандом пунктов как раз не содержит.

Вот так, «замесив и порубив» информацию на свой вкус, автор добивается нужного эффекта: негативного отношения и к Профсоюзу РАН, и к акции РКК. При этом видимость объективности соблюдена - ссылка на требования Профсоюза РАН имеется.

Этот же нехитрый прием М.Гельфанд применяет и в статье «Науки юноши питают…» Вкрапив в этот текст цитаты из И.Бродского, М.Гельфанд, видимо, почувствовал себя «немножко постмодернистом» (о, волшебная сила искусства!), и окончательно освободился из-под власти фактов, моральных запретов и границ.

Здесь главная мысль: советы молодых ученых (СМУ) – «пустые структуры, не имеющие содержательных задач», они насаждаются сверху и набираются в них никчемные люди. А вот и типичный пример – «одна из участниц молодежного круглого стола в Президиуме РАН». На ее выступление опять же дается ссылка. Теперь автор чист и считает себя вправе процитировать всего одну фразу, сказанную девушкой: «О нас должны думать, потому что иначе невозможно жить». Готово - не любезный его сердцу персонаж по уши в помоях, поскольку сразу за цитатой следует «вывод»: «Она немедленно была назначена председателем рабочей группы по организации СМУ в системе РАН и координации их деятельности».

Кто будет читать стенограмму и узнает, что до того, как попросить о помощи молодым ученым в решении административных вопросов (выхваченная из контекста фраза именно об этом), девушка внесла несколько толковых предложений по налаживанию системы СМУ в РАН? Вряд ли такие найдутся. И уж точно никто не станет докапываться, что, на самом деле, она председатель успешно работающего СМУ, отнюдь не насажденного сверху и решающего многие вопросы жизни молодых ученых своего НИИ, да еще один из лидеров Российского СМУ.

Цель достигнута – опорочено и движение, и его «типичный представитель». Как видно из статьи «Науки юноши питают…» и других выступлений М. Гельфанда в СМИ, он позиционирует себя как защитник интересов научной молодежи. Видимо, защищать он готов только тех, кто соответствует его идеалу. Подвергшаяся критике девушка никак не соответствует: на круглом столе она позволила себе не согласиться с тезисом гуру-Гельфанда, что в науке «каждый сам за себя». Заявила, что в одиночку все проблемы не решишь, надо объединяться, и вообще - надоел сплошной пессимизм «куда не придешь». Не за это ли обрушился на нее любитель порассуждать о необходимости ротации руководства РАН, на смену которому должны прийти молодые таланты?

Но кто же, интересно знать, вот так с ходу посадит сегодняшних молодых за рычаги? Для начала им нужно узнать, чем живет их организация, как она финансируется и управляется. Поколение М.Гельфанда эту школу жизни проходило на комсомольской, профсоюзной и партийной работе. Сейчас «уроки вождения» молодежь может получить в таких сохранившихся официальных общественных структурах, как СМУ и профсоюз. И, кстати сказать, получает: в тех институтах РАН, где эти организации сильны и авторитетны. Может, и самому М.Гельфанду, и газете «Троицкий вариант» стоит присмотреться к этому опыту?

Все зависит, конечно, от того, какие задачи они решают. Если любыми путями привлечь внимание к изданию, чтобы не потерять поддержку спонсора, тогда продемонстрированные здесь методы - вполне эффективный вариант действий. Если цели другие, редактору газеты стоит тщательнее работать с авторами, сводя к минимуму субъективизм, следя за достоверностью приводимых сведений. Вот, кстати, еще один пример из статьи о питающихся юношами науках.

«Запущена и кое-как работает программа жилищных сертификатов РАН – московская программа «Молодой семье – доступное жилье», - пишет М. Гельфанд. Надо думать, две разные программы – федеральную и городскую – автор объединил не случайно. Так ему было нужно, чтобы доказать постулат: «в первых рядах (получающих жилье) часто оказываются разного рода общественные деятели». Пример берется из московской программы – квартиру получил член объединенного профсоюзного комитета МГУ. Но поскольку все заранее слито в один флакон, программа жилищных сертификатов РАН тоже «замазана». К ней, видимо, относится и еще одно общее разоблачение: «в критериях для участия в этих ни слова не сказано о научных достижениях претендентов». Но позвольте - согласно постановлению Президиума РАН в академической программе определение этих критериев, равно как и принятие решений об участии в программе конкретных молодых ученых, должны были принимать отделения РАН вместе со входящими в их состав институтами.

И вот с этого места, как говорится, поподробнее. Хотелось бы знать, как обстоят дела в Вашем отделении Михаил Сергеевич: неужели действительно в принятом им положении «ни слова не сказано о научных достижениях»? Где же тогда Вы были как руководитель одного из институтов? На этот вопрос, а также еще на один, заданный М.Гельфанду в ходе круглого стола, очень хотелось бы получить ответ по существу. Суть вопроса: распределяется ли бюджетное финансирование между лабораториями Института передачи информации РАН с учетом формальных показателей их работы? Именно на таком, конкурсном, варианте распределения средств в пределах РАН постоянно настаивает М.Гельфанд. Профсоюз готов способствовать распространению опыта этой работы, накопленного передовыми научными коллективами РАН.

Надежда Волчкова, член Совета профсоюза РАН

[1] http://trv.nauchnik.ru/33N.pdf

[2] www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=5d1b18d6-c013-4247-8cf0-be5abd0b721d#content

Заголовок является цитатой из стихотворения Иосифа Бродского «Представление»

 

©РАН 2019